ГОЛЕМ

Андре Овредал: «В кадре должно становиться все страшнее и страшнее»

Норвежский фильммейкер Андре Овредал до недавнего времени был знаком российскому зрителю благодаря добротному фэнтезийному ужастику «Охотник на троллей». Его новая работа «Демон внутри», которая выйдет в российский прокат 23 марта, обещает стать одним из самых необычных хорроров 2017 года. В преддверии выхода фильма на экраны Андре любезно согласился дать интервью для DARKER, в котором поделился подробностями относительно грядущей премьеры.

Андре Овредал

Для начала, Андре, признаюсь, для меня большое удовольствие общаться с вами, нам очень запомнился ваш фильм «Охотник на троллей».

Да? Спасибо.

Давайте поговорим о вашей последней работе «Демон внутри», которая обещает стать заметным событием в мире фильмов ужасов. Сегодня бытует мнение, что современному хоррору часто не хватает оригинальности, новые фильмы всегда на что-то похожи, используют заезженные приемы и т. д. Как с этим обстоит дело в «Демоне внутри»? Есть ли, чем зацепить зрителя?

Что необычного в «Демоне внутри»? Я думаю, то, что, помимо сверхъестественной истории, это еще и очень взрослый фильм о настоящих отношениях между отцом и сыном. Там нет недоразвитых подростков, которые бегают туда-сюда, ожидая, пока их одного за другим покромсают. Это рассказ о настоящих людях и их проблемах, о невысказанных вещах между близкими. Все это имеет место быть наравне с потусторонним. Думаю, у нас получилась очень классическая постановка.

Что-то вроде крепкой психологической драмы?

Да, именно так. Вполне уместно рассматривать как драму. Ее можно было бы снять без хоррор-деталей, и она все равно бы осталась интересной историей об отце и сыне. Мы сделали акцент на сопереживании героям: в первую очередь, именно это должно удерживать внимание, а не фантастические элементы. Пожалуй, понятие «хоррор-драма» больше всего подходит как жанровое определение.

Готовясь к работе над «Демоном внутри», вы наверняка стремились показать вскрытие максимально реалистично. Ведь мы знаем, некоторые члены съемочной группы даже побывали в настоящем морге. А насколько подробно вам пришлось углубляться в тонкости этой процедуры? Присутствовал ли на съемках консультант-патологоанатом?

У нас была обширная консультация с патологоанатомами за пару дней до съемок, и они были у нас на съемочной площадке. Некоторые члены съемочной группы действительно побывали в настоящих комнатах для вскрытия тел, например, Эмиль Хирш. Он озадачивался многими вопросами и интересовался деталями процедур. Как актер, он очень добросовестно поработал над ролью. А вот я сам в комнаты вскрытия не ходил.

Почему? Страшно?

Я не знаю… ужасно не хватало времени. Да и вопрос – зачем? Мне было чем заняться, подготовка к съемкам шла с утра до вечера. Даже если бы очень захотел, вряд ли бы получилось.

А все-таки, насчет деталей процедур. Вы старались как-то углубиться в изучение этого вопроса или просто положились на сценарий?

Да, все уже было и так отлично расписано Йеном Голдбергом и Ричардом Наином [Сценаристами фильма – прим. авт.]. Конечно, после консультаций патологоанатомов мы изменили ряд деталей, но, честно говоря, изменения были такими незначительными, что я уже и не вспомню, что мы исправляли. Когда сценарий написан профессиональной рукой, нет никаких проблем реализовать его достоверно.

Демон внутри

Рассуждая о произведениях, касающихся той же темы, что и «Демон внутри», первым на ум приходит рассказ Стивена Кинга «Секционный зал номер четыре», фильмы о моргах «Патология», «Ночной сторож», «Реаниматор»… Но ваша история оригинальна и явно уходит в другое русло. Но все же, можете ли назвать примеры фильмов или литературы, послуживших источниками вдохновения для вашего фильма?

Интересный вопрос… Да, конечно, перед съемками я пересматривал сцены вскрытий из разных фильмов. Например, прекрасную работу Дэвида Финчера в «Семь», сцену вскрытия из «Молчания ягнят» и множество других. Но, в конце концов, ты создаешь свой собственный язык, то, как эта специфичная история должна быть рассказана. В центре событий мертвая женщина, и даже у нее есть свой характер. Ты сочувствуешь ей, тебе интересно, что с ней случилось – все это и задает тон повествованию. Загадочность происходящего и очаровательность жуткой процедуры – так я постарался обрисовать историю. Чтобы сцены вскрытия вышли красивыми, но без смакования подробностей.

Интересно... то есть, вас интересовала не техническая сторона вскрытия, а его психологическая составляющая?

Да, в первую очередь это психологический фильм, а не слэшер или гуро.

А как насчет впечатлений от книг? Или только фильмы, только визуал?

Пожалуй, даже не фильмы или книги, скорее сама реальность. Мне хотелось, чтобы картинка в кадре смотрелась кусочком настоящей жизни.

В «Демоне внутри» Вам пришлось работать с дуэтом замечательных актеров – Брайаном Коксом и Эмилем Хиршем, которые играют отца и сына. Удалось ли им достичь органичности в дуэте? Они сами сыгрались или же им больше помогали ваши наставления?

От работы с ними у меня только приятные впечатления. Мы шутили на съемочной площадке... наверное, это можно назвать дружеско-профессиональными отношениями. Брайан Кокс – потрясающий актер, как и Эмиль Хирш. Они отлично разбираются в психологии сценического ремесла и делают все необходимое для того, чтобы мы поверили их персонажам. То есть, до нас все доходит просто и естественно – почему их герои поступают так, как поступают. Они оба отлично понимают, как это нужно обыграть, чтобы выглядело достоверно. У нас были интересные беседы о характерах отца и сына, но при этом никакого напряжения. Простота во всех направлениях.

А приходилось ли их поправлять?

Я верю в то, что мы подобрали правильных, подходящих актеров, и верил им во время съемок. В нашем деле ты должен научиться полагаться на актерское чутье. Если во время кастинга все герои подобраны в соответствии с заявленными требованиями, вмешательство режиссера минимально. Может быть, других людей и потребовалось бы поправлять, но не таких опытных, как Брайан Кокс. Ты знаешь, что он все сделает правильно.

Демон внутри

Как долго продолжались съемки и по сколько часов в день актрисе Олуэн Катрин Келли, игравшей саму Джейн Доу, приходилось изображать мертвую? [Джон и Джейн Доу – такими именами в англоязычных странах обозначают неизвестных людей в судебных и медицинских процедурах, термин также широко используется в прессе – прим. ред.]

Мы снимали около месяца, и потом еще несколько дней для подсъемок деталей – части тела, сцены со спецэффектами. Олуэн Катрин Келли снимали порядка трех недель. Все это время она лежала на столе. Иногда мы заменяли ее куклой, иногда ей приходилось сниматься со специальными накладками на теле, так что, по часам тут не сосчитаешь.

Что было самым сложным при работе над фильмом?

Пожалуй, держать визуальный интерес. Пространства немного, герои заперты в морге, и всегда есть опасность, что зрителю наскучит обстановка в кадре, потому что он постоянно будет видеть одно и то же. Поэтому надо что-то постоянно менять и перестраивать, добавлять новые детали, чтобы саспенс нарастал и постоянно держал в напряжении. Каждую секунду в фильме должно быть интересно. Мы подетально разобрали сценарий и прикинули, как все это обставить, чтобы в кадре становилось все страшнее и страшнее.

«Демон внутри» стал вашим первым зарубежным фильмом, снятым на английском языке. Пришлось ли вам столкнуться с какими-либо неожиданными нюансами, связанными с особенностями работы в другой стране?

Нет, я прожил в Америке пять лет и каждый день разговаривал по-английски, так что вполне знаком с американской культурой и методами работы. Конечно, хоррор-фильмы – специфичный жанр, требуются знания другой окружающей среды, умение пугать вещами, которых люди боятся там, и, конечно, я не был в курсе некоторых нюансов, приходилось делать исследования. Хорошо, когда есть возможность обратиться к помощи других людей, к продюсерам, авторам сценария. Мы очень плотно контактировали на протяжении всего процесса съемок, они помогали мне во всем, налево и направо. Но все равно в какой-то степени это профессиональный вызов – снять фильм, который в другой стране смогли бы воспринять как свой.

Демон внутри

В России фильм выйдет под названием «Демон внутри». Хорошо ли, по-вашему, оно отражает суть фильма? Не было ли у картины других рабочих названий? [Оригинальное название фильма – «Вскрытие Джейн Доу». В то же время, локализация названия имеет место не только в России. Так, в Аргентине фильм называется «Морг», а в Эстонии «Вскрытие неизвестной» прим. авт.]

Ну-ка еще раз, как?

«Демон внутри».

О… забавно… (Смеется.) Кто бы мог подумать…

Ну, так что вы думаете об этом? Можете говорить честно, у нас хорошие читатели.

Да ладно, это мило, хорошее название. Мне, конечно, больше нравится оригинал – «Вскрытие Джейн Доу», – поэтому странно слышать вместо него что-то другое, но если вам так больше нравится – вперед, пусть будет «Демон внутри» (Смеется.) А вообще, у проекта заголовок не менялся с самого начала. «Вскрытие Джейн Доу» – шикарно, нам всем понравилось, мы даже и не задумывались, что можно придумать другое.

[Комментарий прокатчика на территории РФ: Мы не хотели сводить все только к физиологической теме вскрытия, которая бы читалась в таком названии и могла бы оттолкнуть любителей жанра, поэтому подчеркнули мистическую составляющую, тем более что, на наш взгляд, и в самой картине она преобладает.]

Можете ли назвать несколько прилагательных, которые точнее всего характеризуют фильм?

Взрослый. Серьезный. Страшный. Атмосферный. Напряженный и… человечный.

В «Охотниках на троллей» в вашем распоряжении был целый норвежский лес, тогда как действие «Демона внутри» происходит в куда более ограниченном пространстве морга. Как вам работалось в такой камерной обстановке? Удалось ли использовать ее ограниченность для нагнетания саспенса?

Я попытался ограничения превратить в преимущества. Постарался рассказать историю в кадре как можно проще. Настолько просто, насколько это возможно. Каждая деталь имеет значение: где расположена камера и что она снимает, как будет показана каждая сцена, почему объектив находится именно под этим углом и снимает в этом ракурсе. Если говорить о визуальной составляющей, то выбранное окружение отлично подошло. Я с самого начала взял за правило не делать сцены клаустрофобными, и когда вы посмотрите фильм, то не почувствуете эффекта замкнутого пространства. Да, герои заперты и не могут выбраться, но не чувствуют себя связанными по рукам и ногам.

Демон внутри

Хм, интересно. А как вы добились этого эффекта? Если они заперты и не могут никуда убежать… как пространство для них может быть открытым?

Тут есть хитрость. Мы использовали углы камеры и пространство локаций так, чтобы оно не сужалось, поэтому всегда остается ощущение, что за кадром что-то есть. Снимали комнаты так, чтобы объектив не упирался в углы и мы не чувствовали себя запертыми. (Упирает кончики пальцев в локоть и изображает скользящее движение мимо угла). Посмотрите, если идти с камерой вот так, то получается, что комната не заканчивается. Если напрямую, то все очевидно: здесь начинается стена, а здесь заканчивается. Сразу понятно, какого размера помещение. А если вскользь по касательной, то мы не можем просчитать объем комнаты, поэтому пространство кажется огромным и зритель думает, что за кадром спрятано что-то еще.

До сих пор вы занимались лишь сверхъестественным хоррором. Значит ли это, что вы считаете, что подобными явлениями напугать зрителя легче, нежели чем-то реалистичным, основанным на чистом психологизме? И стоит ли ждать от вас фильмов без сверхъестественных элементов?

Да нет, конечно, я так не думаю. Один из моих любимых фильмов – «Семь», там нет ничего мистического, хотя иногда и возникает ощущение, что происходит что-то сверхъестественное, но так он заигрывает со зрителем, водит его за нос. Однако, чтобы снять такой завораживающий триллер, нужен сценарий высочайшего уровня. Даже хорошие, даже очень-очень хорошие триллеры иногда расстраивают в финале, потому что им не хватило напряжения, крепкого интригующего удара. А что удобно в сверхъестественных элементах – конфликт героев закручивается сам собой, потому что столкновение со сверхъестественным потрясает любого, изменяет его мировоззрение и вытаскивает на свет то, чем человек является на самом деле. Это потрясающие возможности, в реалистичном триллере гораздо сложнее добиться такого же мощного драматического эффекта.

А как насчет вас? Хотели бы сами снять такой жесткий фильм? Для вас принципиален этот момент или нет?

Нет, мне нравится работать на нескольких уровнях одновременно. Идеально, если вы можете сыграть на поле драматургии с серьезным конфликтом между персонажами… и в ауре хоррора… это даже не обязательно должен быть фильм ужасов, его задача просто донести такое настроение. Когда уместно, действие может вмещать элементы комедии, заиграть с чувством юмора… все это может сосуществовать в фильме, и мне нравится работать на всех уровнях одновременно.

В одном из интервью вы говорили, что, прежде чем выбрать сценарий «Демона внутри», вы отказались от множества предложений в жанре псевдодокументалистики. Считаете ли вы, что это направление перенасыщено, и в ближайшее время ждать в нем крупных успехов не стоит?

Ну прям так уж от всего и отказался… (Смеется.) Нет, конечно нет. Да, кое-что я отклонил, над некоторыми проектами начинал работать, помогал им подняться с земли и пройти дальше. Иногда выбирал сценарий, который хотел бы снять, и предлагал свою кандидатуру на пост режиссера, но продюсеры меня не выбирали. Честно говоря, такое происходит достаточно часто, например, случилось пару недель назад. Что касается перенасыщения… нельзя предсказать будущее. Возможно, кто-то уже работает над потрясающим мокьюментари-проектом, а мы просто не знаем. Так бывает постоянно – все тихо-тихо, а потом раз – и прорыв в жанре. К примеру, в 2007-м у нас вышло «Паранормальное явление», которое по манере и подаче полностью отличалось от псевдодокументалистики, но одновременно и оставалось ею. Вот, пожалуйста, свежее дыхание, как вы и хотели. Всегда возможно сделать что-то новое, были бы идеи. К примеру, на съемки «Охотника на троллей» меня вдохновил «Человек кусает собаку», черно-белый фильм о серийном убийце. Он был очень необычным – мрачным, безумным, веселым… вот и мне захотелось снять псевдодокументалистику.

Охотник на троллей

Если не мокьюментари, то какие другие перспективные направления последних лет вы бы отметили? Каким вообще, по-вашему, будет хоррор в дальнейшем?

Эммм, хороший вопрос… я думаю… я думаю… ммм… да хрен его знает (Смеется.)

А вот никуда не денетесь – такой вопрос в списке.

А можно я все же куда-нибудь пойду? (Смеется.) Определенно, будет больше безумных идей, больше сумасшествия, появятся смелые работы, которые не решались снять раньше. С другой стороны, классические жанры плотнее сольются с хоррором. Обычно из таких сочетаний получаются крепкие смотрибельные вещи. Появится больше таких фильмов, как «Заклятие», «Демон внутри». Мне нравится классика хоррора, но на сегодня так снимать уже слишком просто, люди пока еще наслаждаются, но, думаю, скоро классические приемы уже не будут так хорошо работать. Как вариант, можно попробовать соединить драму со слэшером. У хоррора огромный пласт поджанров, есть, где можно экспериментировать и добиться интересного результата.

Некоторое время назад мелькала информация о возможном американском ремейке «Охотника на троллей», над которым собирались работать известные режиссеры Крис Коламбус и Нил Маршалл. Как вы относитесь к практике переснимать современные европейские и азиатские фильмы на английском языке?

Что касается «Охотника на троллей», то будет очень неплохо, если они его все-таки сделают, будет весело посмотреть. Что касается общей тенденции, думаю, в этом нет ничего плохого. Мы получаем другое видение на другом языке, и у людей в любом случае будет возможность выбрать, какой вариант смотреть. Ремейк может получиться более удачной версией для англоговорящей аудитории, например, потому что его смогут посмотреть люди, которые по тем или иным причинам не захотели смотреть оригинал.

Что-то вроде возможности посмотреть тот же фильм всем тем, кому не нравятся методы европейского или азиатского кино?

Да, что-то вроде того. Если сама история отличная, то она охватит дополнительную аудиторию вдобавок к первоисточнику. Для Америки это особенно характерно. Пригласить в проект больших звезд, привлечь внимание к работе. Хорошо, когда вещи вдохновляют. Конечно, это сложно для съемочной группы – сделать такую же вдохновляющую работу, как и оригинал. Очень немногие ремейки получаются правильно снятыми. Взять, к примеру, «Впусти меня».

Как считаете, лучше ли, если их переснимает тот же режиссер, что снимал и оригинал? Нет ли желания самому поставить англоязычных «Охотников на троллей»?

Нет уж, с меня хватит (Смеется.)

Хвост

Судя по всему, Норвегия богата различными народными легендами и поверьями. Вы в своей первой картине замечательно рассказали про троллей, из фильма «Хвост» зрители из других стран узнали о хульдре – лесной женщине с хвостом. Есть ли на примете другие мифические существа, которые, по-вашему, просятся на экран?

Совсем никто в голову не приходит (Разводит руками и смеется.) Не знаю.

Может, у вас была в детстве любимая сказка, которую рассказывала бабушка?

Да, конечно, была. В нашем новом фильме появится Аскеладден. Мы просто взяли одного из самых узнаваемых героев сказок и добавили его в фильм. Думаю, на это будет весело посмотреть, я искал такой тип героя. [Аскеладден (норв. «замарашка») центральный персонаж норвежского фольклора, вроде нашего Иванушки-дурачка. Младший сын в семье, живет в ящике с золой, отправляется в путешествия по поручениям отца или еще кого-нибудь, ловит волшебных коней, получает принцессу, полцарства в придачу и т. д. Герой анекдотов и преданий Норвегии, Швеции, Дании прим. авт.]

Следующим вашим проектом на Интернет-ресурсах значится фэнтези «Mortal», основанное, как и первый ваш фильм, на норвежском фольклоре. Каким будет этот проект? Окажется ли он интересен ценителям темных жанров кинематографа?

Это не хоррор, так что если вы хардкорный фанат хорроров, наверное, вам не особенно интересно будет идти на него в кинотеатр. Но я думаю, что людям, которым нравятся фильмы ужасов, нравится и фэнтези. Как и другие жанры – научная фантастика, мистика… Новый фильм как раз о сверхъестественном. Это экшен, фэнтези, приключения, ну и, в какой-то степени, история любви.

Может, поделитесь деталями – о чем сюжет, какие легенды, детали сценария? Вам разрешено об этом говорить?

Вообще-то, пока особо нечего рассказывать. Мы еще работаем над деталями. Могу сказать, что в основе лежит норвежская мифология, и это важная часть фильма. А действие происходит в наше время.

Ну и по традиции, чего бы вы хотели пожелать поклонникам хоррора из стран бывшего СССР и читателям DARKER в частности?

Я рад, что у вас большое хоррор-сообщество, рад, что есть аудитория для такого специфического направления кинематографа… а вы что, на самом деле покрываете всю территорию стран бывшего Советского Союза?

Да, потому что русский язык был и по большей части остается основным языком в странах СНГ. Времена изменились, государства разбросаны друг от друга, но, как правило, везде умеют разговаривать по-русски. Наш журнал читают в Украине, Беларуси… даже в Финляндии, там живут карелы и саамы – народы, которые есть и в России, в северо-западной ее части. И… ваши слова прочитают все эти люди. Все эти люди, Андре.

Ох ты ж, боже мой, чего же вам всем пожелать? (Смеется.) Как режиссер «Демона внутри», я пожелаю… пожелаю, чтобы вы испугались, когда будете смотреть этот фильм. Надеюсь, он вам понравится. Думаю, это самое честное, что режиссер может пожелать зрителю.

Андре Овредал


Редакция выражает благодарность компании «Вольга» за помощь в организации интервью.

Оставьте комментарий!

Старые комментарии будут перенесены в новую систему в скором времени. Не забудьте подписаться на DARKER - это бесплатно!

⇧ Наверх