ССК 2018

Клайв Баркер — настоящий гуру в деле создания монстров. Словно литературный Виктор Франкенштейн, он ваяет своих чудовищ из самых потаенных человеческих страхов, из ночных кошмаров, порезанных на лоскуты и сшитых нитью безумия. Достаточно и одной искры от его высоковольтного таланта, чтобы вселить жизнь в ужасных существ, несомненно, олицетворяющих зло. Но такое притягательное зло…

Мечты людей — такая плодотворная почва для семян муки…

Клайв Баркер «Восставший из ада»

Жители подземного города Мидиан («Племя тьмы»), осиный владыка Кэндимэн («Книги крови», сегмент «Запретное»), смертоносная красавица Катя Люпи («Каньон холодных сердец»), серийные убийцы, колдуны, служители древних культов, пожиратели плоти и похитители душ всех мастей — каждый из них прекрасен в своей отвратительности. И каждый — подлинный шедевр дьявольского мастера. Но есть в сонме чудовищ и психопатов, исторгнутых неиссякаемой фантазией Баркера, и самые несравненные. Это — сенобиты («киновиты»), особые экспонаты в его жуткой коллекции. Ангелы для одних, демоны для других. Высокопарно именуя себя «иерофантами Ордена Ран» и «потусторонними костоправами», на деле они — безжалостные адские садомазохисты, чьи души, заочно проданные Дьяволу, утратили всякую человечность. Да, некогда они были людьми — и в большинстве своем не самыми плохими, но жажда новых ощущений и желание познать недоступные другим удовольствия, равно как и всепоглощающая похоть, в конце концов привели их к вратам Преисподней. И там, в беспросветной тьме, в лабиринте, выстроенном из боли, страданий и порушенных грез, они сполна отведали запретных плодов — холод вошел в их сердца, разум заполонили кошмарные видения, а облик исказился до неузнаваемости. Память о прошлом канула в Лету, и горе тому сенобиту, что выудит хоть крупицу воспоминаний о себе прежнем — все истязания и пытки не сравнятся с осознанием такой бесценной утраты, как жизнь вне ада.

 

«Восставший из ада 8»

Стоит оговориться сразу: в этой статье мы ориентируемся больше на фильмы из серии «Восставший из ада», нежели на литературный первоисточник. Там о сенобитах известно не в пример меньше, не говоря уже о том, что Пинхед щеголяет по страницам безымянным. Да и культовым статусом сенобиты обязаны в первую очередь кинематографу, где совместные усилия режиссера, сценаристов, костюмеров и гримеров слились воедино, дабы явить зрителям по-настоящему незабываемых чудовищ.

А собственно, если они такие колоритные личности, не стоит ли остановиться на каждом поподробнее? Почему бы и нет? Детальное изучение сенобитов куда интереснее, чем представление их некой абстрактной угрозой, таящейся в шкатулке Лемаршана.

 

Пинхед в человеческом облике («Восставший из ада 2»)

Думаем, о Пинхеде, бессменном лидере сенобитов, вы и сами расскажете нам больше, чем любая Википедия. Когда-то он был доблестным офицером британской армии, человеком чести и настоящим храбрецом Эллиотом Спенсером. Пока росток порока в его душе не превратился в ядовитый колючий куст. Список его титулов внушительнее, чем у диктатора Аладдина в исполнении Саши Барона Коэна. Ангел Страданий, Темный Принц Боли, Властелин Проклятых Душ, Черный Священник Геенны, Заклинатель Цепей и Крючьев, Тот, Кто Рвет на Куски… Куда там Александру Курицыну с его трофеями, полученными на конкурсе «Мистер Вселенная»! Пинхед — наиболее известный и почитаемый сенобит, стоящий в одном ряду с такими легендами, как Джон Крамер, Пеннивайз, Кожаное Лицо и Фредди Крюгер. Отсылок к нему хватает и в литературе, и в кинематографе, и в комиксах, и в музыке, и в любой другой индустрии, где сознают успешность Пинхеда как культового монстра. Во многом похожими по концепции на сенобитов являются «Тринадцать привидений». Даже в таких, казалось бы, далеких от ужаса шоу, как «Ностальгирующий критик», — и там засветился свой «Темный Принц Боли». А уж «Хижина в лесу», где собралась целая орда ходячих, летающих и ползающих аллюзий на известные фильмы ужасов, порадовала киноманов Форникусом, Лордом Пыток и Связываний. Правда, вместо гвоздей у него в голову всажены диски от циркулярной пилы — но выглядит это не менее эффектно.

 

Форникус («Хижина в лесу»)

 

Молот («Тринадцать привидений»)

 

Шакал («Тринадцать привидений»)

Вторым по популярности можно по праву считать Зубоскала (Щелкуна). Весь покрытый ожогами, от рождения слепой и немощный, он попытался найти утешение в лоне Ада, прикрытого завесой радушия, словно коварная трясина — цветочной лужайкой. И Преисподняя, как самое глубокое болото, втянула бедолагу с головой. Выплюнуло его уже в образе существа, перед которым в страхе отступят даже Рыцари ада из «Doom». Вечный оскал на изувеченном лице похож одновременно на гримасу боли и дикую ухмылку, а клацающие зубы, кажется, способны перемолоть и кость. Пожалуй, если бы Чайковский был психопатом, он представил бы публике Щелкунчика именно таким.

 

Зубоскал («Восставший из ада 2»)

О Жиртресте (Масляном Шаре) можно было бы написать целую диссертацию на тему: «Худший из людей». Когда-то именуемый Лазло, он совмещал в себе все плохое, что только можно обнаружить в закоулках человеческой души. Извращенец, педофил и садомазохист, начисто лишенный моральных принципов, Лазло с готовностью принял сан сенобита — участь вечного пленника собственной плоти, истязаемой и разлагающейся, показалась ему даром свыше. И если Пинхеда можно назвать злодеем, то для Жиртреста это будет слишком льстивый комплимент.

 

Жиртрест («Восставший из ада 2»)

Особое место занимает доктор Ченнард — руководитель реабилитационного центра для душевнобольных и жертв насилия, превращенный всемогущим Левиафаном в нечто настолько ужасное, что легко вписалось бы в Мифы Ктулху. Достаточно сказать, что щупальца, растущие из его тела подобно жутким сорнякам, увенчаны скальпелями и резекционными ножами. Если такой хирург и смог бы с успехом провести операцию, то только если удачным исходом считался бы летальный.

Ченнард («Восставший из ада 2»)

Целую банду разнообразных сенобитов Пинхед наклепал себе из жертв, так или иначе связанных со Столбом Душ («Восставший из ада 3»). Это и коллекционер диковинок Джей-Пи Монро, за неуемную любовь к сексуальным утехам награжденный работающим поршнем, вставленным прямо в голову. Это и диджей Джимми Хаммерстайн, утыканный острыми, как бритва компакт-дисками. Это и бармен Риччи Бладстоун, некогда мастер пожонглировать шейкером и просто душа компании, теперь же — огнедышащий, обмотанный колючей проволокой громила, сочащийся гноем. Это и несчастный оператор «Док» Фишер, который мог бы петь: «я всегда с собой беру видеокамеру», и подразумевать это буквально…

Столб Душ

Побывали сенобиты и в космосе («Восставший из ада 4»). С Джейсоном, к сожалению, они там не схлестнулись, но вот бравым звездным десантникам крови попортили немало. А уж видок у них был вдвойне неприятнее, чем в любой из предыдущих частей — вы только взгляните на этих образин! Когда-то это были двое братьев-охранников и дьявольски коварная барышня Анжелика, но злая воля Пинхеда трансформировала их в поистине мерзких сенобитов. С адской гончей в придачу.

Сенобиты — это то, что получается, когда мрачная эстетика БДСМ-культуры сливается воедино с бушующим воображением гения, обрастает налетом библейских ужасов и заключается в головоломку Лемаршана — зловещий артефакт, по сравнению с которым кольцо Саурона кажется не опаснее базарной бижутерии. Образ большинства сенобитов связан с их прегрешениями в прошлой жизни, либо отражает их внутреннюю сущность. Так, сенобит по кличке Кол (или Шип) — насильник и мучитель детей, расправляющийся со своими жертвами с помощью самодельного заостренного прута. Не удивительно, что его обличье — своеобразная дьявольская ирония, ведь голова этого сенобита пробита громадным колом…

 

Кол

Другой сенобит — в прошлом нечистый на руку хирург, теперь и сам стал ходячим экспонатом анатомического театра, способным вогнать в дрожь даже бывалого патологоанатома. На лице Хирурга одновременно запечатлены дьявольская усмешка, звериный оскал и гримаса боли…

 

Хирург

Не обошло проклятие шкатулки Лемаршана и представительниц слабого пола. Монахиня Николетта, обращенная в служительницу куда более гибельного культа, чем христианство; еще одна кроткая католичка — на сей раз дочь жестокого религиозного фанатика, в конечном счете доведенная до отчаяния и не без помощи злых сил видоизмененная в жуткую и мстительную Стеганую Даму; доверчивая девчонка-«подстилка» Терри, вынужденная носить собственное лицо вместо маски и курить сквозь зияющую в горле рану; сестры-близняшки, облаченные в соблазнительный латекс и, несмотря на отталкивающую внешность, способные очаровывать мужчин не хуже суккубов; и другие, не менее впечатляющие дамочки, готовые носить ваши кишки вместо пояса.

 

Терри в образе «Курильщицы» («Восставший из ада 2»)

 

Близняшки («Восставший из ада 5»)

 

Стеганая Дама («Восставший из ада 7»)

А как же дядюшка Фрэнк и его вероломная любовница Джулия? О, эти двое стоят друг друга! Братоубийца и психопатка, записной негодяй и лживая стерва. Их участь нельзя назвать сладкой — сначала лишиться кожи, а потом и вовсе стать бесформенной кучей окровавленного мяса и навеки остаться в аду бесплотными духами, — но за то время, что они злодействовали, натворили они не меньше семейки Сойеров. Фрэнк и Джулия — не сенобиты, но лучше трижды встретиться с каждым из свиты Пинхеда, чем однажды впустить домой эту парочку беспринципных психопатов.

 

Не беремся судить каждый из фильмов в серии по отдельности, так как бытует мнение, что лучше первых двух все равно ничего не сняли, а начиная с пятой и вовсе ударились в треш. Но сенобиты практически в каждой серии франшизы были воистину устрашающими…

 

…или милыми!

Коллекционные фигурки, кружки, наряды на Хеллоуин, аксессуары для косплея, тетради, наклейки, футболки, кепки, украшения… На сенобитов, равно как и на весь ад, уже давно наклеили торговую марку. Хирурги с того света перешагнули со страниц книг сначала на телевизионные экраны, а потом вошли и в повседневную жизнь, как еще одни воплощенные кошмары. Хорошо это или плохо? Судить не нам.

Но уж лучше пусть демонические палачи и кудесники, — практические бессмертные, хладнокровные и неумолимые, живущие лишь за счет чужих страданий, лишенные не только милосердия, но и капли человечности, — живут лишь в дурных снах и пугающих фантазиях. Там им самое место. Только кто знает — возможно, однажды найдется умелец, который разорвет ткань пространства, и сквозь «схизму» впустит в наш мир визитеров из иной реальности. Не завидуем ему. Ведь его смерть станет легендарной даже в аду… (c)

Оставьте комментарий!

Старые комментарии будут перенесены в новую систему в скором времени. Не забудьте подписаться на DARKER - это бесплатно!

⇧ Наверх