DARKER

онлайн журнал ужасов и мистики


Андрей Тепляков «Тимбилдинг»

22 января 2010 года. 4:03

Кричал мужчина. Крик брошенной гранатой взорвал тишину и волной прокатился по темному коридору второго этажа. На секунду он смолк, а потом зазвучал с новой силой. В соседней комнате вспыхнул свет, и в коридор выскочил молодой человек в майке и трусах. Он рванул на себя ручку соседней двери, но та не поддалась, тогда он забарабанил по ней кулаком.

-Семен, открой! Эй, открой! Это Антон! Что там у тебя происходит?!

Крик за дверью перешел в жуткий визг, и оборвался.

Стало тихо.

Антон продолжал стучать. Звуки ударов, неожиданно гулкие в наступившей тишине, зловещим эхом разносились по спящему дому.

-Семен! Слышишь меня?! Открывай!

Он замер и прислушался. Внизу раздавались испуганные голоса, что-то глухо стукнуло по деревянному полу, заскрипела лестница. Из комнаты Семена не доносилось ни звука.

Яркий свет ударил Антону в глаза – из соседней комнаты выглянул Виктор.

-Что стряслось? – спросил он.

-Это Семен кричал! - Антон зябко переступил с ноги на ногу. - Я стучу, а у него закрыто!

Виктор подошел к двери и подергал ручку.

-Заперто.

-Я и говорю – закрыто!

В коридоре загорелись лампы. Со стороны лестницы бежали Глеб Сергеевич, Верочка и Катя - испуганные, полуодетые, задыхающиеся.

-Кто кричал? – спросил Глеб Сергеевич, на ходу запахивая куртку.

-Семен кричал! Он заперся и не отвечает!

Глеб Сергеевич решительно оттеснил Антона от двери и стукнул в нее кулаком.

-Семен Петрович, открывай! Это Кастанаев!

Все застыли. Первую секунду они искренне верили, что сейчас дверь откроется, выглянет смущенный Семен и начнет извиняться за нарушение тишины.

Но дверь оставалась закрытой.

Заскрипела половица. Верочка смущенно переставила ногу. Катя обняла ее за плечо, и обе они посмотрела на Глеба Сергеевича.

-Я вроде стук слышал, - почему-то шепотом сказал Антон. – Будто что-то упало.

-Тааак, - протянул Глеб Сергеевич. – Антон, разыщи-ка этого… тренера. У него должны быть ключи.

Антон повернулся.

-Хотя нет – стой! Виктор, ты одет – давай ты за тренером. – Он посмотрел на Антона. – А ты – накинь что-нибудь. Синий весь.

Мужчины поспешили выполнять распоряжения. Глеб Сергеевич посмотрел на девушек.

-И вы оденьтесь, - сказал он. – Холодно.

22 января 2010 года. 4:14

Виктор вернулся спустя десять минут.

-Нет тренера! – выдохнул он. – Комната открыта, а его нет!

-Ты звал? Может, он в уборную вышел.

-Я весь первый этаж обежал – нет его!

-Тааак… - Глеб Сергеевич нахмурился и плотнее запахнул куртку.

-Что делать-то теперь? – спросил Антон.

Глеб Сергеевич раздраженно пошамкал губами и кивнул.

-Ломайте!

Коридор заполнился глухими ударами. Антон и Виктор по очереди били ногами в замок, но дверь, упрямо держалась. Они долбили и долбили со все возрастающей силой, пока, наконец, замок не вылетел. Взмыленные, тяжело дыша, Антон с Виктором ввалились в комнату и встали у порога, как вкопанные.

В комнате было темно. Метель завывала за окном и била в стекла снежными кулаками. Стены дрожали и поскрипывали. На полу, в узкой полосе света, лицом вниз лежал Семен.

-О господи! – прошептала Катя.

Глеб Сергеевич протолкался вперед, на секунду замер, протянув: «Тааак», а потом наклонился над телом. Начальственная куртка задралась, приоткрыв просторные семейные трусы. Виктор подавил нервный смешок.

-Помогите повернуть.

Мужчины перевернули тело на спину. Невидящие, широко распахнутые глаза Семена уставились в потолок; оскаленный рот в колебаниях света уличного фонаря, казалось, то кривился болью, то улыбался.

Тихо заскулила Верочка.

-Помер, - растерянно сказал Антон и сел на пол. Он нервно огляделся, будто высматривая в расчерченной тенями комнате убийцу.

Глеб Сергеевич пощупал шею Семена, прижался ухом к груди.

-Боже мой, боже мой, - повторяла Катя.

-Не дышит, - сказал Глеб Сергеевич. – И пульса нет.

Верочка зарыдала.

22 января 2010 года. 4:27

Порыв ветра ударил в стену, и дом вздрогнул. Холод пополз по полу.

-Включите свет, - попросил Антон.

Виктор пошарил по стене, загорелась лампа.

-Так, - сказал Глеб Сергеевич, - сворачиваем тренинг. Нужно вызывать помощь.

-Как вызывать-то? – спросил Виктор. – Телефонов-то нет. Их вездеход забрал. Тренер еще тогда сказал… - он судорожно сглотнул. – Чтобы полный отрыв. Погружение.

-Да где этот чертов тренер?! – раздраженно спросил Глеб Сергеевич.

-Может его накрыть? Семена?

-Я накрою. Вы двое – обыщите дом. Сколько времени?

Виктор посмотрел на часы.

-Половина пятого.

22 января 2010 года. 4:49

Шторы в просторной гостиной покачивались.

-Вон как сифонит, - сказал Антон. – И у меня в комнате тоже.

-Да тут везде так. А в сортир вообще не войти. Как там еще вода не замерзла?

-Нет его здесь.

-Сам знаю, что нет.

Антон замолчал. Они прошли на кухню, по дороге зажигая свет.

-Как думаешь, что с Семеном? Сердечный приступ?

-От сердечного приступа так не орут.

-А от чего так орут?

Виктор посмотрел на Антона, как на идиота.

-Ты бы от чего так орал?

На кухне никого не оказалось, в подсобке – тоже.

-Смылся наш тренер, - сказал Виктор. – Ушел. А нас оставил.

-Может, это часть тренинга?

-Ага. И Семена пришить – тоже.

-Думаешь, это он его?

-А кто?

-Но как?

-Хрен его знает! Попадись мне эта скотина – придушу! Он мне сразу не понравился, козел!

-Не, не мог он. Комната была закрыта. Окно заперто.

-Дрянь какую-нибудь подсыпал за ужином, вот у Семена и снесло крышу.

-Но зачем? И прятаться зачем?

-Прятаться зачем? – Виктор хмуро посмотрел на Антона. – За нами!

22 января 2010 года. 6:31

Они все собрались в гостиной за столом. В камине уютно потрескивали поленья.

-Ну что? Завтракать будем? – спросил Виктор, прервав общее молчание.

Катя посмотрела на него укоризненно.

-В самом деле, может попьем чайку, а потом сходим на улицу – осмотримся? – предложил Антон. – Может быть, найдем что-нибудь.

-Что?

-Ну, не знаю. Снегоход какой-нибудь. Или тренера.

-Ничего мы в такую пургу не найдем, - отозвался Виктор.

Антон пожал плечами.

-Сходите, - сказал Глеб Сергеевич. – Только далеко от дома не отходите. Я вчера видел сарайчик рядом с домом, может быть, тренер там?

Он повернулся к девушкам.

-Верочка, организуйте нам завтрак.

Верочка беспомощно обвела их глазами.

-Я пойду с тобой, - сказала Катя. – А мужчины пусть накроют на стол.

Они встали.

-Дверь не закрывайте! - крикнул им Антон. – Чтобы мы вас видели!

Верочка и Катя на кухне. Виктор наклонился над столом.

-Это тренер, зараза! Точно он!

-Не говори ерунды! – возразил Глеб Сергеевич. – Толстопятов проверенный человек, и фирма у них солидная. Мы не первый раз с ними работаем, и все было хорошо.

-Я же говорю – сердечный приступ, - сказал Антон, вынимая из шкафа тарелки.

-Не бывает таких сердечный приступов!

-Они разные бывают, - сказал Глеб Сергеевич.

-Вскрытие покажет, - мрачно заключил Виктор. – Если мы до этого доживем.

22 января 2010 года. 7:07

Антон и Виктор, в толстых куртках похожие на космонавтов в скафандрах, встали у порога.

-Ну, с богом, - напутствовал их Глеб Сергеевич. – Далеко не ходите. Осмотритесь, и сразу обратно!

Он открыл дверь, и в гостиную ворвался холодный снежный вихрь. Снаружи не было видно ни зги, только темные призраки деревьев слабо проступали в белой гудящей мгле.

-Пошли! - прокричал Глеб Сергеевич и хлопнул Антона по спине.

Мужчины вышли.

Глеб Сергеевич затворил дверь и с минуту простоял возле нее, глядя, как тает нанесенный с улицы снег.

-Тааак… - протянул он. – Скверная история…

-Ужасно! – подтвердила Катя. – А как он кричал! Господи! Вот так и поверишь в потустороннее.

Глеб Сергеевич повесил куртку на крючок и сел за стол.

-Приведений не бывает! - сказал он твердо. – Выберемся отсюда – подниму вопрос об этих тренингах. Никуда это не годится – людей без связи оставлять!

-Не может быть, чтобы совсем не было связи! – убежденно возразила Катя. – Что-то должно быть!

-Да. Знаешь, вы тут с Верочкой посидите…

-А вы куда?

-Схожу посмотрю. Вдруг действительно что-то найду. Рацию какую-нибудь…

-Мы с вами!

-Катерина, здесь нет…

-Мы пойдем с вами! Вера, вставай!

22 января 2010 года. 7:19

Они нашли рацию в комнате тренера, в стенном шкафу – большую черную коробку с микрофоном и серебристой надписью «VERTEX». Глеб Сергеевич, кряхтя, вытащил ее и положил на неубранную кровать.

-Я же говорила! – заявила Катя.

-Как ей пользоваться? – спросила ободрившаяся Верочка. – Здесь столько ручек.

-Посмотри в шкафу, нет ли к ней инструкции?

Верочка вскочила и зашелестела бумажками. Глеб Сергеевич повернул выключатель, маленький дисплей засветился.

-Нашла!

-Неси сюда!

Они провозились с радиостанцией минут двадцать, когда внизу хлопнула дверь, и раздался испуганный голос Антона:

-Эй! Вы где? Идите сюда!

22 января 2010 года. 7:41

На коврике для ног лежал облепленный снегом человек. Капюшон съехал с его головы, открыв перекошенное серое лицо тренера. Мокрые волосы облепили лоб, на ресницах и бровях поблескивал лед.

-Мы… - начал Виктор, и в этот момент Верочка закричала.

Она визжала, как резанная, пританцовывая на месте и колотя кулаками по уголкам рта. Ее вопль заглушил завывания бури за окном, треск сырых поленьев в камине и голоса.

-Да замолчи ты!

Девушка не услышала. Она уставилась на тело и все кричала, кричала…

Катя обняла ее за плечи и что-то заговорила в самое ухо. Глеб Сергеевич тоже кричал, но никто не мог его расслышать.

-Что? – проорал Виктор.

-Мы его нашли… - объяснял Антон.

-А-а-а!

-Заткнись! Заткнись, дура! – Виктор рявкнул так, что засаднило в горле.

Верочка замолчала. Ее лицо сморщилось, рот широко открылся, она схватилась руками за шею и надсадно, лающе закашляла. От неожиданности Катя выпустила ее из рук. Верочка упала на колени, царапая ногтями кожу на шее, захрипела, повалилась на бок и затихла.

Катя бросилась к ней.

-Боже мой, что… Глеб Сергеевич, она не дышит!

-Искусственное дыхание! Срочно! И массаж сердца!

22 января 2010 года. 7:50

-Умерла, - печально произнес Глеб Сергеевич, поднимаясь с колен.

Виктор опустился на стул. Антон сел на пол и обхватил руками голову.

-Какой-то кошмарный сон! – с отчаянием сказал он.

-Похоже на «Десять негритят», - заметил Виктор. – Там тоже – один, потом второй…

-Там ясно от чего все умирали, - возразил Антон. – А здесь? Сидишь и думаешь: кто теперь?

Он посмотрел на Глеба Сергеевича.

-Как вы думаете, от чего она..?

-Не знаю, - сухо ответил тот. – Я не врач.

-Бред какой-то!

Глеб Сергеевич опустился на стул.

-Антон, у тренера мы нашли радиостанцию. Ты у нас по айти –попробуй разобраться.

22 января 2010 года. 9:02

Из динамика доносился лишь мусор помех. Антон крутил ручку настройки, но все без толку.

-Наверное, из-за метели связь плохая.

-Не нашли никакого транспорта? – спросил Глеб Сергеевич.

-Нет, - ответил Виктор. – Ничего там нет. Только тренер этот сидел у стены с другой стороны дома.

Он повернулся к Антону.

-Попробуй сам что-нибудь сказать. Может, услышат?

Антон поднес к губам микрофон и посмотрел на Глеба Сергеевича.

-Что говорить?

-Дай мне! – раздраженно воскликнула Катя.

Она выхватила микрофон и прижала его к губам.

-Нам нужна помощь!

-Кнопку нажми. Красную. Сбоку.

Катя нажала.

-Нам нужна помощь! У нас трое мертвых! Мы не можем ни с кем связаться! Пожалуйста! Если кто-то нас слышит – помогите нам! Пожалуйста!

-Дай сюда! – Глеб Сергеевич забрал у нее микрофон.

-Говорит Кастанаев. Мы находимся в доме для корпоративных тренингов, примерно в двадцати километрах от санатория «Лесной». У нас чрезвычайная ситуация! Есть погибшие! Нам нужна помощь! Прием!

Он замолчал.

-Кнопку отпустите.

Им никто не ответил. Равнодушно шумел динамик, повторяя завывание ветра за окном.

-И что теперь? – спросила Катя.

Антон пожал плечами.

-Будем вызывать дальше. И надеяться, что кто-нибудь нас услышит.

22 января 2010 года. 10:21

Тела перенесли в подсобку и сложили на полу, накрыв одеялами. Помолчав над ними, все вернулись в гостиную и уселись за столом, на котором все еще стояли чашки с остывшим чаем.

-В доме никого нет, - сказал Глеб Сергеевич. – По крайней мере, мы никого не нашли. Что еще остается?

-Галлюцинации? – предположил Антон.

-Откуда? И почему только у них? Почему не у нас?

-Они могли съесть что-то такое или вдохнуть. А может, здесь испытывают психотропное оружие? Под прикрытием.

-Ерунда.

-Ну, тогда не знаю…

-Вера была беременной, - печально сказала Катя. – В июле ей рожать.

-И что? – тут же спросил Антон. – Остальные-то…

-Я не о том говорю!

-А о чем?

-Ни о чем! Дурак.

Антон встал.

-Ты смотри… - начал он угрожающе, и осекся.

Его глаза округлились. Палец, указующий на Катю, метнулся в направлении пустой подсобки.

-Черт! – взвизгнул он. – Черт! Черт!

Все повскакивали с мест.

-А-а-а! – закричал Антон. – А-а-а! – и стал пятиться в сторону лестницы.

Катя заткнула ладонями уши.

Виктор побледнел, обхватил руками голову и пригнулся к столу.

-Нет! Нет-нет-нет!

Стоявший рядом Глеб Сергеевич подскочил на месте.

-Что нет?! – завопил он. – Чего нет?!

Антон замолчал.

-О господи! – выдохнул он.

-Виктор, ты чего?!

-Витюх?

-Витька!

На несколько минут гостиную наполнил гвалт голосов. Все кричали одновременно, не слушая друг друга. Глеб Сергеевич рвал Витины руки ото лба, а тот тряс головой и повторял бесконечной скороговоркой:

-Нет-нет-нет-нет!

-Да в чем дело!? – заорал Глеб Сергеевич. – Говори – в чем дело?!

Он закашлялся. Стало тихо.

Виктор опустил руки, обвел всех дикими глазами, а потом быстро затараторил:

-Я не виноват! Я не специально! Оно само, я не могу удержать! Это игра! Всегда была игра! Я не хотел никому повредить!

Он опустил голову и продолжал бормотать что-то, почти уткнувшись лицом в стол.

-Господи, он сошел с ума, - произнесла Катя.

-Этого еще не доставало! – заявил Глеб Сергеевич. Он повернулся к Антону. – А ты чего?

Тот выглядел больше смущенным, чем напуганным.

-Мне показалось… - промямлил он. – Мне показалось, что там… У подсобки, стоит…

-Ну? Кто стоит?

-Я не уверен, мне показалось. Но я видел…

-Да что ты видел?!

-Паука, - неожиданно спокойно произнес Виктор. – Он видел паука.

22 января 2010 года. 10:24

-Что? Какого паука?

Виктор потер лоб. Поднял голову.

-Я не знал! Не знал, понимаете? Что так получится. Это как игра. Ну, пар выпустить.

-Что за игра? Говори толком!

-Я представлял, как с кем-то что-то происходит. Я не знал, что так и будет! Я не хотел!

-Что ты городишь? Я ничего не понимаю! – уже кричал Глеб Сергеевич.

-Так это ты представил паука? – спросил Антон, не веря своим ушам. – Ты???

-Я.

-Ах ты…

-Тише! – рявкнул Глеб Сергеевич.

-А у Семена? Кого ты ему внушил, гад???

-Да я не хотел! Я же не специально! Просто мне стоит подумать и…

Виктора затрясло. Катя мгновенно очутилась у него за спиной и принялась энергичными движениями разминать ему плечи.

-Не думай, Витя! Не думай!

-Не могу!

-Катерина, ты что… - начал было Глеб Сергеевич, но Антон перебил его.

-Успокоительное! - заявил он. – Валокордин или валерьянка, чтобы заснул!

-На кухне аптечка, - сказала Катя. – Возле шкафа.

Антон выбежал.

-Вы серьезно? – спросил Глеб Сергеевич. – Это же бред! Мистика!

Катя глянула на него, но ничего не ответила. Наклонилась к уху Виктора.

-Витя, ты сейчас заснешь!

-Но я не хочу спать! Боже, боже!

-Ты заснешь! – повторила Катя. – Выпьешь лекарство и заснешь, а мы подумаем, как тебе помочь.

-Господи, я не могу – оно само лезет в голову!

-Представь круг, - быстро заговорила Катя. – Внутри него кубики – это твои мысли. Сосредоточься на кубиках и выталкивай их из круга. Выталкивай, пока совсем не останется.

-Я…

-Выталкивай кубики!

-Да, хорошо.

Вбежал Антон.

-Нашел!

-Хорошо. Давай.

-Я не засну!

-Выталкивай кубики!

-Так, сколько давать… - Антон пытался дрожащими пальцами развернуть инструкцию. – Так. Так. Надо много дать, чтобы сразу заснул.

-Что значит – много? – запротестовал Глеб Сергеевич. – Ты смотри, а то вообще не проснется! Положи-ка ты эти таблетки на стол и давай…

-Я не хочу не просыпаться!

-Не слушай их! – приказала Катя. – Глеб Сергеевич – помолчите!

-Дам две дозы, - решил Антон. – От двух еще никто не умирал.

Он высыпал таблетки на ладонь, взял чашку с остывшим чаем и протянул все это Виктору.

-Давай, Витюх – ешь!

22 января 2010 года. 11:40

Следующий час запомнился всем, как беспросветный кошмар. Виктор то сидел тихо, то принимался раскачиваться и стонать, повторяя, что он не может, не может, не может! Он вскакивал, бегал по гостиной, снова садился на место. Остальные, то шарахались от него, как от чумного, то обступали и начинали наперебой разговаривать с ним о погоде, работе – обо всем, что приходило в голову. Потом Виктор замолчал и просто сидел, уставившись в одну точку.

Наконец, он заснул.

-Таак, - сказал Глеб Сергеевич. – Ну и..?

-Что будем делать? – спросил Антон Катю.

Она устало пожала плечами.

-Ну нельзя же серьезно… - затянул свое Глеб Сергеевич.

-Это он тренера – точно! – перебил его Антон. – Помните, он еще на базе в санатории его крыл?

-А с Семеном они еще неделю назад рассорились, - сказала Катя. – Из-за проекта. И все это время на ножах.

-Он со всеми на ножах.

-Для того и затеяли тренинг, - мрачно сказал Глеб Сергеевич. – Выработка здоровых командных отношений.

-Вот и выработали… - уныло заметил Антон. – Что же теперь делать? Он же проснется, и опять все по новой.

-Ребята - это бред!

Катя энергично тряхнула головой.

-Это не бред, Глеб Сергеевич! Вы сами смотрите – он рассорился с Семеном, и Семен умер. С тренером поцапался – и тренер мертв!

-Верочка его доняла, когда визжать стала, - поддержал Антон. – И, между прочим, когда он ночью из комнаты вышел, то был уже одет. Он не спал, когда умер Семен! Все сходится! Черт, ему вообще предлога не надо…

Катя подхватила мысль.

-Антон перестал кричать, когда закричал Виктор. И сам он во всем признался. Не знаю, как он это делает – не важно! Важно то, что он в это верит, и это действительно происходит!

-Все это – чушь собачья! – заявил Глеб Сергеевич.

-Как хотите.

-Может, подержим его на снотворном? – предложил Антон. – Пока за нами не приедут?

-И что? Он рано или поздно придет в себя и…

-Интересно, на каком расстоянии это действует? Может быть, только здесь?

-Не знаю.

-А если его электричеством? Я читал…

-А ну отставить! – приказал Глеб Сергеевич. – Вы что – рехнулись? Никакого электричества! Никакого больше снотворного! Не хватало только, что вы его еще покалечили!

Антон посмотрел на начальника с вызовом.

-Нечего командовать, - сказал он. – Если вам не хватает ума понять, что здесь творится – ваше дело! А я помирать не собираюсь!

-Что?!

-Глеб Сергеевич, он прав, - сказала Катя твердо. - Не надо нам мешать.

-Сумасшедший дом!

22 января 2010 года. 19:04

-Голова раскалывается… - простонал Виктор.

-Катерина – чаю крепкого!

На негнущихся ногах Катя послушно прошла на кухню, оставив мужчин в гостиной.

-Ты как? – сухо спросил Антон.

Виктор посмотрел на него неприязненно.

-Как с похмелюги. Это ваше снотворное – хуже водки.

-Потерпи, - сказал Глеб Сергеевич. – Видишь, какие у нас обстоятельства?

-Вижу я ваши обстоятельства. – Виктор потер лоб. – Насквозь вижу.

Они замолчали. С кухни доносилось позвякивание посуды.

-Антон! – позвала Катя. Все вздрогнули. – Антон, можно тебя на минутку. Мне нужна помощь!

22 января 2010 года. 19:11

-Я не могу! – сказала Катя с нажимом. – Не могу заставить себя выйти.

-Боишься его спровоцировать? – спросил Антон.

-А ты – нет?

Антон вздохнул.

-Гад он, все-таки. С нормальным человеком такого бы не произошло. Урод он настоящий!

-Тишше!

-Кать, если ты боишься – не ходи. Перебьется он без тебя.

-А если спросит? Подумает обо мне? О боже-боже-боже!

-Ты не паникуй. Мы ему еще снотворного дадим.

-Он не будет пить. Ты же слышал!

-Будет.

22 января 2010 года. 19:22

Антон появился в гостиной хмурый и решительный.

-Так больше продолжаться не может!

Виктор и Глеб Сергеевич удивленно посмотрели на него.

-Ты о чем?

-Обо всем! – Антон уперся кулаками в стол. – Вить, ты не обижайся, но мы с тобой, как в обнимку с бомбой. Только и ждем, что рванет. Так и рехнуться недолго.

-Это тебе Катька нашептала?

-Это я сам себе нашептал. А что – скажешь не так? Ты же не можешь себя контролировать!

-Именно это я сейчас и делаю.

-А если сорвешься?

-Ты сразу узнаешь.

Антон поджал губы.

-Тоша, - позвала его Катя, осторожно выглядывая из двери. – Тоша, не надо.

Он схватил пузырек со снотворным и стал яростно ловить пальцем скользкие таблетки.

-Воду давай! – бросил он, не оборачиваясь.

-Нет!

Антон схватил ближайшую чашку с недопитым чаем, вытянул в ладони таблетки. Посмотрел на Виктора.

-Давай! Пей!

-Нет. Мне, между прочим, до сих пор хреново.

-Потом оклемаешься!

Виктор успокаивающе поднял руки.

-Слушай, я могу это контролировать. Ты же видишь. Все нормально.

-Когда станет ненормально - будет поздно. Пей!

-Нет!

Антон грохнул чашку на стол, сжал в кулаке таблетки и быстро пошел к Виктору. Тот попятился.

-Эй-эй-эй! – Виктор указал на него пальцем. – А ну стой!

Антон застыл. Ярость, горящая на его круглом лице, сменилась замешательством. Он неловко передвинул по столу стакан.

-Сядь! – приказал Виктор.

-Слушай, надо…

-Я сказал - сядь! Все сядьте!

Он бросил взгляд на Катю.

-Выходи! Садись за стол!

Она послушно вышла из кухни и примостилась на краешке стула, подальше от того места, где стоял Виктор.

-Виктор, совсем не обязательно… - начал Глеб Сергеевич.

-Заткнись!

-Да… - рука Антона легла начальнику на плечо и удержала на месте.

Виктор ожесточенно тер пальцами лоб. Все смотрели на него, боясь пошевелиться.

-Никаких таблеток! – сказал он, наконец. – Никаких приказов! Вы сидите, как мыши и слушаетесь меня! Ясно?

Он опустил руки, опершись кулаками на стол, как это делал Антон.

-Слушаетесь! Меня! Понятно?

Катя быстро закивала.

-Да уж… - сказал Глеб Сергеевич.

-Я сказал: молчать! – рявкнул Виктор. – Вы двое – встали!

Антон и Глеб Сергеевич поднялись.

-Топайте в комнату Верочки. А ты, - он повернулся к Кате, - останься.

22 января 2010 года. 19:40

Первым на него бросился Антон. Он плохо соображал, что делает, наблюдая за собой словно со стороны. Он сбил Виктора с ног, и тот упал, чудом не ударившись головой о каминную полку. Не останавливаясь, Антон пнул его в шею. Виктор издал страшный клокочущий звук и попытался отвернуться.

А потом кричали уже все: матом орал Глеб Сергеевич, визжала Катя. Виктор вопил, пытаясь прикрыть голову. Антон увидел стул в своих руках, тот мелькнул и врезался ножкой в ухо Виктора. Катя вцепилась ему в ладони, пытаясь оторвать их от головы, которую тот безуспешно пытался прикрыть.

Виктор засучил ногами, стараясь отползти назад, но тут же получил удар в колено и снова заклокотал. Мелькнул стул. Еще раз, и еще. С его ножек веером разлетались по гостиной капли крови.

Минуты через две Виктор перестал реагировать на удары, а еще через пять Катя и Глеб Сергеевич вместе оттаскивали Антона от неподвижного, залитого кровью тела. Он рванулся из их рук раз, другой, а потом затих и позволил посадить себя на пол около стола.

Катя, отвернулась – ее начало тошнить. Прикрыв рот, она, качаясь, побрела к туалету. Мужчины сидели, тяжело дыша, и смотрели, как под изувеченной головой Виктора растет темная лужа. Целую минуту они молчали.

-Командная работа, - произнес Антон сипло. – Тим, мать-перемать, билдинг.

-Вы его убили, - прохрипел Глеб Сергеевич. Он был бледен, как мел, и прижимал правую руку к груди. – Убили ни за что.

Антон почувствовал укол где-то в солнечном сплетении, спазм сжал его горло, и он начал смеяться. Ударил разбитым кулаком по полу, из глаз брызнули слезы. Но он не обратил на это внимание и продолжал хохотать, задыхаясь и кашляя.

Из заключения судмедэксперта от 9 февраля 2010 года.

«Первый пострадавший: Стеклов Семен Петрович, 45 лет. Ведущий аналитик отдела перспективных разработок ООО «Синтез-М». Причина смерти: субмассивная тромбоэмболия легочной артерии.

Второй пострадавший: Толстопятов Роман Васильевич, 39 лет. Сотрудник тренинговой компании «Бест Коуч». Причина смерти: анафилактический шок.

Третий пострадавший: Семецкая Вера Матвеевна, 23 года. Секретарь отдела перспективных разработок ООО «Синтез-М». Причина смерти: отек гортани.

Все три ненасильственные смерти можно объединить, исходя из общей причины: предположительно резкая аллергическая реакция. Хотя аллерген до сих пор не обнаружен, подобное предположение не противоречит имеющимся на данный момент фактам. Это объясняет внезапное и быстрое развитие болезни вплоть до летального исхода. Остальные фигуранты дела реакции на данный аллерген не обнаружили.

Рекомендовано тщательное обследование места происшествия специалистами»

Из комментария психолога от 8 февраля 2010 года.

«Виктор Носов действительно верил в то, что говорил. Специфика его заболевания подразумевает склонность к самовнушению, вероятно, увеличенную стрессом, связанным с гибелью людей рядом с ним. Так же истероидное расстройство личности заставляет человека пытаться занять лидирующие позиции в группе, как только появляется такая возможность»

Из материалов предварительного следствия.

«В отношении Кастанаева Глеба Сергеевича, Лапиной Екатерины Петровны и Кротова Антона Валерьевича возбуждено уголовное дело по статье 111 часть 4: умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего»

Из отчета особой комиссии Министерства Здравоохранения Российской Федерации от 11 марта 2010 года.

«Никаких патогенных факторов, в том числе, аллергенов, способных вызвать анафилактический шок, на месте обследования выявлено не было»

Комментариев: 1 RSS

Оставьте комментарий!
  • Анон
  • Юзер

Войдите на сайт, если Вы уже зарегистрированы, или пройдите регистрацию-подписку на "DARKER", чтобы оставлять комментарии без модерации.

Вы можете войти под своим логином или зарегистрироваться на сайте.

(обязательно)

  • 1 Аноним 07-05-2011 17:47

    Вот лично мне показались лишними указания дат и времени в тексте. Ведь перерывы между событиями составляют не два года, а всего лишь несколько часов\минут. Так же можно было бы убрать все эти "заключения" в конце. Рассказ хорош и без них. Автору спасибо excaim

    Учитываю...