ССК 2018

Коматозники / Flatliners

США, 1990

Жанр: ужасы, фантастика, триллер, драма

Режиссер: Джоэл Шумахер

Сценарий: Питер Филарди

В ролях: Кифер Сазерленд, Джулия Робертс, Кевин Бейкон, Уильям Болдуин, Оливер Платт и др.

Похожие фильмы: «Реаниматор» (1 и 2), «Невеста реаниматора», «Наркоз», «Коробка теней»

Группа студентов-медиков выбрала для своих исследований запредельно рискованную область – границу между жизнью и смертью. Решительно форсируя тайны бытия, будущие врачи один за другим погружаются в состояние клинической смерти. Однако путешествия по ту сторону приносят жуткие результаты: некоторые посмертные видения, возникающие у молодых людей после остановки сердца, неожиданно входят в реальный мир. Отныне каждому «воскресшему» предстоит вновь бороться за свою жизнь, но, возможно, уже в одиночку.

А ведь гениальная же была затея! В конце концов, разве не хочется узнать – существует ли взаправду загробная жизнь? Разве не клево – знать наверняка?

Еще как клево.

Подобный интерес скрывается в душе каждого человека. Может быть, поэтому опыты, проводимые героями фильма «Коматозники», выглядят так убедительно. В них просто очень хочется верить. Главное, так просто: хочешь что-то сделать хорошо – сделай сам. Смотайся на тот свет и все разузнай.

И вот пятеро молодых врачей (в наши дни такую актерскую группу иначе как созвездием и не назовешь, но двадцать лет назад это были всего лишь молодые актеры - Джулия Робертс, Кифер Сазерленд, Уильям Болдуин, Кевин Бейкон) вводят друг друга по очереди в состояние клинической смерти. И после реанимируют - весьма профессионально. (Места, в которых им приходится тайком проводить возмутительные эксперименты со смертью, больше напоминают какие-нибудь древние храмы для жертвоприношений. Странные интерьеры – художественная дань темному жанру. Съемки в приглушенных тонах создают соответствующую атмосферу).

Хотя сама идея эксперимента проста, людям другой эпохи она бы не пришла в голову. Только в последнюю четверть прошлого тысячелетия медицина накопила достаточно опыта по возвращению из мертвых.

В 1978 году врач Реймонд Муди издал свой первый бестселлер «Жизнь после жизни», где представил более 150 собранных им лично свидетельств современных «Лазарей», мужчин и женщин, ушедших «Долиною смертной тени» и все же вернувшихся обратно.

Стоит заметить, что снятый в 1985 году «Реаниматор» – это все еще типичная черная комедия на тему зомби и медицины, с «мясцом», кровью и ожидаемыми спецэффектами. А вот у «Коматозников» 1990 года «фишка» уже в другом: они пугают своей крайней убедительностью, демонстрируя саму ВОЗМОЖНОСТЬ игры со смертью.

Flatliners – медицинский термин. Дословно – «ровнолинейники». Речь идет о той прямой линии, какую показывает монитор, когда сердце человека уже остановилось. В этот момент и начинается отсчет времени клинической смерти. С этой черты, проведенной смертью, врачи прилагают все возможные усилия для реанимации пациента. (Одно время, кстати, картина продавалась на видеокассетах под названием «Реаниматоры»).

Но персонажи фильма как раз и стремятся подойти как можно ближе к этой самой черте. И, по возможности, задержаться. У них даже своеобразное соревнование затевается – кто продержится дольше других. Это опасно, потому что после остановки сердца начинает умирать мозг, а возвращаться в мир людей, имея «много сходства с овощем», уже вроде как и смысла нет.

Околосмертные переживания весьма захватывающи.

Реймонд Муди описал типичные из них: странные звуки, ощущение падения или вознесения вверх, выход из тела, встреча с ангелами или умершими родственниками, видения туннеля, яркий «божественный свет».

– Это был самый прекрасный свет в мире… А потом полилась божественная музыка…

– Мейбел, тебе уже хватит принимать твои лекарства, – говорит врач Рейчел Манус своей пациентке. Только что с интересом настоящего исследователя она выслушивала и записывала рассказы больных, переживших клиническую смерть, но верить в явную чепуху эта весьма достойная девушка не собирается.

При всей «научности» подхода к теме и реалистичности съемок, в фильме есть место и для не очень серьезных вещей – например, завораживающе красивых эротических сцен, снятых в эстетской черно-белой гамме, а также для тонкого медицинского юмора.

Смазливый бабник (Уильям Болдуин), заигрывая с героиней Джулии Робертс над вскрытым несвежим трупом (крупным планом, но мельком: позеленая печень и кишки), говорит ей, умильно моргая ресницами:

- Знаешь, иногда приятно, когда люди РАСКРЫВАЮТСЯ.

Как раз в отношении болдуиновского персонажа в фильме звучит неподражаемое по художественной выразительности определение: «вагинальный мародер».

Сейчас уже как-то привыкли к слабым сценариям – после забастовок в Голливуде этим делом там, похоже, занялись исключительно бездарные штрейкбрехеры. Но фильм 1990 года в отношении сценария практически безупречен.

А ведь Питер Филарди, кажется, не так много и сделал для кино («Участь Салема», ТВ 2004, «Колдовство»). Зато уж что сделал – то со знаком качества.

Мотивация персонажей даже при такой самоубийственной в прямом смысле этого слова и неестественной затее проработана детально и полностью убеждает. У каждого из медиков есть свой резон поиграть со смертью: один мечтает прославиться, другой не хочет уступить главные позиции в научном испытании... Имеются, конечно, и тайные мотивы. Но они проясняются только по ходу дела.

Уже втянувшись в смертоубийства и воскрешения, молодые люди – и атеисты, и верующие – одинаково приходят к мысли, что за гранью «прямой линии» на самом деле ЧТО-ТО ЕСТЬ.

Но что именно?

Странным образом приближение к роковой черте независимо от собственных мыслей и желаний пробуждает в каждом из них нечто вроде… олицетворенной совести. Робкая стыдливая память каждого «путешественника в смерть», как оказалось, хранит гадкие, омерзительные вещи. Один в детстве издевался над сверстником и даже убил его. Нечаянно, но убил. Другой – задразнивал до слез ни в чем не повинную девочку. Третий – снимал на видео секс-подвиги с подружками без их ведома. У каждого находится своя грязная тайна.

И вот мерзкие демоны, потревоженные непрошеными вторжениями во тьму, просыпаются и вылезают наружу. На ЭТОТ свет. Они протягивают карающие руки в реальность. Они возвращаются в реанимированную жизнь, как будто их тоже оживили. И уже по закону жанра – начинают мстить и убивать.

За страшной ровной линией, увы, нет безопасной пустоты. И хотя грех – самое естественное состояние человека, каждый из этих грехов способен создать личный персонализированный ад. Причем никто не способен предсказать – который из них вернется, чтобы убивать и мучить. Только умерев – узнаешь.

А тем, кто вернулся с того света, мало реанимировать тело. Теперь им придется оберегать свою драгоценную шкуру от того, что тащится за каждым из могильной глубины.

Как врачи, вооруженные знанием, они ловко орудовали шприцом, дефибриллятором и дыхательными аппаратами. Но когда дело касается сферы духа, уже нет готовых рецептов: наука не поможет.

Наука ничего не знает о том, как поступать с маленьким, убитым в детстве мальчиком, если он то и дело является в мир живых, пытаясь уничтожить своего убийцу. Наука понятия не имеет, спасут ли от смерти извинения перед давно выросшей и ненавидящей своего истязателя одноклассницей.

Поэтому героям фильма самим придется все выяснять. Хотели познать тайны смерти – познайте для начала тайны собственной жизни. Даже если это безумно страшно – другого выхода все равно нет.

Дама с косой – существо капризное и по-женски непредсказуемое. А душа человека? А его совесть? Какие они? Вместо ответов – мгла, пугающая неизвестность.

Те, кто реально изучал околосмертный опыт, утверждают, что адские муки и пекло из «воскресших» мало кто видит.

Тем не менее, если рассуждать логически, грешников, заслуживающих ада после смерти, среди современных людей никак не меньше, чем праведников, которые имели бы право рассчитывать на переселение в рай. Думается даже, что грешников побольше. Отчасти по этой причине психологи убеждены: о рае воскресшие рассказывают чаще потому, что у людей включается типичная реакция подавления. Плохое помнить не хочется, вот и не помнят.

А вот клирики рассуждают иначе. Они уверены, что видения рая при клинической смерти – нормальный элемент дьявольской игры: прислужники Сатаны соблазняют людей, зазывая их в царство смерти и давая понять, что никакого воздаяния за грехи в программе нет и не будет. Наоборот, впереди все так замечательно: свет, музыка, цветочки. Как говорится: приходите еще, мы вам очень рады! Вот только стоит ли этому верить?

«Сегодня хороший день, чтобы умереть!», – говорит в начале фильма герой Кифера Сазерленда. Как всякий человек, он просто не знал, что его ждет.

Показать старые комментарии

Оставьте комментарий!

Старые комментарии будут перенесены в новую систему в скором времени. Не забудьте подписаться на DARKER - это бесплатно!

⇧ Наверх