DARKER

онлайн журнал ужасов и мистики

ДО-РЕ-МИ...

…А ужасы здесь редкие

А зомби здесь тихие (антология)

Составитель: Игорь Минаков

Жанр: фантастика, хоррор

Издательство: Эксмо

Серия: Русская фантастика

Год издания: 2013

Похожие произведения:

  • «Зомби-апокалипсис» (антология, составитель Стивен Джонс)
  • Макс Брукс «Мировая война Z» (роман + экранизация)
  • «Когда мертвые оживут» (антология, составитель Джон Джозеф Адамс)

 А зомби здесь тихие

Выход сборника со столь многообещающим названием был приурочен к мировой премьере фильма по роману Макса Брукса «Мировая война Z», то есть к концу июня. Стоит ли любителю хоррора брать в руки эту книгу? Я постараюсь дать ответ, полагаясь на собственное чувство ужасного и фундаментальный труд Михаила Парфенова «Что такое хоррор». Таким образом, первый вопрос, которым задавалась пишущая эти строки при прочтении того или иного рассказа – хоррор ли это, было ли у автора намерение вызвать в читателе именно сладкое чувство ужаса? Сильная сторона любого межавторского сборника заключается в том, что в нем обычно можно обнаружить совершенно разные произведения и каждый, даже самый привередливый читатель сможет найти что-то на свой вкус – и в данном случае дела обстоят именно так. Для удобства изложения разобьем рассказы на условные группы: «советский хоррор», «славянский хоррор», «европейский хоррор» и тексты, которые сложно классифицировать.

Кто сказал, что ужасы могут быть только где-то там, где на кладбищах грустят готичные мраморные ангелы и негритянские барабаны зловеще гудят над болотами? Рассказов и повестей «советской» тематики в сборнике больше всего.

Повесть «Дождь над Ельцом» Н. Калиниченко обдает нас жутким обаянием страшной городской легенды. Поэтическая тяжеловесность описаний, затягивающая атмосферность старого дома – родового гнезда и родового же проклятья, и обычный советский мальчик, которому предстоит исправить ошибку, совершенную одним из его предков. Единственное, саму легенду можно было, думается, подать не целиком и не так прямолинейно.

Из «Третьей смены» А. Давыдовой мы можем узнать, кто работал на советских вертолетных заводах, крепил, так сказать, наш воздушный щит, а в рассказе Д. Зарубиной «Нужен мне работник» речь пойдет о молчаливых, дурно пахнущих коллегах городских работяг – но эти уже подвизались в сельской местности. Первый текст сделан добротно, но без огонька, а вот во втором мы находим и несчастную любовь, и битву за трудодни, и молодого энергичного зоотехника, обнаружившего в себе способности к некромантии – и очень вовремя, надо признать.

«Апановский инцидент» И. Вереснева, несмотря на явно научно-техническую подоплеку случившегося в жаркой казахстанской степи, обдает читателя ледяным ужасом, самым подлинным и вкусным, если можно так выразиться. Совершенно обычная, скучная и затертая в литературе и жизни история прибывшего на целину (почти что) студенческого стройотряда вдруг лопается, как скорлупа яйца, идет трещинами и превращается в неконтролируемый кошмар. Разрешается эта ситуация властями в полном соответствии с принятыми тогда правилами урегулирования конфликтов.

В рассказе Ю. Южной «У Маши есть барашек» мы имеем странную мертвую девочку в простой советской деревне. Девочка постепенно оживает, и к тому моменту, когда в деревне заканчиваются куры, вся она уже розовенькая и здоровенькая; но тут в деревню забредает любопытный журналист…

Славянский хоррор в антологии представлен рассказами «Листопад мортиарха» С. Игнатьева и «Железный дуб» В. Венгловского. Тут рецензент находится в непреодолимых сомнениях – не темное ли это фэнтези? «Листопад» вообще представляет собой разновидность плача Ярославны, в котором автор демонстрирует недюжинное знание российского раннего средневековья и представляет нам свое, оригинальное видение жития святого Александра Невского. «Железный дуб» начинается как залихватское фэнтези с казацким колоритом, а заканчивается фантастической ссорой Заказчика и Мастера.

К европейскому хоррору, то есть к такому, где действие происходит в условном антураже западноевропейского средневековья, можно отнести рассказ Н. Батхен «Белая королева» и повесть М. Гинзбург «Мертвецы и крысы». Рецензия на «Мертвецов и крыс» по понятным причинам доверена другому автору и вынесена отдельно чуть ниже. Что же до «Белой королевы», то мы оказываемся в Лондоне, давно и прочно захваченном лордами-зомби. Живые мертвецы чувствуют себя в столице Великобритании гораздо удобнее, чем живые люди. Тем приходится ютиться в гетто и, тайно собираясь в катакомбах, молиться о спасении. Впрочем, некоторые молитвами не ограничиваются и предпринимают активные действия, надеясь изменить жизнь к лучшему, а смерть сделать окончательной. Попытки смельчаков увенчиваются успехом, хотя события разворачиваются немного не так, как планировали Шарлотта Брэн и Джош, ее возлюбленный. С литературной точки зрения хотелось бы отметить избитость мотива «девственница спасает мир». У героини ведь есть не только девственность; автор дал ей и мозги, и твердый, смелый характер, и душу, но главной ценностью Шарлотты оказывается отвращение к мужчинам. Как-то скучно, признаться.

Далее у нас идет сборная солянка рассказов с самым различным антуражем.

«Корабль гурманов vs бетонный линкор» И. Минакова и М. Хорсуна. Здесь мы в первый и последний раз в антологии встречаемся с отвязными мертвецами, которые ведут боевые действия со всем остальным человечеством – и побеждают! Отблеск благородного безумия несомненно играет на стволах пушек линкора и высоком челе фон Шпеера. Смысловой перевертыш угадывается не сразу, но он приятен взгляду и убедительно подан. Рассказ, как следует из приведенного в конце рецепта, писался для сборника «Кулинарная книга апокалипсиса», которая, по слухам, выйдет в «Астрели» осенью, но пришелся вполне к месту и здесь.

«Уберзольдат Аненербе» В. Лазурина – крепкий образчик некробиомеханики. Возникает подозрение – возможно, ошибочное, – что повесть писалась для «Бестиариума». Ктулху протягивает свои щупальца из-за края реальности и проникает в мозг самых верных слуг фюрера, да и сами рейхсмаги вольно копошатся в извилинах подчиненных. Но воля к победе пересиливает все.

«Ледяная симфония» С. Волкова. Ну какая свадьба без баяна, какой сборник хоррор-тематики без ужаса, спящего во льдах Антарктиды? Несмотря на подробное научное объяснение появления зомби, пару раз мороз действительно продирает по коже; ну так и ведь «Чужой» не на сказках братьях Гримм основан.

И последний рассказ, который, на взгляд рецензента, имеет отношение к хоррору – «Посули мне все забыть» Е. Константинова. Константинов – известный автор рыбацких баек, один из его рассказов на эту тематику публиковался и в DARKER. В отличие от бессменного Гаврилы, который служил то хлебопеком, то милиционером, герои произведений Константинова всегда разные, но всегда и все происходит с ними на рыбалке. Стиль рассказа немного рваный, Чарусть [«мокрая и ласковая» гостья из воды, посещающая героя рассказа – Ред.] то излагает свои мысли в старославянской манере, то становится деловита и подробна, но в общем и целом весьма неплохо.

Таким образом, из двадцати восьми произведений, вошедших в состав сборника, отношение к хоррору имеют едва ли тринадцать. Все остальные выполнены в крепкой фантастической манере – здесь можно найти и типичный постапокалипсис, и добротную реваншизу про то, как бравый особист с одним наганом водил смелых бойцов на фашистские танки, и попытку киберпанка, и неплохую социальную фантастику. Но во всех перечисленных выше произведениях зомби (зувемби, биоты и т. д.) использованы лишь в качестве антуража. Разумеется, все эти произведения имеют и свои сильные стороны, и недостатки, но сами по себе они таковы, что мало годятся для анализа на виртуальных страницах DARKER.

 А теперь слово переходит к Дмитрию Тихонову…

Литература о зомби давно уже перестала быть густым нехоженым лесом, преобразившись в приятный парк, перевитый удобными ровными дорожками и тщательно утоптанными тропинками. Здесь автор без труда может довести читателя из точки А в точку Б, по пути демонстрируя привычные зрелища и предлагая стандартные развлечения. В этом, наверное, нет ничего особенно плохого – большинство из нас предпочитают спокойствие и предсказуемость как в жизни, так и в литературе.

Однако по сей день попадаются среди обывателей неутомимые искатели приключений, жадные до неизведанного. Таким тесно и скучно в светлом парке, им подавай непролазный бурелом, в котором легче легкого пропасть без вести. Автор, сворачивающий с проторенной дороги и ведущий своих читателей в чащу, всегда рискует – наверняка найдутся те, кому подобное не придется по душе, наверняка будут нытье и жалобы, угрозы и проклятья. Кто-то плюнет в сердцах и вернется на привычный маршрут, чтобы благополучно добраться до знакомого финала, а потом со спокойной совестью забыть о путешествии.

Однако у тех, кто останется и пойдет за автором до конца, есть шанс стать свидетелями небольшого, но настоящего чуда. Шанс не слишком большой, будем честны – отыскать чудо в исхоженном вдоль и поперек парке удается не всем и не всегда, – но он того стоит. Автор, знающий, как и где искать, может привести смельчаков в уникальные места, которые напустят за шиворот мурашек и навсегда врежутся в память.

Добро пожаловать в одно из подобных мест, в город Тотгендам, населенный живыми мертвецами не самого привычного типа. Это весьма и весьма благопристойные живые мертвецы: степенные бюргеры, их жены и дети. Что с того, что их тела разлагаются – семейство Таликов обеспечит всех горожан одеколонами и дезодорантами на любой вкус и кошелек. Что с того, что одним из сильнейших инстинктов здесь является тяга к поеданию сырого человеческого мяса – для утоления плотских желаний существует «супружеский долг», а для решения эстетических вопросов всегда можно воспользоваться пластырем производства все тех же Таликов.

Тотгендам располагается на острове посреди большого озера и защищен от погрязшего в хаосе и грехах внешнего мира не только водной гладью, но и особым магическим барьером. Правда, по некоторым (вполне себе правдоподобным) причинам ритуалы, необходимые для поддержания этого барьера, не проводились уже достаточно давно – и теперь в город могут проникнуть существа, тоже неравнодушные к чужому мясу. Крысы.

Злобные голодные грызуны – серьезная проблема для гниющих обывателей. Слава отцу Шабгни, следом за крысами в Тотгендам пришел и Крысолов. Знакомая история, не правда ли? А вот чем она закончится, пожалуй, лучше каждому читателю выяснять самостоятельно. Поверьте, там достаточно сюрпризов.

«Мертвецы и крысы» Марии Гинзбург – это мрачная притча, использующая знакомые всем с детства мотивы и умещающаяся менее чем на полусотне страниц, но претендующая на эпическую глубину. Тотгендам, несмотря на его фэнтезийную историю и атрибутику немецких сказок, абсолютно реален и вечен. Его обитатели живут вокруг нас, его законы – это наши законы, его бургомистр нет-нет, да и мелькнет в телевизионных новостях. Во все времена люди пожирали друг друга, не жалея ни родных, ни любимых. Уверенные в наличии несокрушимого барьера, охраняющего нас от внешнего хаоса, мы день за днем обливаем себя одеколонами (самых разных форм и калибров), чтобы хоть на время забыть об этой простой и ужасной истине. По большому счету, разница между реальным миром и Тотгендамом только одна – в повести у Крысолова имеется волшебная флейта.

По рецепту в любую бочку меда полагается бросить и ложку менее приятной субстанции. Извольте: Мария Гинзбург не была бы собой, если бы не ввернула в сюжет отдельную – и не особенно важную – линию о противостоянии Светлых и Темных (в тексте использованы именно эти термины, из-за чего история резко теряет в весе) с неизменной победой последних. Демон одолевает парня, умеющего ходить по воде, и отправляет его прочь из повествования с помощью пинка под зад. Это тоже часть литературной игры с читателем, жонглирование архетипами – но если в случае с Крысоловом представление смотрится великолепно, то почти мультяшная борьба ангела и демона не вызывает ничего, кроме недоумения. Впрочем, это вряд ли способно испортить общее впечатление.

Вердикт: жуткая, но захватывающая антиутопия в фэнтезийно-готическом антураже, с некромантами, древними проклятиями, голодными мертвецами и еще более голодными крысами. Написана мастерски, читается на одном дыхании и задет читателю достаточно злых вопросов, чтобы отложиться в сознании навсегда. Если хоть раз вы задумывались о том, кем же в действительности был самый знаменитый уличный артист города Гамельна – читать обязательно. Любопытная и достойная доверия версия.

Комментариев: 5 RSS

Оставьте комментарий!
  • Анон
  • Юзер

Войдите на сайт, если Вы уже зарегистрированы, или пройдите регистрацию-подписку на "DARKER", чтобы оставлять комментарии без модерации.

Вы можете войти под своим логином или зарегистрироваться на сайте.

(обязательно)

  • 1 iwgdk 29-08-2013 11:51

    tldr

    если сравнить с "зомби в ссср" - лучше/хуже?

    Учитываю...
  • 2 OldFisben 25-08-2013 18:52

    А сдвоенные рецензии -- это круто по-моему. Как так вышло?

    И вообще имхо практику стоит продолжить.

    Учитываю...
    • 3 Pickman 26-08-2013 12:26

      А сдвоенные рецензии -- это круто по-моему. Как так вышло?
      Если бы Мария писала рецензию на собственную повесть, это смотрелось бы странновато - что бы она в итоге ни сказала.

      Учитываю...
  • 4 OldFisben 25-08-2013 18:51

    Купил уже. Полистал -- осталось впечатление, что это типичный круз-like сборник: бах-бабах и все такое. Ошибся, однако. Будем читать.

    Учитываю...
  • 5 Мельник 25-08-2013 14:06

    Если не акцентировать внимание исключительно на хорроре, то мне показалось, что антологию стоит прочесть. Особенно если читатель неравнодушен к зомби.

    Учитываю...