ССК 2018

Митя Слонов не верил своим глазам. Протянув руку, он провел пальцем по ярко-красной полосе, пересекающей грудь его друга Олега Конина. Посмотрел на палец — на подушечке не осталось и намека на краску.

— Жеваный крот!

Олег развел руками.

— А я что говорю? Пошел вчера мыться — сам охренел…

Он повернулся кругом, и Слонов увидел, что красная полоса шириной около пяти сантиметров опоясывает тело Конина.

— А ты меня не разыгрываешь? — подозрительно спросил он. — Признавайся, татуху набил?

— Да какой там…

Физиономия Олега выражала настолько явное изумление, что Митя сразу ему поверил.

— Может, Танька отомстила? — предположил он, но приятель отмахнулся.

— Как? С утра этой хреновины не было, потом я не засыпал и уж заметил бы, что на мне рисуют… а теперь — вот.

Они замолчали. Подавшись вперед, Митя склонился к полосе и принялся внимательно изучать ее. Поскреб ногтем, ущипнул — да так, что Олег ойкнул от боли.

— Чумааа, — протянул Слонов наконец. — Как влитая, ты посмотри. Смыть пробовал?

Олег натянул футболку и обреченно упал на стул.

— Бесполезно. Я уже звонил в тату-салоны, типа, безумный клиент. Узнавал, как долго нужно такую тату накалывать… Говорят, несколько сеансов уходит.

— Чешется?

— Да вроде нет… Вообще не ощущаю ее.

— Сходи в больницу, — посоветовал Митя. — Мало ли… может, ты это… Где-нибудь намотал…

— Непохоже на болячки, — огрызнулся Конин, но Слонов видел, что он задумался. Захотелось тут же помыть руки. Выдумав что-то, Митя быстро попрощался и ушел, но всю дорогу домой продолжал думать об этом.

 

— Слонов, что это?

Алексей Николаевич смотрел волком. Морда побагровела, галстук съехал, мерзкая бородавка на щеке выделялась как никогда отчетливо. В руке босса была зажата знакомая синяя папка со вчерашним отчетом о динамике роста продаж за прошедший месяц.

— Что это такое, я тебя спрашиваю?

— Отчет, — пискнул Митя, втягивая голову в плечи. Гроза, которой он надеялся избежать, все же разразилась. Николаич не поленился проверить данные. Придется врубать дурачка…

Он не был плохим работником; по крайней мере, считал, что трудится не хуже прочих — просто забыл уложиться в срок. Забегался, замотался… и так дел — жеваный крот! Лизка упросила в кино сводить, разве можно ей отказать? Да и «Цивилизация» новая вышла… какие тут отчеты, кто их читает вообще? Каждый месяц рисовали положительную динамику, и все довольны! Не только он — все менеджеры этим баловались. Но повезло, как обычно, ему…

— Откуда показатели за четвертую неделю? — Николаич грохнул папку об стол, да так, что монитор зашатался. — Что это за цифры, я спрашиваю?

Цифры из отчета за позапрошлый месяц, помноженные на полтора, чтобы выглядело похоже на правду и в то же время позитивно. Че ж тут непонятного...

— Я, наверное, не туда посмотрел, — проблеял Слонов, на всякий случай делая шаг назад. — Я исправлю…

— Ты понимаешь, что это все — учет?! — рявкнул босс. — Мы под это на маркетинговую кампанию бюджет выбиваем! Бабки в трубу летят!

— Да, я понимаю… я все исправлю…

— И чтобы теперь все сошлось! Лично проверю.

Митя неловко подхватил брошенную папку, едва не выскользнувшую из взмокших ладоней.

— В пять часов отчет должен быть у меня на столе. Иди…

Мелко кивая, Слонов покинул кабинет начальства.

Выдохнул. Могло быть и хуже!

После пережитого стресса требовалось немедленно выкурить сигарету, и Митя свернул в курилку.

Курилкой служил балкон пожарной лестницы, выходящий на глухой тупичок. Появление Слонова спугнуло двух курильщиков, смолящих у дальней стенки — они мигом вскочили на ноги, но, едва завидев Митю, тут же расслабились.

— Что, нагоняй схлопотал? — поинтересовался Андрей, штатный сисадмин, прикуривая Слонову сигарету. Глубоко затянувшись, Митя выпустил в потолок струю сизого дыма.

— А то… Квартальник ему не понравился, тоже мне. Нарисовал красиво, как обычно, чего он полез смотреть — ума не приложу...

— Наш Николаич со вчерашнего дня на нервах, — понимающе кивнул Славик, сосед Мити по рабочему месту. — Я слышал, на него сверху надавили, мол, балансовые отчеты хреновенько сходятся. Показатели растут, доходы падают…

— Чуть не озверел, когда нас тут увидел с утра, — интимно пожаловался Андрей. — Типа, курим много, рабочее время тратим зазря…

— Как будто много его уходит, — подхватил Славик. — Пять минут, ну — десять, максимум! А потом, нельзя все время работать, мозг разгружать иногда надо — я читал…

— А прикиньте, что расскажу, — Слонов с удовольствием свернул с неприятной темы, — вчера к корешу заходил, а у него…

К его изумлению, коллеги сходу поверили.

— Я как раз Славке рассказывал, — говорил удивленно Андрей, тыча пальцем в Слонова. — У моего одноклассника такая же фигня случилась! Пошли в бассейн с ним, он рубашку снимает — что за хрень? Красная линия вдоль пуза… Клялся, что не знает откуда, а я не поверил. Думал, прикалывается…

— И мне рассказывали что-то такое, а я не верил, — кивнул озабоченно Славик. — Но когда сразу несколько человек говорят...

— Хреново выходит. Это ж эпидемия какая-то получается…

— СЛОНОВ!

Курильщики подскочили, поперхнувшись сигаретами. В курилке появился Николаич, сжимающий в руке пачку «Парламента».

— Ты чего прохлаждаешься, я не понял? Отчет уже исправил?

— Да я на секундочку…

— Марш работать! — Палец с перстнем-печаткой ткнул в дверь курилки. Слонов потянулся к выходу. — А вы, господа, опять здесь? Половина одиннадцатого, третий раз курите…

— Сервер рестартится, — запротестовал Андрей.

— Жду звонка от клиента... — промямлил Славик.

— А ну внутрь, — пресек возражения босс. — Халявщики хреновы…

Перешептываясь, опальная команда направилась по коридору к офисам.

 

Вывалив содержимое папки на стол, Митя некоторое время тупо рассматривал столбцы с цифрами, будто китайскую грамоту. Приниматься за исправления жутко не хотелось, к тому же до пяти оставался целый день… Какое-то слово не давало ему покоя, жужжало в голове, как зуммер.

Эпидемия.

Отодвинув бумаги в сторону, Митя зашел на страничку «ВКонтакте». Клацнул список друзей, быстро отыскал Конина. Табличка напротив имени сообщала «заходил вчера в 22:35». Странно. Обычно Олег с утра онлайн…

Помедлив, Слонов отправил другу «ну как, прошло?»

Посмотрел на отчет.

И открыл Гугл.

Любой опытный пользователь знает, что искать болячки в Интернете — себе дороже. Поковырявшись в выдаче, Митя выяснил, что красная полоса на коже может быть признаком рака, экземы, герпеса, карциномы, опоясывающих лишаев и еще десятка страшных заболеваний — однако ни одна из фотографий, иллюстрирующих соответствующие недуги, не походила на ярко-красную, напоминающую татуировку ленту.

Оставалось надеяться, что это не заразно.

Переключившись на «ВКонтакте», Слонов заглянул в сообщения. Его месседж другу продолжал синеть непрочитанным.

Что ж…

— Митя, я на обед. Пойдешь?

Слонов оторвался от экрана, встретившись взглядом с Инессой, хорошенькой маркетологшей. Недавно они сошлись на любви к азиатской кухне, и теперь ходили обедать в ближайший «вок» каждый вторник и пятницу.

— А?

Он рассеянно посмотрел на часы. Ничего себе! Без пяти час… Куда, спрашивается, делось утро?

— Тебя ждать?

— Да, конечно…

Отчет с немым укором лежал у клавиатуры. «После обеда — сразу же», обещал себе Митя, отправляясь вслед за Инессой.

 

Пока они дожидались своих блюд, Слонов завел беседу о странных линиях. На лице девушки вспыхнуло удивление. Воровато оглянувшись, Инесса приподняла кофточку до самых чашечек бюстгальтера. В другой раз Митя непременно оценил бы их приятный мятный оттенок, но сейчас он со смесью страха и недоверия рассматривал алую полосу на ее плоском животике.

— Жеваный крооот…

Инесса опустила кофточку.

— Появилась на прошлой неделе, — шепнула девушка, наклонившись к Слонову. — В пятницу… Николаич наорал, что с отчетностью затягиваю… Сегодня вот сдать все должна… Потом в туалет забежала, глаза подвести… Ну, не суть. Смотрю, просвечивает сквозь рубашку…

Она округлила глаза.

— Я к дерматологу… Выгнал! Ругался, типа шуток не понимает таких… что молодежь со своими татухами совсем охренела. К другому — то же самое. Уже в платную клинику записалась, через два дня прием…

— Правильно! — заявил Слонов, на всякий случай отодвигаясь. — Это уже эпидемия какая-то… Ты чего на работу-то ходишь? Может, это заразно?

Инесса усмехнулась.

— Так ничего вроде не болит. И вообще, не похоже на заразу — слишком ровные линии…

Принесли еду. Инесса взялась за палочки, а у Мити совершенно пропал аппетит.

— Ты не слишком-то переживаешь по этому поводу, — заметил он, глядя, как девушка поглощает рисовую лапшу в остром соусе.

Инесса пожала плечами.

— Решай проблемы по мере поступления. У меня по отчетности сроки горят, маркетинговый план на будущий месяц еще не согласован… Никак доделать не могла, все откладывала, одно да другое… теперь уже на повестке дня. До дерматолога еще дожить нужно.

— Не смешно, — буркнул Митя, проверяя телефон. Сообщение Олегу оставалось непрочитанным, что лишь добавило беспокойства.

— Знаешь, — сказал он, когда Инесса заканчивала трапезу, — пошли зайдем к моему другу, тут недалеко, и он фрилансит. Поговорим…

Выходя на улицу, Слонов бросил взгляд на часы. Почти два. Отчет…

«Успею», сказал он себе, сворачивая в противоположную от офиса сторону.

 

У подъезда Олега стояли две полицейские машины и карета скорой помощи, окруженные жидкой толпой зевак. Едва увидев блеск маячков, Слонов сбился с шага. Сердце его упало.

Когда они подходили, двери подъезда открылись, и наружу вынесли носилки, накрытые черным брезентом. Митя подался вперед, пытаясь что-нибудь рассмотреть, но полицейский из оцепления остановил его.

— Не мешайте. Вы жилец?

— Здесь мой друг живет, — выпалил Слонов, провожая глазами носилки. Уверенность, что под брезентом Олег, крепла с каждой секундой.

— Обожди-ка… Серёга, — позвал полицейский. — Стойте. Парень, давай сюда.

Митя двинулся к носилкам, ощущая спиной, что Инесса не отстает ни на шаг.

Грузный опер впился в него колючим взглядом.

— Ну-ка… узнаешь?

Он приподнял брезент.

На Слонова смотрели мертвые глаза Олега.

Инесса тихо вскрикнула.

Лицо трупа потемнело от крови, белые волосы слиплись. А еще…

Слонов протянул руку, поднимая брезент повыше.

— Но-но! — прикрикнул опер, укрывая тело обратно, но Митя успел увидеть. Тело на носилках было разорвано пополам.

— Это мой друг, — сипло проговорил он. — Что произошло?

— Взрыв, — коротко бросил полицейский. — Скорее всего… Так, вы двое поедете с нами. Полезайте в машину.

 

В кабинете было нестерпимо душно. Пахло старой бумагой и пылью, на стене громко тикали часы. Следователь, усатый мужик в потертом свитере, мрачно взирал на Слонова через стол. Он представился перед тем, как их с Инессой разделили, но имени Митя не запомнил.

— Значит, красная линия? — переспросил он. — Ну-ну. Вашу моду вообще не понять, молодежь… Меня это не интересует. А интересует меня, откуда у твоего друга оказалось взрывное устройство.

Митя устало закрыл глаза. Вот попал. Часы показывали половину четвертого, и вопросы следователя начинали ходить по кругу.

— Не знаю, — повторил он в который раз. — Олег был… обычным, мирным парнем. Какая взрывчатка…

— А такая, что разорвала его надвое. Подобный эффект может быть достигнут подрывом маломощного пояса шахида. А это терроризм, гражданин Слонов. А вы мне голову морочите про эти ваши татуировки, — следователь ткнул пальцем в его сторону.

— Что это вы… — начал было Митя, но проглотил окончание фразы. Выхватил телефон, включил фронтальную камеру — и застыл. Широкая красная линия опоясывала его шею.

А потом до них донесся крик. Следователь приподнял брови, кинув взгляд на дверь.

 — Черт-те что, — пробормотал он. — Итак…

Что-то несколько раз грохнуло где-то в здании. Выстрелы!

Следователь вскочил на ноги.

— Сиди! — бросил он и выскочил из кабинета.

Снаружи кто-то завопил.

Слонов поднялся, чувствуя головокружение. Сделал несколько шагов к двери. Сердце бухало где-то под кадыком, рука непроизвольно ощупывала шею, там, где возник алый ошейник…

За дверью тяжело стучали сапоги. Митя осторожно выглянул в коридор — и почти столкнулся с человеком в форме, сжимающим в руке пистолет.

— За мной, быстро! — крикнул он, хватая Слонова за шиворот. Вместе они выкатились в грязный холл, по которому сновали вооруженные полицейские. У клетки, ведущей на улицу, Слонов увидел перепуганную Инессу. Сопровождающий Митю опер махнул удостоверением в маленькое окошко на проходной, и стальная клетка на выходе распахнула створки, выпуская их наружу.

— Сюда!

— Что происходит?! — крикнула Инесса. Полицейский схватил ее за ворот кофты, увлекая за собой. Они увидели его глаза, полные черного безумия.

— Вы меченые? Меченые?!

Митя сразу понял, о чем он говорит.

— Да! — выкрикнул он. — Но…

— В машину!

Его втолкнули на заднее сиденье полицейской «девятки». Через секунду Инесса оказалась рядом. Перепуганная девушка впилась в его руку ногтями. Безумец в форме прыгнул за руль. Зачихал стартер.

— Черт! Давай…

— Мне страшно, — захныкала Инесса. Слонов выпрямился, как мог, на сиденье. А потом он увидел.

Высокая черная тень просочилась сквозь закрытую дверь отделения — и быстро заскользила к машине.

— Твою мать! — завопил полицейский, и, словно услышав волшебное слово, завелся двигатель. Инессу отшвырнуло на Митю, когда, пройдя юзом, «девятка» вылетела с парковки, на пару метров разминувшись с наступающей тенью.

— Жеваный крот!!! — завопил Слонов, вцепившись в дрожащую девичью талию так, что побелели пальцы. — Что это, мать его, было?!

Машина свернула на дорогу, вклиниваясь в плотный поток. Сзади раздались возмущенные гудки.

— Хотел бы я знать, парень, — пробормотал водитель. — Хотел бы я знать…

 

Полицейского звали Игорь.

— ...он все жаловался, что у него контракт горит. Типа, на деньги попадет, потому и торопится… Ну, я не отпустил — рассказывал он, между глубокими затяжками. Сигареты Игорь курил не переставая с тех пор, как привез их к себе домой, на самую окраину города.

— А у меня самого дел — вот так, — он провел ладонью по горлу. — Зашиваюсь вконец, ничего не успеваю… А тут еще полоса эта, смотрите.

Игорь расстегнул три верхние пуговицы, демонстрируя красную ленту, наискосок пересекающую грудь.

— Появилась позавчера, пока спал. Я думал, моя так развлекается, поругались даже… Пробую смыть — ни в какую. А сегодня смотрю: у задержанного такая же хрень. Я его спрашиваю — молчит, сопит только. А потом…

Он судорожно затянулся.

— Потом эта штука появилась, прямо из стены. Думал, глючит меня, переработал… а оно — к мужику этому… рраз! Его — на куски! Как динамитом! — его голос взвился до высоких нот. — А тварь эта на меня скользит… Я начал шмалять — бесполезно. Еле ноги унес…

Инесса, примостившаяся на шаткой табуретке, с ужасом смотрела на него.

— Так ты думаешь, — хрипло спросил Митя, — что эта штука охотится за теми, у кого есть линия?

Игорь кивнул.

— Я видел, как она проплыла сквозь двоих наших, и им ничего не было… Они даже ее не видели!

— Жеваный крот!

— Советую верить мне, парень, — полицейский ткнул в Слонова пальцем. — Я не чокнутый. Ты сам видел…

— Я и не спорю. Мой друг… у него тоже была такая штука. — Митя посмотрел на Инессу. — У многих она появилась, я слышал… Это как болезнь.

— Брехня. За больными не приходит чертова потусторонняя хренотень.

Игорь вскочил на ноги и зашагал по комнате.

— Я подыхать не собираюсь… Нужно избавиться от этих полос. В этом всем должна быть какая-то система. Что-то общее.

— Моя появилась после того, как на меня наорал шеф, — тусклым голосом проговорила Инесса. — Если это как-то поможет…

— Я свою увидел, когда в отделении сидел, — сказал Митя, когда Игорь повернулся к нему. — Но ваш следак… как там его… на меня не орал. А ты вообще спал, так что… Не вижу связи.

— Должно быть что-то… Вспоминайте, вспоминайте!

— Да нет ничего! — взвилась Инесса. — Это все какая-то бессмыслица… весь этот день. Зачем я вообще пошла с тобой… Сидела бы сейчас спокойно, писала план…

Она заплакала.

Слонов лихорадочно соображал. Одна мысль билась в его мозгу, не давая сосредоточиться: ЗАРАЗА. Он контактировал с Олегом — он заразился. Игорь заразился от задержанного мужика, Инесса — от…

Нет. Игорь получил метку ночью.

— На меня сегодня тоже орал начальник, — медленно проговорил он. — Но после этого линии не возникло. Я ушел спокойно работать, а потом…

— И на тебя? За что?

Митя криво ухмыльнулся.

— Схалтурил в отчете, просрочил дедлайн… Сегодня до пяти нужно было переделать.

Игорь повернулся к девушке.

— А у тебя что?

— План задержала… Какое это имеет отношение?

— Нужно было сдавать сегодня? — перебил ее Игорь.

— Да, а что?..

— Твою мать! — крикнул он и расхохотался. — А у задержанного контракт горел. И у меня… Охренеть, мать вашу! Вот оно, общее, вот оно!

Они с надеждой смотрели на него, и потому не заметили, как сквозь стену за их спинами просачивается что-то черное.

— Мы же с вами, дамы и господа, мы де…

Полицейский повернулся к ним, и торжество застыло на его лице, будто маска.

— Мы? Кто — мы?! — спросил Слонов, и в тот же миг черная тень набросилась на Игоря. Красная полоса полыхнула, как молния, и тело полицейского разорвало пополам, оросив комнату кровью и ошметками. Горячее, мокрое угодило Слонову в лицо, и он с воплем отшвырнул это в сторону. Голова грохнулась на пол, и мертвые глаза уставились на Митю в упор. Он заорал — и, наверное, поэтому не услышал, как шевелятся губы, выдыхая последнее слово. И, когда громадная бестелесная тварь атаковала Инессу, детонируя ее тонкую талию точно по красной линии, когда сам Слонов сжался в углу, он понял, какое слово шептала ему мертвая голова:

 

Д Е Д Л А Й Н Щ И К И

Оставьте комментарий!

Старые комментарии будут перенесены в новую систему в скором времени. Не забудьте подписаться на DARKER - это бесплатно!

⇧ Наверх