ГОЛЕМ

29. Финал. Отзывы Евгения Колядинцева

22 декабря 2016 г.
Конкурс «Чёртова дюжина 2016»

Большая и маленькая

В самом начале повествования читательский взгляд «буксует» – не сразу удается понять, что же за герои такие обитают в каретном сарае, да и язык повествования не позволяет «разогнаться». Однако чуть позже именно эти две вещи начинают вызывать уважение к автору. Постепенное раскрытие сущности тех самых двух героев и характерный словарный запас наделяют историю особой, жуткой атмосферой. Жаль, что впоследствии из этой же самой атмосферы читателя выдергивает чрезмерная и неуместная (я бы даже сказал «инородная») жестокость, без которой рассказу явно было бы лучше.

Ватажник

Во второй половине «Ватажника» не может не смущать некое однообразие действия, когда главных героев раз за разом ждут одни и те же открытия. Ситуацию исправляет Дарен. С точки зрения структуры довольно странно, что перемена в нем происходит лишь в самом конце повествования. Но, с другой стороны, разве не этот ход преподносит читателю главный сюрприз?

Двудушница

В середине повествования искушенному читателю не составит труда догадаться, что ждет героев «Двудушницы» в финале. Впрочем, насколько я знаю, оригинальные сюжетные повороты не являются главным элементом подобных мрачных сказок. Ведь такие произведения призваны в первую очередь не удивлять читателя, а погружать его в свой мир. И тут все зависит от мастерства автора. А с мастерством у автора «Двудушницы» все в полном порядке. Об этом свидетельствует то, как легко ему удается заставить читателя сопереживать Ивару – герою, проникнуться сочувствием к которому изначально весьма трудно

За что мне все это

Как читатель, ты всегда чувствуешь себя вознагражденным, когда в конце произведения для тебя припрятали мощный сюжетный поворот. И вот с героя уже слетает маска, в которой он предстал в самом начале, а кусочки истории наконец-то складываются в единую картину. Автор рассказа «За что мне все это» знает, как вознаграждать читателя, и делает это с отменным чувством стиля и меры.

Костоправы

Крайне любопытный ход – схлестнуть в смертельной схватке человека с раздвоением личности и «монстра». Но после такого оригинального приема ты ждешь не менее оригинального завершения всей истории. Кто знает, может, оно бы и случилось, если бы автор дал своему рассказу еще страницу-другую.

Маленький нежный бог

Этот рассказ способен погрузить читателя в тот самый пронизывающий холод, описанный на его страницах. Он способен показать, какой ужасной и бессмысленно жестокой может быть война. И еще он способен дать читателю жуткий финал, который, тем не менее, очень хочется воспринимать как счастливый.

Ненастоящий дядя

Захватывающий, зловещий рассказ, читая который, невозможно не вспомнить произведения Стивена Кинга. Это вовсе не подражание, а принадлежность к определенному классу крепких, полных саспенса историй. Ужас в данном произведении достигается не за счет кровавых, натуралистичных сцен, а за счет вопросов, которые ты задаешь сам себе во время прочтения. Что, если «ненастоящий дядя» прав?... Единственное, чего очень не достает рассказу – финального твиста. Перевертыша. Потому что после прочтения задаешь себе уже другой вопрос – что, если бы в самом конце «ненастоящим дядей» стал бы уже главный герой?...

Пепел

«Пеплу» явно тесно на своих страницах. Он буквально требует перерасти в нечто большее. Минимум – в повесть. А в идеале – в роман и его экранизацию. Потому что очень жалко (и даже по-читательски обидно), что «Пепел» заканчивается так скоро после того, как переворачивает все с ног на голову и становится на порядок более захватывающим…

С такой стороны жизнь знакома только отожравшимся на трупах крысам

Атмосферный, гнетущий, проработанный в «декорациях» рассказ, которому не хватает проработанности в устройстве его собственного мира. Читатель легко поверит в самую фантастическую историю, если он будет понимать правила мира, в котором она развивается. А как раз подобных знаний мне и не хватило.

Снафф

В учебниках по сценарному мастерству говорится о том, что события в сюжете должны развиваться по «синусоиде». Причем по «синусоиде» с постоянно увеличивающейся амплитудой. Незначительное плохое событие – незначительное хорошее событие – плохое событие – хорошее событие – очень плохое событие – очень хорошее событие – катастрофа – триумф… Смена эмоций зрителя «раскачивает» его, помогает сопереживать героям, втягиваться в историю. В то же время, вариант «хорошее событие – отличное – превосходное» не работает. Зачем сопереживать герою, если у него и так все хорошо? Равно как не работает схема «все плохо – хуже и быть не может – нет, все-таки может!». Зритель не может плакать и страдать постоянно. Безусловно, рассказ – это не киносценарий. Правила здесь другие. Однако почему-то именно эта синусоида мне вспомнилась во время прочтения «Снаффа», в котором постепенное, беспросветное падение в ад главного героя усугубляется полным отсутствием какой-либо симпатии к нему.

Химия

С точки зрения сюжета рассказ замечателен… Но до чего же хочется изменить тон концовки! Как же хочется убрать все жуткие и кровавые «спецэффекты», которые автор оставил напоследок. Может, он переживал, что без них рассказ не станет хоррором, а останется мелодрамой? Хотя вряд ли. Допускаю, что автор с самого начала приберег подобный козырь напоследок, чтобы под конец произведения шокировать зрителя. Однако подобные жуткие аттракционы лишили произведение его недосказанности, его полутонов… Кому-то покажется странным, что весь мой отзыв на рассказ, который я ставлю на первое место, сводится к одному лишь сетованию. Однако причина этого проста – мне слишком понравилась «Химия», из-за чего я не могу вот так просто закрыть глаза на небольшое разочарование в конце.

Шуудан

Учитывая специфику жанра, я не рассчитывал, что какой-то из рассказов-финалистов меня развеселит. Однако у главного героя этого произведения (точнее, у его автора) отменное чувство юмора. Внутренний диалог Батагова – настоящее украшение этой жуткой истории. Не скажу, что она требует продолжения, так как открытый финал – весьма мудрое решение. Однако, на мой взгляд, подготовить почву для этого финала следовало чуть более основательно.

Ю

Нежный и трогательный, этот рассказ становится трагичным и разбивает сердце не только герою, но и читателю. И ни первому, ни второму его не удается собрать воедино на всем протяжении повествования. Конечно, случайная встреча повзрослевшего героя с маньяком не может не вызвать вопросы… Но, в конце концов, «Ю» - это история не о поисках зла. Это история о добре, искать которое герою не нужно, ведь оно – точнее, она – осталась с ним навсегда.

Оставьте комментарий!

Старые комментарии будут перенесены в новую систему в скором времени. Не забудьте подписаться на DARKER - это бесплатно!

⇧ Наверх