DARKER

онлайн журнал ужасов и мистики

БЛИЗНЕЦЫ

Алексей Шолохов «Последний сеанс»

Юра готовился к свиданию. Если честно, то он готовился к этому свиданию всю свою семнадцатилетнюю жизнь. Нет, он не знал, что это будет Таня-однокурсница, не знал, что пойдет в кино, но то, что это будет девушка и непременно будут поцелуи, Юра был уверен.

На Таню выбор пал неслучайно. Доступная и красивая. Предлагая ей пойти на свидание, он ожидал увидеть, как она достает ежедневник и, полистав, записывает его на свободный день. Ну, все было не так плохо. Таня сказала да, а потом повторила да, когда он назначил место и время. Было ли легкое согласие доступностью? Теперь Юра сомневался. В кои-то веки у него появилась девушка (пожалуй, позже всех его друзей), и он пытается обвинить ее в… Стоп! Он уже парень взрослый и в состоянии понять, что не всякая девушка шлюха только из-за того, что согласилась пойти с парнем на свидание. И да, он был в нее влюблён.

У него никогда не было девушки. А теперь она была. Теперь он по-настоящему станет взрослым. Юрке хватало ума понять, что сходив в кино один раз, они не могут стать парой в тот же вечер. Этот процесс требует систематизации, которую он и собирался ввести после сегодняшней удачи, разумеется.

Юра еле усидел до восьми вечера. До сеанса оставалось два часа, но он не мог больше сидеть дома. Юра выключил компьютер, крикнул родителям, что ушел, и выбежал из квартиры. Он хотел ничего не говорить, но… Черт! Это все так смахивало на дрессировку. Хорошее воспитание сродни качественной дрессировке. Юра был уверен в этом. Отец изо дня в день твердил о том, чтобы Юра сообщал им, куда идет, зачем и до которого часа задержится. Юра противился, но иногда, как сегодня, например, сообщал о своих передвижениях неосознанно. Сука! Как дрессированный пони.

Таня предложила пойти на какую-то любовную драму. Сколько-то оттенков чего-то. Юра был наслышан об этом произведении на бумаге, поэтому-то его уверенность в прекрасно проведенном вечере была подкреплена выбором Тани. Кинотеатр был в городе один, но с тремя залами. В синем и красном шли какие-то ужастики, что, впрочем, отлично соответствовало последнему сеансу. Юре было наплевать, под аккомпанемент какого фильма целоваться. От одной только этой мысли он возбудился.

Юра очень нервничал. Как бы ему ни хотелось пощупать Таню, он не мог это сделать сразу, без предварительных разговоров. Разговоров, которых, как оказалось, Юра боялся больше всего. Нужно будет о чем-то говорить. Об учебе? Юра вспомнил фразу из анекдота: на работе о бабах, с бабами о работе. Нет, об учебе не годится. С бабами о бабах? Было о чем подумать.

В раздумьях о предстоящих разговорах он провел все оставшееся время до встречи с Таней. Он так ничего и не придумал. Решил: что будет, то будет.

Надеюсь, что я все не испорчу еще до начала сеанса, — подумал Юра.

До начала сеанса и всего того, что он наобещал сам себе.

Таня появилась в 21-00. Юра, начавший успокаиваться, снова занервничал. Он попытался унять дрожь в конечностях (особенно руки выдавали сильнейшее волнение).

— Привет, — улыбнулась Таня и протянула руку.

— Привет, — ответил Юра и пожал нежную ладонь.

Он с радостью заметил, что руки больше не трясутся. Да и общее состояние улучшилось.

— Прогуляемся? — спросил Юра. — До фильма еще есть около часа.

— Давай, — согласилась она и улыбнулась.

Юре Таня нравилась все больше и больше. Раньше он любовался ею только издалека, сейчас же она была в нескольких десятках сантиметров от него. Приятный запах и милая улыбка не могли не привлечь к себе.

Они пошли по аллее в сторону кинотеатра. Юра больше не беспокоился по поводу тем разговора. У Тани их было множество. Он только успевал соглашаться, не вникая в суть рассказа. Таня говорила о своем попугайчике, о поездке в Архыз прошлым летом с родителями. В общем, он узнал ее лучше за какие-то сорок минут. И перед входом в кинотеатр даже задумался о правильности своих намерений. Вдруг он ошибся (и не только он, о Таниной доступности говорили все), и при первой же попытке взять ее за коленку или обнять за плечи она влепит ему пощечину и убежит? Как глупо, но он подобное развитие событий даже не рассматривал. Черт! Такое вполне может быть.

Снова дрожь и волнение. Билеты контролеру Юра подавал трясущейся рукой. Успокоение и вера в благоприятный исход свидания вернулись, когда Таня взяла его за руку и повела к последнему ряду.

Но что-то было не так. Зрителей было немного, но Юра стеснялся даже их под мерцание. Даже не стеснялся, а ощущал на себе взгляды. Он сидел напряженный и смотрел на затылки зрителей. Он забыл о цели своего прихода сюда. Но Таня напомнила. Она взяла его за руку и нежно придавила. Юра повернулся к ней и понял все. Улыбнулся, неловко обнял девушку и ткнулся в губы. Возбуждение разлилось по всему телу. Таня умела целоваться, а Юра быстро учился.

Они увлеклись друг другом. Юра погладил ее по внутренней стороне бедра, Таня была не против и слегка раздвинула ноги. Но Юра не стал спешить — его рука переместилась к животу и поползла выше, к груди. Таня только сильнее впилась в его губы. Такое кино Юре было по вкусу. Но вдруг движение по левую сторону от Тани привлекло рассеянное внимание Юры. Он отстранился от девушки и глянул за ее плечо. Бородатый мужик смотрел на них и улыбался.

— Ты чего? — прошептала Таня.

Юра посмотрел на девушку, а потом снова на бородатого. Мужчина исчез. А может, его и не было? Не было, потому что не могло быть. Не мог бородатый голый мужик бегать по залу кинотеатра. Именно голый — Юра за те пару секунд, что смотрел на ухмыляющегося мужчину, смог разглядеть его дряблое бледное тело.

— Ничего, — ответил Юра и нежно поцеловал Таню.

Она ответила, и они снова слились в страстном поцелуе. Юра продолжил изучение тела девушки. Возбуждение вернулось почти сразу же. Но ненадолго. Бородач появился вновь. Теперь он сидел ближе, всего через пару кресел от Тани. Юра, не отрываясь от поцелуя, наблюдал за ухмыляющимся бородачом. Он действительно был обнажен… и возбужден. Юра едва сдержался, чтобы не закричать на извращенца. Бородач показал на свой эрегированный член и вдруг стал серьезным. Перестал ухмыляться и нахмурил брови. Потом встал и бросился на обнимающихся. Юра вскрикнул и, увлекая за собой Таню, отклонился назад. Но извращенец снова исчез. Юра просто моргнул, когда открыл глаза, бородача уже не было.

— Да что такое?! — не скрывая волнения, спросила Таня. — Что случилось?

— Тань, давай, — он хотел сказать «уйдем», но передумал, — пересядем.

— Зачем?

Впервые он разозлился на Таню. Разозлился из-за своей трусости, из-за того, что если она не захочет пересесть, то ему придется что-то выдумывать, либо рассказать правду. Рассказать о том, что где-то в зале голый бородатый мужик.

— Там нас меньше видно, — прошептал Юра и улыбнулся.

— Пусть смотрят. Кому мы нужны? — отмахнулась Таня, но встала вслед за Юрой.

Он увлек ее за собой, с отвращением к самому себе думая, что бросит ее здесь, если она будет противиться и не пойдет с ним. Ему почему-то очень хотелось покинуть этот ряд, несмотря на то, что бородач мог быть где угодно. Если извращенец то появлялся, то исчезал на последнем ряду, что ему может помешать делать то же самое на других рядах? Юра этот вопрос решил оставить на потом, сейчас — другой ряд и снова поцелуи. На последнее он все еще очень надеялся. Он надеялся, что с нового места Таня не переключится на фильм.

Как только они уселись, Таня прильнула к Юре, поцеловала его. Сначала коротко, будто пробуя на вкус, а потом страстно, словно пожирая его. Юра почувствовал возбуждение, когда девушка положила руку на бугорок у него между ног. Он тут же забыл о бородатом нудисте.

Юра просунул руку под пояс юбки, коснулся ложбинки между ягодиц. Руку придавливал пояс, было неудобно, но все равно приятно.

Он в тайне поглядывал на лицо Тани. Блики от экрана плясали на нем, но тут Юра заметил еще какое-то движение. Юра, не прекращая поцелуя, повернулся в сторону активности. Он не видел человека, он даже не мог понять, как мог увидеть движение со своего ряда. Юра видел черный силуэт внизу светящегося экрана. Силуэт ходил от края к краю. Он не мешал просмотру фильма, но раздражал ужасно. Должен был раздражать, силуэт должны были видеть как минимум еще пара десятков глаз, но видел только Юра и только его это раздражало. И пугало. Силуэт остановился в центре нижнего края. Юра все-таки прекратил поцелуй. Что-то должно было произойти.

— Ну что опять? — недовольно спросила Таня.

— Ты видишь это?

— Что именно? — в ее голосе росло раздражение.

— Силуэт. — Юра посмотрел на черного человечка, и тот начал танцевать. — Танцующий силуэт, — добавил испуганно он.

Таня долго смотрела на Юру, наверняка, раздумывая, уйти сейчас или все-таки досмотреть фильм, который еще смотреть не начинала. Потом все-таки повернулась к экрану.

— Юра, там никого нет.

— Ага, — кивнул он.

Лучше соглашаться, иначе она подумает, что он сумасшедший.

Если это дерьмо не уберется, то я и сам подумаю, что я сумасшедший.

В ту же секунду танцор исчез.

Идешь на поправку, — подзадорил себя Юра.

 — На чем мы там остановились? — Таня улыбнулась.

Он мечтал об этом с того момента как понял, что в штанишках у него не только для пописать. Мечтал о девушке, мечтал о поцелуях, сиськах и сексе, черт возьми! А тут какой-то мудак пляшет нагишом в темном зале, когда Юра дождался всего того, о чем грезил. И беда не только в этом. Видит этого урода он один и с этим надо что-то делать. Вот только что?

— Что? Ты не помнишь? — Таня надула губки и стала похожа на одну из дурочек из Интернета. Няшка, мать ее! Да плевать — ни няшность, ни мудак с бородой не заставят его отказаться от своей мечты.

— Помню, конечно. — Он улыбнулся и притянул девушку к себе.

— Тихо вы там!

Голос раздался с нижних рядов. Юра посмотрел туда, но кроме темного затылка ничего не увидел. Недовольство зрителей оживило мрачный зал. Таня хихикнула и прильнула к Юре.

— Продолжим? — шепотом спросила Таня и, не дав ответить, поцеловала Юру.

— Тсс! Тсс!

Таня даже не шелохнулась, будто и не слышала звука. Юра, не отстраняясь от девушки, глянул на цыкающего. На два ряда ниже сидел бородач и улыбался.

— Трахни ее, — одними губами произнес мужчина и повторил движения точь-в-точь, что исполнял танцор на фоне экрана.

Юра отвернулся и попытался снова увлечься прелестями Тани.

— Не смей отворачиваться от меня, ублюдок!

Бородач сидел прямо за Таней и, слегка наклонив голову вперед, смотрел на них. Только сейчас из-за удачно падающего света и достаточной близости Юра увидел, что у мужика не борода на лице. Это не походило даже на накладную бороду. Черт! Она была похожа на… скальп. Человеческий скальп был на завязках, кровь стекала по груди.

— Мне больно! — Таня оттолкнула Юру. — Это грудь, а не экспандер! Придурок!

Свидание подходило к концу. Таня встала.

— Говорили, что ты чокнутый, а я не верила.

— Трахни ее!

— Чокнутый!

— Трахни или трахнем мы!

Юра вскочил с места. Таня вздрогнула и отшатнулась назад.

— Нам надо уходить! — слишком громко сказал Юра.

Он увидел, как немногочисленные зрители встают со своих мест. Они все были обнажены, возбуждены и со скальпами на подбородках.

— Я с тобой никуда не пойду, — почему-то шепотом произнесла Таня.

Юра увидел, что за спиной девушки стоят два «бородача». Он медленно протянул Тане руку.

— Пойдем со мной.

Таня замотала головой, шагнула назад и угодила в руки сумасшедших. Она даже крикнуть не успела. Психи, неловко прыгая с ряда на ряд, поволокли Таню вверх. Юра с сожалением заметил, что девушка была без трусиков. Он попятился к выходу. Когда эти двое с телом Тани скрылись на последнем ряду, Юра побежал.

В фильме кто-то вскрикнул, когда Юра прикоснулся к стене. Или не в фильме? И стало темно. Юра, словно слепой, пошел, ощупывая ледяную стену. Ледяную и гладкую. Но не это напугало Юру. Стена была сплошной — вот что повергло в шок. Ни двери, ни щелочки. Он был уверен, что двери там были, ведь в одну из них он вошел со своей девушкой. Черт! Воспоминания о Тане вызвали приступ печали и сожаления. Да, ему было жаль, что ее изнасиловали и, наверное, даже убили. Но еще больше ему было жаль, что он не воспользовался ее расположением к себе. Она не надела трусики на свидание с ним, и это говорило, что у него был шанс, который загубили эти ублюдки.

Юра почувствовал возбуждение и злость. Сейчас у стены, в полной темноте он, как ни странно, чувствовал себя в безопасности. Пока луч из проекторной не ударил вновь. Он увидел «бородачей», ползущих к нему. Они не шли между рядов сидений, они, словно насекомые, передвигались с кресла на кресло. Скальпы-бороды раскачивались, оставляя кровавые мазки на груди. Юра побежал к экрану. Добежал до первого ряда и тут же замер. У сцены, под самым экраном лежали друг на друге обнаженные тела. Женские тела без скальпов. Тел было настолько много, что ему пришлось бы пробежать по ним, чтобы перебраться к противоположному краю экрана. К стене, где, возможно, еще есть двери в нормальный мир.

«Бородачи» подступали. Двое по-лягушачьи сидели на трупах несчастных девушек. Юра увидел, как один из них сжимает грудь тела, на котором сидел. Странно, но Юру возбуждало даже это. Трое были у него за спиной. Еще четверо ползли в его сторону с верхних рядов. Можно было перепрыгнуть через первый ряд и по второму пробежать к стене. Но из темноты второго ряда выступили еще два «бородача». Последний путь к спасению был отрезан.

Юра заметался. Бросился между двух ближних, но проскочить не успел, они схватили его за одежду. Футболка порвалась и повисла лохмотьями. Юра споткнулся о кресло и завалился между рядами. Кто-то окончательно сорвал с него остатки футболки. Юра вскочил и оттолкнул одного из бородачей. Двое других схватили его за руки и ударили под колени. Юра упал. Пока его держали, кто-то стащил с него обувь и джинсы. Юра вяло, но все-таки отбивался. Кто-то схватил его за волосы и потянул назад. Страх сжал внутренности, не давая вздохнуть.

Он знал… Он видел, что скальпы для своих… бород психи использовали женские, но все походило на то, что они не побрезгуют и его шевелюрой. Экран потух, Юрий и психи погрузились в кромешную тьму. Боль прошла. Ему показалось, что и волосы отпустили. Так и было. Он повернул головой, попытался подняться на ноги — его никто не остановил. Страха почти не было. Желание спастись, убежать исчезло. Его наполняло новое, даже не желание, мания. Он хотел… Стать как они.

Юра начал различать силуэты. «Бородачи» никуда не делись, они все это время были с ним. Один из них протянул Юре скальп с привязанными к нему веревочками. Юра принял и провел рукой по шелковистым прядям. Даже не видя мелированных локонов, он понял, кому принадлежали волосы. Они еще хранили запах Тани.

Юра закрыл глаза, повязал «бороду» и невольно вспомнил голую задницу своей подруги, когда ее волокли на последний ряд. Возбуждение налило его член. Юра не знал, что его больше возбуждало — ягодицы подружки или насилие. Возможно и то, и другое. Юра открыл глаза. Его новые друзья стояли в одном ряду с ним. Все были возбуждены. Юра знал, что делать дальше.

Луч ударил из проекторной. Черные силуэты начались свой зловещий танец на фоне экрана. Только зрителей этой вакханалии пока не было.

Сеанс был окончен.

 

февраль 2016 г. 

Комментариев: 0 RSS

Оставьте комментарий!
  • Анон
  • Юзер

Войдите на сайт, если Вы уже зарегистрированы, или пройдите регистрацию-подписку на "DARKER", чтобы оставлять комментарии без модерации.

Вы можете войти под своим логином или зарегистрироваться на сайте.

(обязательно)