Последние дни / Last Days (роман, на русский не переводился)

Автор: Адам Нэвилл

Жанр: ужасы, мистика

Издательство: Macmillan

Год: 2012

Похожие произведения:

  • Рэмси Кэмпбелл «The Grin of the Dark»

Нельзя сказать, что Адам Нэвилл совсем незнаком отечественному читателю – один из его романов, «Номер 16», вышел на русском языке в 2011 году. Эта книга, несмотря на некоторую противоречивость, все же заработала писателю весьма недурную репутацию. К сожалению, остальным произведениям Нэвилла пока не повезло быть переведенными на великий и могучий; может, никогда и не повезет. Впрочем, это не повод, чтобы обойти стороной новый роман талантливого британца – «Last Days» («Последние/судные дни»). Тем более, что прежде Нэвилл развивался явно по поступательной: от ученического, неуклюжего «Банкета проклятых» («Banquet for the Damned»), через крепко сбитый «Номер 16» – к жуткому, атмосферному «Ритуалу» («The Ritual»), роману, в котором идеально было все, кроме последней трети. Тенденция очевидна: писатель оттачивал свои навыки, тренировал умения – рано или поздно он должен был применить их в полную силу.

И вот настали «Последние дни». Главный герой произведения – Кайл Фримен, лондонец средних лет. Не женат, детей нет. Дело всей его жизни – документальное кино. Фримен – независимый режиссер, продюсер, сценарист и даже немного оператор в одном лице. Снимает, в основном, о том, что интересно ему самому, работает ради искусства, а потому до сих пор живет в крохотной квартирке в не самом благополучном районе, страдает от несметного количества долгов и ярко выраженного кризиса среднего возраста. За свою карьеру Кайл успел создать несколько заметных документальных фильмов, в основном имея дело с разнообразными загадочными событиями, так или иначе связанными с потусторонним. Сам он, естественно, не верит ни в бога, ни в черта, и основную цель своего творчества видит в том, чтобы донести до аудитории интересные истории, раскрыв при этом как можно больше сопутствующих тайн.

Возможно, именно поэтому на Кайла обращает внимание эксцентричный медиа-магнат Максимилиан Соломон, который приглашает Фримена к себе и делает предложение, от которого невозможно отказаться. По крайней мере, не в его ситуации.

Во-первых, гонорар за проект составляет сто тысяч фунтов стерлингов. Учитывая то, что Кайл в данный момент вынужден подрабатывать на складе за сущие гроши, а над головой его завис тридцатитысячный долг, эта сумма не только может спасти его от банкротства, но и даст возможность обеспечить бюджетом будущие фильмы.

Во-вторых, важна сама суть работы: Кайлу предлагается снять фильм о деструктивной секте, известной как Последнее Собрание или Храм Последних Дней. Секта возникла в Лондоне во второй половине 60-х годов XX века, через какое-то время перебралась в Нормандию, а оттуда – в США, где в 1975 году ее история закончилась кровавой бойней, в ходе которой погибли практически все оставшиеся на тот момент участники, включая духовного лидера культа, зловещую Сестру Катерину. За почти четыре десятилетия, прошедшие с тех пор, Храму Последних Дней было посвящено несколько документальных лент и одна книга – но все они исследовали проблему исключительно с криминальной точки зрения, в то время как Макс Соломон требует от Кайла углубиться именно в паранормальную сторону вопроса.

Минусы у дела тоже есть. В частности, Соломон, взявший на себя роль исполнительного продюсера будущей картины, уже договорился с несколькими дожившими до наших дней членами секты об интервью, уже составил расписание съемок, уже купил билеты, уже получил разрешения на съемку – он подготовил все, кроме собственно видеоматериала. По условиям договора, Кайл должен уложиться в десять дней – катастрофически короткий срок, особенно если учесть, что работать придется в трех разных странах. Причины такой спешки размыты и неясны. Соломон не дает прямого ответа, и становится очевидно – подвоха не избежать. Кайл прекрасно это понимает, однако, как любой разумный человек на его месте, не может бросить шанс всей жизни и соглашается на участие в проекте. В ближайшую субботу он вместе с Дэном, своим оператором и другом, приступает к работе.

Подвох вскрывается вскоре. Храм Последних Дней во время своих оккультных сессий притащил в наш мир нечто давным-давно мертвое и невероятно голодное. Нечто, чему нет места на свету или в здоровом человеческом разуме. Одно их прикосновение обрекает на бессонные ночи, полные оживших кошмаров и кровавого безумия. Один их вид способен разрушить любой, даже самый крепкий рассудок. «Старые друзья».

Кайл слишком поздно понимает, что из ловушки, в которую он добровольно забрался, нет пути назад. Что единственная возможность, которая у него осталась, – это закончить фильм. Рассказать миру правду. Правду о том, что явилось ему в заброшенных строениях старой фермы в Нормандии. Правду о том, что произошло в далеком 1975 году во время так называемой Ночи Вознесения, когда Храм Последних Дней превратился в Храм Резни. Правду о том, какое отношение ко всему этому имеет «меценат» Максимилиан Соломон, чьи истинные черты начинают проступать сквозь изящную маску адекватности.

И можете не сомневаться: Кайл, постоянно курящий, много пьющий, отчаявшийся, не способный спать Кайл закончит то, что начал. Добьется своей цели и выполнит условия договора. Чего бы это ему ни стоило.

Адам Нэвилл с самого начала своей писательской карьеры ориентировался на живого классика британской литературы ужасов – Рэмси Кэмпбелла. Его работы представляют собой попытку наделить «человеческим лицом» тяжеловесную, многословную манеру Кэмпбелла, придать ей живость и напряженность современной развлекательной прозы. Уже в «Номере 16» это ему удалось, а в «Ритуале» техника была доведена до совершенства: психологическая достоверность, яркие, противоречивые персонажи, резкая, интригующая завязка. Но содержание подводило. Нэвиллу не хватало умения наполнять канву событиями, строить новые повороты сюжета, способные удерживать читателя на странице. В «Номере» провисания начинаются уже во второй половине книги, а «Ритуал» полностью выдыхается за сотню страниц до финала.

«Последние дни» прервали эту традицию. Роман читается с легкостью от начала до конца, а великолепно закрученная интрига не дает мыслям отвлечься от сюжета ни на минуту. Отчасти причина кроется в крайне удачно выбранной теме. Согласитесь, оккультные секты сами по себе интересны, а уж если автор рассказывает о них захватывающую детективно-мистическую историю, то полное погружение гарантировано. Кроме того, Нэвилл демонстрирует прекрасное понимание механизмов, на которых держатся такого рода организации, и разъясняет их читателю – исподволь, мимоходом, почти незаметно.

Персонажи выписаны тщательно, в той поистине мастерской манере, когда авторского монолога не требуется: портрет созидается мазками диалогов, мыслей, чувств и действий. Нэвилл отказался от изображения межличностных конфликтов, подобных тем, что мы видели в «Ритуале», – здесь трений внутри группы практически не возникает. Зато противодействие творца и внешнего мира показано с максимальной яркостью. Если бы автор этой рецензии относился к тем замшелым филологам, которым необходимо всюду увидеть скрытые смыслы, то он наверняка заявил бы, что в «Последних днях» образ Кайла Фримена символизирует свободный дух художника, запертый в клетку бездушным капиталистическим обществом, олицетворением которого выступает внешне благообразный, но насквозь прогнивший внутри Максимилиан Соломон. В доказательство этой точки зрения можно было бы привести яростные монологи Кайла – в них он накидывается не только на подставившего его «исполнительного продюсера», но и на все мировое общество потребления, не щадит даже рукопожатный Твиттер.

По счастью, мы здесь речь ведем не о том, «что хотел сказать автор» (в конце концов, это каждый читатель решает сам в меру способностей и особенностей мировосприятия), а о хорроре. С хоррором в «Последних днях» все в порядке. Извечную проблему «чудовища за дверью» Нэвилл решил изящно и просто: первые две трети книги зло, таящееся в останках секты, выглядит безлико и жутко. Уродливые изображения на стенах, размытая фигура, случайно запечатленная камерой, неясные намеки выживших свидетелей. Атмосфера нагнетается в лучших традициях Лавкрафта и Кэмпбелла, строчка за строчкой складывается образ чего-то инородного и по-настоящему жуткого. А потом, в тот самый момент, когда нагнетать больше некуда, когда или пан или пропал – Нэвилл широко распахивает дверь, демонстрируя своих монстров во всей их мерзкой красоте. И атмосферный мистический хоррор превращается в трэш, полный стрельбы, крови, криков и мечущихся по стенам отвратительных теней. В девяносто девяти случаях из ста такой переход губит историю, но Нэвиллу удалось угодить в единственный процент, когда выпрыгнувшее из темноты чудовище смотрится естественно и закономерно. То, что должно было произойти, произошло. Герои встретились со своими страхами лицом к лицу – а вот победили они, или нет, о том мы умолчим.

Вердикт: Адам Нэвилл наконец-то развернулся во всю силу и мощь своего таланта. «Последние дни» – заметная веха в развитии британской литературы ужасов. Поклонники настоящего, страшного хоррора по всему миру могут спать спокойно: у Рэмси Кэмпбелла появился достойный преемник. К сожалению (повторимся), неизвестно, будет ли книга переведена на русский язык. Посему, если вы можете читать на английском хотя бы со словарем – не упускайте шанс. Оно того стоит.

Показать старые комментарии

Оставьте комментарий!

Старые комментарии будут перенесены в новую систему в скором времени. Не забудьте подписаться на DARKER - это бесплатно!

⇧ Наверх