DARKER

онлайн журнал ужасов и мистики


Дарксинт: темная синтетика возрожденных восьмидесятых

2010-е можно по праву назвать десятилетием ностальгии по восьмидесятым годам. И ностальгии отнюдь не по дискотекам, а по более глубоким признакам эпохи — по культуре, мироощущению, наивности представлений и предчувствию надвигающегося будущего, а еще по страху перед этим будущим.

dark synth

Сегодня будущее уже наступило и оказалось совсем не таким, как представляли тридцать лет назад. С одной стороны это хорошо, а с другой — грустно. Машины до сих пор не летают, галактика не заселена, а искусственный интеллект не такой уж и интеллектуальный. Современная «новая искренность» оказалась более синтетической, чем синтетический постмодернизм конца двадцатого века: миром правят финансы, террор, войны, катаклизмы и политики. Не о таком конце истории мечтало прогрессивное поколение восьмидесятых, находящееся под впечатлением от распространения интернета, развития технологий и дигитализации искусства.

Оказавшись в таком когнитивном диссонансе, современная культура отчаянно предприняла попытку воплотить устаревшие представления о будущем в реальность. Так мы, минуя примитивные сюжеты нулевых, и оказались в ретрофутуристическом мире возрожденной популярности комиксов (Marvel и DC), ребутов и сиквелов классических фильмов и сериалов («Твин Пикс», «Секретные материалы», «Хэллоуин», «Бегущий по лезвию»), дико успешных стилизаций («Драйв», «Очень странные дела», «Заклятие», «Каждому свое») и игр («Hotline Miami», «Far Cry 3: Blood Dragon», «Furi», «The Last Night»).

Ностальгия по восьмидесятым задела не только игры и кино, но и музыку, ярчайшим представителем которой стал жанр синтвейв (или ретровейв), созданный в середине нулевых на базе аутрана, синтипопа, новой волны, дарквейва и чиптюна. Популярность синтвейва начала расти с 2011 года, когда вышел фильм «Драйв», содержащий трек «Nightcall» от Kavinsky, и к 2017 году достигла огромного распространения вместе с всеобщей популяризацией ретро. В странах СНГ ретровейв породил интереснейший субжанр sovietwave, отсылающий к идеалистическим представлениям о Советском Союзе.

Для воссоздания атмосферы восьмидесятых представители синтвейва используют при записи музыки компрессию и реверберацию, винтажные аналоговые синтезаторы и драм-машины, либо их эмуляторы, издают альбомы и EP на аудиокассетах, рисуют для релизов характерные обложки и придумывают концепции, эксплуатирующие клише фильмов и видеоигр, зачастую даже превосходящие их по изощренности. Некоторые музыканты добавляют в аудиодорожки эффект зажеванной магнитной пленки и снимают клипы с шестнадцатибитной графикой. Если кратко, синтвейв звучит так, как если бы восьмидесятые продолжались по сей день.

Ярким ответвлением синтвейва является поджанр дарксинт (или хоррорсинт), вдохновленный саундтреками из классических фильмов ужасов, слэшеров и киберпанковой фантастики. Особым почитанием у дарксинтеров пользуется режиссер Джон Карпентер, снявший огромное количество эталонных хорроров и написавший к ним не меньшее количество саундтреков. Благодаря этому у жанра даже есть третье название — карпентеркор. От синтвейва дарксинт отличается мрачным звучанием, агрессивными электронными битами и иногда сплавом с индастриалом и хэви-металом, которое выражается в присутствии тяжелых гитарных риффов и соло.

Еще один важный элемент дарксинт-издания — это обложка, отсылающая к постерам культовых фильмов категории Б, содержащая стереотипные образы мертвецов, маньяков, кладбищ или космических пришельцев. Обложка чаще всего перекликается с тщательно продуманной концепцией альбома, органично дополняет и продолжает ее. Вместе они повествуют о мрачном мире так и не наступившего будущего, в котором роботы порабощают людей, смертельные инфекции поражают континенты, зомби несут возмездие погрязшему в грехах человечеству, уровень преступности растет до гротескных масштабов, а странами заправляет бездушная антиутопическая машина. И среди этого безумия находится один единственный герой, сохранивший веру в справедливость и нашедший в себе смелость встать на защиту добра.

Хотя к саундтрекам из фильмов ужасов музыканты обращались на протяжении всей истории хоррора, да и созданием мрачных электронных композиций вряд ли кого-то удивишь, как самостоятельный жанр дарксинт выделился в 2012 году — примерно в то же время, что и синтвейв. А именно с выходом таких релизов, как «Terror 404» от Perturbator, «VHS» от Mega Drive, «The Movie OST» от Futurecop!, «EP I» от Carpenter Brut, «Out of Body» от Dance with the Dead и «Radio Macabre» от GosT. Эти вещи определили стилистические рамки темного синтвейва и сформировали обширную базу поклонников. В последующие годы дарксинт быстро развивался: появлялись новые имена, альбомы и EP выходили с завидной скоростью, и даже традиционные синтвейверы стали добавлять в свои треки хоррорные элементы. Тем не менее наиболее известными представителями до сих пор остаются пионеры жанра Carpenter Brut, Perturbator, Dance with the Dead, Timecop1983 и Mega Drive. Изначально записи распространялись преимущественно в Сети, но все чаще синтвейв- и дарксинт-коллективы устраивают концерты и туры, на которых воссоздают атмосферу восьмидесятых не только музыкой, но и световыми и визуальными шоу.

Не думайте, что синтвейв и дарксинт — это бездумная калька с популярных музыкальных жанров восьмидесятых. При всем бережном воспроизведении звуковых клише того времени, музыканты используют и современный опыт звукозаписи и саундпродюсирования, например, выводя ритмические линии (бас и барабаны) на первый план, делая звук более объемным и насыщенным, тогда как в восьмидесятых средние и низкие частоты заглушались и искажались за счет оцифровки с пленочных носителей.

Со дня своего появления дарксинт все больше отдаляется от синтвейва, привнося в свою музыку экспериментальность, находя иные подходы к творчеству и мутируя в неожиданные формы. Появляются сплавы дарксинта с эмбиентом, дабстепом, постпанком, металом и трансом. Коллективы, которые начинали в одной обойме, сейчас становятся абсолютно непохожими друг на друга, и даже в каждом их очередном релизе порой не остается ничего общего с предыдущим. Сравните, например, такие недавние записи, как «Possessor» GosT, «Dark Water» Electric Dragon, «Trapped on Tape» Grimlin, «French Erections» Reznyck, «They Made Me An Animal» VHS Glitch, «Mercenary» Hubrid, «Bad Blood» The Encounter, «Prey» Gadgetor, «Voyageur» Gloom Influx, «I Am Godzilla, You Are Japan» Deadly Avenger и, конечно, «Leather Teeth» Carpenter Brut. Можно сказать с уверенностью, в будущем дарксинт будет еще больше прогрессировать, отходя от ностальгии и создавая ультрасовременный саунд.

И так постепенно первопроходцы ностальгической темной синтетики создают авангард двадцать первого века. Сочиняя новую старую музыку, эти ребята насыщают современность духом тех восьмидесятых, которых никогда не было, но которые так нам запомнились. Которые могли бы стать такими сейчас. Наше культурное десятилетие — это гиперреальный ретрофутуризм. Вера в то, что будущее мечты настало. И возможно, эта вера, которая отрицает скудную действительность, рано или поздно откроет двери между виртуальным миром и реальностью, заполнив ее честным искусством, технологическими прорывами и однозначностью миропонимания.

Комментариев: 2 RSS

Оставьте комментарий!
  • Анон
  • Юзер

Войдите на сайт, если Вы уже зарегистрированы, или пройдите регистрацию-подписку на "DARKER", чтобы оставлять комментарии без модерации.

Вы можете войти под своим логином или зарегистрироваться на сайте.

(обязательно)

  • 1 Артём Агеев 20-01-2019 16:05

    Отличная статья, спасибо! Доставляет в последнее время этот дарксинт, а теперь и представление есть, когда и откуда оно пошло grin

    Учитываю...