ГОЛЕМ

Коридор был мрачен, как и мысли Бори о ближайшем будущем. Он брёл по опустевшему корпусу, позволяя воображению рисовать мрачные картины грядущего. Количество хвостов в этом году было рекордным, даже в сравнении со всеми его предыдущими, весьма впечатляющими достижениями. А деньги… Чёрт возьми, он торчит здесь после занятий, пошатываясь от голода, и моет эти проклятые анатомические залы… Он пропах формальдегидом настолько, что его уже можно запихнуть в одну из этих покрытых пылью банок со всевозможными органами, стоящих в обшарпанных коридорах среди скелетов обезьян и стендов с латинскими изречениями. И за этот ежевечерний ад он получает значительно меньше, чем дворник на полставки! Лишь сдаваемая комната помогала сводить концы с концами.

Мало того, что покупка электронной книги для его бюджета стала тем же, чем айсберг для «Титаника», так ещё и дёрнула нелегкая пригласить Лену на свидание! Чёрт, да она ведь даже ходить старается подальше от тех помоек, которые они с друзьями именуют «кафе». А у него в кармане наличности в лучшем случае только на одно из этих «кафе» и хватит…

Уныло плетясь к светлому пятну выхода впереди, он едва не столкнулся с каким-то человеком. Тот, чертыхнувшись, выронил ворох бумаг.

- Ой, простите… - начал Боря, нагибаясь и шаря по полу в поисках упавших листков.

- Да ничего, ничего, - ответил ему старческий голос. – Вы не виноваты. Могли бы они, в конце концов, и оставить одну лампочку включённой. Экономия, черт бы её побрал.

Встав, Боря вытер руки о куртку и всмотрелся в лицо собеседника, но его черты утопали в тени. Приглядевшись, он увидел едва заметно белеющий в темноте листок, наполовину приклеенный к стене.

- Я здесь вешал объявления… - начал незнакомец, а затем, помолчав, протянул один из листков Боре. – Вот, возьмите. Почитаете на досуге.

- Спасибо, – ответил Боря, направляясь к выходу и машинально запихивая листик в карман. «Должно быть, реклама или продажа учебников», - пронеслась в голове вялая мысль. Спустя мгновение он уже забыл о листке.

Плакат, висевший на стене грохочущего в тоннеле вагона, врал. Под изображением чашки с горячим чаем помещались слова: «Есть вещи, которые стоят того, чтобы им хранили верность. Например, чай». И подпись: Джон Голсуорси. Это изречение являлось совершеннейшей ложью. На самом деле Голсуорси говорил о кофе. Можно провести кого угодно в наш век безграмотности, думал Боря, но не человека, не расстающегося со сборниками цитат и афоризмов. Цитаты были единственным чтивом, приходившимся ему по душе. В них хранилась мудрость хороших мыслей. А хорошие мысли и других невольно заставляют выдумывать хорошие мысли, как говорил Белинский. Боря подумал о том, не достать ли из рюкзака книгу, чтобы попытаться хоть немного залатать бреши в его знаниях о патологической физиологии, но, покосившись на двоих явно нетрезвых пассажиров уголовной наружности, оставил эту идею. Кроме них в вагоне никого не было, а книга была электронной. Дорогая игрушка, стоившая ему огромной суммы, могла привлечь внимание этих громил, а идти на риск ради чтения унылого учебника он был не готов. Жаль, что он забыл записать вместе с учебниками несколько цитатников. Следует тренировать память. Вспомнились слова Мирабо: «Верная и деятельная память удваивает жизнь».

Рука вдруг нащупала в кармане скомканный листок. Хоть что-нибудь почитаю, подумал Боря, извлекая наружу бумажку. Текст оказался следующим:

«Внимание!

Приглашаются добровольцы для участия в эксперименте. Эксперимент гарантировано не несёт угрозы здоровью и психике участников. Участникам полагается материальное вознаграждение. Записаться и узнать подробности можно в аудитории №21 в 19.00 24-го ноября».

Взгляд Бори вновь и вновь скользил по словам «материальное вознаграждение». Конечно, речь наверняка о сущих грошах, а «эксперимент» на самом деле является соцопросом какой-нибудь табачной компании, но в его положении годились любые источники дохода. 24-е ноября. Боря посмотрел на свои древние часы «Ракета» с указателем даты. Через два дня. Что ж, пожалуй, следует попробовать принести пользу себе и науке. К тому же, эксперимент может оказаться действительно интересным, а наука, как говорил Лев Арцимович, это лучший способ удовлетворения личного любопытства за государственный счёт.

¬– Прошу вас, садитесь по одному за стол! – прокряхтел старичок, в котором Боря сразу узнал расклейщика, повстречавшегося ему вечером пару дней назад. «Расклейщик» оказался академиком и в прошлом, по слухам, являлся одним из видных учёных в области радиофизики, творцом проектов каких-то радиолокационных установок для армии и чуть ли не психотропного оружия.

Впрочем, сам старик, в отличие от многих своих коллег, забытым, по всей видимости, отнюдь не являлся. И дело было не только в совершенно баснословном «материальном вознаграждении» в несколько сотен долларов, причитавшемся ему и тридцати другим участникам. Солидности старику, возившемуся с каким-то устройством, похожим на гибрид древнего телевизора и кухонного комбайна, придавали несколько молчаливых людей в костюмах. Их лица, походка, даже их взгляды – всё было совершенно неприметным и незапоминающимся. Один из них, более других напоминавший карикатуру на агента какой-то жутко секретной спецслужбы, поднялся и подошел к лекторской кафедре.

– Уважаемые господа! – начал он, и на лице, будто вылепленном для конкурса скульптур «Заурядный обыватель», расцвела столь же нейтральная и бесцветная улыбка. Агент, как мысленно окрестил его Боря, говорил без акцента, и всё же Боре показалось, что русский для него не родной язык. ¬– Пока Виктор Авдеевич настраивает технику, я попрошу вас ответить на несколько вопросов.

«Да на здоровье», – думал Боря, наблюдая за Агентом, раздающим анкеты. За такие деньги он будет сидеть здесь весь день и отвечать на вопросы даже самого личного характера. Чёрт, он до сих пор не мог поверить в реальность происходящего. Но две сотенных банкноты в кармане явственно подтверждали, что всё это не розыгрыш.

Когда анкета оказалась перед ним, он с удивлением обнаружил перед собой банальный набор вопросов, встречающихся в любом заполняемом документе практически во всех организациях. ФИО, возраст, место рождения… Работа, образование, семейное положение… И обязательный идиотский вопрос «Социальное происхождение», с вариантами ответа «из рабочих, из служащих», на который все всегда отвечали «из служащих», а Борю вечно подмывало написать что-нибудь вроде «из дворянства».

Заполнив анкету, Боря оторвал взгляд от бумаги и заметил, что Виктор Авдеевич продолжает возиться со своей рухлядью. Агент и его коллеги собрались позади учёного и продолжали смотреть поверх голов «подопытных» с нарисованными на лицах улыбками. Вздохнув, он отодвинул от себя листок и стал ждать начала эксперимента, в чём бы он не заключался.

И как раз когда он уже готов был поинтересоваться, сколько же ещё им ждать, Агент вновь вышел вперед и объявил:

– Всем спасибо, эксперимент окончен. Всего доброго.

Послышались удивлённые голоса, некоторое время никто не вставал, видимо, опасаясь какого-то подвоха, но спустя несколько секунд люди в костюмах погрузили странное устройство на тележку и покатили её к выходу. Агент и старичок последовали за ними. Лишь когда они покинули помещение, студенты стали подниматься, обмениваясь недоуменными взглядами и удивлённо пожимая плечами. Боря был несколько разочарован, да и исследователи, наверное, тоже, ведь, судя по всему, агрегат старичка так и не заработал. Однако деньги в кармане Бори были настоящими, а, следовательно, его личная цель была достигнута. Безденежье до смерти осточертело. Быть бедным плохо уже потому, что это занимает всё ваше время, говорил Пикассо. А может быть, это был де Кунинг. Нужно будет выяснить.

Выбравшись из опостылевшего за годы учёбы корпуса, он с удовольствием вдохнул весенний воздух, ещё не превратившийся в раскалённую, неподвижную летнюю взвесь из пыли и выхлопных газов. В темноте университетского парка мелькали огоньки несущихся по проспекту машин, монотонный гул которых в кои-то веки не раздражал, а даже наоборот, вызывал уверенность в нормальном, равномерном и упорядоченном течении жизни. Всё определенно наладилось, подумал Боря, и, будто в подтверждение этой мысли, в кармане зазвонил телефон.

- Алло?

– Боря? Это Лена. Завтра всё в силе?

Боря улыбнулся.

– Конечно, Леночка. Конечно.

Вспомнились слова Гёте: «Жизнь — прекраснейшая из выдумок природы».

Окрылённый успехами, он буквально вприпрыжку влетел в метро. Но беспросветно унылые лица людей на эскалаторе постепенно подавили эйфорию, и в полупустой вагон Боря вошел уже в более привычном настроении, ровном и сером, как скоростная автострада. Упав на сиденье, он бросил взгляд на девушку напротив, которая дремала, прислонившись к ручке с надписью «Выключение дверей». На её губах застыла безмятежная улыбка, и Боря почувствовал, как его окутывает усталость, а грохот и скрежет металла о металл превращаются в колыбельную. Хотелось вспомнить слова кого-нибудь великого об усталости, но сознание будто заполнилось ватой, заглушавшей мысли. Стоило отвлечься, но в его электронной книге снова не было цитатника. На этот раз он не забыл его записать, а намеренно не стал этого делать, иначе учебник по патофизиологии остался бы нетронутым до самого зачёта. А так имелся шанс заглянуть в него хотя бы от скуки и вынужденного безделья. Например, в транспорте. Например, сейчас.

Вздохнув, он выудил книгу из вороха конспектов, распечаток и других бумажек, месяцами болтавшихся в рюкзаке. Нажав на кнопку, Боря стал ждать появления привычных слов: «Патофизиология. Под ред. Адо А.Д.». Боря прекрасно знал о заслугах Андрея Дмитриевича Адо, выдающегося патофизиолога и иммунолога, и временами мог даже приводить длинные цитаты из учебника друзьям, но сейчас эти инициалы всё же вызывали ассоциации лишь с преисподней смертельного уныния, вратами в которую являлся учебник.

Но на экране книги появились другие слова. Цитата.

Власть развращает, абсолютная власть развращает абсолютно. Джон Актон.

Боря удивлённо уставился на экран. Ведь там же не было никакого цитатника… Однако мгновением позже эту мысль мощным потоком смыла суть написанного. Впервые чьи-то слова не просто понравились Боре, но вонзились в его разум раскалённым кинжалом и сплелись с его собственными мыслями. Воистину, думал он, какие мудрые слова! Великие слова! Он погрузился в размышления о страшной несправедливости вокруг, о бессердечии и продажности власть имущих…

Стоп, сказал он себе, оторвав взгляд от чётких чёрных букв на экране. Никаких цитат там быть не может. Он должен был увидеть что-нибудь вроде «…таким образом, общий патогенез болезней представляет собой универсальные механизмы нарушения жизнедеятельности на разных уровнях интеграции организма…». Или, в крайнем случае, какую-то программистскую тарабарщину в случае поломки. Но никак не это.

Галлюцинация? Перенапряжение? Может быть, но вряд ли. Или что-то не так со зрением?

Боря посмотрел на спящую девушку напротив. Он видел, как блестит помада на её губах. Видел, как рыжие волосы будто вспыхивали в ярком свете тоннельных фонарей, то и дело мелькавших в окне вагона, подобно гигантским светлячкам.

Всё это он видел совершенно чётко. А значит, его глаза и зрительные нервы в порядке, и сейчас он опустит взгляд, и эти (великие) слова, как это ни печально, исчезнут.

Посмотрев на экран, он увидел, что слова Актона действительно пропали. Их сменили другие.

Опасна власть, когда с ней совесть в ссоре. Уильям Шекспир.

На этот раз Боря не стал гадать о причинах появления этих слов на дисплее. Он просто позволил им проникнуть внутрь и бурным горным потоком увлечь его мысли в неведомом направлении. Как же он был глуп! Как много отвратительного и мерзкого творит Власть, а он был столь слеп, что не замечал этого! И как хорошо, что Слова Великих наставили его на путь истинный!

Остаток пути Боря, не отрываясь, смотрел на экран, где сменяли друг друга цитаты, всегда одна на страницу, будто столь Великим Мыслям требовалось пространство вокруг себя.

Боря шёл по тротуару, не отрывая взгляда от книги. Шум машин и неоновые огни вокруг были бессильны отвлечь его от Слов Великих.

Цель власти - власть. Джордж Оруэлл.

Всякий человек, обладающий властью, склонен злоупотреблять ею.

Шарль Монтескье.

У толпы много голов…

– Эй, придурок! Смотри куда прёшь! – заорал приземистый толстяк в кепке с надписью «USA California», едва разминувшись с Борей.

– Чёртовы наркоманы! – пробурчал толстяк и продолжил свой путь, присоединившись к другим идущим. К толпе. Боря проводил его безразличным взглядом и вернулся к недочитанной цитате.

У толпы много голов и ни одного мозга. Томас Фуллер.

Мудрые слова присоединились к другим, кружившимся у Бори в голове. Как жаль, что иногда все же приходится отрывать взгляд, чтобы не споткнутся! Поскорее бы дойти до дома.

Только фанатичная толпа легко управляема. Адольф Гитлер.

Где пьёт толпа, все родники отравлены. Фридрих Ницше.

– Привет! – крикнул кто-то, влетевший в лифт, едва успев втиснуться между закрывающимися дверьми. – Э-э-э-й! – крикнул он, помахав рукой между глазами Бори и экраном. Боря едва подавил желание наброситься на того, кто мешал ему насыщаться мудростью. Этого невежду и глупца - наверняка одного из тех, на ком держится Власть - спас лишь знакомый голос.

– Ты, вижу, совсем на учёбе помешался, – сказал Медведь, когда Боря, наконец, оторвал взгляд от книги. – Смотри, не свихнись. У вас в институте это, говорят, дело обычное.

Боря знал о Медведе совсем немного. Во-первых, он снимал у него комнату и исправно платил. Во-вторых, он занимался чёрной археологией. И в-третьих… Да, собственно, больше Боря ничего о нём и не знал, даже имени. Просто не спрашивал. Медведь так Медведь.

Сейчас он явно с «раскопок», на которых он провёл последних дня три. В грязном камуфляже, пропахший костром, этот бородач напоминал чеченского боевика из новостей.

¬¬¬– Что нарыл? - без особого интереса спросил Боря, поглядывая краем глаза в книгу.

Диктаторы ездят верхом на тиграх, боясь с них слезть. А тигры между тем начинают испытывать голод. Уинстон Черчилль.

– Да так, пару кусков ржавого железа. Хотя попалась любопытная штука. РГД-5. Причём вроде как в неплохом состоянии. Наверное, даже рвануть может.

Раньше Боря вряд ли обрадовался бы появлению в его квартире старой гранаты, но сейчас он почти не слышал слов Медведя. В голове крутились Мысли Великих, ставшие его собственными. Совершенно механически, словно окутанный плотным, густым туманом, отгородившим его от мира, он открыл дверь и впустил Медведя. Тот немедленно скрылся в своей комнате, бросив на прощание:

– Ты бы всё же… это… отдохнул… А то взгляд у тебя какой-то… волчий.

Когда дверь за ним закрылась, Боря посмотрел на экран.

Лучше быть последним среди волков, чем первым среди шакалов. Чингисхан.

Воистину так, думал Боря, усаживаясь за стол и включая лампу. За окном слышался рёв двигателей: шёл монтаж сцены для завтрашнего шоу, организованного одной из партий. Но шум не отвлекал его. Весь шум этой суетливой клоаки, именуемой миром, был бессилен помешать ему внимать Словам Великих.

Ночь прошла, будто мгновение, а Боря так и не сомкнул глаз. Он продолжал внимать.

Благо народа — высший закон. Цицерон.

Или ты создаешь мир, или мир создаёт тебя. Джек Николсон.

Если ты в меньшинстве — и даже в единственном числе, — это не значит, что ты безумен. Есть правда и есть неправда, и, если ты держишься правды, пусть наперекор всему свету, ты не безумен. Джордж Оруэлл.

Ваше общество так извращено, что нормальный человек в нём предстанет безумцем. Чарльз Мэнсон.

Вдруг Боря почувствовал боль в руке. Он с удивлением посмотрел на комара, впившегося в кожу. Своим укусом тот будто нарушил какую-то цепь, по которой неслись нервные импульсы, вклинился прямо в синапс, прервав поток информации… Прихлопнув насекомое, Боря протер глаза. Он словно очнулся от долгого сна.

Чёрт возьми, что он делает? Который час? Вдалеке за окном, над лесом показалось алое зарево рассвета.

Неужели он правда просидел здесь всю ночь, читая цитаты? Он посмотрел на книгу, лежащую на столе, и вдруг ощутил мощное, завораживающее желание и дальше читать. Внимать. Глаза тянуло к книге, как монетки к электромагниту, и Боря принялся рассматривать предметы в комнате, ощупывая их взглядом, словно видел их в первый раз. Портреты умерших родителей в старых рамках. Зеркало с отбитым уголком, книжные полки с учебниками и цитатниками. Старенький телевизор и компьютер с пыльными экранами, под столом – отцовская печатная машинка.

Всего этого казалось мало. Нужно было нечто более динамичное, чтобы преодолеть притяжение книги. А в том, что его необходимо преодолеть, Боря в данный момент почему-то не сомневался.

Он включил телевизор и принялся бездумно переключать каналы. Телевикторина, Сектор Газа, обнажённые тела, помехи, Чак Норрис… Постепенно ускоряя смену картинок, Боря надеялся, что этот бредовый калейдоскоп сможет прочистить его рассудок, но… Его вновь охватило мощное желание почерпнуть ещё несколько Великих Мыслей из бездонного источника наставлений, лежавшего на столе. Всего несколько цитат, говорил он себе. Несколько цитат - и он ляжет спать.

Он подошел к столу, взял в руку книгу… и, повинуясь сильному, отчаянному импульсу, шедшему из каких-то древних отделов мозга, ответственных за самосохранение, что есть мочи швырнул электронную штуковину в окно.

Вопреки ожиданиям, навязчивое желание снова припасть к источнику великих идей не прошло. Навалилась сонливость, и Боря направился на кухню, чтобы выпить чаю и взбодриться. Включив свет, он подошел к плите и увидел на столе рядом с холодильником…

Усталое сознание уже не вспыхивало предупреждающей табличкой «НЕВОЗМОЖНО!». Оно просто воспринимало всё, как данность.

Даже тот факт, что выброшенная в окно электронная книга преспокойно лежит на кухонном столе.

Боря понял, что рад возвращению этой электронной шкатулки с драгоценными изречениями. Стыдясь своего глупого поступка, он подошел ближе и тут же увидел на экране ободряющие слова:

На свете всё именно так и устроено — правильный путь сначала кажется неправильным. Чтоб испытать нашу веру. Джон Апдайк.

Забыв о чае, Боря схватил книгу и направился в комнату. Его переполняла энергия. Он чувствовал, что все эти Великие Слова дарованы ему не просто так. Он был Избранным, способным понять эти Идеи для того, чтобы осуществить свое Предназначение. Он должен был встряхнуть Власть и её прихлебателей. Упав на диван, он уставился на черные буковки, которые напоминали строй маленьких человечков, поднявшихся на борьбу с поработителями. Цитаты стали сменять друг друга быстрее.

Когда все остальные права попраны, право на восстание становится бесспорным. Томас Пейн.

Все революции происходят оттого, что правительства вовремя не удовлетворяют назревшие народные потребности. Они происходят оттого, что правительства остаются глухими к народным нуждам. Сергей Витте.

Люди без принуждения не примут и не будут выполнять меры, наилучшим образом рассчитанные для их собственного блага. Джордж Вашингтон.

Перед лицом великой цели никакие жертвы не покажутся слишком большими. Адольф Гитлер.

Хлопнула входная дверь: Медведь ушёл на работу. На площади за окном начинала бурлить жизнь. Включились колонки, из них зазвучали демагогические речи политиков и приторные песни поп-звёзд. Боря продолжал внимать.

Иногда демократия должна искупаться в крови. Аугусто Пиночет.

Сбрось на них бомбу. Уничтожь их всех. Полковник Курц.

Достань гранат, и будет праздник. Александр Васильев.

Боря всё понял. Его разум впервые в жизни был чист, избавлен от катаракты обыденности и обывательской мелочности. Он знал, что должен сделать и как. Причина – Следствие. Нажми на кнопку – получишь результат. Группа Технология.

Вскочив, он уже был готов направиться в комнату Медведя, когда зазвонил телефон. На дисплее книги немедленно выступили слова:

Телефон — дьявольская выдумка, которая уничтожила некоторую возможность держать в отдалении нежелательное вам лицо. Амброз Бирс.

Но Боря все же посмотрел на экран телефона. Звонила Лена. Где-то в далёком, потаенном уголке души, незатронутом Великими Идеями, начал проступать её нечеткий образ…

Взгляд Бори упал на дисплей книги.

Женщина - одновременно яблоко и змея. Генрих Гейне.

Никого не любить — это величайший дар, делающий тебя непобедимым, так как никого не любя, ты лишаешься самой страшной боли. Адольф Гитлер.

Выбрал свой путь — иди по нему до конца! Адольф Гитлер.

Отбросив сомнения, Боря вошёл в комнату Медведя – настоящую берлогу, заваленную деталями от оружия, драными плащ-палатками, касками и прочей армейской дребеденью. Граната лежала на столе, напоминая зловещий, ядовитый плод. Рядом валялась книга, раскрытая на странице с чертежом гранаты, и словами:

Граната РГД-5 обладает следующими тактико-техническими характеристиками.

Дальность броска: 35-40 м

Радиус поражения осколками: 30 м (наиболее вероятно попадание осколками в противника), 200 м (максимальная дальность полёта осколков)

Время замедления запала: 3,2-4,5 сек

Количество осколков до 300 шт.

Конечно, это не Слова Великих, усмехнувшись, подумал Боря, но тоже полезная информация.

–Триста осколков, - прошептал он, словно пробуя это число на вкус. Достаточно, чтобы доставить трем сотням этих скотов некоторые неудобства.

Сжимая гранату в кармане, он вышел из дома и направился к площади. Ему казалось, что за ним следят: какие-то тени мелькали позади, чудилось, что это те люди с эксперимента. Агент и его приспешники. Они хотят взять его. Они защищают Власть. Они лишат его Слов Великих. Волшебный экран продолжал наставлять его.

Всё будет правильно, на этом построен мир. Воланд.

Имей мужество жить в опасности! Йозеф Геббельс.

Делай что должен - свершится, чему суждено! Марк Аврелий.

Он шел мимо витрин магазинов, взгляд лихорадочно скакал по вывескам, манекенам, ярким пятнам цветастого тряпья… и вдруг зацепился за табличку: «Сервисный центр. Ремонт телефонов, ноутбуков, электронных книг». И снова дремавшие в глубине инстинкты, не сломленные мудростью Великих Мыслей, подтолкнули его, сбили с пути и заставили нырнуть в прохладный полумрак дверного проёма. «Вероятно, её можно починить», - звучал слабый голос, а громоподобное многоголосье Великих отвечало ей: «зачем?». Но Боря почему-то прислушивался к этому тоненькому голоску и тащился к прилавку, где на него с опаской взирал какой-то прыщавый юнец с длинными светлыми волосами.

– Э-э-э… Чем могу помочь? – спросил он. В его глазах Боря заметил какой-то странный блеск. Может быть, он тоже один из них? Один из тех, кто хочет отнять у него ларец, полный Слов Великих? А он, как идиот, сам несёт это сокровище им в руки!

Остановившись, он попятился к выходу, прижимая книгу к груди и бормоча: – Нет, ничего… Спасибо… Я думал, книга сломана… Но она в полном порядке…

– Вот и хорошо, – сказал юнец, не скрывая облегчения в голосе.

По мере приближения к сцене, увешанной флагами и воздушными шариками с партийной символикой, толпа становилась всё более плотной. Со лба ручьями стекал пот, и Боре было неимоверно жарко. Вдруг в толпе появился силуэт в милицейской форме и направился наперерез Боре. Страх неудачи, боязнь провалить свою миссию, не выполнить долг перед народом и Великими будто сжали его стальными обручами. В отчаянии он посмотрел на экран.

Когда хочешь одурачить весь мир — говори правду. Отто фон Бисмарк.

Милиционер нагнулся к его уху:

– Ты как, в порядке, паренек? Что-то ты неважно выглядишь.

Боря улыбнулся и ответил:

– Просто я нервничаю, у меня ведь в кармане граната и я собираюсь её взорвать.

Правоохранитель не улыбнулся, лишь процедил:

– Дошутишься, придурок.

Он хотел сказать что-то ещё, но человек в черном костюме шепнул ему на ухо и отвлек. Теперь Боря был уверен: это он, Агент. Времени не оставалось. Он бросился вперед к сцене, расталкивая людей, слыша за спиной возмущенные крики, затем полез через ограждение и дальше, на сцену к этим Служителям Зла в дорогих костюмах. Но сейчас они прекратят обманывать. О да, он заставит их прекратить.

На сцене он в последний раз огляделся, наблюдая за бегущими к нему людьми в форме и в костюмах, и, нажав на рычаг, с силой рванул чеку. Он бросил гранату на землю и в последние секунды перед хлопком прочел ещё несколько Великих Мыслей.

Великие дела надо совершать не раздумывая, чтобы мысль об опасности не ослабляла отвагу и быстроту. Юлий Цезарь.

Всякий, кто гибнет за идею, гибнет не напрасно. Пальмиро Тольятти.

Смерть улыбается нам всем, но лишь самые храбрые способны улыбнуться ей в ответ. Марк Аврелий.

И Боря улыбнулся. А затем вспышка яркого света ослепила его и тут же сменилась непроглядным мраком.

Спустя какое-то время Боря вдруг понял, что вновь начинает чувствовать. Должно быть, это загробный мир, подумал он. Интересно, каков он на самом деле? Встретит ли он здесь Великих, сможет ли услышать их слова от них самих?

Голову пронзила боль, а глаза были бессильны что-либо разглядеть, кроме нескольких тёмных силуэтов.

– Ведь люди могли пострадать! А если б я его дубинкой не двинул?! – кричал кто-то. Боря узнал голос милиционера, пытавшегося его задержать.

– Всё было у нас под контролем. Граната учебная. Ему её подсунул съемщик-сосед за небольшую плату.

Голос был подозрительно знакомым. Голос человека, которому русский язык не родной, понял Боря. Голос Агента.

– Совершенно верно, – закряхтел еще один знакомый голос. – Никакой опасности не было. Вы же, чёрт возьми, в курсе всех деталей!

– Да, но… мало ли что… случайность… - начал оправдываться правоохранитель.

– Подлинная наука не терпит случайностей, как говорил академик Лысенко, – ответил старческий голос.

– Вы можете идти, – сказал Агент. – Подопытного мы забираем. И помните: всё это – всего лишь спонтанная выходка психопата. Вы меня поняли? – слово «поняли» Агент произнес с нажимом.

– Понял, понял… Чего уж тут не понять… - пробурчал милиционер и исчез.

– Ну что ж, Виктор Авдеевич, на этот раз операция увенчалась успехом. Поставленная задача полностью выполнена, – сказал Агент.

– Вы правы, – согласился старик. – Но установку ещё нужно совершенствовать. Лишь половина из тридцати подопытных поддалась действию волн.

– Ну что ж, работайте. Вы же знаете, финансовых ограничений у нашей организации нет, получите всё, что нужно.

После паузы Агент спросил:

– А что будем делать с ним?

– Боюсь, это уже отработанный материал. Пока я не смогу сгенерировать волну с обратным эффектом, он, как и многие другие, отправится в одно из психиатрических учреждений…

Боря закрыл глаза. Разговор вдруг потерял для него какой-либо смысл. Ведь ему наконец-то не нужно было видеть Слова Великих.

Теперь их голоса звучали в его голове.

Поток людей с зависшими электронными книгами и залитыми кофе ноутбуками иссяк, и можно было немного расслабиться. Досиживая последние минуты рабочего дня, Виктор без особого интереса смотрел выпуск новостей. Какой-то сумасброд напугал всех на предвыборном концерте, швырнув себе под ноги учебную гранату. Камера приблизилась и показала крупным планом лицо несчастного, когда того на носилках укладывали в карету «Скорой помощи». Он улыбался и что-то бубнил себе под нос. Настоящий псих. И тут Виктор понял, что это тот же шизик, который заходил к нему сегодня. Тот, что пробормотал про «поломанную книгу», которая уже «в порядке», и ушёл. Чёртов психопат напугал его до полусмерти. Неудивительно, что все закончилось именно так. Ведь вместо книги он прижимал к груди кухонную разделочную доску! Впрочем, думал Виктор, хорошо, что этих зажравшихся депутатов припугнули. Как говаривал кто-то из Великих, у всякого безумия есть своя логика.

Показать старые комментарии

Оставьте комментарий!

Старые комментарии будут перенесены в новую систему в скором времени. Не забудьте подписаться на DARKER - это бесплатно!

⇧ Наверх