ПОЛУНОЧНЫЙ ЧЕЛОВЕК

Энтони ДиБлази: «Режиссер должен постоянно стремиться погрузить зрителя в атмосферу опасности и дискомфорта»

Энтони ДиБлази – тот человек, которому любители современных экранизаций Клайва Баркера должны быть особо признательны. После успешного продюссирования «Книги крови» и «Полуночного экспресса» в 2009 году Энтони выступил режиссером фильма «Страх», экранизации одноименного рассказа Баркера. С тех пор отечественный зритель мог ознакомиться с такими хлесткими и пугающими работами мистера ДиБлази, как «Кассадага» и «Последняя смена». Сегодня Энтони ДиБлази оказал нам честь, согласившись пообщаться с Максимом Деккером.

Энтони ДиБлази 

Добрый день, Энтони. Спасибо, что вышли с нами на связь. И, по традиции нашего журнала, первый вопрос: расскажите о своих хобби.

Я всегда был, есть и буду художником и музыкантом. С ранних лет я пристрастился к рисованию и игре на барабанах. Всю молодость я проиграл на барабанах, затем взял длинный перерыв, но недавно вернулся к этому снова. Сейчас играю в сладж-метал-группе «The Stoning» вместе со своим товарищем, известным режиссером Адамом Гирашем. 

Почему Вы решили связать свою жизнь с кинематографом? С чего начали?

Поначалу в фильмах меня привлекали спецэффекты. Мой отец был настоящим фанатом фильмов ужасов, поэтому я вырос на фильмах о монстрах. Я жадно пересматривал лучшие моменты из «Американского оборотня в Лондоне» и других триллеров Джона Лэндиса, анализировал их и понимал, что хочу работать в кинематографе. Поэтому и поступил в киношколу в Бостоне, а на последнем курсе обучения меня отправили в Лос-Анджелес, где поручили работу по Клайву Баркеру. 

Многие утверждают, что свою карьеру Вы начали именно благодаря Клайву Баркеру. Это правда?

Да, я проработал с Клайвом одиннадцать прекрасных лет. Все началось с того, что мы с моим партнером-продюсером Джо Дэйли начали изучать те работы Баркера, которые намеревался экранизировать Голливуд. Так мы вписались и спродюсировали «Полуночный экспресс», «Книгу крови», а затем я набрался смелости и снял «Страх», ставший моим первым режиссерским опытом.

Страх 

После опыта продюсирования и выхода «Страха» сам Баркер предложил Вам экранизировать «Блюз свиной крови», но, к сожалению, этому проекту не был дан «зеленый свет». Что произошло?

Поправочка: проект «Блюз свиной крови» никогда не сдвигался с мертвой точки. Несколько раз меня кормили обещаниями о финансировании, но в итоге – просто пшик. Есть слухи, что фильм все-таки собираются снять, но не по тому сценарию, над которым мы с Клайвом работали во время «Midnight Picture Show» . 

И снова о Баркере: много ли Вам довелось встречаться лично и общаться с маэстро?

Конечно, во время совместной работы я встречался с Клайвом ежедневно. У нас был свой офис в Голливуде, но большую часть времени мы проводили у него дома, в Беверли-Хиллз. Я получил удивительный опыт, работая с человеком, чьи работы продолжают вдохновлять меня!

Ваш четвертый полнометражный фильм, «Последняя смена», можно описать, как странный, клаустрофобический и чертовски призрачный ужастик. Почему Вы решили снять такую ленту, в духе «Нападения на 13-й участок» Карпентера?

Я просто хотел снять фильм в ограниченном пространстве, атмосфера и напряжение в котором достигаются во многом за счет музыкального сопровождения. С командой, отвечающей за создание звуковых эффектов, я работал несколько фильмов подряд и в этот раз хотел, чтобы они бросили вызов себе и своим возможностям. И это вдохновило их. Каждый фрагмент звуковой составляющей был записан специально для этого фильма, и после съемок мы долгое время возились с настройками и подбором композиций.

Последняя смена

И вправду, «Последняя cмена» вышла нереально атмосферной. Это настоящее путешествие в ад! А во время съемок Ваша команда не сталкивалась с какими-либо паранормальными явлениями?

Мы снимали фильм в заброшенном полицейском участке, в неблагополучном районе Флориды. В этом районе была повышенная преступная активность, и несколько раз нам приходилось прятаться в здании, когда снаружи шла перестрелка. Каждый раз, когда начиналась стрельба, мы были вынуждены на время сворачивать съемки. Соответственно, нашей напуганной до чертиков команде было не до призраков.

В 2012 году Вы снимали короткометражку «Mother May I» для международной антологии экстрим-хоррора «Комната душ», который, к сожалению, до сих пор не представлен широкой публике. Расскажете про свой вклад?

Простите, не хочу говорить об этом проекте.

А что насчет короткометражки «Тест»? Насколько нам известно, это не ужасы. Вообще, по-Вашему, каковы различия между процессами создания короткометражных и полнометражных фильмов?

«Тест» – моя первая полноценная короткометражка, снятая на манер «драматической комедии». Помимо ужасов, меня всегда тянуло ко многим другим жанрам. Мне нравится работать с актерами вне зависимости от того, какой это проект. К слову, в скором времени мы собираемся выложить «Тест» в Сеть, чтобы как можно больше людей увидели его. Что же касается съемки, то для меня она ничем не отличается от процесса создания полнометражки. Да, продолжительность и сценарий короче, но ты все равно рассказываешь историю с началом, серединой и концом.

А вообще, где такая персона, как Вы, черпает вдохновение?

Я смотрю много фильмов и ТВ-сериалов. Мы с женой всегда ходим в кинотеатр по выходным и обычно за раз посещаем три сеанса. Помимо этого, я люблю наблюдать за людьми в толпе и изучать их поведение. Как ни крути, но человеческая психология – вещь удивительная. Когда я пишу сценарии, то черпаю вдохновение благодаря музыке и фотографиям. Вообще меня вдохновляет все, что вводит меня в транс и в итоге высвобождает мое творческое «Я».

Страх

По-Вашему, насколько востребованы темные темы в искусстве?

Думаю, они являются важной составляющей любого искусства. Это запретная тема, тема, которую в открытую не обсуждают, и именно поэтому люди черпают и освобождают свою «темную» энергию во время прочтения соответствующих книг или просмотра фильмов. Ведь танцы со злом – это то, что и пугает, и возбуждает.

Вообще, с какими чувствами Вы беретесь за что-то, что не относится к жанру ужасов?

С удовольствием. Мне нравится сочинять различные драмы и что-то типа научной фантастики. Своим творчеством я хочу охватить широкий спектр тем, и поэтому мои фильмы – как «Тест» и грядущая «Ее последняя воля» – отнюдь не ужасы. Я вижу себя художником, а для художника нет ничего неподвластного.

Не так давно Вы выпустили инди-слэшер «Скорее всего, ты умрешь» и планируете снять «Ее последнюю волю» и «Софию». Что можете рассказать об этих проектах? Когда ждать, чего ожидать?

«Скорее всего, ты умрешь» представляет собой забористый слэшер, оммаж тематическим фильмам 90-х годов. В нем каждый найдет то, к чему лежит душа: красивые девушки, смешные шутки и жестокие убийства идут в комплекте. Я хотел как следует оторваться во время съемочного процесса и создать злодея, который будет забавным, ярким и страшным.

«Ее последняя воля» – изворотливый триллер с обилием черного юмора, хичкоковщины и потрясающим актерским ансамблем, настоящими мастерами своего дела.

«София» – это боевик, который до сих пор находится в состоянии «желтого света», так что пока рано о нем говорить.

Скорее всего, ты умрешь

По-Вашему, что можно назвать самым важным элементом хорошего фильма ужасов?

Атмосфера. Фильмы ужасов никогда не пугали меня – это просто миры, в которых мне нравится находиться, миры, которые радуют меня. Я бы даже сказал, эти ощущения сродни эмоциям во время празднования Хеллоуина. И я считаю, режиссер должен постоянно стремиться погрузить зрителя в атмосферу опасности и дискомфорта.

За последние пару лет Вы заслуженно завоевали титул культового режиссера. Интересно, а в чем секрет Вашего визуального авторского стиля?

Я просто люблю снимать. Я люблю работать с актерами, люблю изучать их возможности и затем реализовывать сцены. И во всем этом заслуга моих ребят. Мой визуальный стиль создают актеры, которые обеспечивают успех той или иной сцены. Обычно, когда я делаю фильм, то стараюсь сделать это быстро, чтобы мы все не упустили свое вдохновение.

Спасибо за интервью, Энтони! Напоследок расскажите о своих планах на будущее.

Сейчас я работаю над проектами в жанре научной фантастики, поэтому времени на хоррор не хватает. Из-за этого в моей голове собрался целый клубок идей, и в скором времени я собираюсь приступить к его распутыванию. Я никогда не был ни в России, ни в Украине, но надеюсь как-нибудь приехать к вам – например, на какой-нибудь кинофестиваль, – и ознакомиться с культурой, узнать менталитет. Американским режиссерам всегда трудно узнать, как к их работам относятся за пределами Нового Света, поэтому могу только надеяться, что «Последняя смена», «Страх» и «Скорее всего, ты умрешь» нашли свое место в сердцах моих русскоязычных фанатов!

Ну и по традиции, пару слов для нас и читателей нашего журнала.

Спасибо, DARKER!

Энтони ДиБлази

Оставьте комментарий!

Старые комментарии будут перенесены в новую систему в скором времени. Не забудьте подписаться на DARKER - это бесплатно!

⇧ Наверх