ПОЛУНОЧНЫЙ ЧЕЛОВЕК

Илья Обухов: «В детстве я знал, что такое КРУТО! - огромные роботы, черепашки-ниндзя, трансформеры для бедных…»

С хорошей беседой всегда так: знаешь с чего начать, но никогда не знаешь куда зайдешь. Илья Обухов - иллюстратор и комиксист, основатель питерского издательства комиксов «Live Bubbles» и просто приятный бритый наголо молодой человек. Рецензию на его «полнометражный дебют», по-детски задорную страшилку, «Воображаемые друзья» мы опубликовали в июньском DARKER. Наша беседа получилась увлекательной, пусть и с легким налетом грусти, прочитав которую, надеемся, каждый задумается о чем-то своем, очень личном. 

 

 Я работал в одной небольшой проектной организации, которая специализировалась на интерьерах и малых архитектурных формах из мрамора, гранита и прочих натуральных камней. Мне поручили спроектировать склеп. Между прочим, двухместный. Дали простенький, чуть ли не отрисованный от руки эскиз. Жалко, но я так и не видел заказчика, потому что все время я хотел у него поинтересоваться — он для кого-то это заказал или себе на перспективу? Хотя, наверное, это был бы плохой и циничный вопрос...»

 

Я знаю, что ты получил архитектурное образование. Т.е. до иллюстраторско-комиксного периода занимался проектированием, что, на мой взгляд, очень хорошо тренирует голову.

Да, по диплому моя специальность — архитектура, а специализация — средовой дизайн. И по специальности я работаю до сих пор... Наверное, потому что больше ничего не умею.  Плюс получаю еще заочно образование конструктора, чтобы, имея представление об эстетике в строительстве и проектировании, понимать и осознавать возможности исполнения.
Кстати, я так и не сделал ни одного интерьера. Зато напроектировал много жилых домов, торгово-развлекательных центров... и даже один склеп.
 

Как на тебя-комиксиста влияют окружающие здания Петербурга и то, что ты архитектор? 

На комиксиста, живущего внутри меня, архитектура влияет только в желании заполнять фоны в кадрах улицами, пейзажами и прочими элементами... Чтобы персонажи жили в какой-либо среде. 

 А если говорить про саму архитектуру, то я не большой любитель классицизма и северного модерна. Мне очень приятно жить в Петербурге... а живу я, к слову, в самом сердце современного Петербурга, хотя во времена Достоевского мое место жительства было страшными трущобами... мне нравится строгость моего города, его умиротворенность и странная провинциальность на отдельных улочках. Нравится еще кое-где витающий дух Ленинграда.

 Но как архитектор я скорее всего деструктивен для родного города. Мне нравится смелый минимализм, если можно так выразиться. В общем, если кто-то видел современную архитектуру северной Европы, то он меня поймет.

 

 

Когда и как ты начал рисовать комиксы?

Давно. Лет, наверное, в десять, когда меня отправили одного к бабушке. Тогда я с другом убивал время, разрисовывая 18-страничные тетрадки в клетку своими комиксами. Наши истории - ужасный микс из Черепашек-ниндзя, окружавших нас игрушек, гоботов... таких трансформеров для бедных... и т.д. Друг мой был старше, и соответственно быстро вырос. Сейчас, к сожалению, его нет в живых... Он перестал рисовать наши комиксы, а я продолжил.
Я никогда не был готом, слава богу. Но когда устал рисовать в стол и для своих друзей, мне попалась на глаза статья про готов, и там был выделен раздел «готы и комиксы». Мне показалось, что это круто и готов можно использовать как неплохую стартовую площадку. Написал пару писем в разные журналы с примерным содержанием — ребята, у вас есть последняя уникальная возможность заиметь в своем журнале мои комиксы, а если откажетесь - пеняйте на себя. Я был очень наглый.
И я стал рисовать небольшие комедийные стрипы на тему пафоса, моды и музыки готов. Высмеивал все их проявления. Деньги меня не сильно интересовали, я больше хотел закрепиться и зацепиться за личную серию.
А потом мне стало мало одного скучного и черно-белого журнала, я написал еще одно наглое письмо уже в московский цветной журнал. Там я потребовал гонорар... Может, благодаря их выплате тот журнал и обанкротился. А жалко, они мне давали полную свободу, тогда были созданы неплохие персонажи — Жирный Вампир, Готы-Рэперы.
 

Твои «Воображаемые друзья» - словно и есть коктейль из детских игр и увлечений. Это намеренно или случайно так получилось?

«Воображаемые друзья» так и задумывались. Просто в детстве я знал, что такое «КРУТО!», а потом стал об этом забывать. Но я всегда хотел сделать именно такую хипповую книжку, в которой отдал бы дань всему, что меня когда-то привело к комиксам. И в «Воображаемых друзьях» все мои мечты и идеи воплотились. Как-то так.

 

И что было «круто» в твоём детстве?

Ну, мне нравились большие роботы, которые всегда возвышаются над домами. Я любил Черепашек-ниндзя. А кто их не любил? «Водный мир», «Индиана Джонс» и многие другие приключенческие фильмы. Урсула Ле Гуин с ее «Волшебником Земноморья», сборники Эрика Рассела. Анимационные фильмы Миядзаки, которые как-то неплохо так показали по ОРТ. Ну, все в основном сводится к поп-культуре. Все было круто!
Я тут покурил и понял, почему еще мне многое казалось крутым. Не вдаваясь в подробности, моя семья была не за чертой, но на грани бедности. А кто тогда был богат? Соответственно, у меня не было каких-то крутых игрушек и тем более игровых приставок. Когда мои одноклассники после школы до ночи рубились в «Денди», я смотрел старенький ламповый телевизор, который часто ломался... А когда он ломался, я читал книги. Может быть, недоступность чего-то заставляла меня осознавать, что вокруг много крутого?
А теряют это знание по-разному. Многие просто вырастают, и их уже начинает волновать другое. Например, девушки. Многие девушки могут заставить забыть обо всем на свете, и что такое «КРУТО!», и свое имя. Многие просто впитывают столько всего, что сравнивая с имеющимся багажом знаний, начинают сомневаться. Кто-то просто слишком сильно сталкивается с реальностью и рвет с детством раз и навсегда. Много причин.
 

Что для тебя комикс?

Для меня комикс – это, во-первых, конечно, книга. И уже во-вторых, форма изложения. Если рассматривать именно комикс как книгу, то тут уже сложнее. Потому что с комиксом не все так просто. Комикс-книга — это полноценный арт-объект, в котором отражаются все таланты автора или авторов. Тут и литература, и иллюстрация, и режиссура, и графический дизайн, не говоря уже о полиграфии, от которой тоже много зависит.

 

У нас, всё же, журнал о хорроре, так что не могу не спросить про любимые произведения в жанре. Элементы оного проскальзывают и в твоём творчестве. Экстрасенсы, вызывающие кошмары в «Воображаемых друзьях», стильная зарисовка из жизни маньяка в «Чревоугоднике», история матери в альманахе «Зомби».

Я могу сказать, что меня завораживают непростые ужасы. Мне нравятся ужасы Лавкрафта. Нравятся своей непостижимостью. Даже сложно объяснить это... Ну, такие древние забытые боги или монстры из других миров. В своем следующем комиксе, «Архитекторы», я буду использовать элементы мифологии Лавкрафта. Также я не могу не любить ряд людей, которых определяю как наследников Лавкрафта: Гильермо Дель Торо с его экранизациями «Хеллбоя» и «Лабиринтом Фавна», Нил Гейман с «Песочным человеком» и, конечно, Майк Миньола. Он гениальный художник и мне нравятся многие его художественные приемы. Следовательно, я и выбрал его, как эстетический ориентир. По поводу своих комиксов - я никогда не задумывался, что они являются триллерами. Просто рождались именно такие истории...

 

Как появился альманах «Зомби» и идея твоей собственной истории?

Идея зомби-сборника пришла в голову мне и моему напарнику по издательскому дуэту «Live Bubbles» Владимиру Лопатину, который известен в сети под псевдонимом Питерский Панк. Идея пришла из-за того, что издавая наш основной сборник «Республика Комикс», мы всегда хотели сделать что-то объединенное одной темой. И как-то вскользь, перечисляя темы, прозвучало слово «зомби». Вова за эту идею зацепился и стал ее курировать.

 Идея же моей истории сложилась из желания сделать нечто похожее на «Охотника на оленей». Не в смысле снять сюжетную кальку, а поработать над идеей... Ведь данный фильм рассказывает тяжелую историю о войне, практически не показывая сами военные действия. Вот и мне было интересно нарисовать комикс про зомби без зомби. Но повествование о быте выживших людей мне казалось скучным и не позитивным. Поэтому я нарисовал комикс о победе людей над мертвецами. Не о создании какой-то сыворотки, а о нормальной и честной победе в бою.

 

Тебе не кажется странным, что зомби столь популярный образ? При том, что они чисто физиологически неприятны.

Думаю, что зомби популярны среди молодых людей и подростков. Или людей, которые часто ездят в метро в час пик. Такое жгучее желание покрошить из дробовика толпу зомби, неорганизованно плетущуюся к эскалатору.

 Я рассматриваю зомби не со стороны привлекательности, а по концепции зла, исходящего от них. Они ведь что-то типа крокодила, охотящегося за капитаном Крюком. Если они напали на твой след, то не отстанут и будут постоянно преследовать. Ощущение безысходности - вот что интересно в оживших мертвецах.

 

 

Какие темы тебя самого больше всего волнуют?

Я люблю фантастические сюжеты с исторической основой. Например, есть известный незначительный исторический факт, что Пётр I не присутствовал при закладке Санкт-Петербурга. Есть походные журналы, в которых говорится, что царя не было в день закладки Петропавловской крепости. Почему была создана легенда про его фразу: «Здесь будет город заложен»? Про орла? Кому это было нужно, и что Пётр I делал в другом месте? Я бы предположил, с фантастической точки зрения, что царь встречался с последними волхвами культа Велеса или еще что-нибудь. Развить сюжет по сути можно из любого исторического события.

И сейчас я как раз работаю над чем-то подобным. Основным историческим событием в графической новелле «Архитекторы» является постройка дома городских учреждений в Петербурге. После победы в конкурсе одного проекта, решили строить здание, занявшее второе место. Почему? Ну, тут не обошлось без тайных обществ, забытых богов и их друзей... Не буду раскрывать весь сюжет.

 

Есть особый персонаж, которого ты больше всего хотел бы вывести на бумагу?

У меня есть уже написанный сценарий, где основными героями будут Никола Тесла и Иван Максимович Поддубный. Сразу после «Архитекторов» возьмусь рисовать эту историю.

 

Как ты работаешь над комиксом?

Приезжаю с основной работы и, если нет каких-то дел или коммерческих иллюстративных работ, сажусь перед телевизором и рисую на бумаге комикс. И самое главное, у меня есть написанный сценарий, от которого я стараюсь не отходить. Я всегда знаю, чем закончится моя история.

 

И напоследок, дай совет: что прочитать?

Однозначно роман «Хранители» — это лучшее, что я читал из комиксов. Тем более он сейчас как никогда актуален в России. Все, что делал Нил Гейман в комиксах. «Песочный человек» и «1602» изданы и по-русски. «The Umbrella Academy», «The Dark Knight Returns», «Священная болезнь» и т.д. и т.п. Читайте всё!

Показать старые комментарии

Оставьте комментарий!

Старые комментарии будут перенесены в новую систему в скором времени. Не забудьте подписаться на DARKER - это бесплатно!

⇧ Наверх