DARKER

онлайн журнал ужасов и мистики

Дмитрий Квашнин «Утром, когда взойдет солнце...»

Сначала Ини Чинту не мог понять, что происходит.

Он повернул голову налево, направо — его окружала темнота. Ни одного отблеска света! Затем попытался подняться — тщетно!

Ини Чинту попробовал крикнуть, но из его сухого, как пустынное нагорье, рта вырвался лишь хрип.

— У тебя нет рук, — голос во тьме произносил слова медленно и совершенно бесстрастно. — У тебя нет и ног. Сейчас в этой комнате становится все светлее — скоро наступит утро и встанет солнце. Но ты не видишь этого, потому что ослеплен.

Ини Чинту снова попытался закричать.

— Тебе отрезали язык, и ты не можешь говорить, — человек встал (Ини Чинту понял это по шуршанию одежд) и продолжил:

— Сейчас тебя ждет смерть. Несите его!

Двое подхватили Ини Чинту. Сильные руки крепко держали его искалеченное тело.

Он отметил, что они поднимались куда-то довольно долго, прежде чем стало ощутимо солнечное тепло. Это было единственное приятное впечатление: после холода подземелья оставалось радоваться только солнцу.

Воины, несшие Ини Чинту, двигались между двумя рядами людей, присутствие которых Ини Чинту чувствовал, несмотря на то, что не слышал ни звука. Точнее, шум были — шум недалекого леса — а люди стояли молча и не шевелясь. Не производя ни единого звука. Их одежды не шелохнутся, трава не зашуршит под их подошвами. Они просто стояли и смотрели, смотрели на обезображенное тело Ини Чинту, несомое двумя дюжими воинами. Мурашки побежали по его телу, но уже не от холода, как было там, внизу. И слезы не выступили на его глазах...

***

— Я слышал эту историю об Ини Чинту, — негромко сказал Амко Танак. — Мой дед рассказывал ее. Он говорил, это произошло в такие далекие времена, что о них не упомнит даже Старейший.

Охотник помолчал, потом добавил:

— Тот Старейший, который умер, когда дед был мальчишкой.

Все обернулись к Амко Танаку. В сумерках его лица было почти не видно, только глаза блестели.

— Да, это очень старая история, — согласился Имтун Лару. — Но вы послушайте, что произошло потом.

***

...В храме Вейра-котчи Ини Чинту положили на алтарь. Он ощущал телом холод камня сквозь слой запекшейся крови, покрывавшей место жертвоприношений.

Жрец заговорил. Это был тот же глас, что обращался к обреченному в подземелье.

— Человек по имени Ини Чинту, оскверняющий небеса своим существованием похититель женщин и детей, кровавый убийца, должен быть умерщвлен на алтаре в храме отца нашего, во славу Великого Вейра-котчи!

По залу прокатился гул:

— Слава! Слава!

Ини Чинту не знал, сколько человек находится в храме, но, судя по крикам, их здесь было около двадцати-тридцати.

— Преступления его неисчислимы, вина его неизмерима. И он должен поплатиться! Перед нами и отцом нашим, Великим Вейра-котчи!

Наступило затишье. Затем Ини Чинту услышал, как жрец подходит ближе. Руки воинов, которые несли его тело, легли на плечи и обрубки ног, чтобы жертва не могла пошевелиться.

Послышался скрежещущий звук — жрец вынул из ножен кинжал.

— Прими, Великий, это чудовище в человеческой плоти! Покарай за отвратительные деяния его! Даруй нам, детям твоим, спокойствие и умиротворение!

Затем он выкрикнул несколько слов на жреческом священном языке и вонзил кинжал под сердце Ини Чинту. Рот жертвы распахнулся, но из него донесся не крик, а лишь хриплый стон. Жрец, умело орудуя кинжалом, вырезал бьющееся сердце из груди Ини Чинту и поднял его в вытянутой руке.

— Во славу твою, Вейра-котчи! — вскричал он и бросил еще трепыхающееся сердце под алтарь.

— Слава! Слава! — снова пронеслось по залу. Люди попадали на колени и принялись кланяться.

Воины, стоящие у алтаря, прилагали все силы, чтобы не дать агонизирующему телу скатиться: Ини Чинту натужно хрипел и порывался подняться. Воины чувствовали, как ходят ходуном обрубки рук и ног, как поднимается голова с зияющими глазницами, как раскрывается отвратительный безъязыкий рот. Сила в искалеченном теле была, и немалая.

Жрец, глядя на это, мгновенно понял все.

— Демон! — закричал он. — Черный демон снова явился!

Присутствующие подняли глаза на алтарь — там происходила нешуточная борьба. Воины с трудом сдерживали натиск обезображенного тела. Как могло существо без сердца проявлять такую активность?..

Жрец подскочил к алтарю и начал кромсать туловище, нанося удары в плоть. Кровь била фонтаном, но ситуация не менялась. Казалось даже, что Ини Чинту усилил сопротивление, и один мужчина, находившийся в зале, опомнившись, подскочил к телу и стал помогать держать его.

В храме Вейра-котчи царила тишина, если не считать тихих восклицаний жреца и воинов и громких агрессивных хрипов сопротивляющегося туловища. Последние имели уже очень мало общего со звуками, которые может издавать человек. Борьба продолжалась довольно долго — утихомирить тело, в которое вселился демон, никак не удавалось. Кровь залила все вокруг алтаря, жрец удивлялся, почему ее так много...

***

— А почему, действительно? — прервал рассказ самый младший из охотников, во все глаза глядя на Имтуна Лару.

— Ты забыл, что ли? — спросил рассказчик, недовольно глядя на молодого. — Разве я не рассказывал, что демон в теле Ини Чинту похищал по ночам женщин и детей в селении и выпивал всю их кровь? Куда она девалась, как думаешь?

Молодой воин молчал, только смотрел на Имтуна Лару округлившимися от страха глазами.

— Она копилась в его теле, вот что! — сказал рассказчик. — Больше не перебивай меня.

***

...Наконец жрец догадался поразить мозг ударом кинжала в глазницу. Только после этого Ини Чинту замер навек. Покрытые потом и кровью мужчины отошли от алтаря, удостоверившись, что совсем недавно сопротивлявшееся туловище теперь неподвижно. Наконец черный демон в обезображенном теле успокоился. Успокоился уже навсегда. А возможно, он вернется уже в другом обличии?

Не теряя даром времени, труп сожгли на побережье, прах развеяли по ветру. Селение снова зажило счастливой беззаботной жизнью, так, как оно существовало до появления в окрестностях ужасного Ини Чинту.

Но через несколько лет время спокойствия прошло: снова стали пропадать женщины и дети — черный демон вернулся. В новом обличье — но тот же. Люди так же находили обескровленные тела, брошенные на обочинах дороги, а порой даже у дверей дома, из которого были похищены жертвы! Жрец снова снарядил отряд для поимки Ужаса Ночи, как его прозвали в селении. И его поймали, и также отрубили конечности и выкололи глаза, а потом умертвили на алтаре храма Вейра-котчи на рассвете. После того, как было вырезано сердце, снова показал себя демон, но теперь уж жрец знал, что нужно в первую очередь поразить мозг...

***

— С тех пор время от времени появляется Ужас Ночи в наших окрестностях, — завершил свой рассказ Имтун Лару. — Черный демон стал проклятием этих земель. Но за много лет люди научились справляться с отвратительным Ини Чинту, а некоторые даже могут узнать человека, в котором живет демон.

— Ты тоже можешь, верно ведь? — спросил Амко Танак, и не только рассказчик, но и другие пятеро охотников, включая самого младшего, неодобрительно посмотрели на задавшего вопрос.

— А разве не заметно? — отвернувшись от Амко Танака, ответил вопросом на вопрос Имтун Лару.

Охотники уже подходили к родному селению.

— Наверное, это мой последний рассказ, когда я иду с вами на охоту. Мне уже пора на покой, я слишком стар, — говорил Имтун Лару. — Но я научил вас тому, что знаю сам, и, глядя на вас, вижу, что вырастил достойную смену.

***

Они спустились в долину, где располагалось их селение, и навстречу охотникам выбежал мальчик, что-то радостно крича. Еще не успел он пробежать и половину пути, как младший из охотников метнул копье. Оно пробило грудь мальчугана.

Это так поразило пленника, что у того волосы встали дыбом.

Он вспомнил, что схватили его совершенно неожиданно, когда он в одиночестве возвращался домой. Так затаились, что догадаться об их присутствии было не под силу человеку, а только богам. Пленник клялся, что никого никогда не убивал, но охотники не слушали его и продолжали высказывать свои обвинения. Связали руки, заткнули рот кляпом. Повели к себе, в сторону, противоположную той, куда он шел.

Слушать последний рассказ Имтуна Лару было для него настоящей пыткой. Пленник понимал, к чему его готовят. Но мысль эта была настолько безумной, что несчастный отказывался верить в нее, хотя чувствовал, что прав.

После убийства мальчика навстречу охотникам из селения вышли люди — впереди шел жрец, облаченный в цветастый наряд. Пленник был уверен, что они видели сцену убийства мальчика, и возлагал на это некоторые надежды.

Встреча произошла у трупа мальчугана. Молодой охотник освободил свое копье и, указывая на мертвеца, сказал просто:

— Вот. Это снова Ини Чинту.

Жрец посмотрел на труп, покачал головой и поднял взгляд на сжавшегося в комок от ужаса пленника.

— Вы поймали его, я вижу, — проговорил жрец. — Хорошо. Завтра состоится церемония. А теперь нужно будет...

— Да, да, жрец, я понял, — сказал Имтун Лару. — Сначала — руки и ноги...

Глаза пленника округлились от ужаса.

«Да они все здесь с ума сошли! Я ни в чем не виноват!»

Он поднял лицо к небу и попробовал закричать. Пока что ему мешал это сделать только кляп.

И на глазах пока еще выступали слезы.

Комментариев: 1 RSS

Оставьте комментарий!
  • Анон
  • Юзер

Войдите на сайт, если Вы уже зарегистрированы, или пройдите регистрацию-подписку на "DARKER", чтобы оставлять комментарии без модерации.

Вы можете войти под своим логином или зарегистрироваться на сайте.

(обязательно)

  • 1 Марио 21-06-2011 04:52

    Написано неплохо. А вот конец какой-то скомканный, на мой вкус. Неплохо было бы побольше "разжевать", самую малость...

    Учитываю...