Невинный взгляд, бледные личики, тонкие полупрозрачные ножки и ручки, слабые ладошки и... ВНЕЗАПНО! Огромные светящиеся глаза! Острые зубы! Окровавленные рты. Душераздирающее зрелище. Детишки...

 

***

Почти всегда это действует ошеломляюще, когда на экране милые детишки, цветы жизни, вдруг оборачиваются цветами зла.

Однако вряд ли кто-то из зрителей столь наивен, чтобы полагать, будто это Голливуд, словно адский инкубатор, родил, выпестовал и населил сознание современного человека всеми этими детьми-монстрами, детьми-призраками, детьми-вампирами, детьми — убийцами...

Весь этот чертов детский сад — от ясельной группы до младшеклассников средней школы — существовал, конечно же, задолго до того, как люди научились снимать кино. В ужасных детях, как в зеркале, отражаются самые древние архетипические страхи человечества. Поэтому в мифологии почти каждого народа Земли присутствует тот или иной кошмарный персонаж — ребенок.

Оно и понятно. Ведь ужасы материнства — это не только дороговизна памперсов или неприятная привычка младенцев отрыгивать молоко после кормления. Огромное число страхов связано с самими процессами зачатия, деторождения и с теми рисками, которые им сопутствуют.

 

Откуда ЭТО взялось?! Ужасы зачатия

Даже и в наши дни наукой открыты не все биологические механизмы создания новой жизни.

А вот такие признанные, блестящие светила своего времени, как Антоний Лёвенгук и Парацельс разделяли заблуждение, бытовавшее со времен раннего Средневековья вплоть до начала XVIII века — что люди размножаются семенами, подобно растениям, и в каждом сперматозоиде находится крохотный живой человечек, невидимый глазу — гомункул. Он же гому́нкулус (лат. homunculus — человечек). Попадая в организм матери, это существо начинает расти. Но гомункула можно вырастить и вне материнской утробы.

Доктор Фауст, искусный маг и чародей, продавший душу Дьяволу за свои знания, герой народных сказок и средневековых легенд, выращивал гомункулов в колбах и пробирках при помощи колдовства. Маленькие искусственные люди служили ему, совершая предсказания и помогая делать новые, невероятные открытия, поскольку в силу феноменальности собственного происхождения были одарены также феноменальной проницательностью и осведомленностью. Но доктор Фауст — персонаж выдуманный.

А Парацельс — реальное историческое лицо. Будучи сторонником анималькулизма (теории гомункулов — человеческого семени), он давал такие советы по выращиванию гомункулов: человеческую сперму следует запечатать в стеклянном сосуде, нагревать и магнетизировать путем закапывания в конский навоз, а после — терпеливо вскармливать гомункула человеческой кровью, добавляя ее в раствор по чуть-чуть, по капле, в течение сорока дней. К этому сроку максимальный рост гомункула составит, согласно Парацельсу, 12 дюймов.

По слухам, первое в Европе колдовское дитя в пробирке создал в XIII веке известный алхимик Арнольдус де Вилланов, также реальное историческое лицо.

Гомункулы применялись в качестве особых ингредиентов при совершении некоторых магических обрядов, кроме того их употребление считалось необходимым в процессе превращения свинца в золото. Вот почему всякий порядочный алхимик желал иметь гомункула у себя в лаборатории, а ведьмы и колдуны при помощи маленьких человечков выращивали злобных чудовищ. Как будто крови христианских младенцев им мало было!

Зная о таких взглядах на вопрос гомункулов, можно понять, почему онанизм, бессмысленная и беспощадная растрата человеческого семени, и особенно бесконтрольное излияние его на землю, считался занятием не только греховным, но и опасным. Мало ли? Вдруг какому-нибудь колдуну попадется, а он, негодяй, возьмет да и вырастит что-нибудь кошмарное? Ответственность надо проявлять, граждане.

 

Диббук — олицетворение другого страха, имеющего, скорее, отношение к душе человека, нежели к физиологии.

Природа этого существа сложнее.

В иврите есть слово «иббур», буквально означающее «беременность». Ничего зловещего само по себе это понятие не несет. Зато его вариант — «диббук» — «прилепление», как правило, совсем не безобиден.

Скорее всего, диббуки созданы суеверием, исходящим из религиозного представления о бессмертии души.

Диббук — таинственный эфирный прилипала, подселенец к чужому сознанию и душе, умело манипулирующий человеком, своевольно распоряжающийся незаконно доставшимся ему телом.

В фильме «Нерожденный» и в одной из серий «Секретных материалов» диббук показан как жертва аборта, выкидыша, результат случайной гибели близнеца, душа которого попала в мир, но не получила необходимой для жизни физической оболочки. Существо, вышедшее из мира теней и не пришедшее к свету. Обида, злость нерожденного заставляют его мстить живым.

В народной мифологии диббук не обязательно ребенок — он может оказаться и «недостаточно умершим» взрослым, плохо прожившим свою жизнь и потому не сумевшем попасть ни в ад, ни в рай. Застрявший в мире живых призрак вынужден искать себе новое обиталище в чужом теле.

Есть также диббуки — демоны.

Но кто бы ни были эти существа — они опасны, неконтролируемы, они подчиняют себе мысли, чувства и поведение своих жертв; душа человека-носителя диббука страдает, и в его присутствии страдают и окружающие — на них нападает кашель, люди испытывают удушье.

Чаще всего диббуки подселяются к людям больным, слабым, к детям. За неопытность и наивность они также ценят девственниц, а всякую нечисть и нежить — напротив, не любят, поскольку нечистые создания использовать для подселения они не могут.

Представления о диббуках — очень древние. Еще в Торе имеется упоминание о том, как ангел Рафаэль учил пророка Товию изгонять диббуков. В старинных книгах раввинов описаны такие варианты обряда экзорцизма: требуется окружить жертву диббука водой, а внизу, под телом, сжечь особые коренья. Демона следует заклинать именем Соломона и всевышнего. Помогает также чтение псалмов и ношение специальных амулетов.

Изгнанный диббук выходит, как правило, из мизинца на ноге — и появление крошечной ранки в этом месте говорит о том, что обряд был совершен правильно и с нужным результатом.

Отчеты об изгнании диббуков, написанные на иврите и идиш, известны в Европе с 1560 года, но практикуются они гораздо раньше — как минимум, со времен Христа. Последнее документально засвидетельствованное изгнание состоялось в 1904 году в Иерусалиме.

Следует, однако, помнить, что экзорцизм — предприятие весьма опасное. Достаточно вспомнить судьбу отца Карраса, изгонявшего беса из юной Риган («Изгоняющий дьявола»).

 

Понтианак — существо, созданное страхом того же рода, что и диббук. В представлении народов Малайзии понтианак — нечто среднее между физически существующим чудовищем и призраком.

Природа его двойственна: это и женщина, умершая при родах, и ее нерожденный ребенок, два в одном. Демон несчастливых родов.

Его так же называют «матианак», «мертворожденный». В малайской культуре это не две отдельные сущности, а единое существо.

Понтианак обитает в листве деревьев и может показываться людям в виде бледной призрачной женщины-вампира. Шорох листьев выдает его присутствие — это шуршат длинные волосы и одежды.

В сумерках этого монстра можно повстречать на безлюдной дороге или в глухой чаще — понтианак летит лицом вверх и, громко визжа, нападает на зазевавшихся прохожих, чтобы пить их кровь. Лицо демонической женщины ужасно: оно искажено злобной гримасой от пережитых страданий и покрыто шрамами.

Чтобы умершая роженица не превратилась в понтианак, малайцы вкладывают в рот трупа бусины, подмышки — яйца и втыкают гвозди или иглы в ладони, локти и затылок. Все это — чтобы обездвижить мертвую.

Считается, что если поймать понтианак, ей можно вернуть человеческий вид, воткнув в затылок гвоздь или иглу — и эта процедура сделает из кровожадного страшилища идеальную жену и мать. (Суровая процедура, но, глядя на вопли сварливых женщин, иногда думается, что это и вправду может принести пользу).

В некоторых малайских сказках дети, расчесывая матери волосы, находили гвоздь или иголку, воткнутые в затылок. Если его вытащить — демон понтианак получит свободу.

Кроме того, понтианак может появляться в мире людей под видом совы, куницы или летающей отдельно от тела головы с прикрепленным к ней желудком.

Избежать смерти при встрече с понтианак можно, если успеть что-то кинуть в чудовище и прочитать заклинание.

«Убитая броском копья

коротким или длинным

отравленным стеблем бамбука

я поражу ханту понтианак».

Понтианак — излюбленный монстр малайской литературы и кино.

 

Мамка бросила, не кормила... Ужас!

У кочевых народов Аляски существовал обычай избавляться от детей, которых семья не могла прокормить. В тяжелые годы бескормицы только что родившихся младенцев относили подальше в тундру и оставляли умирать на холоде.

Умерщвленное столь жестоким способом дитя переходило на темную сторону становилось ангиаком — злым духом — и возвращалось к родному чуму или иглу, чтобы мстить. По ночам ребенок-ангиак сосет грудь бросившей его матери, а у других родственников пьет кровь.

Питаясь таким образом, ангиак делается сильнее и получает различные волшебные способности. Например, он умеет превращаться в диких животных. Все его существование подчинено единственной идее — мести.

Поэтому спастись от ангиака можно только бегством. Семье необходимо сменить место стоянки. А чтобы ребенок, которого бросили, не становился ангиаком, новорожденному нельзя давать имени — по эскимосским поверьям, в имени живет душа человека.

У северных народов Европы есть свой вариант мстительного дитяти.

Бравые викинги когда-то тоже имели привычку избавляться от нежелательных младенцев — больных, слабых, уродливых — точно таким же способом, как и эскимосы Аляски. Эти брошенные мертвые дети превращались в мюлингов или утбурдов (норвежское название).

Мюлинги и утбурды — призрачные дети, которые плачут и кричат, изводя всех вокруг, до тех пор, пока их не окрестят. В отличие от ангиаков, они невидимы и причиняют, скорее, беспокойство, чем вред.

Вера в таких «неуловимых мстителей» бытует также у финнов и шведов. В Швеции в XVIII веке самым популярным видом убийства было умерщвление незаконнорожденных детей их матерями. Неудивительно, что мюлинги встречались в этой части Европы повсюду.

Рассказывают об одной местности в Норвегии, где возле лесного озера люди часто слышали детские хнычущие голоса.

Как-то вечером некая женщина шла по дороге мимо озера и услыхала пронзительный горький плач. Но никакого ребенка поблизости не увидела. Женщина смекнула, что возле озера заливается утопленный мюлинг, и так ей стало жалко несчастного, что она остановилась и громко трижды прокричала: «Я нарекаю тебя Сигрид или Йоном во имя Отца, Сына и Святого Духа!»

Тотчас же плач прекратился, и с той поры жители близлежащей деревни ни разу не слыхали у озера голосов невидимых детей.

Важная деталь: женщина нарекла мюлинга двумя именами — женским и мужским. Ведь пол умершего младенца ей был неизвестен. В ритуальном наречении мюлинга всегда используется два имени.

Это наиболее древний способ избавления от маленького духа-плаксы. Другие методы требуют захоронения детских останков в освященной земле, или их сожжения.

В мифологии славянских народов тоже имеются духи умерших детей, но они почему-то не такие злобные и мстительные, как их северные и азиатские собратья.

Даже наоборот.

В Польше есть поверья о божонтке или прибожке — духе некрещеного ребенка. Он больше напоминает домашнего эльфа, незримое магическое существо.

Если быть добрым с божонткой, оставлять ему на ночь молоко или кашу, то он станет хорошим помощником по хозяйству и даже защитит родной дом от другой нечисти.

Само слово «bożątka» считается старинным названием «крёстной», то есть «матери, подаренной богом». В сказке Шарля Перро фею, явившуюся помочь Золушке, также называют «крестной». Видимо, связь тут неслучайна.

Русский вариант инфернального дитяти — Игоша. Безрукий и безногий уродец, дух младенца, умершего без крещения.

Причины смерти не важны — родился ли младенец мертвым или его мать «заспала» (то есть задавила собственным телом во сне, нечаянно) — Игоша обитает невидимкой в родном доме или там, где похоронен. (Мертворожденных детей часто зарывали в подполе или вблизи избы).

В отличие от божонтки, Игоша — дух беспокойный, и вреда от него, как правило, больше, чем пользы. Этим он схож с озорником-домовым, хотя физическая неполноценность Игоши, по идее, не позволяет ему творить совсем уж серьезные и хитроумные пакости.

Так, по мелочи что-нибудь.

 

Невоспитанные дети — горе в семье

Более-менее опытные мамы и папы прекрасно знают, что такое трудный ребенок: это наказание господне. Если школьные учителя могут махнуть рукой на хулиганистого подростка, не поддающегося педагогическим методам, то куда деваться несчастным родителям? Приходится тянуть родное убоище по жизни, тратить нервы и здоровье, укорачивать собственное существование. А как иначе? Что сам породил...

А может, и не сам?

Родительские страхи, связанные с вопросами родства, вскармливания и воспитания — вещь не новая. Этот ужас существует столько, сколько существует человечество.

Отсюда и берет начало идея подменышей, одмiнков (укр.) — детей фейри, эльфов, троллей, кикимор, ведьм, колдунов, лесных духов, русалок, кобольдов — подкинутых или обмененных нечистыми.

Слабый, болезненный, крикливый, уродливый ребенок, ребенок с физическими недостатками, конечно, в первую очередь вызывал подозрения в подмене.

Мелькнет в расстроенном сознании мысль — и вроде как утешение. И повод чтобы, наконец, по справедливости разобраться с безобразником или противным, осточертевшим уродцем. Генетической экспертизы ведь не существовало!

Поэтому вплоть до начала XX века европейские родители, заподозрившие собственного ребенка в подмене, проводили проверки способом настолько варварским, что, может, лучше было бы казнить никчемных детишек как-нибудь попроще.

Знатоки советовали родителям бить подменыша изо всех сил розгами, либо сажать в печь... и ждать. Ребенок нечисти огня не боится — захохочет, словно его щекочут, и улетит в трубу. От побоев же начинает орать и ругаться, тем самым выдавая себя с головой.

При таком радикальном подходе слабые и больные дети просто погибали в страшных мучениях.

Тем не менее, от подобного жуткого суеверия была и некоторая польза: родители, опасаясь, что новорожденного похитит злая нечисть, освобождали женщин на первое время после родов от тягот домашнего труда. Молодая мать была обязана с утра до ночи следить за ребенком — чтоб не украли.

Интересно, что эльфы — существа возвышенные и благородные в современном понимании, благодаря Толкиену и Голливуду — в средневековой Европе мало чем отличались по своей зловредности от троллей. Они воровали детей и даже женщин, подсовывая вместо них бревна и колоды.

А иногда некоторые престарелые эльфы не брезговали и таким фокусом: похищали ребенка, а сами ложились в свободную колыбель и день, и ночь орали в кроватке, требуя ухода и внимания. Такой у них был вариант пенсии по старости.

Чтобы разоблачить подобного хитрюгу, необходимо было заставить его выдать свой возраст. Делалось это, если судить по ирландским и английским сказками, так: мать или тетка разбивали куриные яйца и пустые скорлупки ставили на очаг, делая вид, будто что-то готовят в них. Очевидная глупость такого способа приготовления пищи выводила умненьких старичков-эльфов из себя — они вскакивали из кроватки, подбегали к плите и набрасывались на несуразных женщин с криками вроде: «Сто лет на свете живу, отродясь такой чуши не видывал!»

Разоблаченного эльфа немедленно уносило ветром в трубу, а на пороге дома появлялся настоящий, похищенный ребенок.

Если же во младенчестве подменыша не удавалось разоблачить — он вырастал среди людей, приобретал людские привычки и навыки. Но это не приносило счастья ни ему, ни окружающим: где подменыш — там всегда зло и неприятности.

Поэтому в славянских сказках подменышей называли еще и злыднями.

Последний случай борьбы с подменышем был зафиксирован в Ирландии в начале XX века: там добрые соседи помогли некой семейной паре разоблачить нечистое дитя, посадив ребенка на раскаленный противень. Пока ждали, что ребенок, пораженный детским параличом, улетит в трубу, мальчик сгорел заживо.

 

С детьми так много хлопот...

Все знают, что малыши обожают изводить своих родителей вопросами. А вот в Японии существует, если верить городским легендам, этакая инверсия маленьких почемучек. Эти дети наоборот — отвечатели.

Они обожают, когда их о чем-нибудь спрашивают. Задать можно любой вопрос, о чем угодно — они честно и подробно на него ответят. Но если вопросы иссякнут, а вы не сможете придумать новый...

Призрак Сатору-кун заберет вашу душу в ад, а загадочный Ансер отнимет какую-нибудь часть тела. Таким образом он восполняет себя, потому что родился не совсем полноценным — у Ансера имеется только шибко умная голова, все остальное он забирает у тех глупцов, которые рискнули его вызвать.

Чтобы вызвать Сатору-куна, нужно бросить монетку в уличный телефонный автомат и позвонить на свой собственный мобильник. Произнести в трубку волшебные слова заклятия: «Сатору-кун, иди ко мне, ответь, пожалуйста!» В течение следующих суток Сатору-кун будет звонить вам, каждый раз сообщая, где он и насколько к вам приблизился. В тот момент, когда он скажет, что стоит у вас за спиной — необходимо быстро и ясно произнести свой вопрос вслух. Если же вы растеряетесь, обернетесь на голос, захотите проверить — не разыгрывает ли вас приятель... Все! Не услышав вопрос, Сатору-кун свирепеет, и вашей судьбе уже никто не позавидует.

Чтобы вызвать Ансера, нужно собрать 10 человек с мобильными телефонами. Все становятся в круг и звонят друг другу в порядке очередности: с первого на второй мобильный, со второго на третий и так до тех пор, пока десятый не наберет номер первого. Звонить надо одновременно. Если все сделано правильно — трубку на том конце линии снимет Ансер. Девяти людям он ответит на все их вопросы, а десятого спросит сам. И если этот несчастный не сумеет ответить — из телефона высунется крохотная сморщенная ручка и отнимет у неудачника любую понравившуюся часть тела. Суровый он, этот Ансер.

Еще один персонаж современной японской мифологии — адская девочка. Существует целый аниме-сериал о ней — «Hell Girl». В каждой серии мультфильма рассказывается часть истории девочки по имени Ай Эмма и ее помощников. Они заняты тем, что помогают людям мстить. За все причиненные обиды. Адская девочка делает все, чтобы уничтожить обидчика и отправить в ад его душу.

Например, в серии с названием «За гранью сумрака» рассеянная школьница Маюми потеряла 100 000 иен, которые ей дал учитель. Ее одноклассница помогает вернуть деньги, одалживая Маюми необходимую сумму, но после, зная постыдный секрет подруги, пользуется своей властью над ней, унижает и всячески мучает ее. Доведенная до отчаяния девушка решается на месть. Это можно сделать с помощью некого таинственного сайта: достаточно зайти туда и написать имя своего врага. С этого момента за жизнь жертвы не дадут и ломаного гроша — Адская девочка начинает действовать, чтобы восстановить справедливость. В своих действиях она весьма жестока. Зато бескорыстна.

В мифологии российских якутов тоже имеется некий дух женского пола — ее зовут Чёчёккэ. Это добровольная помощница-нянька. У нее рыжие волосы, она хрома и очень боится взрослых. Чёчёккэ появляется в доме, только когда ребенок остается один, без защиты взрослых (да, такой вариант Карлсона с крыши).

Чёчёккэ — добрый дух-охранитель, и хотя красотой она не блещет, но зато защищает и развлекает маленьких детей, когда папы и мамы нет дома.

Чтобы Чёчёккэ приходила в дом, для нее специально оставляют миску сметаны у очага.

 

Дети-призраки

Еще один распространенный и понятный родительский страх — боязнь потерять ребенка. Погибшие дети или дети, умершие от болезни, — самый частый мифологический мотив, и тут фантазия всякого народа плодит свои варианты.

Например, в белорусском местечке Мозырь в Гомельской области часто рассказывают о встрече с девочкой, которую называют Дитя Красного болота.

Грибники, охотники, туристы встречали ее вблизи деревни Каменка. Там есть освященный родник с очень чистой, вкусной водой. Один из очевидцев рассказывал, как, не дойдя нескольких метров до родника, заметил девочку лет 10-12. Она сидела у ключа и пила воду, загребая ее ладонями. Человек хотел окликнуть ребенка и спросить — не заблудилась ли она. Но в это мгновение девочка обернулась, и странный цвет глаз ребенка напугал этого человека: у девочки оказались чрезвычайно яркие глаза цвета морской волны.

Девчонка усмехнулась и протянула вперед ладонь с ярко-красными ягодами. Внезапно неподалеку от тропинки кто-то сильно хлопнул дверцей автомобиля.

Мужчина обернулся на звук, а когда повернул голову обратно — девочки на берегу ручья уже не было. Только на траве лежали рассыпанные ягоды. Как оказалось — волчьи.

Про эту странную историю писали в местных газетах, известны даже авторы — Андрей Горбарчук и Ян Снежин. Тем не менее, рассказы о девочках-утопленницах, ставших русалками — типичное народное суеверие.

В Южной Корее существует особый дух — Тхэджагви, что буквально переводится как «наследник престола». Другой вариант его имени — Мендо.

В древнекорейских легендах рассказывается о маленькой девочке, которая умерла от оспы. Но дух ее является на землю, чтобы предсказывать людям важные события и раскрывать тайны прошлого.

Дух-предсказатель Тхэджагви знает обо всем, и корейские колдуны и целители постоянно общаются с ним на своих сеансах.

Дух этот часто является при большом стечении народу, на публике. Поскольку он невидим, о его появлении узнают по внезапному крику. Человеческий голос начинает кричать прямо из воздуха — это невидимый Тхэджагви пришел, чтобы вещать истину.

По странному стечению обстоятельств чаще всего о явлении Тэхджагви сообщают матери, потерявшие недавно своих детей. Может быть, дух жалеет их сильнее других?

 

***

Вот такие они, страшные и ужасные дети, созданные народными суевериями и фантазией.

Хотя, если подумать, самый кошмарный на свете ребенок — вовсе не урод. Напротив, это красавец, милый, очаровательный шалун, веселый и легкомысленный, как правило, он всем нравится.

Но именно он с глубокой древности начинал войны, сеял раздоры между братьями, заставлял людей проливать слезы и кровь, и даже убивать в порыве ревности. Он самый. Который заставит и козла полюбить. Всем монстрам монстр — кровавый Амур.

Оставьте комментарий!

Старые комментарии будут перенесены в новую систему в скором времени. Не забудьте подписаться на DARKER - это бесплатно!

⇧ Наверх