DARKER

онлайн журнал ужасов и мистики


Если бы «Бесов» писал Ричард Лаймон...

Луна-парк / Funland (роман)

Автор: Ричард Лаймон

Жанр: хоррор

Серия: Magic Monsters Mystery

Год издания: 2013 (в оригинале 1989)

Перевод: Н. Гусев

Похожие произведения:

  • Дин Кунц «Дом ужасов» (роман)
  • Бентли Литтл «Хранилище» (роман)

Застенчивый паренек Джереми Уэйн переезжает с матерью в курортный городок Болета-Бэй, прославленный большим парком аттракционов под названием Фанлэнд. К сожалению, Фанлэнд привлекает не только отдыхающих, но и огромное количество бомжей, которых местные именуют троллями. Засилье назойливых, агрессивных и совершенно полоумных бродяг доводит жителей до отчаянья. Вскоре Джереми встречает красавицу Таню, имеющую к троллям собственный счет и возглавившую банду «троллеров» — подростков, объявивших троллям войну. По ночам молодые люди выходят на «троллинг» — отлавливают бомжей и подвергают избиениям и издевательствам, надеясь рано или поздно изгнать их из города. Очарованный Таней, Джереми решает присоединиться к банде, даже не зная, к каким последствиям это его приведет. А тем временем в городке пропадают люди, и все следы ведут к троллям и аттракциону «Веселый Домик», которым владеет зловещий Джаспер Данн...

Для тех, кто знает и любит (или НЕ любит) Ричарда Лаймона по «Подвалу», «Лесам», «Острову», «Играм в воскрешение» и «Ночи без конца», эта книга может стать откровением. Большинство русскоязычных хоррор-фэнов считают, что Лаймон — это легкие юморные ужастики с сексом и расчлененкой, лихо написанные, но, в сущности, непритязательные.

А между тем Лаймон, как настоящий литературовед, очень любил эксперименты с жанрами, стилями, сюжетами и символикой, получая на выходе любопытнейшие результаты. «Луна-парк» является одним из самых интересных примеров: это не только и не столько кровавый хоррор, сколько социальная драма. Эдакие «Бесы» Достоевского, пропущенные сквозь мясорубку в голове Ричарда Лаймона, хе-хе.

Казалось бы, однозначно вопиющую ситуацию — «благополучные подростки издеваются над бездомными» — Лаймон сперва подает в совершенно неожиданном ключе: жертв он показывает отвратительными, вонючими скотами, давно утратившими все человеческое и опасными для окружающих. А их мучители оказываются совершенно нормальными, даже симпатичными ребятами, которые не желают сидеть сложа руки, когда в их родном городе творится черт знает что, чуть ли не защитниками родины! Не забывает автор дать пинка и моралофагам в лице неутомимой журналистки, сочиняющей слезливые статейки в защиту «бедных и обездоленных», которые, дескать, «такие же люди», и клеймящей их обидчиков. Дабы расставить все точки над «i», нам наглядно демонстрируют совершаемые троллями злодеяния, окончательно убеждая, что правда — на стороне троллеров.

Но в тот момент, когда авторская позиция кажется уже совершенно ясной (и крайне аморальной), троллеры входят во вкус, и ситуация вновь становится с ног на голову! Тролли сразу отходят на второй план, и отныне все внимание приковано к троллерам. На примере крохотного подросткового сообщества мы видим зарождение эдакого локального фашизма, когда мания лидера становится общей манией, и каждый по отдельности отказывается от собственного мнения в пользу абстрактной «идеи борьбы». Подобно фашистам, не видящим за национальностью живых людей, наши герои за словом «тролль» перестают понимать разницу между алкашом, способным перерезать кому-нибудь глотку за бутылку бухла, и безобидной девушкой-путешественницей, честно зарабатывающей на жизнь игрой на банджо: достаточно Тане ткнуть пальчиком и сказать «тролль», как участь жертвы будет предрешена. В какой-то миг славные мальчики и девочки превращаются в зверей, более опасных, нежели тролли, но при этом не совсем утративших человеческий облик, что лишь подчеркивает трагизм и ужас их преображения.

Раскрывая причины, толкающие троллеров на их поступки, Лаймон раскрывает и самую суть любого экстремизма: за громкими словами о «борьбе с врагом» нередко прячутся самые прозаические мотивы — жажда мести, компенсация собственной ущербности, стремление «поддержать друзей» или «влиться в коллектив», заурядный садизм, скука... даже страсть. Страсть вообще играет в романе важнейшую роль (что обычно для Лаймона), по сути противопоставляясь любви (что совсем для него необычно). Так, Джереми на протяжении большей части книги вынужден делать выбор между любовью к своей подружке Шайнер и страстью к Тане. Всякий раз, когда побеждает страсть, Джереми открывает самые темные, самые низменные стороны своей натуры. Сама же Таня — не традиционный для книг Лаймона «объект желания», но настоящая femme fatale, — подобно Гаммельнскому Крысолову увлекает его и остальных троллеров навстречу судьбе. Поразительно мощный для Дика финал (он, увы, любил по-быстрому скомкать концовку) окончательно ставит все на места... и оставляет простор для размышлений.

Но поскольку «достоевщина», «толстовщина» и прочий Тарковский — последнее, что хочет видеть в книге изголодавшийся русский поклонник жанра, то поспешим успокоить: как хоррор роман удался, более чем. Правда, поначалу встает вопрос: полно, да Лаймон ли это? Никаких маньяков, ни одного подробно описанного изнасилования, а нападения троллей подаются по классическому принципу «сами представьте, что было дальше». Действие развивается размеренно и неторопливо, беря основательной проработкой персонажей и нагнетанием атмосферы.

Персонажи здесь, кстати, получились особенно яркими, хотя Лаймон всегда любил описывать чудаков. Тут вам и та самая девушка с банджо по имени Робин, странствующая по свету в поисках счастья и зарабатывающая на жизнь исполнением песенок собственного сочинения, и лукавый бродяга Профессор Поппинсак, и парочка незадачливых копов, и полоумная Старуха с Зеленым Носком, и четверка отмороженных панков... Однако ближе к концу, когда все сюжетные линии сплетаются воедино, а большинство героев оказывается в одном месте, начинается фирменное кровавое веселье, ставящее крест на всякой возможности внести этот роман в списки Большой Литературы (куда Дик, как человек разумный, никогда и не стремился). Общее впечатление от книги такое, как если бы грабитель-мордоворот, остановивший вас в темном переулке, сперва ошеломил вас, прочтя наизусть поэму Пушкина «Братья-разбойники», а потом все-таки двинул в челюсть кастетом и выхватил кошелек — неровное, но яркое. Разгадка тайны Джаспера Данна и его Веселого Домика и вовсе способна ошеломить читателя своей фантастичностью, и это не обязательно будет приятное удивление: уж очень не вяжется она с основным сюжетом. Впрочем, общий настрой романа, в котором даже обыденные события несут какой-то мистический оттенок, сглаживает это впечатление.

Одним словом, «Луна-парк» — совершенно особенное произведение, не только открывшее читателям совершенно другого Ричарда Лаймона, но и оказавшее влияние на его дальнейшее творчество. Отголоски его появятся в таких романах, как «Кол», «Ночь в тоскливом октябре», «Во тьме», «Встряска», «Полночная экскурсия» и «Странствующий цирк вампиров». Пусть смешение ужаса и драмы в нем не идеально, впечатление он все равно производит. Недаром роман в 1990 году номинировался на премию Стокера, и Лаймон наверняка ее бы взял, не появись там Боб Маккаммон с криком: «Моё!» — и одноименной книжкой. wink

Комментариев: 0 RSS

Оставьте комментарий!
  • Анон
  • Юзер

Войдите на сайт, если Вы уже зарегистрированы, или пройдите регистрацию-подписку на "DARKER", чтобы оставлять комментарии без модерации.

Вы можете войти под своим логином или зарегистрироваться на сайте.

(обязательно)