ГОЛЕМ

23. Финал. Отзывы Парфенова М. С.

20 декабря 2016 г.
Конкурс «Чёртова дюжина 2016»

Прежде чем перейти к рассказам, хочу поприветствовать всех участников и высказать общие впечатления.

В этот раз я хотел побыть среди участников. На самом деле рассказ «Снежки», прошедший отбор в антологию «Самая страшная книга 2017», я первоначально думал заслать на ЧД этого сезона. Не стал этого делать потому, что уже после написания посмотрел кино «Бойскауты против зомби», где имелся эпизод, чуточку смахивающий на одну из сцен рассказа. Памятуя о том, что когда-то говорилось про участвовавший в ЧД рассказ «Мост» (ну, что это плагиат на рассказ «Троллев мост» Геймана), от идеи участия в конкурсе со «Снежками» я тогда отказался. Понадеялся, что напишу что-то хорошее для ЧД позднее.

Увы, не написал, так как был занят большую часть года, а с месяц-другой назад свалилась и литературная работа по редактированию ранее написанных текстов, так что в этот раз я пропускаю не только ЧД, но и, скорее всего, отбор в ССК 2018. И, должен сказать, что об этом своем решении (отправить «Снежки» в ССК 2017, а не на ЧД) я в итоге все-таки немного жалею. Потому что в этот раз финалисты ЧД меня лично не порадовали.

Как автор я, получается, участвовал в ЧД лишь однажды, в заходе 14-го года. Зато как судья уже в третий раз здесь гощю. Поскольку ЧД — тот конкурс, где мне реально хочется добиться успеха, то постараюсь к следующему конкурсу что-то стоящее подготовить. Как ветеран судейской части, вынужден отметить: в прошлых финалах ярких клевых хоррор-рассказов было больше.

В первой «дюжине» были «Таймер» Матюхина, «Снегурочка» и «Среди дождя» Кожина, «Куш» Газизова, «Грешница» Кабира. Да и такие тексты, как «Вечером они смотрели телик» и «Яблоневый флёр горячего железа» запомнились определенной своеобычностью.

В дюжине 14-го года были «Ветки», «Свиньи» и «Нечистые» Подольского, «Мама» и «Несвятая вода» неизвестных мне авторов (кстати, с автором «Несвятой воды» хотелось бы выйти на связь по делам антоложным, буду благодарен вам, друзья, за помощь в этом вопросе), любопытный «Теперь так будет всегда» Гелприна, не лишенный изящества «Восхищение» Матюхина. «Вольк» Кожина и «В башне» Кабира тоже запомнились, как и другие тексты.

Наконец, в дюжине года 15-го был вкуснейший «Костяной» Провоторова, милые «Черви» Кабира и его же (в соавторстве с Костюкевичем) крепкая «Крапива». Что-то свое имелось в не совсем удачных рассказах «Импи», «Еще один, последний», «Мертвец» Рэйн, «Сега Мега Драйв», «Возвращение», «Осторожно, папа, там мертвец!». Но уже там проскакивало что-то достаточно банальное и безынтересное («Бесы Бережного», «Высота», да, пожалуй, и «Улыбка» Гелприна).

Сейчас коллеги пишут, что в этом году уровень ЧД вырос. Не готов с этим согласиться. Конечно, смотря с чем сравнивать. Конечно, смотря кто будет сравнивать. Мое мнение: в этом году много узнаваемого, много каких-то повторов и (предположу) самоповторов. Ощущаю проблемы с яркостью, самобытностью. Само по себе не страшно, но, увы, есть проблемы и с, собственно, хоррором, так как тоже — не страшно, только уже в прямом, плохом смысле.

Ну и традиционно не обошлось без пары-тройки текстов, которые хрен-его-знает как попали в финал. Надеюсь, в следующем сезоне смогу поучаствовать как автор не только я, но и коллеги Кожин, Подольский, Провоторов и другие, кто пропускал этот заход, что, пожалуй, на пользу конкурсу все-таки не пошло. Талантливые авторы у нас есть, новые тоже появляются, но все ж не в таком количестве, чтобы от не-участия этих ребят отбор ничего не терял.

Кстати же. Кажется, авторов многих текстов я узнал. Свои предположения в обзоре, где это можно, тоже выскажу.

И сразу предупреждаю, что в этом обзоре я побуду «плохим» полицейским. То есть, в отличие от коллег, которые что-то хорошее нашли в каких-то не идеальных текстах, я буду сечь. К моему сожалению, есть за что.

Сейчас я в первую очередь оцениваю конкурсные тексты с точки зрения того, мог бы или нет тот или иной рассказ украсить ту или иную антологию, войти в авторский сборник, то есть смотрю насколько он: а) в принципе публикабелен; б) насколько он хорош литературно; и в) насколько он хорош как литература ужасов. Об этом тоже будут ремарки в обзоре.

Ну-с, начнем.

Большая и маленькая

С одной стороны, написано ладным языком, автор с литературой дружит. Молодец. Есть и недурная хоррор-сцена. Еще раз молодец автор. Самобытность здесь тоже присутствует. Трижды молодец.

С другой стороны, повествование для формата рассказа несколько переусложнено — а ради чего? Ради литературности самой по себе, как мне кажется. Потеряла бы эта история, уменьши автор число персонажей, сократи ряд деталей, вырежи некоторые диалоги и сцены? Ограничься подачей с какой-то одной точки зрения? Пожалуй, нет. По крайней мере, я не вижу для этой истории необходимости в отдельных авторских упражнениях. А видится мне некоторое самолюбование, выпендреж. Присутствует еще и перебор, как мне думается, с чернухой, которая здесь не имеет отношения к хоррору.

Предположу, что автором рассказа может оказаться Ольга Рэйн. Я, правда, у Ольги читал не так много произведений, но улавливаю какие-то общие черты: «выпендрежность», «модные» феминизм и модерновость, какая-то фиксация на теме секса. Все это я наблюдаю в каждом или почти каждом рассказе Ольги — даже в тех, где этого не требует сама история. Наверное, тут можно говорить об авторском стиле. А еще, помнится, в «Мертвеце» я приметил некоторую небрежность, проскакивающую у автора, вот и в этом рассказе тоже ее вижу.

Тем не менее в целом уровень рассказа достаточно высок и в моем топе ему найдется место в первой пятерке.

Ватажник

Если кто-то скажет мне, что ЧД в этом году перестала быть конкурсом хоррора, я отвечу «да-ну-нах», потому что ЧД это ЧД, ЧД и хоррор вещи неразделимые, чтобы там ни было прописано или не прописано в правилах. Просто у каждого свои понятия о границах жанра, так что какие-то рассказы могут иметь отношение к хоррору даже если кто-то считает иначе.

«Ватажник» отношения к хоррору все-таки НЕ имеет. Это фэнтези, чуточку «темное», но далеко не той мере, как темны нагоняющий жути «Костяной» или лучшие историко-фэнтезийные ужасы от Дмитрия Тихонова («Ряженый», «Беспросветные», «Трапеза»). Не в той мере, чтобы рассматривать этот рассказ как хоррор.

Ну да, здесь есть некие чудовища, но здесь это не вызывающие ужас монстры, а более-менее стандартные мифологические существа — кентавры всякие, псоглавцы и прочая. Но разве автор уделил внимание тому, чтобы что-то нас пугало? Да нет, он и основному конфликту рассказа внимания особого не уделял, сосредоточившись в первую очередь на том, чтобы расписать выдуманный им мир, где люди уживаются с «полулюдьми»: тому, какие у разных рас и племен взаимоотношения; как они сотрудничают между собой; кто с кем заключает союзы; кто кому и кого продает в рабство, с какими целями.

В итоге все сводится к простой мысли о том, что «главное чудовище это человек» (причем опытный читатель об этом догадается задолго до финала). Мораль годная, эффектная, я и сам к ней не раз обращался в рассказах. Но городить целый мир и кучу рас ради того, чтобы еще раз сказать вот это?.. Понятно, что автор пытался обыграть (да и обыграл, что есть то есть) тематику «люди и монстры», но вышло как-то чересчур, гора родила мышь. В том плане, что мощного эффекта итоговое моралитэ не производит, а сколько времени потрачено на пути к нему.

Зато написано грамотным, литературным языком без каких-либо заметных «косяков». Потому в самый-самый конец моего топа этот рассказ не попадает — есть гораздо хуже.

Двудушница

Я читал все рассказы в том же порядке, в котором они и в обзоре следуют, за редким исключением. И когда я понял, что «Двудушница» тоже имеет историко-фэнтезийные корни, как и «Большая и маленькая» с «Ватажником», то едва ли не застонал. Я все понимаю, «Костяной» произвел впечатление на многих, многим нравятся вещи, устремленные в прошлые эпохи и так далее, но, авторы, етить-колотить, это уже становится банально. Черт подери, дайте нам, читателям что-то, что близко нам. Если кто-то не в курсе, то в хорроре это целый большой и великолепный пласт, на ниве которого ударно потрудился Король и многие другие авторы. Где рассказы такого сорта?..

Из всех же «фэнтезийных» (либо «исторических», как кому больше нравится) финалистов (а к ним относятся еще два рассказа, помимо помянутых!) «Двудушница» - лучший. Написан хорошо, крепкой рукой, без выпендрежа (хотя местами проскакивают словосочетания-штампы), атмосферен, имеется два ярких и страшных монстра — ведьма и ее «миньон». Здесь мы имеем как раз «темное» фэнтези с должной долей хоррора, не в пример «Ватажнику». Сам сюжет тоже довольно интересен.

В общем, рассказ хорош и вполне годится для публикации. Но без ложки дегтя не обойдусь и по части этого произведения.

Возможно, все дело как раз в неписанных канонах «темного фэнтези», но герой рассказа живо напоминает Люта из «Костяного». Схожий типаж. Речи о плагиате, разумеется, не идет, но аллюзии, надеюсь, понятны: и там и там есть некий мрачный герой-антигерой, и там и там есть монстры, и там и там есть ведьмы. Вот почему у меня остается впечатление вторичности.

Но не только поэтому. Мне кажется, что автором рассказа является Дмитрий Тихонов. Дмитрию вообще удаются истории такого рода. Но вот этот рассказ в чем-то схож и с относительно недавней «Гарью» Тихонова. Вне зависимости от того, самоповтор тут имеет место или просто нечаянное совпадение, ощущение вторичности у меня от этого только усилилось. Увы.

За что мне всё это

А вот и первый хоррор из серии «бытовых». Имею в виду произведения, в которых действуют более-менее современные нам персонажи в более-менее современных и привычных нам реалиях, в которых эти персонажи и сталкиваются с чем-то Необычным. И сразу проблемы.

Проблемы с логикой: про образ Али все всё уже сказали, это действительно самая яркая нестыковка. Даже если автор и не утверждал, что его героя преследуют призраки, один хрен — он не утверждал и обратного, объяснить эти явления иначе нельзя, а тогда сцена, в которой Алю видят пассажиры метро, а потом еще и полицейские «под грязны рученьки» выводят, воспринимается как наглый обман читателя или как большущий «косяк» автора. Вроде как сначала писал не о призраках, но когда придумывал финал, не нашел, как иначе объяснить суть происходящих событий.

Ситуация вроде бы должна быть страшна, но такого впечатления не производит. Почему? Видимо, из-за того, что сложно как-то сопереживать герою, который мало того, что мудак, так еще и мудак-нытик. Женщины героя тоже симпатий не вызывают ровным счетом никаких, они поголовно либо дуры, либо омерзительны, как Аля, так что их тоже не жалко.

По тексту имеются и другие огрехи, так что высоко его оценить не могу. Хотя что-то в задумке есть, но до ума не доведено, какое-то зерно присутствует, но всходов не дало. Где-то такое могут опубликовать, но я бы в свои антологии не взял.

Костоправы

Один из наиболее цельных рассказов финала. Здесь, в отличие от предыдущего, все, в принципе, ладно скроено и работает как надо. И мат, в общем-то, уместен, речь персонажей по-настоящему живая. Вообще читать было интересно, местами весело, хоррор-сцены тоже недурны, финальная развязка достаточно симпатична, порадовал и мотив раздвоения личности — лично я такое люблю, мне интересна психология в литературе ужасов.

Минус реализации, на мой взгляд, заключается в том, что, во-первых, мне сложно представить какого-то мафиози, который взял бы на работу чувака с раздвоением личности.

Во-вторых, я не уверен, что автор хорошо нам показал это самое раздвоение. Разговоры со своей второй личностью в духе «ты меня пока не отключай, мне посмотреть надо» кажутся крайне сомнительными. Все-таки это психический недуг, который не шибко поддается контролю.

В-третьих, хотя сам мотив и обыгран вполне нормально, я думаю, что рассказ производил бы куда большее впечатление, если бы раздвоение личности оставалось бы скрыто от читателя вплоть до финала. Здесь я вижу упущенную возможность ввести мощный оригинальный финальный твист.

Но в целом мне понравилось и, думаю, рассказ можно публиковать. Только изрядное количество матерных слов придется менять на грубые, но не матерные аналоги, чтобы книга не получила ценз «18+». Это не так сложно, ведь существует определенный набор слов и словечек, которые как раз на «18+» и наводят, и которые можно заменить, не теряя эффекта. Ну, к примеру, «бл..ь» на «падла».

Маленький нежный бог

Это слабый, плохой рассказ. Возможно, написан не шибко опытным автором из тех, кого обозначают как «МТА». Текст никудышный прежде всего литературно, так что хоррор-составляющая, даже если бы она была сама по себе хороша (а она не то, чтоб плоха, но и не хороша, она довольно посредственна и банальна), уже не спасла бы.

Нет, я, само собой, читал и куда более слабые вещички. Но и такого уровня тексты для меня не редкость: поверьте, каждый второй МТА, который стучится в личку и просит глянуть что-нибудь, пишет примерно так и с такими недостатками.

С какими конкретно? Ну, например, с первостатейным пафосом, выспренностью стиля.

Ну, например, с претензией на притчевость, что выражается в отсутствии конкретики: есть некая «война» и некий «город», но автор не считает нужным пояснять о каком городе, какой войне, каком хотя бы времени идет речь, ему лень заморачиваться такими моментами — ведь главное «великий смысл». В чьих-то глазах, как и в глазах автора, это может показаться оригинальным, но на самом деле, повторю, так чуть ли не каждый второй начинающий автор пишет.

Ну, например, со слабым словарным запасом у автора, что приводит к частым повторам одних и тех же слов и выражений.

Ну, например, с неумелым использованием одних и тех же приемов, которые автор вроде как освоил, но на самом деле работает с ними топорно. Скажем, стремясь разжалобить читателя, автор грешит построением предложений по типу (далее не цитата, а набросок того, с чем я сталкивался по тексту постоянно) «она кинулась к нему, дорогому своему, единственному, долгожданному, обняла, прижала к груди, залила горючими слезами, оглаживала его любимую, драгоценную голову». Вот эти вот повторы, перечисления действий, эмоций — все это хорошо, когда в меру и когда разбавлено, а не когда настолько однообразно, утрировано, чрезмерно.

В этом финале есть рассказ «Ю», о котором я еще напишу. Так вот, автор «Ю» подобными приемами умеет пользоваться не в пример лучше. Так что автору «Маленького нежного бога» я бы рекомендовал поучиться.

Ненастоящий дядя

Поначалу этот рассказ мне нравился больше, чем предыдущие. Но чем больше рассказов я читал, чем больше думал об этом рассказе, пытаясь как-то объективно его оценить, тем меньше он у меня вызывал симпатий. В итоге я, конечно, не был разочарован донельзя, сильные стороны этого текста остались при нем, но стали заметны и недостатки. В том числе достаточно «жирные», чтобы испортить общее впечатление и поставить «дядю» ниже иных, не грешащих подобным, рассказов в топе.

Главные плюсы рассказа: есть идея, есть интрига, есть образы, в целом неплохо (не «идеально», не «великолепно», но «не плохо») написано. За идею, основной конфликт — большой плюс. Автор — молодец.

Реализация подкачала: после добротного начала мы получаем несколько провисающую середину и довольно невнятный, слабый финал, а ведь имели основания ждать какой-то неожиданной, сильной развязки. Автор нам такие надежды давал, в частности, заявленным мотивом «знакомства» сына главгероя с «дядей» - увы, мотив был заявлен громко, но завершен ровным счетом ничем. Была надежда и на то, что какие-то из развешенных по сюжету чеховских «ружей» как-нибудь выстрелят, что, допустим, герой в конце останется каким-то призраком (раз уже оных кто-то там видел в развалинах), что еще что-то как-то будет обыграно. Но нет. Сложилось впечатление, что к написанию текста автор приступал, имея в голове идею и понимание развития сюжетного конфликта, но не понимая того, чем все должно в итоге закончится. Потом, пока писал, ничего толкового не придумал и в итоге ничем и закончил.

Возможно, автор рассказа — Дмитрий Костюкевич. Тут и по тексту есть определенные географические стыковки, и гуляния героя с сыном, сдается мне, основаны на личном опыте. Ну и у рассказов Дмитрия порой бывают такие недостатки, когда идея в наличии есть, но что-то не так с развитием истории.

Пепел

Еще один мой фаворит по ходу чтения. Мне нравится, как это написано, нравится финал. Чувствую, что автор имеет весьма интересный, я бы сказал поэтический слог, поэтому я бы сделал ставку на то, что этого автора зовут Максим Кабир. Тут и свойственные Кабиру траблы с «ться/тся». Тут и интересная, как мне кажется, лично для него тематика — уже встречались у него в прозе и стихах отсылки к Второй Мировой и гитлеризму. Тут и яркая образность, и общая какая-то воздушность, бойкость, мелодичность стиля. Ну, серьезно, все эти «рука пружинит» и тому подобные моменты — они спорны, но у меня глаз за них ни разу не зацепился, не было эффекта как от просто корявой фразы типа «скосила голову набок», было ощущение сознательного использования, летучей метафоричности, на которую способны поэты.

Тем не менее, я признаю, что руки все-таки не «пружинят». То есть, как минимум, в рассказе есть спорные сугубо текстуальные моменты. Мне их наличие не кажется «смертельным» огрехом, это может и не огрех даже, но сам факт их спорности — его просто так не отбросишь.

Еще один минус, снова достаточно субъективный и условный — заезжена все-таки тема гитлеровской Германии, нацистов, тоталитаризма донельзя. Читать-то по-прежнему интересно, но сказать тут что-то свежее сложно. Автор, конечно, постарался, надо отдать ему должное. И место действия выбрал нестандартное, и персонажа. Но сам бэкграунд, предыстория истории — было, было, было.

Но мне понравилось (не до восторга, но понравилось), так что в моей табели о рангах место рассказ занимает высокое. Все эти мои придирки скорее — оправдания того, почему у рассказа не САМОЕ высокое место.

С такой стороны жизнь знакома только отожравшимся на трупах крысам

Наряду с «Маленьким нежным богом» второй рассказ, чье присутствие в финале для меня удивительно. Еще более слабый. Да что там слабый, давайте без обиняков — просто хреновый. Худший из финалистов. Понятно, почему за него кто-то мог отдавать голоса. Непостижимо, как он не то что в финал попал, но как до полуфинала доплыл.

И дело не только и не столько в том позорище, который творится здесь с пунктуацией. Хотя это действительно ПОЗОР. Я хотел сначала написать, что авторам должно быть стыдно присылать на ЛИТЕРАТУРНЫЕ конкурсы настолько слабые тексты, но потом подумал, что ведь далеко не каждый пишущий «автор», в принципе, бывает грамотен. То есть многие тупо не видят, не осознают того ужаса (в худшем смысле слова), который у них творится. Естественно, этим людям не стыдно и не будет стыдно…

Но мне как судье, как пишущему человеку, стыдно за текст, в котором ритм настолько безумно рандомен, что его просто физически сложно читать. Да, мы все люди. Бывает, и корректоры, которым за это зарплаты платят, пропускают в печать ошибки. И сами мы ошибаемся, даже лучшие из нас. Но чтобы вот так, в таком количестве… Это ужасно.

Однако, повторюсь, дело не только и не столько в пунктуации. Подобно автору «бога», здесь мы тоже имеем массу литературных недостатков, в чем-то родственных даже. Хотя почему «даже»? Неопытность авторов часто приводит к схожим проблемам. Языковая бедность выливается в многочисленные повторы. В одном из абзацев этой длинной «телеги» (пардон, «корабля») слово «волосы» употреблено раз шесть, и в нем же раза четыре «пепельные» и раза три «белые».

Слабое владение языковым инструментарием, помноженное на желание «показать себя», приводит к излишнему пафосу, переусложненным до нелепости конструкциям, шаблонным фразам, чрезмерному нагнетанию. Только если автор «бога» безвкусно и однообразно «выжимал слезу», то автор «крыс» столь же безвкусно и однообразно расписывает что-то мерзкое, тошнотворное, как бы пугающее (на самом деле нет).

Маленький плюс поставлю, наверное, за знакомство автора с классикой. «Корабль дураков» произведение знаковое (на самом деле это даже целый ряд произведений, но я говорю о поэме Бранта, 14-й век), здесь получилось достаточно оригинально обыграно. Ну или стоит похвалить фантазию автора, если про поэму эту он не слыхал, а аллюзия случайна.

На этом плюсы заканчиваются.

Мало того, что автор безбожно наворотил в одну кучу столько всего, что вообще тут незачем, не имеет значения, не нужно (ведьма на мачте, сумасшедшие и маньяки, прокаженные, матросня, виселицы, призраки убитых, призраки-плакальщицы… стоп, автор, остановись, куда ты все валишь в кучу, ведь она от этого становится кучей дерьма!).

Мало того, что вновь мы имеем некую «типа притчу», в которой вроде как, с одной стороны, обстановка какого-то европейского дикого средневековья, а с другой — имена Сеногной и прочие «Боромиры».

Мало того, что логика хромает (как вариант — я ее не смог уловить, продираясь через сумасшедшую, лишенную смысла аритмичность).

Много, как много слов автор тратит на то, чтобы расписать и то, и это, и третье, и пятое, и десятое, а «картинки» не возникает совсем. Вот читаешь настоящих мастеров (Симмонс, Кинг, другие) — и буквально ВИДИШЬ, что происходит, видишь внутренним взором яркие, живые сцены, а тут — ни черта не видишь, кроме констатации каких-то малопонятных действий. Не вырисовывается образ, не складывается картинка. Из текста ясно, что плывет корабль, что там есть палуба и трюм, но в уме не видишь этот корабль. Вот кто-нибудь из тех, кто читал это, может мне сказать, КАК выглядит сие судно?.. Какого оно размера, сколько там мачт, имеются ли весла, пушки, чем там занимаются матросы кроме того, что при случае трахают невменяемых пассажирок?.. Автор много пишет о том, что в воде под кораблем какие-то руки каких-то мертвецов — яркий вроде бы образ-то! - но НЕ ВИДИШЬ их, хоть убей. Если только заставить самого себя придумать, как это выглядит со стороны.

Почему так получается? Да все потому же: не умеет автор писать, узок арсенал его литературных навыков.

Снафф

Такое ощущение, что где-то уже читал. Дежа вю. Может, присылали в личку когда-то, не упомню. Были прям вот очень знакомые моменты — с ногтями, в частности. Смутное ощущение, что сейчас текст более вычитан. Может, и ошибаюсь. Дежа вю.

Вроде как история есть, вроде как на занятную тему, вроде как и сюжет в наличии, и развитие какое-то характеров. Но все-таки не то, не шедевр. Думаю, сбой тут в части детализации. Автор подает все в виде рассказа главного героя — окей. Но это (а также, возможно, и ограничение по объемам конкурсное) у него приводит к несколько конспектативному, беглому пересказу о происходивших ранее событий. Не возникает эффект «погружения», потому что нам просто говорят о том, что было, но не рассказывают о том, КАК это было. И форма подачи здесь не является оправданием для автора. Из относительно недавно прочитанного в подобной форме написана повесть Кинга «1922». Там тоже рассказ от лица героя о том, что с ним было. Но там-то как раз эффект погружения достигнут образцово-показательный. Там-то как раз детали и детальки: запахи, пылинки, закаты и рассветы, ощущения. Там мы буквально переносимся в прошлое, живем в нем. А тут… Тут что-то где-то происходило, но мы даже не понимаем, какое, допустим, время года тогда было на дворе. Слишком, слишком сжато, как синопсис романа, а не живой текст. Не везде и всюду, конечно, но большей частью. И, признаться, из-за этого читать довольно скучно.

История напомнила «Улыбку» Майка Гелприна, да и грамотно написано, как обычно и пишет Майк. Так что предположу, что этот рассказ — его работа.

Химия

Снова слезовыжималка по своей сути. Хотя и хоррор есть, образ ведьмы в истинном ее обличии производит неплохое впечатление. Но я бы в «13 ведьм» не взял, даже если бы книга только готовилась.

С логикой как-то совсем не задалось. Да, автор может сказать, что поступки героя объясняются действующим на него колдовством, вот только это все — фигня. Чувак, как понятно из текста, ушел в армию, оставив на «гражданке» юную (и любимую!) жену с новорожденной дочерью. А по возвращении, спустя два-то года службы, он не к любимым своим спешит, а шпарит в Сочи бухать и сношать курортниц. И никакой злодейской магии нет, просто персонаж как человек гамно. И на протяжении всего рассказа (за исключением одного-единственного эпизода) он ведет себя не то что как мудак, но так, как себя, по-моему, даже мудаки не ведут.

С трудом вспоминает имя дочки — это нормально?..

Не замечает, что у его жены «желтые зрачки» - в течение пяти лет не замечает!

И так далее, и тому подобное, из-за чего слезовыжималка получается никудышной — этому идиоту, который тут в героях, сложно сочувствовать.

Хромает логика не только у центрального персонажа, но и у окружающих его. Бывшая жена, у которой ребенок помирает, почему-то живет в гостинице (почему? Зачем? Фигзнает).

Ведьма, которая так любит героя, по Европам почему-то без него разъезжает.

И да, за каким хреном она наслала порчу на его бывшую и ее дочь, я таки не понял. Видимо, просто потому, что она «злая». Она злая настолько, что жрет младенчиков, но при этом не может убить родичей своего мужа, а растягивает смерть девочки и ее мамы на годы. Логично?..

Нам расписывают бурную половую жизнь героя и его ведьмы, но при этом только к финалу выясняется, что над кроватью у них висело зеркало. Почему так? Главным образом потому, что автору понадобилось чем-то ударить героя по башке, и вот только тут он и придумал это зеркало, которое над кроватью, которое «от бабушки досталось». А бабка-то та еще затейница, видать, была...

Чуть погодя героя пробивает паралич (от того, что по голове зеркало стукнуло?..). Автор, в начале текста старавшийся (это заметно и это плохо, что такие старания заметны) следить за хронологией, в финале скатывается так, что семьдесят лет у него превращаются в сто.

Ну и так далее, и тому подобное. В общем, написано не бесталанно, но и не хорошо. Ниже среднего.

Шуудан

Не удивлюсь, если автор этого рассказа Елена Щетинина. Вижу сходство с ее историей «Карта памяти заполнена», вижу свойственное автору в стиле, приемах, проработке деталей. Но она может значительно лучше, как в «Лягушке» или тем паче в «Царском гостинце».

Также, как часто бывает у Елены, в итоге получился средний текст, не плохой, в чем-то занятный, хороший, крепкий, но не классный. Вот буквально во всем — и в языке, и в сюжете, в образах, где многое навеяно, кажется, «Крауч Эндом», «Лестницей Иакова», «Сайлент Хиллом». Тема марок раскрыта, тема монгольской нечисти — ну, в общем и целом, тоже. Но меня не оставляло ощущение вторичности, даром что тема монгольских верований, мягко говоря, не шибко затаскана.

В моем топе текст займет место где-то посерединке. Он, повторюсь, не плохой. Но как-то не «цепляет». Может быть, не хватает какой-то интриги (кстати, линия отношений героя и девушки осталась брошена без яркой развязки, а жаль). Может быть, что-то лишнее в нем есть. Может быть, слишком вторичны «пугающие» (потому и в кавычках, из-за вторичности) преображения окружающей героя реальности. Ну и, повторюсь, такое ощущение, что это какой-то сиквел рассказа «Карта памяти заполнена».

Ю

Вероятно, этот рассказ победит на конкурсе. Я готов сделать на это ставку, т. к. он написан лучше остальных. Вот чувствуется прям рука мастера — человека, который УМЕЕТ — учитесь, авторы многих других рассказов. Он трогает за живое, имеет смысл.

Не чистый хоррор, что да то да. Скорее тут ближе к саспенсу. Имеется намек на мистику, присутствует драма. В наличии, однако, маньяк и то, что у нас называют «мальчишечьи ужасы». Так что все-таки связи с жанром есть. И на том спасибо, так как (возвращаемся к сказанному в начале) в этот раз в финале туго было с классным чистым хоррором, пожелаю победы классному околохоррорному рассказу.

Недостатки, однако, имеются. Спорно, наверное, но мне кажется, что рассказ был бы куда сильнее как Литература, если бы автор закончил его реалистичнее — никакого маньяка так и не нашли, герой так и живет, страдая по своей потерянной любви. Жизненнее бы получилось. И оригинальнее, не так вторично. Ну да это вкусовщина, скорее.

Я думаю, что этот рассказ написал Александр Матюхин. Но очень надеюсь, что не он, а, допустим, Михаил Павлов или Николай Иванов. Потому что для Матюхина «Ю» это хороший, красивый… самоповтор. Потому что если это Матюхин, то он топчется, как автор, на месте, потому что «Ю», конечно же, во многом (да едва ли не во всем!) повторяет его же рассказ «Навсегда», где тоже девушку героя убивал маньяк, где тоже герой возвращался в родные края, где тоже «призрак» любимой с ним «разговаривал», где тоже было много ностальгии.

Александр Матюхин, по-моему, очень талантливый автор. Но — опять же, на мой взгляд! - ему удаются лучше всего два типа историй. Истории а ля «Ю» (если это его текст, конечно) и «Навсегда» и истории а ля «Таймер» или «Восхищение». Увы, это очень сильно его ограничивает, так как он ведь любит писать и о другом… а о другом получается не так классно. Но это не значит, конечно, что о другом писать не нужно. Нужно, видимо, просто чуть больше стараться, править, думать, корректировать, чтобы держать планку на вот таком высоком уровне.

Ну вот все и сказано. Подводя итоги, вижу, что не все так плохо, как мне казалось поначалу. Но — НО! - все равно не хватает свежести. И это заметно, правда? Как часто я говорил о том, что вот это похоже на то, а то на это. Но все равно интересно.

С любопытством буду теперь смотреть, угадал ли я кого-нибудь из авторов и если угадал, то кого.

Оставьте комментарий!

Старые комментарии будут перенесены в новую систему в скором времени. Не забудьте подписаться на DARKER - это бесплатно!

⇧ Наверх