ССК 2018

Джон Култхарт: Хороший вкус - враг творчества

Психоделические павлины и бабочки всех цветов радуги; оторванные конечности и гирлянды внутренностей над геометрическим, растительным узором и россыпью шипастых вагин; Древние Боги во всей своей многошупальцевой красоте и Великий Бог Пан с торчащим членом...

Что это? Конечно же, это мозаика произведений Алана Мура! Но еще это работы его соотечественника, художника-дизайнера-писателя-человека-оркестра, Джона Култхарта.

С Муром Култхарта по-настоящему роднит многое, не только Англия. Они встречались несколько раз еще в восьмидесятых, а потом их загнали под одну обложку в антологию "Starry Wisdom". То же издательство заказало Муру "Yuggoth Cultures" — тогда это должен был быть роман — и он сразу обратился к Култхарту с предложением нарисовать к его книге несколько иллюстраций. Художник согласился, но Мур потерял рукопись — возможно, она до сих катается в каком-то нью-йоркском такси. Текст был готов на две трети. Переписывать Мур не стал, однако не так давно вышла антология его ранее неопубликованных комиксов с тем же названием. И когда Култхарт проговорился Муру, что в 1999 году выйдет его сборник "Скиталец тьмы", Алан сразу вызвался написать предисловие.

Дальше — больше. Как-то раз в 2001 году в Лондоне, в галерее "The Purcell Room" состоялся вечер памяти Уильяма Блэка. Называлось мероприятие "Тигры гнева" ("Tygers of Wrath"), и знаменовало окончание выставки картин легендарного романтика. Участниками мероприятия были: писатель Йэн Синклер, музыканты Джа Воббл и "Deep Space", композитор Саймон Босвелл, актер Эван МакГрегор, Алан Мур и Тим Перкинс (для них Култхарт парочкой лет раньше успел сделать обложку "spoken words" проекта). Мур позвал старого знакомого, чтобы тот смонтировал 45-минутное фоновое видео для его выступления — иначе было бы простое слайд-шоу. Под занавес все участники спели "Иерусалим" Блэйка. Не хватало только выступления "Rock Bottom Remainders".

Так что имена Мура, Култхарта и Лавкрафта тесно связаны — интересуясь одним из них, рано или поздно натолкнешься на другого. И, как верно подметили на coilhouse.net, любой человек, плотно завязший в раскопках любопытных и малоизвестных художников, обязательно напорется на блог Култхарта.

"Однажды Алан Мур сказал, что у меня редкий, особый талант, и посоветовал мне "не злоупотреблять" им. Я не переспросил, что в его понимании значит "злоупотреблять". Если он имел в виду "не продайся", то я пытался сделать это не раз — ничего не получилось."

И все же Култхарт злоупотребляет (и слава Дагону) — он делает все!

Он оформляет обложки к книгам, фильмам и дискам — к примеру, самые запоминающиеся буклеты "Cradle of Filth" — его работа. Что, однако, не мешает Култхарту работать со спэйс-рокерами "Hawkwind".

Он рисует комик... иллюстрированные истории.

Графические романы, иллюстрированные истории, комиксы... Какому определению вы отдаете предпочтение?
"Это не "графические романы". "Иллюстрированные истории" подходит больше."

Читателям Darker будет небезынтересно ознакомиться с "Hard Core Horror", удостоенного внимания даже в книге "Азбука ужасов Клайва Баркера". Комикс написан Дэвидом Бриттоном, со-основателем издательства "Savoy Books", по мотивам собственного скандального романа "Лорд Хоррор", и был изъят из продаж в Великобритании по постановлению суда — его признали "вульгарным". История повествует о мире из альтернативной истории (немцы победили во Второй мировой), в которой промышляет персонаж Лорд Хоррор. Да-да, тот самый Лорд, который испоганил песенки "New Order" и Игги Попа. Да-да, тот самый Лорд, который усадил своего создателя за решетку... И совсем скоро, может уже сейчас, выходит переиздание "Reverbstorm" — ком... иллюстрированной истории, забыть которую невозможно.

И еще чуток о Лавкрафте.

"Что привлекло меня к его рассказам в первую очередь, так это то, что у него получалось создать мощную атмосферу ужаса. Первой, вещью, которую я прочитал, оказался "Цвет из иных миров" — хорошее начало, ведь сам Лавкрафт очень высоко ценил этот рассказ, считал одним из лучших своих творений. Мне нравилось, как он смешивает научную фантастику с хоррором, создает некий гибридный жанр. Мне нравились Мифы Ктулху, ведь они соединяли рассказы с помощью подспудной мифологии, которую автор так никогда толком и не разъяснил. Таким образом, каждый элемент обретал дополнительный вес и значение, и поэтому работы остальных писателей казались не такими интересными."

"Подсев" на него в середине 80-тых, чтобы отвлечься от работы с "Hawkwind" (музыканты окончательно разочаровали художника, когда испортили задник обложки к "The Chronicles of the Black Sword"), Култхарт ушел в космический ужас с головой. В то время он читал в основном Лавкрафта с Мейченом, и был очень удивлен тому, что этих авторов, по большому счету, просто игнорируют — как читатели, так и интерпретаторы в лице художников, кинорежиссеров, музыкантов. Лавкрафта подавали разве что в ироническом ключе, в духе комиксов "EC", да и то рассказы без фирменной "космичности" автора. Держа в уме впечатляющий спецвыпуск журнала "Heavy Metal" за 1979 год, Култхарт решает отдать ГФЛ должное — он дарит ему все свои творческие силы в попытке передать настроение и образность творений Лавкрафта. Так рождаются "Ужас Данвича" и "Зов Ктулху". В последнем искушенный читатель найдет отсылки к "Сердцу тьмы" Конрада, "Апокалипсису сегодня", увидит очередную интерпретацию "Острова мертвых" Арнольда Бёклина, которую мы уже упоминали в одном из предыдущих номеров... Сейчас это может показаться странным, но тогда, в 80-тых, Култхарт был один из немногих художников, которые посвящали себя Лавкрафту. Итоговым результатом сего увлечения и стал "Скиталец тьмы", в котором собраны практически все работы Култхарта по мотивам Лавкрафта.

К слову, именно благодаря эссе провиденского джентльмена "Сверхъестественный ужас в литературе" Култхарт познакомился со многими интересными писателями, в том числе и с Уильямом Хоупом Ходжсоном. И хотя период увлечения "weird fiction" закончился у художника с началом 90-тых, сегодня, наряду с У. С. Берроузом, Дж. Г. Баллардом, Х. Л. Борхесом, Джеймсом Джойсом, Аланом Муром, М. Джоном Харрисоном, Майклом Муркоком и Кормаком МакКартни, Ходжсон остается одним из любимейших писателей Култхарта. Почему?

"Ходжсон создал собственный вид космического ужаса еще до Лавкрафта, но это имя мало известно читателям. Я люблю его потому, что он британец, некоторое время жил на Севере Англии, недалеко от места, где я родился, и "Дом в порубежъе" — неоспоримый шедевр "странной литературы". Это одна из тех книг, которые попали к нам из времени, когда фантастическая литература не разделялась на хоррор, фэнтези и научную фантастику."

Один из ближайших проектов Култхарта — это иллюстрированный "Дом в порубежъе" для все тех же "Savoy Books".

А еще Култхарт — гей, и считает, что общественность должна знать об этом хотя бы потому, чтобы уменьшилось презрение не только к представителям секс-меньшинств, но и к их работам. А иногда это помогает взглянуть на их творения под другим углом. Например, вы никогда не задумывались, почему женщины у Микеланджело похожи на мужчин с прикрепленными шариками вместо грудей?

Хотя, это не так важно. Искусство — вот, что имеет значение! Ему посвящен блог Култхарта, http://www.johncoulthart.com/feuilleton/ , вся его жизнь и эта цитата:

Искусство оправдывает себя тем, что обогащает, расширяет и оживляет наш внутренний мир и восприятие реальности.
Я высоко ценю оригиналов-диссидентов, людей, одаренных исключительными способностями и диким воображением, людей, хранящих одни традиции и людей, разрушающих другие. Нам не нужны посредственности где бы то ни было, и давайте не забывать мое любимое изречение у Пикассо: "Хороший вкус - враг творчества".

Показать старые комментарии

Оставьте комментарий!

Старые комментарии будут перенесены в новую систему в скором времени. Не забудьте подписаться на DARKER - это бесплатно!

⇧ Наверх