РЕИНКАРНАЦИЯ

Дядя Сэм / Uncle Sam

США, 1996

Жанр: ужасы, триллер

Режиссер: Уильям Лустиг

Сценарий: Ларри Коэн

В ролях: Уильям Смит, Кристофер Огден, Лесли Нил, Бо Хопкинс, Мэттью Флинт

Похожие фильмы:

  • «Маньяк-полицейский» (1988)
  • «Прицельный огонь» (1990)
  • «Турецкое седло» (2010)

Дядя Сэм 

Это последний фильм известного американского постановщика Уильяма Лустига, который в дальнейшем отошел от режиссерской деятельности. Он был племянником знаменитого боксера Джейка ЛаМотта, а в кино пришел из порноиндустрии, поставив две дебютных картины в эпоху «порношика». Его первый непорнографический фильм «Маньяк» когда-то шокировал общественность натурализмом повествования о жизни убийцы и со временем приобрел культовый статус. Много лет спустя был снят ремейк с Элайджа Вудом, где Лустиг выступил продюсером.

Как режиссер, Лустиг был активен 16 лет и за эти годы создал 9 фильмов (или 8,5, ведь у триллера «Эксперт» был сорежиссером каскадер Рик Эйвери). Все эти ленты тематически едины, что позволяет говорить о Лустиге не просто как об умелом ремесленнике, но как об авторе, который хочет донести до зрителя свое мировосприятие. Он никогда не работал в Голливуде, что, пожалуй, избавило его от необходимости идти на уступки продюсерам. Фильмы Лустига жестоки и бескомпромиссны, а темы, которые он поднимает, болезненны не только для американского общества. Полицейский произвол, право личной мести, несовершенство судебной системы, критика капитализма и войны как главного его орудия. Лустиг едва ли штудировал философские трактаты — просто он вырос в неблагополучном районе и прошел свои «университеты» на улицах Нью-Йорка. Так что постановщика отчасти можно отнести к нью-йоркской кинематографической школе в лице Мартина Скорсезе, Брайана Де Пальма и Уильяма Фридкина — они тоже интересовались насилием, пусть и предпочитали работать в более благородном жанре драмы.

Дядя Сэм 

Лустиг же отлично умел создавать атмосферу чего-то тревожного, жуткого, как будто сам рок преследует героев. Саспенс прихотливо сочетался с серьезным подтекстом, а завлекательная форма увеличивала зрительскую аудиторию. Так что кто-то вполне мог постичь развращающую суть капитализма вовсе не по фильмам Оливера Стоуна и Джона Джоста, а по работам Лустига.

«Дядя Сэм» — на первый взгляд, весьма простой фильм. Режиссер как будто заигрывает с молодежной аудиторией, переделывая сюжет «Маньяка-полицейского» под слэшер. Только вместо стража порядка тут мертвый солдат, восставший, чтобы покарать жителей маленького городка за «неамериканский» образ жизни.

Внимательный зритель наверняка заметит иронию постановщика, его насмешку над патриотизмом, который оказывается очень удобной ширмой, дабы прикрыть корыстные цели. Но не только политики виновны в развязывании войн — сами люди охотно им помогают в этом, считая, что президент всегда прав, а служить в армии — священный долг. Не важно, куда тебя пошлют, кого прикажут убить — наверху лучше знают. Твое дело — подчиняться. Ты не человек, а солдат, машина, цель которой — убить побольше врагов.

Джоди, племянник сержанта Сэма Харпера, хочет служить так же, как его дядя. Он увлечен войной, воспринимает ее как игру, не понимая, что именно на романтическом стремлении к подвигам и славе держится милитаризм. Людей обманывают, извлекая выгоду из их желания послужить своей стране.

Дядя Сэм 

Дядя Сэм — человек войны, оттого даже после смерти не может успокоиться и восстает из гроба, чтобы вершить правосудие. Теперь его враги не в Кувейте, а в своей стране — те, кто непатриотично ведет себя 4 июля.

Уильям Лустиг снял, с одной стороны, упрощенную версию своих главных картин «Маньяк» и «Маньяк-полицейский», с другой же — создал квинтэссенцию собственных тем. Антивоенный пафос «Дяди Сэма», очевидная насмешка над представлениями рядовых американцев о патриотизме, кого-то может задеть и даже оскорбить. Но в этом и заключается главная заслуга постановщика: он показал при помощи зомби-сюжета, что война, как бы далеко она ни велась, непременно придет и в твой дом. Человек в условиях войны теряет свою душу и почти буквально превращается в зомби, способного лишь выполнять приказы и действовать в соответствии с теми инструкциями, что в него вложили.

Интерес к антивоенной теме, составлявший основу американского мейнстрима 70-х и 80-х годов, в 90-е угас, уступив более массовым сюжетам. Зато в нулевые, после вторжения армии США в Ирак, антимилитаризм вновь стал актуальным. «Дядя Сэм» Лустига просто опередил свое время, воспринимаясь в 90-е как еще один слэшер или зомби-хоррор. Зато после таких работ, как «Возвращение домой», «В долине Эла» и «Турецкое седло» он смотрится совсем иначе: как созданное в жанре черной комедии, что весьма нетипично для режиссера, обличение патриотизма, который всегда лежит в основе любой войны. И главный персонаж, дядя Сэм, словно образ самой страны (которую в простонародье именно так и называют), свято выполняющей свою особую миссию, вторгаясь всюду, где есть нефть и антиамериканские настроения.

Дядя Сэм 

Оставьте комментарий!

Войдите на сайт, если Вы уже зарегистрированы, или пройдите регистрацию-подписку на "DARKER", чтобы оставлять комментарии без модерации.

(обязательно)

⇧ Наверх