ДЕМОН ВНУТРИ

Дарья Зарубина: «Автор хоррора все равно должен быть человечен»

Дарья Зарубина – писатель-фантаст, автор четырех романов и такого же количества повестей, многих рассказов, редактор-составитель двух сборников. Начинала как автор фэнтези, действие дебютного романа вершилось в «Мирах Упорядоченного», созданных Ником Перумовым. Но последнее время у Дарьи возник интерес к хоррору – это вполне заметно по ее недавней книге, роману «Родная кровь», написанному совместно с Вадимом Пановым в рамках цикла «Тайный Город». О «Тайном Городе», хорроре вообще и своей работе в этом жанре Дарья Зарубина рассказывает в эксклюзивном интервью для DARKER.

Как получилось, что вы начали писать книгу в рамках проекта «Тайный город»? Вам поступило предложение или инициатива была вашей?

Мне предложили поработать в проекте. У меня был опыт проектной работы, но, признаюсь, поначалу я отказалась. Всегда немного страшновато вступать в авторский, проработанный до мелочей мир, вписывать в его выстроенную структуру своих героев, привносить идеи, не будучи уверенной, что оно в этом мире будет работать, заживет своей жизнью. Но Вадим Юрьевич не требовал, чтобы я идеально вписалась в мир его романов, до тонкостей знала законы Тайного города – он подсказывал, писал свои части, правил мои, и все пришло в соответствие с внутренними законами придуманного им мира.

 

Сам по себе сюжет – изначально возник с прицелом на Тайный Город или это была отдельная история, которая хорошо подошла к сеттингу?

Сюжет разрабатывался специально для проекта. Синопсисов было написано несколько, с вариантами, но остановились на том замысле, который, с некоторыми трансформациями, воплотился в романе «Родная кровь».

 

Как распределялись роли в вашем соавторстве?

Как мы пишем вдвоем?! Конечно, последнее слово всегда остается в проектах за автором мира, а моя задача – ответственно и бережно отнестись к миру, в который меня пригласили как гостью, проработать своих героев, тщательно выписать свои линии сюжета, максимально проработать материал на этапе подготовки и с душой сделать то, что задумано.

 

Почему вы решили перенести действие именно во Владимир, а не в Иваново, где живете? На ваш взгляд, что именно в этих событиях специфически «владимирского»?

Владимир значительно ближе к Москве, совсем рядом, но уже воспринимается провинцией. Это древний город, завораживающий своей историей, обладающий внутренней магией. Аура нашего города немного иная, это магия молодого, бойкого индустриального города, через нее труднее пробивается таинственное, превращаясь в загадочное. У ивановской земли другая душа – и мистические события ей родственны иные. Конечно, была мысль написать об Иванове, но, поразмыслив, продумав сюжет, я поняла, что Владимир подойдет больше.

 

Вы как-то упоминали, что многие хоррор-сцены не попали в окончательный текст романа. Если не секрет, то почему и что это были за сцены?

В процессе правки довольно большие объемы текста уходили, в том числе и некоторые хоррор-сцены. Это было продиктовано и ритмикой повествования, и видением автора мира ТГ и соавтора романа Вадима Юрьевича Панова – он как создатель сеттинга лучше чувствует «дух Тайного города».

 

Вы начинали как автор фэнтези, действие ваших книг происходило, в том числе, в мирах Ника Перумова. Как вообще возник у вас интерес к хоррору, желание поработать в этом жанре?

На самом деле, давно хотелось попробовать поработать в этом жанре. Может быть, как ответ на своеобразный вызов – многие коллеги-фантасты и читатели называют меня писателем «доброй фантастики». Хотелось напомнить, что не только доброй, но и разной, и не только фантастики. Я не ограничиваю себя каким-то одним жанром. Но предпринять первую попытку написать хоррор подтолкнула новость о том, что начат отбор в сборник «Самая страшная книга». Мы, фантасты, народ такой, пока не свистнут над ухом, не поставят четких сроков, писать не сядем. Идеи были, я решила рискнуть. Отбор не прошла, но вкус к литературе ужаса почувствовала. Планирую продолжать и совершенствоваться.

 

Что вы сами как читатель (зритель, игрок) любите в «ужастиках»? Чего, может быть, не принимаете?

Что не принимаю – сказать проще. Не сторонник откровенного трэша, не развешиваю кишки по веткам – и без желания читаю тексты такого плана. Мне не по себе, когда автор любуется страданиями героев, особенно если это дети. Автор хоррора все равно должен быть человечен, это проявляется в точке зрения, в стиле, в атмосфере, ауре текста. Герой (маньяк, садист, да мало ли кто, когда это обычный человек в необычной ситуации и все психологически достоверно – это еще страшнее) может получать удовольствие от страдания других, но автор, а вместе с ним и читатель не должны испытывать от этого положительных эмоций. Да, я консервативна, но считаю, что страх ради страха, трэш ради куража, страдание одних ради развлечения и удовольствия других – это не самый верный путь. За всем стоит психология. Хоррор – это мощное средство хорошенько тряхнуть человека, изменить его, заставить посмотреть на что-то иначе.

Из последнего просмотренного понравился фильм «Оно» Дэвида Роберта Митчелла. Нет избытка «резиновых морд» и лишней кровищи, но есть напряжение, фильм по-настоящему пугает.

 

Помимо писательства вы последнее время занимаетесь подготовкой сборников как составитель. Что дает вам это занятие, насколько ваш взгляд как писателя отличается от вашего же, но редакторского?

Мне удалось поработать составителем двух сборников. В ближайшем времени я не планирую вновь браться за такую работу. Много других планов. Но этот опыт был очень важным для меня. Составительская работа – это работа редактора и, в моем случае, возможность выпустить наружу глубоко вшитого филолога. Мне хотелось сделать сборники не просто текстами, объединенными темой и собранными под одну обложку – хотелось выстроить структуру сборника, чтобы он сам был текстом, чтобы, собранные вместе, рассказы и повести создали некое новое целое. Думаю, удалось. Сборники не в жанре хоррор, но, так уж получилось, о самом страшном. «Некроманты» – о смерти, «У обелиска» – о войне. Я рада, что многие непростые, тяжелые рассказы, в которых фантастика представляет собой скорее прием, чем жанр, нашли путь к читателю, выйдя в этих сборниках.

 

Есть ли у вас на ближайшее время планы, связанные именно с хоррором как жанром?

Сейчас работаю над практикумом по русскому языку, и в этом есть что-то пугающее: фантаст-русист пишет учебник. Ну а если без шуток, то есть задумка на хоррор-трилогию из повестей для подростков. Работа начата. Есть пара глав романа в том же жанре. Но… жизнь вносит коррективы. Есть семья, работа, еще одна работа, и только потом доходит очередь до творчества. Смотрю на это позитивно: пока авралы и цейтноты – идеи вылежатся, наполнятся деталями, обрастут «мясом». Останется только записать.

Оставьте комментарий!

Старые комментарии будут перенесены в новую систему в скором времени. Не забудьте подписаться на DARKER - это бесплатно!

⇧ Наверх