ХРАНИЛИЩЕ

Безлюдное похоронное бюро. Холодные стены облицованы серым мрамором. Тишина… в которой вдруг отчетливо слышится, как что-то стремительно движется, рассекая воздух. Неожиданно вам на плечо опускается тяжелая рука, и низкий раскатистый голос откуда-то сверху произносит: «Похороны сейчас начнутся!»

Фантазм 1-4

Фантазм – наваждение запутавшегося разума. Фантом. Дух. Призрак.

Франшиза «Фантазм» - явление для мира «многосерийного хоррора» незаурядное. Четыре фильма, снятые за 20 лет, пронизаны сквозным «линейным» повествованием, сняты одним режиссером (он же сценарист и оператор) Доном Коскарелли, и, за малым исключением, в них играет слаженный актерский ансамбль из четырех актеров. И хотя ни одна из картин не гарантировала продолжения, по сути, они являются одним единым фильмом, растянутым на 20 лет.

Фантазм«Фантазм» снискал немало лавров в среде поклонников фильмов ужасов, прослыв «культовым». Даже многие из тех, кто не видел ни одного «Фантазма», смогут узнать знаменитую «серебряную сферу» с выдвигающимися изогнутыми лезвиями. Дон Коскарелли заработал себе прижизненную славу «Мастера ужасов» (по крайней мере, был приглашен в проект-сериал с таким названием), а актер Ангус Скримм, исполнивший ключевую роль Высокого Человека (он же Верзила), может потягаться с Робертом Инглундом и Дагом Бредли по узнаваемости – тем более что никакого грима помимо смертельной бледности он не использовал. Но все же стоит признать, что куда бОльшим «Фантазм» не стал: он не столь знаменит, как его другие многосерийные братья по жанру, ни один из его сиквелов не имел кассового успеха, Дон Коскарелли превратился из одного из самых молодых и многообещающих режиссеров Голливуда (свой первый студийный фильм он снял в 22 года) в автора единственного хита, а Верзила так и не стал «каноническим» злодеем, по крайне мере, в сравнении с Фредди Крюгером или Джейсоном Вурхисом. Почему так произошло, и что помешало «Фантазму» добиться того же успеха, что и другим успешным франшизам 80-х? Давайте разбираться вместе.

«Фантазм» (1979)

в ролях: Майкл Болдуин, Реджи Баннистер, Ангус Скримм, Билл Торнбури

ФантазмПарнишка Майк становится свидетелем таинственных событий на городском кладбище Морнингсайд. Мрачный гробовщик – двухметровый Верзила – прямо из могил крадет свежие трупы и творит с ними в глубине похоронного бюро нечто ужасное. Родители Майка погибли, старший брат Джоди не верит ему: трудно принять всерьез рассказы мальчишки о злобных зомби-карликах и летающих сферах-убийцах. Но вскоре Джоди и его другу мороженщику Реджи придется убедиться в том, как опасен Верзила и его твари…

При первом просмотре, фильм кажется бессвязным набором сцен, похожих на обрывки кошмарного сновидения. Тому есть причина – молодой режиссер Дон Коскарелли создал почти трехчасовое монументальное произведение: естественно, по коммерческим соображениям фильм был сокращен более чем вдвое. Это не могло не сказаться на логике и связности происходящего: у фильма нет внятного начала, главные герои представлены второпях (особенно пострадал Реджи, ставший впоследствии главным героем франшизы – кто он вообще: мороженщик или музыкант?), некоторые персонажи появляются и исчезают в никуда (старуха-ясновидящая с внучкой). Что случилось с девушками, похищенными Верзилой из машины? Кто такая «женщина в лиловом»: еще один зомби на службе у Верзилы, или… сам Верзила? «Все страньше и страньше»… Но какой бы параноидальной и бессвязной не казалась первая часть, именно она задала все главные элементы франшизы: бессменного Верзилу, летающие сферы, разрытые могилы, серебряные поручни-телепорты, пустые мавзолеи и крематории, выложенные мрамором, и обязательная сцена, где героя хватают сзади и вытаскивают через разбитое стекло.

Режиссер и сценарист пытался воплотить в фильме свои сны и потаенные страхи, и это ему удалось – буквально с первых кадров фильм гипнотизирует, погружает зрителя в странное состояние неопределенности – что именно мы видим на экране: реальность, сон, сон внутри сна? Прислушайтесь к звуковой дорожке: помимо оригинальной и в высшей степени мистической музыки Фреда Майроу, фильм полон странных шумов, шорохов, скрипов, создающих уникальную атмосферу ночного кошмара. Наконец, в фильмах ужасов используется немало «твистов» и неожиданных концовок, но я не припомню другой такой концовки, в которой некоторые погибшие герои оказывались бы живыми, а выжившие – мертвыми…

ФантазмФильм снимался при минимальном бюджете, и, тем не менее, ему удалось создать немало сцен, ставших «классикой жанра»: отталкивающая в своей натуралистичности сцена, в которой жертва «серебряной сферы» содрогается в агонии в луже собственной крови и мочи, эпизод с попаданием Майка в параллельный «мир Верзилы» - этот образ красной планеты с вереницей карликов, идущих к горизонту, врезается в память надолго. А как всё это снимали? Сферу попросту кидал профессиональный бейсболист, а в нужных местах пленку прокручивали в обратном направлении, зловещих карликов играли… дети: неудивительно, что в первой части мы так и не увидим их лиц, отчего карлики кажутся еще страшнее, чем в сиквелах, где их демонические личины покажут во всей красе. На мой взгляд, именно «Фантазм» во многом предвосхитил «Кошмар на улице Вязов»: уж очень много совпадений - идея преследования потусторонним монстром во снах, жуткие лапы обхватывают жертву сзади и утаскивают в преисподнюю, земля под ногами превращается в трясину…

Отдельно стоит упомянуть характерного актера Ангуса Скримма, который играет демонического гробовщика просто гениально: иногда достаточно одного его взгляда, изогнутой брови, одного силуэта его фигуры, чтобы нагнать на беднягу Майка (а заодно и на зрителей) страху. Он немногословен, и самая страшная из произнесенных им фраз состоит всего из одного слова: «Boy!» («Мальчик!»). Но как он это говорит! Непередаваемо!

Если Ангусу Скримму «на роду было написано» играть Верзилу во веки вечные, то не все остальные актеры дотягивали до его уровня. Юный Майкл Болдуин (во время съемок ему было 14 лет) играет Майка великолепно: он талантливо передает и страх, и юношеское безрассудство, и наивность. Будущие серии «Фантазма» покажут, что он продолжит развиваться, как талантливый актер, но это будет уже взрослый Майк, утративший детское очарование. Красавчик Билл Торнбури тоже останется во франшизе до самого конца, но быстро потускнеет, отяжелеет, и практически полностью утратит харизму. Самую удивительную трансформацию переживет приятель Дона Коскарелли Реджи Баннистер, играющий персонажа с тем же именем: Реджи. В первом «Фантазме» он стоит в сторонке, на третьих ролях, не выделяясь ни фактурой (лысеющий мужчина средних лет), ни характером персонажа. Но именно ему судьба уготовила стать главным героем франшизы, проведя на экране куда больше времени, чем все остальные герои. Его герой Реджи обретет свой особенный характер: верный друг, отчаянный мститель, при этом ужасно уязвимый. Да, а еще он – ловелас, каких свет ни видывал, но крайне невезучий в любви. Можно с уверенностью сказать, что именно Реджи «вытащил» на себе всю франшизу на протяжении следующих 20 лет… Кто бы мог подумать!..

Фантазм

«Фантазм» произвел фурор среди любителей ужастиков, номинировался на премию «Сатурн» как лучший фильм ужасов, и впоследствии очень успешно продавался на видео. В итоге он заработал 12 миллионов долларов против мизерных 300 тысяч бюджета. Казалось, «Фантазму» было уготовано две возможности: остаться уникальным экспериментом, позволив Дону Коскарелли перейти к более масштабным голливудским проектам, или породить огромное количество сиквелов, по одному в год, с упрощением истории и превращением Верзилы в типичного киномонстра вроде Фредди Крюгера. Ни того, ни другого не произошло. Дон Коскарелли не стал режиссером новой волны Голливуда, а нового «Фантазма» пришлось ждать почти десять лет…

«Фантазм 2» (1988)

в ролях: Джеймс ЛеГросс, Реджи Баннистер, Ангус Скримм, Пола Ирвин

ФантазмРеджи удалось спасти Майка из рук Верзилы и его карликов, но с тех пор юноша провел почти десять лет в психиатрической лечебнице. Там Майка преследуют видения Верзилы… и незнакомой девушки, которой грозит опасность. Выйдя из больницы, Майк объединяется с Реджи и незнакомкой из своих снов в преследовании Верзилы, который опустошает маленькие американские городки один за другим…

Первый сиквел «Фантазма» с самого начала был обречен на неудачу по довольно неожиданной причине – за него взялась студия Universal . С одной стороны, это означало увеличенный в десять раз бюджет (3 миллиона долларов), спецэффекты, рекламную поддержку. А с другой – деспотизм «вИдения студии», диктат на всех уровнях: сценарий, подбор актеров… По сути, весь первый «Фантазм» - мальчишеская фантазия, в которой не было места любовной истории. В сиквеле студия настояла на введении романтических отношений Майка с новой героиней Лиз, которая совершенно выбивается из стилистики «Фантазма». Мало того, студию категорически не устраивали Майкл Болдуин (Майк) и Реджи Баннистер (Реджи) в главных ролях. Им были нужны лица поизвестнее. В результате Дону Коскарелли предложили ультиматум – оставить одного из этих двоих актеров, а второго заменить «новой звездой». Скрепя сердце, режиссер пошел на этот компромисс, оставив… Реджи. Стоит признать, что это было правильным решением. Именно Реджи оказался «костяком» всех будущих серий «Фантазма», и замена его в сиквеле привела бы к непредсказуемым результатам. На роль нового Майка пробовались многие тогдашние красавчики Голливуда (среди них, между прочим, Бред Питт!), но роль в итоге досталась Джеймсу ЛеГроссу. Судя по комментариям на DVD остальных «постоянных» актеров франшизы, отношения между ЛеГроссом и «старой гвардией» были натянутыми, что не могло не отразиться пагубно на «химии между героями». Любовная линия между Майком и Лиз выглядит в «Фантазме» просто смехотворно, и, усугубляя ситуацию, Реджи комически изображен сексуально озабоченным. Во франшизе начинает активно использоваться второразрядный юмор, что очень не идет мрачному и инфернальному «Фантазму».

Тем не менее, «Фантазм 2» не был таким уж очевидным провалом. В нем прибавилось спецэффектов, взрывов, разбитых вдребезги автомобилей, и довольно «страшных» сцен: особенно впечатляет сцена, в которой очередная сфера продирается сквозь тело одного из прихвостней Верзилы и выходит у него изо рта, также очень жутким получился эпизод с девушкой, из спины которой появляется чудовище. Отлично получился эпизод с соляной кислотой – нечто подобное Коскарелли планировал и даже снял для первого фильма, но та сцена была вырезана при монтаже. ЛеГросс не то, чтобы плох – он очень старается, просто в нем нет той обреченности, которая проступает на лице «настоящего Майка» - Майкла Болдуина – в будущих сериях. Мы впервые увидим отвратительные лица карликов, и, пожалуй, впервые жертвы Верзилы начнут вести себя, как настоящие зомби – возвращаться в дома своих родных, чтобы «обратить» их в рабов Верзилы, скалиться гнилыми зубами, и вообще вести себя, как персонажи фильмов Ромеро.

Фантазм«Фантазму 2» удалось превратить довольно статичную историю, где все вертелось вокруг одного «страшного дома», в эдакий хоррор-роад-муви – дорожную историю. Герои преследуют Верзилу из города в город, а он ускользает от них. Тут Коскарелли частично вдохновляется романом Стивена Кинга «Жребий Иерусалима» («Салемс Лот»): там тоже есть взрослый и юный преследователи монстра и сломавшийся под пристальным взглядом зла священник. Во многом эта «кинговская» атмосфера спасает фильм… как и игра Ангуса Скримма, которому годы только добавили зловещего очарования. «Фантазм 2» также интересен тем, что в его трейлер вошла ключевая сцена из финальных кадров фильма, но… снятая в других декорациях, чтобы не было «спойлера». Довольно редкое явление в кино.

Стоит ли говорить, что «Фантазм 2» не оправдал финансовых ожиданий... Что, как ни странно, пошло ему только на пользу – теперь режиссер был волен снимать то, что он захочет, и как захочет. Вот только деньги на новый фильм пришлось собирать довольно долго… Шесть лет.

«Фантазм 3: Повелитель мертвых» (1994)

в ролях: Майкл Болдуин, Реджи Баннистер, Ангус Скримм, Билл Торнбури

ФантазмРеджи и Майку удается выжить, но Лиз погибает от рук карликов. Майк попадает в больницу, но и там его пытаются достать твари, посланные Верзилой. Майк и Реджи продолжают погоню за Верзилой, к ним присоединяются бесстрашный мальчик Тим и крутая афроамериканка Роки – им обоим есть за что мстить Верзиле. Но достать его стало сложнее – на службе у него теперь зомби, восставшие из мертвых.

Утратив доверие крупных студий, Коскарелли получил долгожданную творческую свободу, которой мог распорядиться в рамках имеющегося у него скромного бюджета. Крутой поворот режиссерского штурвала заметен на первых же кадрах «триквела» - навязанная студией романтическая героиня жестко пускается в расход (если выражаться точнее, зомби-карлик сожрал ей лицо), а Джеймс ЛеГросс отправился восвояси, уступив роль Майка его первоначальному владельцу – повзрослевшему Майклу Болдуину. Реджи остался в картине, хотя в финале «Фантазма 2» его вроде бы убивали. Более того, Коскарелли решил не мелочиться, и вернуть в фильм весь первоначальный основной состав – так в историю вернулся казалось бы давно умерший Джоди в исполнении потрепанного и располневшего Билла Торнбури. Верзила-Ангус Скримм, уничтоженный в прошлой серии серной кислотой, разумеется, вернулся из преисподней самым банальным путем – вместо того, чтобы воспроизводить на экране сложный процесс регенерации, новый Верзила просто появляется из телепорта, когда предыдущий «портится».

Не знаю, был ли у Коскарелли план по поводу объяснения природы летающих сфер в первом фильме, но к триквелу картина, так сказать, прояснилась: Верзила ворует трупы, чтобы «усушить» их, превращая в безмозглых рабов-карликов. Безмозглых – потому что их мозги Верзила и вкладывает в летающие серебряные сферы, которые со времен первой серии превратились чуть ли не в подобие швейцарского ножа-универсала – в них теперь и дрель, и лезвия, и циркулярная пила, и лазер! Еще у него есть помощники-люди (вроде тех, кто помогал ему в похоронном бюро в «Фантазме 2»), а в третьей части к ним присоединились и «зомби обыкновенные» - восставшие из мертвых трупы, которые не сжимаются в размерах, как карлики, а просто служат Верзиле в привычном нам «ромеровском» варианте зомби.

Увы, войти в реку сюрреалистического, загадочного и «авторского» «Фантазма» у Коскарелли не получилось. Фильм пытается казаться смешным, что только снижает градус интереса к происходящему. Пытаясь вернуть в сюжет «храброго мальчика», как в оригинальной ленте, Коскарелли вводит в историю парнишку Тима. Впрочем, «Федот да не тот», и Тиму далеко до Майка из первого фильма. Дело не только в отсутствии актерского таланта у Кевина Коннорса (справедливо, что после этого кинодебюта его карьера не задалась), а в том, что его персонаж вопиюще недостоверен. Судите сами - у мальчика убили семью, он живет один в пустом доме, вынужден лишать жизни грабителей и закапывать их на заднем дворе. По крайне мере, он должен выглядеть неухоженным, диковатым, отчаявшимся, а мы видим упитанного мальца, будто из рекламы кукурузных хлопьев. Но этого мало. В фильме появляется новая героиня – крутая, как амазонка с нунчаками, темнокожая Роки. Что две девушки-афроамериканки с нунчаками делали ночью в морге, Коскарелли не поясняет: собственно, Роки – не реальная женщина, а плод тех самых мальчишеских фантазий, из которых был «склеен» первый «Фантазм».

ФантазмВ результате, «Фантазм 3» оказался перегружен трешевыми, неправдоподобными или шаблонными персонажами. Для воскресшего Джоди так и не придумали достойного места в сюжете – он просто периодически превращается в «хорошую сферу» и дает Майку ценные советы. Роки дерется с зомби на нунчаках. Мальчик Тим, не дрогнув своей мальчишеской бровью, убивает бандитов аки озорник Кевин из комедии «Один дома». Реджи становится еще более сексуально озабоченным, и ему опять никто «не дает». Вся эта сюжетная околесица смотрится даже забавно, но это довольно вольное отступление от оригинального мрачного «Фантазма». Кроме того, на дворе уже наступила середина 90-х: время «милого треша» 80-х прошло, а «Фантазм 3» как будто весь застрял в 80-х.

Тем не менее, «Фантазму 3» есть что предложить преданным фанатам франшизы. Воссоединившийся дуэт Реджи Баннистера и Майкла Болдуина сразу «включается» на полную мощность. Болдуин играет взрослого Майка совсем в другом ключе, чем ЛеГросс. Тот был самовлюбленным юношей, а Болдуин играет трагического персонажа, чью жизнь безвозвратно исковеркало зло. Он понимает, что Верзила не отстанет от него, что сражение с ним – тщетно. Майк обречен, и это понимание сквозит в каждом его взгляде, выражении лица. Он цепляется за жизнь только ради того, чтобы не предать друзей, а еще потому, что боится той неизвестности, что ждет его в лапах Верзилы. Для «сериального ужастика» такой персонаж – редкая находка. Реджи составляет с Майком отличный дуэт. Он занят преследованием Верзилы не потому, что ослеплен местью: он просто верит в то, что это правильно. Его неказистый, комический персонаж с каждой серией все трогательнее, превращаясь в эдакого рыцаря без страха и упрека, в Дон Кихота среди зомби. Ангус Скримм все так же страшен и выразителен, как и 15 лет назад: возраст только делает его «вечного» персонажа Верзилу достовернее. Да и технологии 90-х позволили сделать «спецэффектные» съемки зрелищнее: теперь по моргу летает не одна сфера, а целый рой; сцена очередной «победы» над Верзилой в криогенной камере сделана добротно и жутковато. При этом любопытно, что идея «холодобоязни Верзилы» изначально возникла еще в первом фильме, но была вырезана при монтаже.

У «Фантазма 3» довольно странный финал – далеко не в каждом фильме ужасов одному из героев просто дают выйти из игры, причем так, что это не выглядит бегством или предательством. Наигравшись в своих любимых героев, Коскарелли оказался в творческом тупике. Он признавал, что по окончании съемок не имел ни малейшего понятия, будет ли у фильма продолжение. Он сказал о «Фантазме» всё, что хотел. Он не учел одного. Прошлого.

«Фантазм 4: Забвение» (1998)

в ролях: Майкл Болдуин, Реджи Баннистер, Ангус Скримм, Билл Торнбури

ФантазмПосле операции, совершенной Верзилой, Майк обретает сверхъестественные способности, но вместе с тем понимает, что дни его сочтены. Майк переносится в прошлое и узнает, что ранее тело Верзилы принадлежало ученому-исследователю по имени Джебедайа Морнингсайд. Майк пытается изменить прошлое, чтобы Верзила не появился в их мире. Реджи спешит ему на помощь, чтобы вступить со злом в последний бой.

Не думаю, что у «Фантазма 4» много поклонников. В нем нет драйва 2-й или 3-й серии, при этом он еще более фрагментарен и сюрреалистичен, чем оригинальный фильм. Но именно поэтому лента оказалась мне близка. Кроме того, для удешевления съемок, Коскарелли максимально использовал тот самый полуторачасовый вырезанный материал из первой части, мастерски «склеив» новые съемки со «старыми». То, что на экране действуют те же самые актеры, но с разницей в 20 лет, дает удивительный гипнотический эффект. В результате получился киноэксперимент, уникальный в своем роде. Никаким гримом не добьешься мистического эффекта мгновенного омоложения и, наоборот, состаривания героев. Эффект ностальгии силен – мы видим прошлое, которые уже не можем изменить. Для Коскарелли «Фантазм» так и остался мечтой, причудливой фантазией, растянутой на 20 лет, и теперь он монтирует не просто снятый материал – он монтирует само время: вот взрослый Майк, потерянный и отчаявшийся, превращается в бесстрашного мальчишку, для которого нет ничего невозможного, а вот по мановению волшебной склейки вновь стареет на 20 лет.

Использование старого материала сделало необходимым сюжетные «флешбеки», когда мы узнаем много чего нового из жизни героев. Мы увидим, как Верзила впервые появился в городе. Узнаем, что Майку удалось одержать верх над Верзилой… но быть обманутым. Все эти фрагменты трудно стыкуются в одно целое… но это создает очень правильное медитативное настроение. Майк при этом превращается в персонажа чуть ли не гамлетовского уровня – он знает, что Верзила «пометил» его, что его судьба предрешена, он бежит от друзей, чтобы они не были свидетелем его трансформации. Коскарелли выбирает удивительные по силе кадры, отражающие душевное состояние героя – выжженную невадскую пустыню, пустынный Лос-Анджелес… Ангус Скримм при этом получает шанс не просто еще раз сыграть свою коронную роль, но и впервые во франшизе сыграть «не монстра», а увлеченного ученого Джебадайю, пойманного в ловушку злых сил. Героическая линия Реджи становится второстепенной, но не менее яркой – его короткое знакомство с незнакомкой, попавшей в аварию, и их единственная ночь в заброшенном мотеле – один из самых сильных и страшных эпизодов во франшизе. Главное отличие «Фантазма 4» от предыдущих серий – герои понимают, что у них нет шанса победить зло. Но они не могут просто так сдаться, но делают это по-разному: Реджи – очертя голову, напролом, Майк – путем долгой подготовки и медитации. Очень странно и нелепо заканчивает свой путь персонаж брата Майка – Джоди; мне кажется, Коскарелли так и не смог придумать для него внятную мотивацию. Верзила исчезает в телепорте, забрав то, что искал на протяжении всех четырех серий. А герои Майка и Реджи... можно сказать, что они исчезают во тьме, но эта тьма – не преисподняя, и не кладбищенский мрак. Это – прошлое, которое было… и прошло.

ФантазмРаз уж за последние тринадцать лет Коскарелли так и не снял пятой серии и взялся за организацию ремейка, можно сказать, что на этом франшиза «Фантазм» завершилась. Это грустный финал. Никто из ведущих актеров франшизы так и не добился известности. Низкие кассовые сборы превратили «Фантазм» в нишевый продукт, известный преимущественно ярым поклонникам жанра, а потому не претендующий на массовую популярность. По той же причине Верзиле не достались лавры Фредди Крюгера, Джейсона или Пинхэда: попросту говоря, его не оценили по достоинству. А ведь в его пластике и уникальной мимике, был куда больший потенциал, чем в монументальности Джейсона или упорстве Майкла Майерса. История могла бы сложиться иначе, не вмешайся в сюжетную линию студия, и не реши Коскарелли ввести в сюжет черный юмор. Впрочем, «Фантазм» с самого начала был слишком авторским, личным проектом, чтобы снискать лавры других многостаночных франшиз. Даже Верзила оказался излишне интеллигентным и сложным персонажем для «хоррор-злодея». Что ж, популярной франшизой «Фантазм» не стал, но остался уникальным кинематографическим опытом, повторить который сможет лишь группа молодых и талантливых кинематографистов, на протяжении 20 лет готовых самоотверженно снимать одну большую киносагу.

Финал четвертой части - финал франшизы - впервые не сопровождается «коронной» фразой Верзилы и звоном разбитого стекла. Это очень тихий и медитативный финал. Время вышло. Всё возвращается на круги своя. Завершив свой обреченный путь в настоящем, герои переносятся в прошлое, чтобы исчезнуть во тьме, так и оставшись молодыми. Это и есть магия кино. Это – «Фантазм».

Фантазм

Показать старые комментарии

Оставьте комментарий!

Старые комментарии будут перенесены в новую систему в скором времени. Не забудьте подписаться на DARKER - это бесплатно!

⇧ Наверх