Ганс Рудольф Гигер и Страна Кошмаров

Ганс Рудольф Гигер

Про Орсона Уэллса, гениального кинорежиссера, говорят, что все любили с ним дружить, отираться вокруг, но мало кто был готов пойти с ним на прямое сотрудничество, мало кому приходило в голову спонсировать его фильмы. То же можно сказать и о кинокарьере Ганса Руди Гигера, швейцарского сюрреалиста — после ошеломительного успеха "Чужого", который принес ему "Оскар", она взяла в руки стаканчик из-под Кока-колы и жила от подачки до подачки.

= рывок = назад = мельтешение кадров = скрип локомотива = шепот призраков =

Первой кинокартиной Гигера стал коротенький "Убийца домов" ("Heimkiller", 1967), — он длится всего 11 минут — в котором демонстрируются своеобразные "кровяные" часы: в прозрачной емкости находится белая голова, а сверху и снизу установлено 2 бутылки. Единственный герой в исполнении самого художника переворачивает часы, и на голову изливается красная жидкость. Омерзительное зрелище усиливается явным сходством Гигера и головы в резервуаре.

В том же году Ф. М. Мюрер снимает короткометражку "Высшая точка" ("High"), которая полностью состоит из картин Гигера — динамика создается с помощью меланхоличного струнного саундтрека и плавного путешествия камеры по пейзажам и пассажам рисунков сюрреалиста.

Видимо, Гансу Руди понравились видеоэксперименты, потому что уже через два года выходит опус посерьезней — называется он сделано в "Сделано в Швейцарии, 2069" ("SwissMade 2069", 1969). Фильм потребовал серьезной подготовки, так как Гигеру понадобилось изготовить свой первый костюм инопланетянина, в вытянутой голове которого без труда просматривается эмбрион любимого всеми ксеноморфа: воистину гигеровское существо носило в голове видеокамеру, а на груди — бобинный магнитофон. Сыграла его женщина, что придает формам твари некую странную сексуальность.

До недавнего времени достать эти фильмы в СНГ было практически невозможно, однако сегодня упертый адепт биомеханики с успехом преодолеет все препятствия с помощью пресловутого Гугла и Ютьюба.

И вот, наконец-то, по-настоящему крупный проект, проект мечты: в 1975 году Алехандро Ходоровски задумал снять "Дюну" Фрэнка Герберта с Орсоном Уэллсом, Сальвадором Дали (он должен был исполнить роль Императора), Миком Джаггером и Аленом Делоном. Музыку должны были написать "Pink Floyd", а над декорациями и другими концептами работали Жан "Мёбиус" Жиро и Гигер. Ганс Руди решил вспахать поля планеты Харконенов — он создал серию впечатляющих полотен и известные кресла Харконенов. Планировался хронометраж в 10 часов экранного времени. Однако ветер в голове Ходоровского помешал вовремя начать съемки и продюсеры отказались от фильма.

Казалось бы, лучшего повода для того, чтобы плюнуть на киноворотил раз и навсегда, не найти. И все же "Дюна" познакомила Дэна О'Бэннона, который рассчитывал занять место режиссера по спецэффектам, с творчеством безумного швейцарца.

В ходе подготовки к съемкам "Чужого", О'Бэннон, соавтор сценария этого, в некотором роде, по-лавкрафтиански "космического" ужастика, вспомнил о Гигере и показал Ридли Скотту его альбом "Некрономикон". Скотт пришел в восторг, ткнул пальцем в картину "Necronom IV" и...

Повезло всем — и Гигеру, которому дали практически полную творческую свободу, и Скотту с Уивер, проснувшимся известными. Благодаря этому сотрудничеству появился один из самых мощных и оригинальных образов инопланетян в истории кино — он настолько отличался от всего, что было до него, был настолько "другим", что уже даже сам вид ксеноморфа внушал отвращение и ужас. Но, несмотря на это, образ получился весьма привлекательным — не потому ли, что в нем сквозит неприкрытый эротизм?

Помимо самого пришельца, в "Чужом" зрителю показывают развалины инопланетного космического корабля и комнату с так называемым "космическим жокеем": в большом помещении за пультом-пушкой полусидела-полулежала окаменевшая мумия исполинского инопланетянина. У хозяина корабля была разворочена грудная клетка, а в одном из соседних отсеков обнаружилось несметное количество кожистых яиц, расставленных в строгом порядке — в них таились паразиты лицехваты. Все это плод фантазии Ганса Рудольфа Гигера, о чем, как ни странно, знают не так уж много людей, даже если у них есть тату с "чужим".

Издательство "Morpheus" выпустило по фильму замечательный арт-бук "H R Giger's Alien".

1982 год. Для студии "Universal" Гигер создает несколько впечатляющих картин — идет подготовка к мрачному фантастическому фильму "Турист". Любители фильмов ужасов должны презирать "Инопланетянина" Спилберга за то, что он помешал успеху "Нечто" Джона Карпентера, настоящему шедевру, собрать достойную кассу. Но кто бы мог подумать, что все тот же И-Ти помешал воплощению в жизнь столь интригующего замысла! Конецепт-арты просто поразительны.

За этой неудачей последовал идиотский анекдот: некий Рональд Мур подкараулил Гигера на одном из фестивалей, и, расписав красоты новейшего, блестящего футуристического боевика "Охота будущего" ("Future-Kill", 1985), — мутанты! ужасы! большой город! убийства! ночь! панки! — уговорил художника создать постер картины. Впечатленный Гигер согласился. Каково же было его разочарование, когда ему на глаза попался не только воспетый, но и снятый лично Муром видеомусор...

В продолжении приключений бравой лейтенанта Рипли, последней выжившей с корабля "Ностромо", в "Чужих" (1986), их создатели даже и не думали заниматься тайной мрачной развалины. Более того, во второй части голливудщики обошлись без Гигера, и мрачный научно-фантастический хоррор превратился в боевик.

Но Страна Грез не забыла о швейцарце: в тот же 1986 год выходит "Полтергейст 2: По ту сторону" ("Poltergeist II: The Other Side"), для которого Гигер с плодотворностью трудоголика ваяет концепт-арты и генеририрует массу идей. Но рейтинг "PG-13" не позволил ему разогнаться на полную мощность, и большинство задумок так и остались воплощенными лишь в акриле.

Не остались в стороне и японцы, пригласившие Гигера в качестве создателя чудовищ для фильма "Токио: последний мегаполис" ("Tokyo: The Last Megalopolis", 1987). Ганс Руди очень хотел работать прямо на съемочной площадке, принимать непосредственное участие в создании фильма (видать, предыдущий горький опыт подсказывал, что нужно брать ситуацию в свои руки), но чрезвычайно плотный график этого ему не позволил. В результате его рука чувствуется только в дизайне Гохо Додзи, но японцам можно сказать спасибо — они очень постарались в точности передать видение Гигера. Фильм пользовался большим успехом, его даже называли "лучшим научно-фантастическим фильмом Японии".

Неизвестно, почему, но для "Чужого 3" решили вернуть Гигера. Возможно, Дэвид Финчер очень хотел снять неповторимое кино, которое при этом было бы ближе к истокам. Но франшиза приносила слишком много денег, чтобы продюсеры отпустили вожжи и позволили Финчеру с Гигером свободно творить. Как результат — несколько отвергнутых сценариев (один из них написал "отец киберпанка" Уильям Гибсон — от его версии остались только штрихкоды на затылках у заключенных), тонны отвергнутых концептов (в том числе и от других художников), масса переделок... Фильм начали снимать, когда сценарий еще не был готов, и разъяренный Финчер открестился от своего первенца.

В итоге получилось совсем не так плохо, как можно подумать — "Чужой 3" мрачный, оригинальный, пугающий. Особое внимание следует уделить режиссерской версии — в ней капельку меньше излишнего пафоса, и она значительно лучше.

Но вот Ганс Руди опять остался с носом, ведь его великолепные придумки опять остались не у дел — создатели фильма не приняли его оригинальный новый дизайн пса-чужого, остановившись на компромиссной версии, похожей на гибрид ксеноморфа из третьей части и свежей придумки. Вот как ксеноморф лишился изящного хвоста, чувственных губ, и голливудской улыбки.

1995 год ознаменовался двумя разочарованиями.

Сперва был Тим Бёртон с Джоэлем Шумахером — в поисках чего-то необычного для "Бэтмена навсегда" они обратились к Гигеру за дизайном бэтмобиля. Хотели оригинально — получите и распишитесь. Озадаченные Тим и Джоэль решили, что для них это слишком, ведь не рибут же у них, в конце концов!

Потом пришел Роджер Дональдсон с красавицей Наташей Хенстридж и предложил Гансу создать для фильма "Особь" ("Species") то, что он так долго хотел — инопланетную femme fatale, которая бы лучилась смертью и извращенной биомеханической сексуальностью. Языки вместо сосков, которые вырываются из груди и опутывают жертву; полупрозрачное тело, каким изначально должен был быть первый ксеноморф... Да все что угодно! Они даже выделили деньги на детскую мечту Гигера — санкционировали его идею с кошмаром инопланетянки, в котором присутствует страшный локомотив-призрак. И работа закипела.

Ганс Руди гордился своим творением — инопланетянка Сил выглядела потрясающе. Да и работа с поездом спорилась: составы походили на черепа с головками членов вместо черепной коробки; позади каждого состава выдвигался ковш, который забрасывал внутрь бегущих по платформе людей — там их пережевывало, и по языкам, по зубам составов бежала густая кровь. Выглядел поезд потрясающе — лучшей игрушки для уже стареющего Гигера и не придумать, он был счастлив.

То, что сделали киношники, просто чудовищно: они по большей части заменили Сил-робота компьютерной поделкой, а сцена с поездом проносится так быстро, что зритель не успевает понять, что это вообще было. Не потрудились сценаристы и растолковать присутствие этой сцены — как будто само ее наличие было уже подарком.

Американский писатель ужасов Лэрд Баррон вспоминает, как он и сотрудники пошли на премьеру фильма: когда в титрах появилось имя Гигера, паренек в пирсинге и татушках вскочил с криком "Гигер — это жесть!!!" Весь оставшийся фильм он просидел молча.

Потом был "Презерватив-убийца" ("Kondom des Grauens" 1996), экранизация одноименной серии комиксов Ральфа Кёнига. Гигеру очень нравился оригинал, и с энтузиазмом взялся за создании маленьких латексных злодеев. Согласившись на крохотный гонорар, Ганс Руди с обычным для него энтузиазмом принялся засыпать киношников всевозможными идеями — делал множество зарисовок, создал несколько прототипов презервативов-убийц из кондомов и черепов мелких животных... Но со временем он понял, что на него попросту не обращают внимания — как и Рональду Муру, создателям картины просто хотели заполучить его имя. В титрах художника обозвали "креативным консультантом". "Невостребованным", добавляет сам Гигер.

Казалось бы все, хватит! Но нет. Всего годом позже началась работа над короткометражным фильмом "Кошмар Г. Р. Гигера" ("HR Giger's Alptraum"). Режиссер и сценарист фильма, немец Эрик Декода, планировал снять картину о жизни Гигера, и провести параллели между его биографией и творениями. Сам Гигер признается, что идеи для практически всех его картин пришли к нему во сне — отсюда название. Декода начал работать над "оживлением" картин, порой показывая зрителю, что находится за рамкой, что не попало "в кадр" холста — возможно, они должны были стать снами художника. Работа над картиной прекратилась из-за недостаточного финансирования.

Но, как бы то ни было, даже незавершенный фрагмент смотрится потрясающе. Да, компьютерная графика устарела, однако ожившие фантазии Гигера просто незабываемы.

= рывок = вперед = мельтешение кадров = визг гидравлики = взрыв сверхновой =

Гигер не работал с киношниками целых 15 лет, и это более чем понятно. Удивляет скорее обратное — то, что он каждый раз все им прощал и давал еще один шанс. Может потому, что первая серьезная работа в кино принесла ему столь оглушительный успех?

Но вот его вновь зовет Ридли Скотт, человек, который однажды уже позволил Гигеру сделать все, что ему хотелось, человек, который внимательно выслушивал его идеи. И Гигер идет ему навстречу.

В "Прометее" ("Prometheus", 2012) швейцарец возвращается на таинственную развалину и воскрешает "космического жокея". Он подарил ожившему инопланетянину новые фрески, украсил его жилище. Говаривают, что остальные мастера по спецэффектам устроили Гигеру настоящий алтарь — его можно различить где-то в комнате с исполинской головой. И пускай Всемирная Сеть бурлит от негодования поводу нестыковок и глупостей в сценарии, одно бесспорно — визуально картина безупречна, и в значительной мере это заслуга старика Г. Р. Гигера.

И, все же, либо Скотту не хватило былой смелости, либо у Ганса Руди поиссякли идеи (72 года — не подростковый возраст!), но отдельные кадры из "Прометея" до боли напоминают старые работы Гигера. К примеру, "храм" инженеров до боли напоминает концепт-арты для "Чужого" (по изначальной идее, яйца должны были быть обнаружены там) и "Дюны".

Но остальные придумки, которые сгенерировали другие умы, явно черпали вдохновение в картинах швейцарского сюрреалиста — достаточно поближе взглянуть на костюм Инженера. Гигер подарил фильму свою фирменную биомеханику, а вот отплатит ли "Прометей" столь же щедрой монетой?

= рывок = вперед = вперед = вперед = вперед =

Показать старые комментарии

Оставьте комментарий!

Старые комментарии будут перенесены в новую систему в скором времени. Не забудьте подписаться на DARKER - это бесплатно!

⇧ Наверх