DARKER

онлайн журнал ужасов и мистики
Паранормальное

Анна Одинцова «С той стороны»

Где я?

Лестница вела вниз. Рассмотреть ее толком Саша не смог. Заметил только, что ступени были истертые и какие-то… не такие, как надо.

Зачем я сюда иду?

Со всех сторон медленно наползала густая серая хмарь. Почувствовав тревогу, Саша посмотрел назад, но там, откуда он пришел, ничего не было видно. Только непроницаемый клубящийся мрак. Отвернувшись, он снова двинулся вперед. Туманная завеса как будто поредела, и сквозь нее виднелись очертания чего-то еще — он надеялся, что выхода. Торопливые шаги, впечатываемые в каменный пол, отзывались в ногах болезненным гулом.

Вдруг ослепленный ярким светом, Саша остановился. Он стоял в дверях большого, смутно знакомого помещения, одна стена которого целиком состояла из стекла. Зернистые серые плиты на полу, серые стены… Это был старый автовокзал, с которого Саша каждое лето уезжал в деревню. Только теперь внутри не было ничего: ни касс, ни ларьков, ни рядов сидений, ни поста полиции. Незаметно для себя Саша оказался на улице, продолжая разглядывать снаружи пустое, запыленное здание. Под босыми ногами перекатывались и кололись мелкие камушки, сплошь усеивающие сухую песчаную почву. Никакой улицы и не было! Была только бескрайняя желтая пустошь с одиноким прямоугольником заброшенного автовокзала. И был по-летнему яркий, ослепляющий свет, непонятно как льющийся с голого голубого неба, на котором не было солнца.

А еще был звук. Чей-то мерный топоток раздался прямо за Сашиной спиной. Нужно было обернуться, но тело отчего-то перестало слушаться. Казалось, что его, полностью парализованного, вот-вот расколет, разломает на куски какая-то невидимая сила. Очень хотелось пошевелиться… Все-таки суметь сдвинуться с места… Бежать…

 

Саша открыл глаза, и привычная обстановка постепенно приблизилась, обступила его — так, словно он заново узнавал окружающие предметы. Дышалось тяжело, как будто грудь придавило чем-то большим и неподъемным. И сердце, тоже сдавленное этим невидимым грузом, колотилось отчаянно быстро, почти болезненно. Один наушник выпал из уха, а звуки, передаваемые оставшимся — шорохи, перестуки, глухие завывания на фоне низкочастотного гула, — почти полностью перекрывал резкий звонок домофона. Едва глянув на часы, Саша неловко скатился с постели. Половина четвертого! А ведь было ровно двенадцать, когда он ложился! Так и не сумев второпях засунуть в тапки непослушные, затекшие ноги, Саша босиком прошлепал в прихожую.

— Это мы, открывай! — рявкнула недовольным голосом матери домофонная трубка.

Отпирая дверь, Саша надеялся, что им не пришлось слишком долго звонить и что его, может быть, даже разбудил самый первый звонок.

— Ты чем тут занят был? — вопрос, заданный с порога, не предвещал ничего хорошего. — На звонки почему не отвечал? Мы пятнадцать минут под дверью толкались!

— Да я заснул просто, — попытался оправдаться Саша.

— Заснул он! — разом постаревшее, горящее неровным румянцем лицо матери, казалось, навеки было сковано этой неприятной гримасой. — На, сумки-то возьми! Руки отваливаются уже тащить эту дрянь!

Взяв два шуршащих пакета с продуктами, Саша поспешил в кухню, подальше от разыгравшейся бури. Он с детства знал, что наилучший вариант — молча переждать.

— Ну ты-то хоть не толкайся! — донесся из прихожей гневный окрик.

— Ну я же раздеваюсь! — тут же зазвенел обиженный голосок Тани, младшей сестры.

— Ой, не ори только! Давай резче и выходи отсюда.

Несколько секунд спустя Таня впорхнула в кухню следом за братом.

— Саша, дай шоколадку, — попросила она громким шепотом и, не дожидаясь ответа, сама полезла в пакет.

— Нашла? — тоже шепотом спросил он.

— Ага! — заговорщицки улыбнувшись и прижав к животу «сникерс», девочка выскользнула в коридор. В такие моменты Саша удивлялся ее беззаботности. Хотя в ее возрасте — Таня только-только пошла во второй класс — он, наверное, так же быстро забывал заскоки матери. А может, и она тогда не была такой… Такой, как сейчас.

Выложив покупки на кухонный стол, Саша вернулся в свою комнату. Машинально поправил смятое покрывало, потянулся за плеером, который случайно смахнул на пол, и вдруг резко повернулся вправо. В большом зеркале, прислоненном к стене напротив кровати, застыл худощавый парень с бледным, нахмуренным лицом и слегка всклокоченными волосами. Его собственное отражение. А сбоку — желтая штора и черный экран ноутбука, стоящего на подоконнике. В них-то все и дело! На мгновение Саше показалось, что он увидел в зеркале отражение недавнего видения: серое здание в желтой пустоши и… И что-то еще, какое-то движение, словно кто-то быстро спрятался за раму там, внутри зеркала. Чего, конечно же, быть не могло. Похоже, резко обернувшись, он испугал сам себя. Облегченно вздохнув, Саша подмигнул своему отражению, тут же ставшему повеселее, и отвернулся.

— Опять сладкое жует! Попа не слипнется? — в приглушенном голосе матери, звучащем за дверью, уже не было желчи и раздражения. Саша знал, что в любую минуту все опять может перемениться, но почему-то был уверен, что нынешний вечер пройдет спокойно. Через пару часов они сядут ужинать, и стол будет залит мягким золотистым светом от самодельного абажура, который мама смастерила несколько лет назад. Когда она не злится, у нее все всегда хорошо получается. И еда этим вечером тоже получится вкусной. И Танька будет сидеть напротив в домашней кофте с кошачьими ушами на капюшоне и рассказывать очередные школьные небылицы…

Коротко улыбнувшись своим мыслям, Саша включил ноутбук и сел с ним за стол. Трансовый дарк-эмбиент, который он слушал во время своих «медитаций», вызывал необходимые впечатления только при первом прослушивании, поэтому каждый раз приходилось искать и скачивать новые композиции. Собственно, с этой странной музыки все и началось. Около полугода назад Саша впервые пережил то волнующее состояние, когда мысленные образы, возникающие как обыкновенная фантазия, начинали жить собственной жизнью, трансформируясь и сменяя друг друга уже безо всякого контроля со стороны разума. Как будто сон наяву. Может, это и были те самые осознанные сновидения — Саша давно собирался поискать что-нибудь об этом в Интернете, но руки все не доходили. А теперь и вовсе появилось кое-что новое, не идущее ни в какое сравнение с прежними почти случайными переживаниями.

Зеркало.

О том, что зеркала могут способствовать ментальным путешествиям, расширяя границы реальности и образуя нечто вроде проходов в какие-то иные ее слои, Саша впервые узнал месяц назад, опять же — из Интернета. Блуждая по очередному форуму, посвященному мистическим тайнам сознания, он наткнулся на давно заброшенное обсуждение «зеркальных порталов». Большинство псевдонаучных терминов оказались незнакомыми, но суть Саша уловил. Все, что было необходимо — это старое зеркало. Насколько старое, на форуме не говорилось, но, по-видимому, чем старее, тем лучше — что-то оно там в себе накапливало. Тогда у Саши такого зеркала не было, но на днях ему улыбнулась удача: Артем, сосед снизу, с которым они дружили с первого класса, вспомнил о бабушкином зеркале, давным-давно пылящемся у них дома за шкафом и, в общем-то, никому не нужном.

— Если надо, можешь его насовсем оставить, — великодушно разрешил Темыч, когда они перетащили зеркало наверх, к Саше. — Только ты это… В психушку не укатись со всей этой своей хероборой. А то придется тебе передачки возить, — друг добродушно хохотнул. — А у меня теперь график плотный!

Насчет графика Темыч был прав. Год назад он закончил техникум и почти сразу устроился механиком в автосалон своего знакомого. Работа оказалась хорошей, доход — стабильным, и теперь Артем был занят ремонтом в старой бабушкиной квартире, которую до этого сдавал.

— Подновлю слегка и можно будет переезжать. Достало уже с родителями жить — после одиннадцати вечера ни дохнуть, ни пернуть! Спать они, блин, ложатся… А потом подымаются ни свет ни заря — нахрена, спрашивается? На пенсии ведь уже, отдыхали бы…

В последнее время, слушая разглагольствования друга, Саша все больше завидовал ему. Завидовал его независимости, пускай еще не окончательной, но уже такой скорой. Надо было не слушать мать и поступать в техникум вместе с ним! А теперь что? Институт, в котором еще учиться и учиться, в котором вообще не интересно и, самое главное, непонятно — что потом? При мысли о том, что через несколько лет он по-прежнему будет жить с мамой и сестрой, Саше делалось тошно. Хоть у него и была отдельная комната, о полной уединенности тут и речи не шло. А именно это было необходимо для его «медитаций» и «путешествий», на которые он в последнее время буквально подсел. Приходилось выкраивать время, ждать, когда все уйдут из дома. Но сегодняшний опыт показал, что это далеко не лучший вариант. Саша до сих пор не мог понять, как так получилось, что три часа пролетели за один миг. Раньше с ним такого никогда не случалось. С другой стороны, это ведь был только второй эксперимент с зеркалом. И, кстати, закончился он совсем не так, как нужно. В прошлый раз Саша, как обычно, постепенно «вынырнул» из видения, самостоятельно «проснулся», возвращаясь к обычной реальности, а сегодня…

Открыв новую вкладку, он, наверное, в сотый раз ввел в строке поиска «зеркальные порталы». И снова — не то. Какая-то магия, свечи, коридоры из двух зеркал, установленных напротив… Все это и близко не напоминало того, о чем он читал на форуме. Вот только ни адреса того сайта, ни пути, по которому он на него вышел, Саша не помнил. Как не помнил и того, что говорилось в обсуждении по поводу прерванного сеанса. А ведь что-то точно было.

Спустя час Саша сдался. От одних и тех же неоднократно просмотренных ссылок рябило в глазах, а виски налились усталой тяжестью. Закрыв страницу поисковика, бесполезную и почти ненавистную, он встал из-за стола и подошел к зеркалу. Коснулся темной деревянной рамы, покрытой облупившимся лаком. Внимательно глянул вглубь комнаты, отраженной в чуть помутневшей по краям зеркальной поверхности. Ничего особенного. Зеркало как зеркало. В конце концов, пару раз его «медитация» уже прерывалась на середине, когда Саша забывал отключить мобильник. И абсолютно ничего не случилось. Правда, тогда зеркала еще не было, но что с того? Не хватало еще в злых духов поверить! Чтобы потом тоже начать ставить свечки и читать заклинания. А там уж, в самом деле, и до психушки недалеко.

 

— Сашка, ты вставать вообще думаешь?

Голос звучал где-то очень далеко. А может, он лишь вспоминал его.

— Сааашааа…

Нет, этот чужеродный звук действительно врывался откуда-то извне, затуманивая и искажая происходящее.

— Саша!

Окрик показался оглушительным, а потряхивание за плечо — грубым и болезненным. Вздрогнув, Саша разлепил веки. Мать стояла рядом, склонившись над ним.

— Все, хватит валяться! — тень беспокойства на ее лице сменилась привычным недовольством. — За выходные не выспался? Или опять, небось, под утро лег? Твой будильник уже два раза орал, на кухне слышно было!

Когда она ушла, Саша медленно спустил ноги с кровати и сел, ощущая себя совершенно разбитым. Сердце тревожно и неровно трепыхалось в груди, а спина и грудь взмокли от пота.

— Саша, ты что, проспал? — Таня, приоткрыв дверь, заглянула в комнату брата.

— Ага…

— У нас сегодня рисование. Тебе что нарисовать?

— М… — в вакууме, заполняющем голову Саши, возник единственный смутно различимый образ: — Нарисуй овечку.

— Овечку? — Таня недовольно нахмурилась — Нууу, это скууучно…

— Тогда нарисуй то, что тебе нравится.

— Окей! — сестра заулыбалась, довольная тем, что ввернула новое словечко. — Тогда дракона!

За завтраком Саша пытался вспомнить то, что видел во сне. Ему определенно снилось что-то интересное, что-то особенное, и если бы не это внезапное пробуждение…

— Мы пошли! Закрой за нами, — послышалось из прихожей. — И не засиживайся, а то опоздаешь!

Отложив недоеденный бутерброд, Саша поплелся в прихожую. По правде говоря, идти на первую пару он уже не собирался. Мог бы, конечно, успеть, но не хотелось. Саша запер дверь и направился обратно на кухню, но, проходя мимо своей комнаты, услышал нечто, заставившее его остановиться.

Мягкие, приглушенные паласом шаги.

Внутри все похолодело, а ноги, неподъемные и бесчувственные, словно приросли к полу. В комнате не могло никого быть. Мать и Таня только что ушли, и он сам закрыл за ними дверь! Саша продолжал прислушиваться, но шагов больше не было. Да и не могло быть: ему просто послышалось, ведь он остался один в квартире… Но как бы там ни было, Саше потребовалось гораздо больше времени, чем обычно, чтобы шагнуть вперед, повернуть дверную ручку и войти в собственную комнату. В этот момент он вспомнил свой сон, ярко и отчетливо.

Он был в том самом месте, которое видел накануне — возле автовокзала в бескрайней пустоши. Только это была не совсем пустошь. Обернувшись на звук, привлекший его внимание еще тогда, Саша увидел целое море зелени. Оно начиналось с низенькой, жесткой поросли, проклевывающейся из сухой земли, которая постепенно сменялась более сочными, высокими травами и густыми кустарниками. Ветки ближайшего куста слегка колыхались в том месте, где скрылось существо, испуганное присутствием постороннего. Но Саша уже почти забыл о нем. Он смотрел дальше, туда, где среди буйно разросшихся, усыпанных мелкими цветами кустов поднимались сначала тонкие деревца, а затем и настоящие древесные великаны — раскидистые, могучие, увитые мхами и лианами. Старая кора кое-где растрескалась и висела лохмотьями, листья и цветы, особенно те, что были сверху, местами пожухли и сморщились, тронутые жаром невидимого солнца, но в целом лес выглядел так, словно был полон жизни. Густая, перепутавшаяся ветвями масса наползала на протянувшийся впереди холм, в котором Саша узнал железнодорожную насыпь. Он понял это, когда заметил заржавленный, но все еще борющийся с растениями остов железнодорожного моста — почти такого же, как тот, который на самом деле находился напротив настоящего автовокзала в их городе. Пока Саша осматривался, стоя на одном месте и почти не двигаясь, кусты поблизости снова зашевелились. Их ветви раздвинулись с тихим шорохом, и навстречу ему шагнуло…

То, что стояло сейчас возле его кровати.

Ростом существо было чуть выше, чем по колено взрослому человеку. Тонкие, с крупными суставами ноги оканчивались копытами, а тело, кажущееся слишком упитанным, покрывала бледно-серая шерсть с редкими свалявшимися завитками. Существо действительно походило на овцу, если бы не абсолютно голая кожистая голова, напоминающая собачий череп. Раздувая ноздри и едва слышно пофыркивая, собакоовца тыкалась мордой в складки покрывала на Сашиной постели и время от времени переступала с ноги на ногу. Саша продолжал смотреть на нее, не двигаясь с места. Прошла целая минута, а может, и больше, прежде чем пиканье домофона вывело его из прострации. Кто-то возвращался домой!

Собакоовца, тоже услыхав звук, повернула голову. Саша в панической спешке подался вперед, к ней — отчего-то возникла мысль, что он должен спрятать ее, спрятать как можно скорее! — но существо испуганно попятилось, а затем и вовсе рвануло в сторону, поскакало по комнате, натыкаясь на все вокруг и опрокидывая то, что плохо лежало.

— Тише, тише, тише, — вновь остановившись, Саша выставил перед собой ладони с растопыренными пальцами. — Просто остановись. Я тебя не трону, — он старался говорить спокойно, не задумываясь лишний раз о всем безумии создавшейся ситуации. Из прихожей раздалось щелканье отпираемого замка.

— Сиди тут и не шуми!

Собакоовца забилась под письменный стол, дрожа всем телом и исподлобья глядя на Сашу.

— Уф, ну Танька! Чудо в перьях! — мать распахнула входную дверь, пропуская вперед Таню. — Тетрадь с домашним заданием забыла, — пояснила она, заметив Сашу.

— Я сейчас! — сестра быстро скинула ботинки и протопала к себе в комнату. — Ой! Тут нет! Она, наверное, у Саши. Он мне вчера помогал примеры решать.

— Я принесу! — бросившись наперерез Тане, Саша схватился за дверную ручку. — Надевай ботинки пока что, — добавил он уже спокойнее.

С опаской приоткрыв дверь — что, если оно сейчас выскочит? — так, чтобы только-только протиснуться внутрь, Саша сразу заметил на столе цветастую тетрадку, на которую с утра не обратил внимания. Но стоило ему приблизиться на пару шагов, и собакоовца, сидевшая под столом, сначала истошно заблеяла, а затем выскочила оттуда и забилась в угол, образованный стеной и закрытой дверью. Нет, нет, нет, только не туда! На миг Саша замер в нерешительности. Но чем дольше он медлил, тем более подозрительным это могло показаться. Плевать, будь что будет! Резко шагнув вперед, он приотворил дверь и, чувствуя, как взбрыкнуло прижатое к стене существо, тут же захлопнул ее за собой.

По-видимому, звуки, издаваемые тварью, в действительности оказались не такими уж и громкими. Попрощавшись как ни в чем не бывало, мать и сестра снова ушли. Пару минут Саша простоял в прихожей, пытаясь собраться с мыслями, как вдруг его размышления прервало уже знакомое блеяние. Только теперь оно звучало гораздо громче, а потом, сменившись тонким визгом, внезапно оборвалось.

Заходить в комнату совсем не хотелось. «Может, спуститься и позвать Темыча?» — мелькнула в голове шальная мысль. Скорее всего, Саша так и поступил бы, но вчера вечером друг, как назло, уехал за город праздновать чей-то день рождения. Спустя почти десять минут напряженного ожидания, в течение которых из комнаты не доносилось ни звука, Саша наконец решился. Подкрался к двери. Медленно повернул ручку и толкнул от себя. Собакоовцы в комнате не было. Зато на паласе темнело большое размазанное пятно. Широкие кровавые разводы тянулись от него к зеркалу и исчезали, запятнав раму.

 

Первым делом Саша подошел сбоку к зеркалу и, не заглядывая в него, повернул к стене. А после в ужасе уставился на испорченный палас. Что я скажу?.. Одолжить денег, купить новый палас, такой же… Нет, лучше разлить сверху варенье. Черничное. Как будто я принес банку сюда, чтобы… чтобы… Чехарду судорожных мыслей прервал звонок мобильника, от которого Саша чуть не подскочил на месте. Звонил Темыч.

— Здарова! Ты на паре, что ли?

— Нет, — нервно выдавил в трубку Саша.

— А чего голос такой тихий, как будто под партой шепчешь?

— Н-нормальный голос… А ты где? На даче?

— Не, я дома. На днюху не поехал, неохота сейчас бухать, лучше за выходные обои поклею…

— Можешь сейчас ко мне подняться? — перебил Саша. — Очень надо.

— Без проблем, сейчас буду.

Сжимая в кулаке телефон, Саша стоял в прихожей у открытой двери и прислушивался к шагам на лестнице. Вместе что-нибудь придумаем, обязательно! Как только Артем пришел, он сразу повел его в свою комнату.

— Смотри.

— Куда смотреть-то? — Темыч недоуменно обвел взглядом помещение. Внутри у Саши неприятно похолодело. Большое кровавое пятно посреди паласа невозможно было не заметить. Если только… Господи, да он же шутит, просто прикалывается простохочетменяразыграть…

— Ты не видишь тут ничего необычного? — осторожно спросил Саша, в глубине души понимая, что друг ни за что бы не стал шутить в такой ситуации.

— Нет. А что я тут должен видеть? — Темыч с сомнением посмотрел на Сашу, но тот ничего не ответил, продолжая отрешенно глядеть в пол. — Случилось что-то? Ты скажи прямо.

— Нет-нет… Ничего, — Саша слегка встрепенулся. — Просто… Ты вот ремонт делаешь, и я подумал, что тоже неплохо бы комнату как-то обновить. Палас вот старый, скоро уже до дыр протрется… — Господи, что я несу? Здесь все в крови этой твари, кто-то убил ее утащилеепрямовзеркало…

Но Артему слова друга, похоже, не показались странными.

— Да не, нормально все, — он еще раз окинул взглядом пол. — Пока вроде нигде не протерся. Ты из-за этого что ли меня позвал?

— Ну… да.

— Ну ты даешь, приколист хренов! Такой вид сделал, как будто труп спрятать хочешь! — Темыч облегченно рассмеялся. — Я, кстати, чего звонил: хотел узнать, когда ты сегодня заканчиваешь. Может, с обоями мне поможешь?

Саша снова покосился на темнеющее на полу пятно. Со стороны это выглядело так, словно он размышлял над просьбой Артема.

— Помогу. Хоть сейчас, — слова сами вырвались наружу, прежде чем Саша осознал, что действительно не хочет здесь оставаться.

 

Таня снова попросила помочь с математикой.

— Ты реши сначала сама, а я проверю, что получилось, — сказал ей Саша, оторвавшись на несколько секунд от монитора. Сестра обиженно засопела, но уходить не стала. Устроилась, как обычно, на полу неподалеку от сидящего за столом брата. Прямо в подсохшей луже крови. Раскрытые тетрадки и учебник легли поверх темных разводов. Таня их просто не видела. И мать, пару раз заглянувшая в комнату, тоже. Было это к лучшему или нет, Саша не знал.

«Если каждое зеркало открывает портал, то почему тогда все люди до сих пор не психи?» — взгляд задержался на фразе, но по ссылке, расположенной выше, браузер выдал ошибку 404. Саша вернулся к странице поиска. «Чтобы закрыть портал, закрутите энергетику по часовой стрелке, засыпая края серебристой пыльцой». «Лучше обрызгать всё святой водой, свечи зажечь освященные, и читать читать читать громко эту молитву». «Зеркальный приворот — очень сильный». «Чтобы слушать Зеркальный портал, нажмите на кнопку Запустить»… Он уже не искал то обсуждение на форуме. Сейчас Саша пытался найти хоть что-то, объясняющее происходящее с ним или хотя бы просто похожее. Но поисковик, независимо от формулировки запроса, предлагал ему лишь магическое мракобесие, повторяющее друг друга от страницы к странице, от сайта к сайту. Даже комментарии, казалось, оставляли одни и те же люди.

«…почему тогда все люди до сих пор не психи?»

А вдруг он и правда… того? Не зря Темыч его предупреждал. Вот и сегодня, когда они клеили обои, друг дважды спросил, не заболел ли он. Это было уже ближе к вечеру, когда Саша все чаще начинал задумываться о происходящем дома. О том, что там могло произойти. Около шести он не выдержал и, сказав, что действительно неважно себя чувствует, поехал к себе. К этому времени мама уже должна была закончить работу и, забрав Таню из кружка, вернуться домой. Стоя на остановке, а потом в троллейбусе, Саша ждал и одновременно боялся звонка из дома. Но никто не позвонил. В итоге все оказалось в порядке, если это можно было так назвать. Но он-то по-прежнему видел пятно! И собакоовцу он тоже видел. Более того, она ведь в самом деле уронила несколько вещей, пока носилась по комнате. А галлюцинации, существующие только в больном мозгу, ронять предметы не могут — в этом Саша был точно уверен.

— Я все! — объявила Таня, бросив ручку.

— Давай посмотрю.

Отдав брату тетрадь, Таня тут же про нее забыла.

— Саша, а поверни зеркало, — попросила она. — Я хочу посмотреться.

— Так в прихожей посмотрись, там тоже зеркало.

— Неее, там не такое! Ну пожааалуйста! — принялась канючить сестра. — Ты что, жадина?

— Ладно, — согласился Саша скрепя сердце. Несколько минут ничего не решат. Она все равно ничего не видит.

Саша отодвинул зеркало от стены и уже собирался перевернуть его, когда заметил темно-зеленую растительность, покрывающую край паласа возле стены. По виду нечто среднее между низкорослой травой и пышным лишайником. Точно такая же поросль была на нижней части рамы. Без сомнения, оттуда она и появилась — из зеркала. Не обращая на зелень ни малейшего внимания, Таня принялась разглядывать свое отражение.

 

Саша спал беспокойно. Постоянно ворочался с боку на бок, гнал прочь назойливые образы из вчерашнего сна. Они вызывали тягучую тревогу, которая пересиливала любопытство. Вдруг я вообще не смогу проснуться? В очередной раз перевернувшись на другой бок, Саша вместе с шорохом одеяла услышал еще какой-то звук. Замер неподвижно. Прислушался. Так и есть: что-то скреблось прямо напротив кровати, рядом с зеркалом. Большая часть комнаты была залита призрачным светом уличного фонаря, стоящего за окном, но угол справа от зеркала, где явственно шевелилась штора, тонул в тени. Стараясь не шуршать, Саша вытащил из-под подушки телефон и включил фонарик.

Звуки стихли. Слабо колыхнулась напоследок штора. Похоже, что бы там ни было, оно уже ушло. Нужно было встать и плотно придвинуть зеркало к стене, чтобы не оставалось зазора… Но едва Саша подумал об этом, как шорох и царапанье возобновились. Теперь что-то двигалось с другой стороны, слева, ползло прямо по открытому участку стены. Саша снова включил мобильник. В свете крошечного фонарика отчетливо выступили очертания большой серовато-зеленой лапы, похожей на человеческую кисть, но только с очень длинными мосластыми пальцами, средний из которых напоминал, скорее, зазубренный костяной крюк. И сейчас этот крюк скреб по обоям, продвигаясь все дальше и дальше по мере того как жилистая лапа вытягивалась из зеркала во всю длину. Деревянная рама, то и дело отталкиваемая в сторону, глухо постукивала о стену.

Саша мог бы броситься вперед, ранить чем-нибудь эту мерзкую клешню, чтобы она убралась обратно, а потом прижать зеркало к стене плотно-плотно, придавить стулом, столом… Наверное, мог бы. Но вместо этого он свернулся калачиком и накрылся одеялом с головой, оставив лишь небольшое отверстие на уровне глаз. С каждой секундой, потраченной на сомнения, страх все сильнее сковывал его, поливая тело контрастным душем из пульсирующего жара и пронзающего холода. Вот сейчас… Давай, вставай…

Зеркало с приглушенным стуком упало на пол, когда в щель между ним и стеной вслед за лапой просунулась крупная костистая морда. Отчаянно цепляясь за собравшийся в складки палас, существо как будто вылезало из люка в полу. Размеров зеркала едва хватило, чтобы мускулистое, покрытое грубой кожей тело смогло пролезть в него. Оказавшись в комнате, тварь по-собачьи встряхнулась, а затем повернула в сторону кровати свою вытянутую голову, увенчанную несколькими короткими рогами и какими-то кожными выростами. Глубокие впадины глазниц оставались темными.

Неподвижно скрючившись под одеялом, Саша почти не дышал. Возможно, чудище и правда не видело его, но один только вздох… одно пустяковое движение… Господи, а запах?!

Тварь действительно принюхалась. А потом, наклонившись, стала возить мордой по пятну на паласе. Саша не знал, было ли это чудище тем, кто убил собакоовцу, но пролитая кровь, похоже, привлекала его. Изучив пятно, тварь двинулась прямиком к двери. Саша окончательно оцепенел. Он уже давно не закрывал дверь в комнату на ночь, а только прикрывал ее, потому что громкое щелканье ручки всегда раздражало мать.

Пожалуйста, вернись обратно, вернись в зеркало вернисьвзеркаловернись…

Существо сначала ткнулось мордой в щель между дверью и косяком, а потом, сообразив, что створка поддается, подцепило ее лапой и с неожиданной для такого тела грацией бесшумно скользнуло в коридор. Сделав над собой титаническое усилие, Саша вылез из-под одеяла. Собакоовца видела его, реагировала на него, а значит — увидит и эта тварь. Нужно лишь приманить ее и раздразнить, держа перед собой зеркало, чтобы она прыгнула прямо в него. А потом разбить его ко всем чертям. Разбить! Точно! Про это писали на форуме!

Едва Саша схватился за край рамы, чтобы поднять зеркало, как из коридора донеслись знакомые шлепки маленьких босых ступней. Забыв о зеркале, Саша выскочил из комнаты.

— Таня, стой! — громко зашептал он, но девочка, напуганная его внезапным появлением, вскрикнула и шарахнулась в сторону прихожей, где во тьме смутно угадывались очертания замершей твари. Налетев во мраке на что-то большое и вполне осязаемое, Таня закричала еще пронзительнее. Саша бросился вперед, чтобы схватить сестру и оттащить в сторону — но чудище было к ней гораздо ближе. Возможно, оно даже решило, что на него напали. Уродливая морда распалась почти надвое, огромная пасть с легкостью вместила голову и плечо девочки, и секунду спустя мощные челюсти сомкнулись с хрустом и чавканьем. Упираясь всеми четырьмя лапами в пол, тварь резко мотнула головой, отшвырнув изуродованное, окровавленное тельце в сторону. Почти под ноги Саше.

— Господи, что тут у вас происходит?! — в зале вспыхнул свет, и на пороге показалась мать, растрепанная, в помятой сорочке.

— Мама, не двигайся, — вполголоса произнес Саша. Не в силах еще раз опустить взгляд и увидеть то, что осталось от Тани, он смотрел прямо перед собой и чуть в сторону — на монстра, который застыл в метре от входа в зал с угрожающе опущенной головой и оскаленной, полной кровавой слюны пастью. На монстра, которого никто, кроме него, не видел.

Раздраженное недоумение, первые несколько секунд сохранявшееся на лице матери, схлынуло, сменяясь нарастающим ужасом, как только она рассмотрела, что лежит на полу у Сашиных ног. На мгновение ее взгляд метнулся вверх, к лицу сына, ноги и торс которого покрывали кровавые брызги, а затем скользнул обратно, уперевшись в растерзанный труп дочери. Почти не гнущиеся руки медленно потянулись к лицу, как будто надеясь схватить вырвавшийся наружу крик.

Коротко взрыкнув, чудище бросилось вперед.

— Мама! — собственный вопль выдернул Сашу из ступора. — Мама, я сейчас! — чуть не поскользнувшись в натекшей луже Таниной крови, он бросился на кухню, схватил подставку с ножами и остервенело выдернул из нее самый большой тесак. — Мам, я иду!

Вскочив сверху на монстра, Саша глубоко вонзил нож в ощетинившийся роговыми чешуями загривок. Тварь взвыла, завертелась на месте и, вдруг поднявшись на задние лапы, сбросила его с себя. Больно ударившись об угол комода, Саша повалился на пол рядом с матерью. Все вокруг заливала кровь из ее разорванной шеи и грудной клетки, смятой в безобразный ком. Правая рука Саши, по-прежнему крепко сжимающая нож, до самого плеча испачкалась в этой крови. За собственным криком и рыком монстра, пригвоздившего его когтями к полу и уже распахнувшего пасть, Саша не услышал щелчков отпираемого замка.

 

Оставив запасной ключ в замке, Артем, не на шутку встревоженный криками, раздававшимися из квартиры друга, широко распахнул дверь и вошел внутрь с топориком для мяса наперевес.

Кожные выросты, покрывающие сзади голову монстра, напряглись. Тварь обернулась на звук.

Артем дошел до середины прихожей, когда какая-то невидимая сила резко вытолкнула его назад, на лестничную площадку. Боль от падения на бетонный пол тут же сменилась другой, острой и жгучей, взявшейся непонятно откуда. В дверях появилась сгорбленная, сплошь залитая кровью демоническая фигура, в которой Артем едва узнал Сашу. А потом наступила темнота.

 

— Н-на, сука! — лезвие ножа проткнуло сбоку шею взбрыкнувшего монстра, скользкие от крови пальцы из последних сил вцепились в многочисленные дряблые «уши» твари. — Н-на!!! — второй удар пришелся точно в крохотный желтый глаз. Нож погрузился в глубокую глазницу до самой рукояти, и длинное лезвие, проколов кость, вошло в мозг.

 

— Темыч! Темыч! — Саша тряс друга за плечи, прикладывал ухо к его груди, шарил по запястьям и шее в поисках пульса. Рядом подрагивало в предсмертной агонии огромное зеленоватое тело, перегородившее всю лестничную площадку и наверняка заблокировавшее выход из двух соседских квартир. Так даже лучше, ведь это была Сашина улика. Пусть ее никто и не видел, но тварь была осязаемой. Они почувствуют ее на ощупь! Они поверят ему!

Уже без особой надежды опустив ладонь на шею друга, Саша ощутил слабые толчки. Пульс! Он просто поранил его, просто поранил!

— Все хорошо… — Саша склонился над Артемом. — Я сейчас вызову скорую… И полицию… Все будет хорошо…

Но прежде чем звонить куда-либо, оставалось сделать кое-что еще. Вытащив из трупа чудовища нож — орудие, ставшее уже привычным, — Саша пошел в свою комнату. Зеркало по-прежнему лежало на полу, там, где он его и оставил. В прямоугольной поверхности отражался потолок, часть окна и Саша, с широким размахом занесший нож. Он бил концом рукоятки, и на поверхности зеркала расцветали крошащиеся белые точки, от которых во все стороны змеились трещины. Бил, пока самые крупные осколки не стали размером меньше ладони ребенка. Таниной ладони…

 

На лестничной площадке Саша обнаружил лишь лежащего без сознания Артема.

Никаких следов твари рядом не было. Ни самого тела, ни темной лужицы, натекшей на пол из продырявленной глазницы — ничего! Его единственная улика полностью исчезла!

Этого не может быть, черт, не может быть неможетэтогобыть…

Наклонившись, Саша шарил рукой в воздухе, но ладонь проваливалась в пустоту.

Неужели из-за зеркала…

Слабость навалилась внезапно. Придавила сверху, заставляя опуститься на колени. Позабытые на время раны вновь начали пульсировать болью. Дверь соседней квартиры приоткрылась и тут же поспешно захлопнулась обратно. Саша даже не успел заметить, кто смотрел — мужчина или женщина. Да это и не имело никакого значения.

— Но ты же видел, что это не я… — дрожащая рука потянулась к шее Артема, запоздало выпустив нож, холодно звякнувший об пол. Пальцы вновь пытались нащупать бьющуюся жилку и не находили ее. — Ты же видел…

Сгорбившись, Саша прикрыл лицо ладонями, приглушая рвущиеся наружу всхлипы.

Комментариев: 0 RSS

Оставьте комментарий!
  • Анон
  • Юзер

Войдите на сайт, если Вы уже зарегистрированы, или пройдите регистрацию-подписку на "DARKER", чтобы оставлять комментарии без модерации.

Вы можете войти под своим логином или зарегистрироваться на сайте.

(обязательно)