DARKER

онлайн журнал ужасов и мистики

КУКЛОВОД

Голландский ручей

Рыбак / The Fisherman (роман)

Автор: Джон Лэнган

Жанр: хоррор

Издательство: АСТ

Серия: Мастера ужасов

Год издания: 2018 (в оригинале — 2016)

Похожие произведения:

  • Стивен Кинг «Возрождение» (роман)
  • Говард Филлипс Лавкрафт «Морок над Инсмутом» (повесть)
  • Воды некоторых ручьев залегают глубоко, настолько, что соприкасаются с океаном иного мира, где жизнь и смерть — понятия размытые. В этом океане Н = скорбь, 2 = тоска, О = агония. В нем обитает прабог белого цвета смерти. Не все ручьи помогают найти дорогу к людям, некоторые ведут в древние города, помнящие рождение и гибель цивилизаций. Там можно поймать Бога, если правильно закинуть крючок. Голландский — один из таких ручьев. Тоска по погибшим близким приводит на его берег двух вдовцов Эйба и Дэна, героев романа «Рыбак» Джона Лэнгана. Их связывает подлинное сочувствие горю друг друга, способность осознать глубину утраты. В увлечении рыбалкой они находят не утешение, но покой. Голландский ручей берет начало в водохранилище, со строительством которого связан рассказ о Лотти и ее семье — роман в романе, отдельное произведение со своими героями и действием, таинственное и жуткое.

    Открывая книгу, читатель принимает условия автора, заключая с ним мысленный пакт о том, что слова, отпечатанные на страницах, — больше чем слова. Это кусочек жизни, вырезанный и запертый под картонной обложкой. В книгах, говоря о которых можно употребить слово «настоящая», буквы складываются в образы и мысли, подменяя собственную волю читателя волей писателя, бога для нарисованных им персонажей. Такие книги несут в себе нечто большее, чем убийство времени. В начале было Слово, и стал … В мире, созданном на страницах «Рыбака», место света занимает белизна смерти. Цитата из «Моби Дика» Мелвилла, приведенная автором в начале, не случайна. Действие «Рыбака», не заигрывая с величайшим романом американской литературы, тем не менее крепко с ним связано. Достаточно вспомнить безумный блеск в глазах Ахава и финал «Моби Дика», чтобы понять, насколько крепко.

    «Все огни — огонь», — говорит Кортасар. «Все воды — вода», — отвечает Лэнган. Уточняя: не из праха в прах, но из воды в воду, в горькие океаны слез вернется человек в конце жизненного пути. Старая истина: вода — это жизнь. В «Рыбаке» она получает зловещее звучание. Из воды и водой возвращаются к героям романа погибшие близкие. Мертвое есть мертвое. Читатель усвоил это на клатбище дамашних жывотных и много раньше. Не обманывая ожиданий, автор рисует живых мертвецов, используя черную палитру в соответствии с традицией. Однако роман течет и переливается, накрывает читателя волной сомнения: возможно, под уродливой чужой оболочкой сохранилась частичка тех, кого когда-то любил? Но отторжение происходит на физическом, эмоциональном уровне, ведь живые мертвецы напоминают о том, что и сам ты смертен. Заменяя христианский рай и ад миром Говарда из Провиденса, Лэнган дергает за струнку страха перед неведомым, отбирает привычные представления о жизни после смерти. В мире «Рыбака» в Бога не надо верить — он материален, настолько, что его можно поймать и призвать к ответу.

    Читатель воспринимает роман через рассказ Эйба, но по мере развития действия все ярче вырисовывается характер Рыбака, черного мага, потерявшего семью и задумавшего невозможное — вернуть родных к жизни, поймав Бога. Для этого с дьявольским упорством он на протяжении веков стремится сдвинуть вселенную во всей ее неосознаваемой бесконечности, сломать законы мироздания. Среди текучего романа Рыбак, как утес, противостоит изменчивой природе человека и постоянству смерти. Нельзя возвращать мертвых, нельзя поймать и побороть Бога. Но мир меняют те, кто не знает слова «нельзя». Отходя от христианских представлений о жизни после смерти, в выводах Лэнган придерживается знакомых истин: как бы высоки и благородны ни были стремления, есть границы, которые нельзя пересекать. Именно в точке, где из противоречий и сомнений рождается истина, роман обретает статус «настоящий», заставляя самого читателя искать ответы на неразрешенные вопросы где-то внутри себя. Используя наследие Лавкрафта и Мелвилла, Лэнган создал произведение, полное скорби и мрака, раздирающее кокон рационального, чтобы взглянуть на неведомое.

    Комментариев: 0 RSS

    Оставьте комментарий!
    • Анон
    • Юзер

    Войдите на сайт, если Вы уже зарегистрированы, или пройдите регистрацию-подписку на "DARKER", чтобы оставлять комментарии без модерации.

    Вы можете войти под своим логином или зарегистрироваться на сайте.

    (обязательно)