DARKER

онлайн журнал ужасов и мистики

ДО-РЕ-МИ...

Илья Пивоваров «Грех номер шесть»

Взрыв выкинул меня в снежную ночь. Вылетая из окна в каскаде осколков, я подумал, что, пожалуй, не стоило быть столь самоуверенным.

Человек во мне завопил, когда исполинская рука из дыма и пламени сожгла кожу на лице, слизнула с головы светлые волосы, подожгла джинсы и коричневое пальто. К счастью, за секунду до того, как Фумус нанес удар, я успел закрыть глаза. В противном случае пришлось бы потратить драгоценные секунды на то, чтобы восстановить зрение. А времени было в обрез.

Холодный воздух гудел в ушах. Под ногами на семь этажей ниже протянулась узкая полоса асфальта. По бокам от нее стояли припаркованные автомобили – около десяти штук. Все было засыпано снегом. Во дворе - ни души, мороз загнал петербуржцев в их обиталища. Насколько я мог судить, меня никто не видел. Конечно, через пару секунд к окнам прильнут десятки лиц, чтобы узнать, что случилось, но больше времени и не требовалось.

Я не успел пролететь и пары метров вниз, когда человеческая сущность в этом теле уступила место другому обитателю. Мне.

***

Эту квартиру я искал на протяжении последних трех недель.

Предпоследний информатор сообщил, что Фумус и его приспешники находятся в южной части города. Он знал их под другими, человеческими именами, но это не имело значения. Такому существу, как Фумус, трудно оставаться незамеченным.

Объект поисков весил триста килограммов – массивный шмат мяса, нанизанный на тяжелые кости. У него были злобные глазки с желтизной вокруг зрачка, острые зубы цвета печной сажи и пепельные волосы, торчащие пучками. И самая важная деталь – от него за километр несло табаком. Эта вонь никогда не выветривалась.

Я прибыл в Автово около восьми вечера. Там находился тот, кто мог бы подсказать местонахождение Фумуса.

Метро было черным от переполнявшей его злобы. Из-за негативной энергии меркли светильники в вестибюлях. Час пик еще не миновал, и люди боролись за малейшее место в вагонах. Несколько раз меня прижимали к стене, толкали локтями и бросали озлобленные взгляды, матерясь вполголоса. От запахов гнили, перегара и плохого табака, шедших из сотен ртов, можно было задохнуться. Я не сомневался, что каждый вагон сопровождала целая стая бесов.

Прижатый к двери, я спорил сам с собой. Человеческой оболочке было мерзко. У таких, как я, обострены все чувства. Редкое тело способно выдержать шквал ощущений, что обрушился на меня в метро. Рецепторы и нервные окончания ныли. Кожу покалывало. Из-за этого ладони сжимались в кулаки. Они хотели толкать, ломать, крушить. Но я не мог позволить себе этого.

Посмотри, кричал человек, они же просто скоты, которые борются за место в стойле. Никто из них даже и не думает о других. И как, по-твоему, стоит спасать таких?

Занятое тело ранее принадлежало некому бизнесмену – мужчине с множеством пороков. Окружающие люди представлялись ему не более чем пешками в его собственной игре. Он умер от сердечного приступа, тем самым освободив место для меня. Однако в его мозгу еще сохранились кое-какие воспоминания и мысли. Время от времени человеческое эго пыталось одержать надо мной верх. Смешно.

Большая часть этих решений, отвечал я – принимается не людьми. Любое влияние рождается извне. Все плохие поступки – работа бесов.

Возьмем, к примеру, телевизор. Каждый вечер обыватели возвращаются домой и чуть ли не с порога включают этот ящик. Они не знают, зачем делают это. Спросите, и в ответ услышите: привычка. Однако никто не видит черного змея с огненной пастью, обвивающего экран. Демон искушения, второй уровень.

Все человечество оказалось в заднице из-за этих тварей.

Фурии зависали под потолком каждой из станций. Демоны ярости, вылетевшие на прокорм. Уничтожить их было нельзя – это могло привлечь внимание. Ничего, подумал я, встав на ленту эскалатора, еще успею свести с вами счеты.

Я вышел в Автово и сразу направился налево, к трамвайному мосту, за которым располагалась стоянка грузовиков. Я прошел под мостом, перелез через бетонный забор и оказался в просторном дворе. Сторожа не было – это место стерегла только одинокая овчарка. При виде меня она лишь подняла голову и чуть-чуть повела носом. Собака не стала лаять, инстинктивно чувствуя друга. Я подошел и погладил ее, глядя во влажные преданные глаза.

Белая вспышка взорвалась в голове. На миг я учуял все запахи этого места – старой резины, машинного масла и грязного металла. Уловил ароматы табака и потной одежды – так пах хозяин собаки, и это было хорошо.

Через какое-то время нос учуял медную вонь, - багровый аромат, означавший кровь, пропитанную ужасом и болью. Запах исходил от огромного красного чудовища, с рычанием явившегося сюда. Потом из большого монстра вышел маленький. Он сделал с хозяином нечто такое, отчего тот тоже стал пахнуть медью. А потом… я оттолкнул собаку. Ее воспоминаний было более чем достаточно.

Могильщик был здесь.

Я прошел в дальний конец автостоянки, где находилась огромная фура красного цвета. Безумный цвет резал глаза. Человек во мне визжал от ужаса. Я приказал ему молчать. Не помогло.

Тогда я на время стал тем, кем являлся.

Глаза, будучи обычно карими, окрасились в небесно-голубой цвет. Волосы на голове отрастали, седея. Снег за спиной таял в дрожащих потоках горячего воздуха. Это формировались крылья. Полы коричневого пальто затрепетали от их взмаха.

Я взглянул на грузовик новыми глазами. Теперь это уже была не фура. Вместо нее по земле тянулся огромный жук с длинным блестящим панцирем и красной головой. Ребристая спина насекомого потрескивала на морозе. Крохотные лапки, на кончики которых были насажены автомобильные колеса, еле заметно шевелились. А черные глазки твари смотрели прямо на меня. Они все понимали.

- Ангел, - процедило существо с отвращением. Голос прозвучал в голове, минуя физическое пространство. В этом особенность Могильщиков. Это телепаты, которые привлекают людей и питаются их кровью. Твари, одним словом. – Зачем ты пришел?

Вместо ответа я распахнул пальто. Под ним, на поясе, в специальной кобуре, покоился Чудотворец – мой револьвер. Расширенный барабан для двадцати патронов. Каждая пуля лично освящена московским митрополитом. Не один демон, я уверен, рассказывал в Аду байки об этом оружии. Факты, однако, могли бы поведать лишь те, кто уцелел после попадания святой пули. Увы, таковых не было.

Я достал Чудотворца из кобуры. Ствол блеснул в свете фонаря, посылая Могильщику тусклый «зайчик». Насекомое беспокойно зашевелилось. Оно было готово отрыгнуть обратно все свои полупереваренные жертвы, лишь бы не находиться здесь.

- Предлагаю сделку, - сказал я. Пар из моего рта растворялся в ночной тьме. – Ты расскажешь о твоем сородиче, который притаился в этом районе, а я отпущу тебя. Можешь ехать куда угодно. Если увижу здесь еще раз, будешь развоплощен. Ты ведь понимаешь это слово, нечистый?

- Да, - прошептал хриплый голос, будто пробуя слово на вкус. – Хорошо, ангел, я расскажу тебе…

Через пять минут я шел дальше в жилые кварталы, возвращая Чудотворца в кобуру и начиная ежиться от холодного ветра. Главная схватка была впереди, а демон-могильщик отпущен на свободу. Не самая выгодная сделка, однако Фумус был важнее.

***

Дом стоял на отшибе – серая девятиэтажка с одним подъездом. Ничего примечательного в этом здании не было. Разве что здесь обитал бес курения, заключенный в человеческую оболочку.

Нахождение демонов в людских телах запрещено. Поэтому и существуют такие, как я.

Мы наказываем высшей мерой – развоплощением. Есть Ад и Рай, а есть ничто. Реальная смерть, когда сознание гаснет навеки. Немногие понимают, насколько это страшно. Демоны знают закон. Но некоторые из них все же рискуют.

Фумус был одним из могущественных бесов. Его специализацией являлось курение. За последние три месяца в Красносельском районе резко подскочило количество потребителей сигарет. Загаженный воздух, тысячи новых легких, дышащих сажей вместо воздуха. Ухудшение состояния здоровья, раковые опухоли и уродливые дети. Все это последствия влияния Фумуса.

Еще один момент. С каждой новой сигаретой курильщик сокращает себе срок жизни. Одновременно с этим он лишается места в раю. Самоубийство, пусть даже и медленное – это преступление воли Господа. Потому что каждому отпущен свой срок окончания жизни. Здесь решает Создатель, не человек.

Получается, что по вине одного-единственного демона, люди, праведные в других отношениях, могут оказаться в аду.

Подходя к дому, я достал Чудотворца из кобуры. Место обитания Фумуса хорошо охранялось. Около подъезда стояли двое. Огоньки сигарет тускло светили в темноте.

Хорошая мишень, что еще сказать.

Ствол моего револьвера оканчивался винтовой резьбой. Я накрутил на него глушитель. Пусть обыватели спят спокойно.

Выстрелы заглушила вьюга. Один из тлеющих огоньков потух мгновенно. Второй отлетел на асфальтную дорожку и рассыпался искрами, быстро растаявшими в снежной мгле.

Я осмотрел трупы, перезаряжая барабан. От них шел белый пар – это души покидали мертвые оболочки. Счастья вам в Аду, ребятки! Я открыл дверь и вошел в темный подъезд, воняющий мочой и пылью.

Внутри тускло светила одна-единственная лампочка. Дальше, начиная со второго этажа, свет резко обрывался. Концентрация зла тут была предельно высокой. Кожу щипало, глаза слезились. Человеку все это не нравилось, жутко не нравилось. Но я приказал ему замолчать. И ткнул стволом Чудотворца в кнопку лифта, решив пока не переходить в ангельское состояние.

Могильщик дал подробную информацию о месте обитания демона. Фумус жил на восьмом этаже, вторая дверь от лифта направо.

Я вышел на площадку. Темнота давила со всех сторон. Пришлось идти на ощупь, не обращая внимания на царившее здесь зловоние. Так, наверное, пахли сотни гнилых легких, пропитанных сажей. Я нащупал холодный металл дверной ручки, нашел звонок, надавил на кнопку. Большой палец правой руки отвел курок назад.

Лучше войти без стука – так можно застать врага врасплох. Пуля Чудотворца разнесла замок с грохотом, прокатившимся по всему подъезду. Я вошел.

- Кто там? – послышался хриплый голос.

В проеме слева показался сам демон. Он тяжело дышал, опираясь на стену. Живот существа был поистине гигантских размеров. Халат едва сходился на пупке и трещал при каждом движении. Непонятно было, как ноги могут удерживать такую махину.

- Привет, - сказал я, нацеливая пистолет. В маленьких глазках промелькнуло узнавание, и они загорелись.

- Ангел! - заревел Фумус в ярости. Он судорожно вздохнул, набирая в грудь воздуха. В следующую секунду существо выкашляло из себя облако вонючего дыма. Я выстрелил в место, где секундой раньше находился демон, но услышал лишь громкий хлопок пули о стену. Какой шустрый! А ведь и не скажешь, что способен так быстро передвигаться. Впрочем, в демонах многое было обманчивым.

Видимость ухудшилась. Я ретировался в дальнюю комнату, продолжая держать входную дверь на прицеле, пока она не скрылась в вонючем мареве. Ничего, я все равно услышу, как ты пытаешься ускользнуть!

В коридоре раздался грохот. Я выстрелил несколько раз, но безрезультатно. Было такое ощущение, что дым поглощал пули, не давая им причинить вред тому, кто находился за серой завесой. Я отступил к окну, проклиная свою самоуверенность. Нужно было немедленно принимать ангельское обличье!

Из-за густых клубов послышался яростный вопль, а потом что-то вылетело из самой гущи дыма и ударило в грудь, взорвавшись огнем. Я вывалился из окна…

Человек уступил место ангелу. Потребовалось не больше доли секунды, чтобы крылья, сотканные из горячего воздуха, появились за спиной. Я взлетел и ворвался обратно в квартиру.

Дым быстро выходил наружу, поэтому внутри было уже светлее. Я смотрел на происходящее ангельским зрением – когда становятся видны духовные сущности. За стеной притаились четверо убийц с оружием наготове. Люди, служащие злу и не знающие этого.

В любом случае, их ждали чертоги Ада. Я повернул за угол и столкнулся с мужчиной с пистолетом в руке. Чудотворец выстрелил. Пуля вошла в глаз грешника, разметав мозг по стенкам черепной коробки, а потом вышла наружу вместе с осколками костей.

Другой киллер выскочил откуда-то сбоку. Лезвие ножа пропороло мне бок. Я не обратил на это внимания и расстрелял двоих убийц с пистолетами. Потом взглянул на нападавшего. Тот стоял на месте, дрожа от ужаса. Парень таращился на мою рану, открыв рот.

Я перевел взгляд на творение его рук. В середине коричневого пальто зияла дыра с рваными краями. Оттуда лился золотистый свет. На моих глазах рана затянулась. Я посмотрел в глаза убийце, и тот упал на колени.

Я коснулся его лба. Так, ничего особенного. Паренек стал работать на Фумуса, потому что был должен ему денег. Нож пустил в дело в дело только сегодня. Я отдернул руку и сказал:

- Костя, еще не поздно исправиться, как думаешь?

Тот только кивнул в ответ. Его глаза сейчас смотрели вглубь себя. Мои прикосновения – это двусторонний процесс. Я узнаю сокровенную правду о человеке, а он осмысляет ее. Оставив Костю предаваться размышлениям, я вышел в подъезд.

Темнота и запах гнили рассеивались – демон покидал насиженное место. Я перегнулся через перила и прыгнул вниз, поддерживаемый потоками горячего воздуха. Фумус не должен был уйти далеко. Благополучно приземлившись и выйдя из подъезда, я увидел своего недруга.

Демон пытался уехать. Он пытался сесть в черную «Тойоту» и завести замерзший мотор. Лобовое стекло замело снегом. Толстяк никак не вмещался в салон. Одна нога, на которой болтался домашний шлепанец, скользила на тонкой корке льда. Наружу валили клубы черного дыма. Даже отсюда были слышны проклятия демона в адрес человеческих изобретений.

Не торопясь, я направился к «Тойоте». Двор освещался отблесками пламени, сверху падали хлопья пепла. Холодный ветер разносил их прочь. Вдали уже слышался вой полицейских сирен.

Наконец-то демону удалось завести мотор. Визжа от страха, он кое-как протиснулся в салон, громко чихнул и ругнулся. Но не успела машина тронуться с места, как я открыл заднюю дверцу и сел на пассажирское сиденье. Ствол Чудотворца уперся в затылок Фумуса. Тот ойкнул.

- Поехали, нечистый, - сказал я. – Прокатимся по городу напоследок.

Заурчав, машина двинулась прочь.

***

Мы ехали по проспекту Ветеранов и молчали. Время от времени демон смотрел в зеркало заднего вида, чтобы встретить мой взгляд. Дуло Чудотворца не сдвинулось ни на миллиметр.

- Доедешь до конца, а потом прогуляемся, - сказал я.

Толстяк дернулся. Действовали человеческие эмоции. Да, демоны тоже боятся.

- Почему бы тебе не сделать это сейчас, Божий пес? – раздался его голос. – Стекла машины тонированы, никто не увидит.

- Жить еще хочу, - усмехнулся я. Только полный дурак будет стрелять в водителя автомобиля на ходу. – Вам еще не надоело красть тела людей?

- А тебя самого не достало находиться здесь? – усмехнулся демон. На мгновение его глаза вспыхнули красным, но тут же погасли, когда дуло пистолета прижалось к коже его затылка.

- Нет. Я бы даже сказал, мне это нравится. Находясь в человеческом теле, я имею все полномочия для развоплощения любого из вас. Меньше заразы станет.

- Почему ты так ненавидишь нас? Мы такие же, как и вы. Ангелы…

- … отверженные Им, - продолжил я. – Вы мешаете людям попасть в Рай.

- Не потому ли, что там слишком уж мало места? – усмехнулся Фумус. – А ты никогда не задумывался – почему Он ничего не исправил, когда началась Великая битва?

- В смысле?

- Смотри: Он сотворил все – вселенную, планеты, живых существ, а также ангелов. Когда часть из них предала Его – почему они так поступили? Может, была причина? Почему Он не смог развоплотить их? Если в его силах все построить, значит, и разрушать – тоже. Тем не менее, он оставил наш род. И тем самым дал первому человеку искусить себя. Не было бы дьявола, то и люди не были бы изгнаны из рая. Ты не думал, почему Он позволил этому случиться?

- Такие извращенные мысли не приходят мне в голову.

- Он – великий садист, - убежденно промолвил Фумус. Демон действительно так считал. – Он создал все, но оказался в одиночестве, потому что во все мире не было равных ему. Не с кем поболтать. Нельзя трахнуть какую-нибудь богиню – ее же нет, понимаешь? Он создал мужчину по своему образу и подобию, а потом сотворил женщину, которая являлась плодом его собственной фантазии. А, Вестник? Как думаешь?

- Заткнись.

- А потом он стал ревновать. Но Ева уже любила другого. И отсюда вся эта кутерьма с падшими ангелами и искушением. Изгнать из Рая. С глаз долой, из сердца вон.

Я расхохотался.

- Более безумной теории мне еще не доводилось слышать. Интересно, Фумус, что же тогда мешало Ему уничтожить свои творения на месте?

- Месть, - ответил демон. – Он выгнал их из своего дома, а потом решил оторваться на их потомках, обрекая человечество на жизнь, полную страданий. Мы помогаем ему в этом. А вы мешаете нам, даже не подозревая о том, что прислуживаете самому великому грешнику за всю историю мира.

- Почему ты так уверен в этом?

- Потому что мой Повелитель рассказал мне, - отвечал Фумус.

Интересно, подумал я. Значит, Сатана предполагал, что демон поведает эту историю мне. Если бы я поверил ей, то тотчас же присоединился бы к Падшим. Хороший ход! В случае удачи повелитель тьмы только приобрел бы, а не потерял.

- Извини, не верю, - сказал я и нажал на спусковой крючок.

Голова Фумуса взорвалась, выпустив в салон облако черного дыма. На мгновение перед глазами мелькнула его сола – воплощение ненависти и порочности. А потом серафим – огненное кольцо с шестью крыльями, сидящее внутри пули – растворил демона в окружающем пространстве, и все пропало.

В этот момент добрая половина жителей Красносельского района посмотрела на сигареты в своих руках и с отвращением отбросила их. Дело было сделано.

Мы как раз подъезжали к мосту Ветеранов. Я перегнулся через водительское сиденье, чтобы схватиться за руль и не потерять управление. «Тойота» медленно снижала ход, потом остановилась. Я вышел из автомобиля, пересел на место водителя, спихнув тело на соседнее сиденье. Фумус быстро разлагался. Темно-желтая жижа вытекала из халата толстяка и лилась на пол. Теперь в салоне воняло смертью. И этот запах уже не выветрить.

Я повернул в обратную сторону. Надо было ехать домой и отсыпаться. Я взглянул на себя в зеркало заднего вида. Глаза утрачивали небесный цвет, белые волосы падали на спинку сиденья и плечи. На их месте появлялся короткий темный ежик.

Внезапно навалилась усталость. Все мышцы в теле заныли от переизбытка молочной кислоты. Мне срочно требовался отдых.

***

Дверной звонок выдернул меня в реальность. Я открыл глаза, увидев мою аскетически обставленную – кровать и стол в углу – комнату. Вскочил и направился в прихожую. Снял пальто с вешалки, достал Чудотворца из кармана и убрал за пояс. Сюда могли позвонить либо случайные рекламщики, либо… мои недруги. Поэтому нужно было держаться настороже.

Не один демон в Аду мечтал о моем развоплощении.

Открыв дверь, я увидел перед собой незнакомую женщину лет тридцати. Большие темные глаза уставились на меня со смешанным выражением надежды и недоверия. Длинные черные волосы ниспадали на плечи. Она была одета по-деловому – серая юбка до колен и пиджак. Подходящая одежда для какой-нибудь секретарши.

- Андрей? – спросила она.

- Да, - кивнул я, - Андрей Гелин. Чем могу быть полезен?

- Здравствуйте. Меня зовут Светлана, - она не стала протягивать руку. – Вас порекомендовала одна моя подруга. Ее зовут Наталья. Знаете, наверное.

- Прохорова?

- Да, - женщина замялась. Видно было, что она собирается сказать что-то, но никак не решается. Наконец, она пробормотала еле слышно: - Наташа говорила мне, что вы можете помочь, если человек сталкивается с чем-то… необычным. Сверхъестественным, - последнее слово она выпалила на одном дыхании, будто ставя точку.

- Ну… в целом она права, - я изгонял демонов из Наташиного сына. Та еще работенка. Я просил женщину не рассказывать обо мне. Но, видит Бог, они всегда проговариваются. Ни один человек не станет молчать, если в его жизни происходит что-то из ряда вон выходящее. Даже если его посчитают сумасшедшим. Люди – социальные существа, и им необходимо делиться пережитым с другими. – Вы пройдете?

- Ага, - она потопталась в нерешительности. Было видно, что женщина опасается меня. Я ее понимал. Поэтому не стал настаивать, а просто приоткрыл дверь и сделал приглашающий жест. После секундной паузы, Света зашла внутрь.

- Извините, - сказал я, закрывая дверь на замок, - чая нет, поэтому ничего не могу предложить.

- Ничего страшного, - ответила она рассеянно. – Тем более я не чаевничать к вам пришла. У меня беда.

- В чем дело?

- Андрей, скажите… вы верите в призраков?

Интересный вопрос, подумал я, оглядывая гостью. Вслух же сказал:

- Не то чтобы верю, - она вопросительно посмотрела на меня, - я знаю, что они существуют. А что такое?

Вместо ответа она разрыдалась. Я не стал утешать женщину. Просто стоял и смотрел, как она давится слезами. Наконец Светлана успокоилась.

- Простите, - сказала она, доставая из сумочки носовой платок и промокая глаза. – Просто… в последние дни мне довелось много чего пережить. Даже не знаю, с чего начать. Кстати, а почему это вы знаете, что привидения существуют?

- Света, вы верите в Бога?

- Скорее да, чем нет. А что?

- Тогда вы знаете, что у каждого человека есть душа. Так вот, призраки – это те же души. Только после смерти они остаются здесь, в этом мире. Они не могут отправиться в ад или рай, потому что на Земле их держит какое-то дело, – при этих словах Света вздрогнула. Ее взгляд, задумчиво уставившийся куда-то в пол, вновь обратился ко мне.

- Какое? – спросила она севшим голосом.

- Да любое. Если быть точным, какая-нибудь сильная эмоция. Любовь, злоба, иногда даже страх – перед загробным миром. Знаете ли, не все хотят отправляться в ад после умирания физической оболочки. И их можно понять.

- Всех можно понять. Только не его.

- О ком вы говорите?

- О Коле. Это… о Господи, это наш бывший однокурсник. И… и его призрак сейчас преследует меня… - она вновь зарыдала.

- Как так получилось?

- Коля, - она не сразу справилась со слезами, - учился с нами на первых курсах. Обычный парень, не выделяющийся. Когда попросят – поможет, но сам никогда не вызовется. Увлекался спортом, чем-то еще. Потом, когда мы отучились вместе три года, он пригласил нас – всех тех, с кем учился – к себе на дачу, чтобы отметить сессию. Ничего странного, на первый взгляд. Однако когда мы приехали на место, то оказались в самой ужасной западне, которую только можно представить. Я не знаю, почему, но Коля… он… даже не знаю, как сказать… в общем, он убил половину собравшихся. Отводил по одному в разные комнаты, чтобы было легче расправиться. Не знаю, когда в нем успело проявиться это… или мы сами ничего не замечали. Знаете, учишься с человеком, и в его жизнь не лезешь. У каждого свои тараканы. Однако Колины тараканы оказались самыми страшными… - она замолчала.

- И что дальше?

- В итоге одна из нас обнаружила труп своего парня в ванной. Страшно было – не передать. Может быть, мы бы так и не узнали, кто это сделал, но тут Коля выскочил сам. Он был измазан в крови и размахивал ножом. Большинство из нас тут же разбежалось кто куда. Но некоторые остались. Им удалось остановить Колю. И… и убить его.

- Так ли обязательно было это делать?

- Андрей, ну вы же убиваете ядовитую змею, если она норовит укусить вас.

Я пожал плечами.

- Так или иначе, но мы расправились с ним. Устроили самосуд, как говорится. Вызвали милицию, объяснились. Действовали в целях самозащиты. Одного из наших все-таки посадили – за остальных. Но в целом все вроде было хорошо… до недавнего времени.

- Как это понять?

- С некоторых пор с нами, с людьми, которые уже давно окончили институты, обзавелись семьями и престижными работами, начали происходить непонятные происшествия. Первым умер Сережа – тот, что сидел в тюрьме. Повесился. Потом Оля – девушка, которая тоже была там – попала под машину. И вроде бы ничего странного… никто не застрахован от опасности… но уж больно быстро это происходило. Мои однокурсники гибли один за другим. А недавно… пришел и мой черед.

- Погодите… а как все это связано с Колей?

- В моем доме есть магнитики. На холодильнике. Знаете, из которых можно сложить слова. Так вот, - Света судорожно вздохнула и протерла глаза. – Недавно я вернулась домой и обнаружила послание. Я помню, что, когда уходила утром, все магнитики располагались вперемешку. Но когда вернулась, они были сложены в одну фразу. «Ты последняя». И подпись – «Коля». Сначала я не поняла, в чем дело, но потом связала все эти события, и… я ведь сумасшедшая, верно?

Я покачал головой. Дело принимало серьезный оборот.

Оставшись на Земле, души могут набрать немало силы. Дело не только в эмоциях. Человеческий мир – кладезь различных энергий. Только люди не замечают их. А призраки могут питаться ей и использовать в своих целях. Душой Коли двигала ненависть – настолько сильная, что маньяк мог мстить своим жертвам еще и после смерти. Если так, то удивительно, что Света еще жива.

- Вы хотите защиты? – спросил я. Женщина кивнула, глядя куда-то за мое плечо. Потом посмотрела на меня.

- А вы сможете оградить меня от опасности? – спросила она.

- Для начала вам необходимо довериться мне. Полностью. Тут уж выбирать не приходится – либо вы делаете все так, как я вам скажу, либо… столкнетесь с Колей. Кстати, он уже предпринимал какие-нибудь действия против вас?

- Да… - взгляд Светы затуманился. – Вернее, я не знаю, он делал это или нет, но… думаю что он. Глупо, да?

- Смотря что с вами случилось.

- Ну да… В первый раз я едва не погибла, отправляясь к Наташе. Я стояла в вестибюле метро, когда что-то начало толкать меня к краю платформы. Я обернулась, но никого не увидела. Рванулась к выходу, но не смогла сделать и шагу. Это не отпускало меня. Я закричала. Тогда подбежали люди и помогли. И знаете, с каждым новым толчком я как будто ощущала ненависть Коли. Его мысли… по поводу меня. Это было ужасно!

- Ничего удивительного, - во время ее рассказа я переоделся в новую одежду, натянул ботинки. Потом прошелся по квартире, доставая из укромных уголков свой арсенал. – Набрав силу, души становятся способны влиять на материальный мир. Через какое-то время их энергия тратится, но не сразу. Поэтому они вполне способны толкнуть кого-то. Или обставить события таким образом, что они будут похожи на несчастный случай. У призраков много сюрпризов в обойме.

- Господи!

- Не произносите имя Бога просто так, - сказал я.

- Простите, - отвечала она. – Наташа меня предупреждала, что вы не любите этого. Просто я только поняла, что и на пути к вам едва не погибла именно из-за Коли.

- А что случилось? – спросил я, запихивая за пояс несколько белых мелков.

- Меня едва не сбила машина.

- И что? Такое случается каждый день.

- Нет, вы не видели. Просто автомобиль как раз подъезжал к перекрестку, на котором я стояла, когда руль водителя просто начал крутиться в другую сторону. Резко так дернулся. Мужик аж рот разинул. Просто сидел и таращился на баранку. А я успела вовремя отскочить. Ну а потом...

- Погодите, - сказал я. За окном резко потемнело. – Это, вы сказали, произошло на пути ко мне?

- Да, а что?..

Я не дал ей договорить. Просто схватил женщину в охапку и вытолкал в коридор. В следующее мгновение стена комнаты взорвалась. В мгновение ока вся мебель разлетелась в щепки под кирпичным градом.

Дело в том, что напротив идет строительство нового дома. К счастью для себя и Светы, я успел заметить, как в окно направляется целый паллет, под завязку нагруженный кирпичами. Оплошность крановщика? Вряд ли.

Бурая пыль еще не успела рассеяться, когда я уже бежал к окну. Прыгнул к разломанному паллету, роняющему обломки досок на улицу. Прозрачные крылья, возникшие за спиной, помогли долететь. Я ухватился за дергающийся железный трос, когда деревянная платформа миновала обратный путь от квартиры до недостроенной стены дома и ударилась об нее со страшной силой.

Стараясь не обращать внимания на взбесившийся трос, я глянул в сторону кабины подъемного крана. И увидел тварь, крутившую рычаги управления.

Набирая негативную энергию, души могут принимать очень причудливые формы. Этот призрак напоминал сгусток черной грязи. Склизкие щупальца упирались в стенки кабины, оставляя потеки, невидимые человеческому глазу. Посреди этого извивающегося месива торчало нечто, отдаленно напоминающее маску – без отверстий для глаз и рта, зато с длинными продольными трещинами по краям. В данный момент эта маска прильнула к окну кабины и разглядывала меня.

Что ж, можно решить проблему сейчас. Я оттолкнулся от ближайшего оконного проема и побежал по стене дома, держась за трос. Когда я приблизился к кабине крана, то прыгнул. Крылья держали, не давая упасть вниз. Я распахнул пальто и достал Чудотворца…

Поток «грязи» отворил дверь кабины и устремился вниз. В следующий миг две пули ударились в спинку сиденья, где секунду назад был призрак. Я влетел внутрь еще через мгновение. Выглянул наружу. Куда же делся…

Что-то толкнуло сзади – быстро и сильно. Не удержав равновесия, я начал падать. На улице стояли люди и уже пялились на происходящее. Из разбитого окна моей квартиры выглядывала Света. Взлететь было нельзя – слишком много свидетелей. Одно из нерушимых правил ангелов – не выдавать себя.

Ненавижу правила.

Я упал прямо на мешки с плитонитом, подняв тучу белой пыли. Она послужила неплохим прикрытием. Пока строители и прохожие сбегались, чтобы посмотреть на последствия неизбежной (как им казалось) смерти, я скрылся за ближайшим вагончиком. Потом скинул испорченное пальто, обогнул забор и выскочил на улицу через ворота метрах в пяти от места происшествия. Перебежал улицу и оказался в подъезде. Надо было сматываться.

Света стояла на прежнем месте – у разбитого окна. Она заламывала руки от волнения. Когда я подходил к ней, под ногами хрустнул обломок кирпича. Вскрикнув, женщина обернулась.

- Господи! Простите… Я думала, это он. Как вам удалось…

- Вопросы потом, - сказал я. – Пойдемте. У нас мало времени. Скоро все эти люди на улице сообразят, что к чему, и поднимутся сюда. Давайте к выходу.

Торопясь, мы спустились на улицу. Одни прохожие смотрели на мое окно, внимание других было занято столбом белой пыли, плывущим за забором стройки. Свету и меня никто не заметил. Мы повернули за угол дома и быстрым шагом пошли прочь.

Все это время женщина не давала прикоснуться к себе. Она шла, уставившись под ноги и скрестив руки на груди. На ее лбу проступила складка. Наконец, Светлана спросила:

- Куда мы направляемся?

- Думаю, вы хотели узнать не это.

- Вы правы. Но, боюсь, ответ испугает меня до смерти.

***

Мы миновали два квартала спальных домов. Снег повалил с неба крупными хлопьями. Каждый из нас хранил молчание. Света то и дело срывалась на быстрый шаг, оглядываясь по сторонам. Я же пытался привести себя в более-менее приличный вид. Джинсы, ботинки и волосы были сплошь испачканы в белой пыли.

Мы вышли к метро. При переходе через «зебру» каждый внимательно оглядывал дорогу, но, похоже, волноваться не приходилось. Думаю, призраку нужно было время для того, чтобы накопить новую энергию. Однако я постоянно ощущал его присутствие где-то рядом. Перейти в ангельское состояние я не решался. Слишком уж много свидетелей находилось на улице. Объяснить глаза, меняющие свой цвет, можно было за счет линз. Но волосы? Вряд ли. Поэтому я шел, озираясь по сторонам, и надеясь на то, что мстительная душа не решит нанести удар слишком быстро.

Впрочем, отсутствие поспешности у призрака являлось плохой новостью. Это значило, что он действует, обдумывая свои действия. В этом случае приходилось рассчитывать не на лобовую атаку, а на тщательно спланированный удар.

- Света, где вы живете?

- А? – Она вздрогнула, будто очнувшись от дурного сна. – На Большевиков, в пятнадцати минутах езды от метро. А что?

- Так. Сначала нам нужно будет заехать в центр. Там обитает мой друг, который может помочь нам. А затем мы отправимся к вам домой.

- Почему именно ко мне?

- Потому что даже если душа Коли потеряет наш след, она рано или поздно вернется туда, где ожидает встретить вас.

- И что тогда?

- Тогда, как бы жестоко это ни звучало, вы послужите приманкой для него. А я уничтожу это создание, когда оно появится. Ясно? Поймите, - опередил я следующий вопрос женщины, - другого выхода нет. Повторю, вам придется довериться мне полностью.

- Понятно, - женщина вздохнула. – Либо я умру, либо… могу погибнуть в случае вашей… некомпетентности.

- Света, рано или поздно вы отправитесь в другое бытие, - она снова вздрогнула. – Человеческий организм не приспособлен для вечной жизни, поймите это. С этой мыслью нелегко жить. Лучше принять как данное.

- Но пожить-то я еще хочу.

- И поживете, почему нет? – Ответ ее успокоил, и мы вошли в метро.

Внутри меня ждал сюрприз. На платформе стояло человек двадцать. Но еще больше там было голубей – сизых, белых и коричневых, с бесчисленным множеством оттенков. Они располагались на подвесных плафонах, плечах людей, и просто на полу. Часть чистила крылышки, другие же просто неторопливо прохаживались туда-сюда. Воркование, издаваемое птицами, заглушало шум толпы.

Разумеется, этого никто не видел. Кроме меня.

Поезд ворвался на станцию как раз в тот момент, когда мы спустились вниз. Он вспугнул птиц, вызвав пернатый взрыв. Когда голуби разлетелись, моему взору предстал больше-чем-человек.

Силы добра или зла, находясь на земле, имеют своих крылатых спутников. У ангелов это голуби, у демонов – вороны или летучие мыши. Следовательно, передо мной должен был находиться мой собрат. Но как он призвал птиц, не вызвав переполоха среди обывателей?

Что-то было не так. Света шла рядом со мной. Она ничего не заметила – ни один мускул не дрогнул на ее бледном лице.

- Извини, - сказал я ей.

- За что? – она вскинула на меня изумленные глаза и от удивления раскрыла рот. – Ой!

Ангел вновь стал хозяином в этом теле. Внешность менялась. Света видела это не в первый раз за сегодняшний день, но все равно не могла принять перемены.

Я внимательно посмотрел на стоявшего передо мной «человека».

Душа, или сола, как называем ее мы, не просто сущность, прячущаяся в физической оболочке. Это нечто вроде концентрированной энергии со своим индивидуальным отпечатком. Каждый человек, сам того не замечая, оставляет после себя след – что-то вроде пара, висящего в воздухе. Это израсходованная энергия его солы. Мало того, каждое духовное существо имеет свой цвет души, если можно так выразиться.

У людей белые солы, так как изначально они чисты. Сущность ангела похожа на живой огонь.

Тот, кто стоял передо мной, лишь внешне выглядел как один из Вестников. Длинные белокурые волосы, небесного цвета глаза, крылья из горячего воздуха. Но поры его кожи выдавали истинную суть. Они выделяли черный туман, густой и зловонный. «Ангел», стоявший передо мной, пахнул Адом.

- Привет, Андрей, - сказал он без всяких церемоний. – У тебя появилась девушка?

- Что тебе нужно? – спросил я, распахивая пальто и кладя руку на рукоять Чудотворца. Незнакомец не проявил ни малейших признаков беспокойства.

- Отдай ее мне, - попросил демон. Проклятье, я даже не знал, кто он такой. Впервые довелось увидеть дьявола, притворяющегося своим. – Она моя. Наша.

- Иди к черту, - моя реплика вызвала у демона смех. Клубы черного тумана вырвались из обманчиво красивого рта. – Кто ты, и как посмел явиться сюда? Ты знаешь, я ведь могу развоплотить тебя в любой момент.

- Правда? – спросил он, чуть склонив голову набок. Этакий добродушный паренек. – А ты не думал, как это будет выглядеть в глазах людей, Андрей? В ее глазах?

Проклятье. Демон раскусил мой блеф. Да, я могу уничтожить его, но проблема в том, что для окружающих это будет выглядеть как убийство. И тогда проблем с законом не избежать.

С другой стороны, если он попытается поднять руку на меня или Свету, тогда я могу пустить оружие в ход. В целях самозащиты. А сейчас можно спокойно пройти мимо. Я обошел дьявола, держась таким образом, чтобы оставаться между ним и Светой. Тем временем подъехал поезд, и мы втиснулись в вагон.

- Помни, - раздался крик с платформы. – Я все равно ее заберу. И ты ничего с этим не сделаешь!

- Посмотрим, - хмыкнул я. Двери захлопнулись.

Мы поехали в центр.

***

Интересно, подумал я, зачем этому типу понадобилась женщина? Я посмотрел на Свету. Она – на меня. С минуту мы стояли так, держась за поручни, затем я отвел взгляд. Мне не понравилась реакция на женщину.

Человеческому началу во мне Света нравилась. Даже слишком. Я ощутил наливающуюся тяжесть в паху. Проклятый бизнесмен! Я вспомнил, что несколько раз по пути сюда успел остановить взгляд на лице и груди женщины. Нельзя так к ней относиться, сказал я себе. Ты совершенно ее не знаешь. Никто не запрещает нам обзаводиться связями на Земле, но это рискованно. К тому же, откуда ты знаешь, что она не солгала о Коле?

Для того чтобы узнать правду о человеке или любом живом существе, мне было необходимо коснуться его. Я быстро промотал в голове события последнего часа. Оказалось, Света каждый раз не давала мне прикоснуться. Это выглядело, как попытка отстраниться от незнакомого мужчины. Кто знает, может, у нее был муж. С другой стороны…

Впрочем, подумал я, наверняка это происки дьявола. В истории нередки случаи, когда силы зла утаскивали в ад души невинных людей. Если бы я поддался уговорам этого незнакомца, то Света сейчас пополнила их ряды. В таком случае мне бы ничего не оставалось, как развоплотить самого себя. Это была бы чудовищная ошибка.

Интересно, что за чин у этого демона? И что за силы тут замешаны?

Невский был обычно многолюден. Толпа то и дело разлучала нас со Светой. Поэтому приходилось держаться настороже. Но, слава Богу, все обошлось. Мы свернули у Фонтанки, миновали группу дредастых музыкантов, играющих у стены одного из зданий, и зашли в маленькую арку. Оказавшись в дворе-колодце, я свернул к угловому подъезду. Света последовала за мной.

Я позвонил в домофон, и мне сразу открыли. Насколько я знал, Оружейник никогда не пользовался методами предосторожности. У него всегда была своя защита от нечисти. Над входом висело распятие, освященное лично архиереем. Обоев в квартире не было – их заменяли страницы из Библии и Священного Писания. Мы разулись и прошли в тесную комнату. За массивным письменным столом сидел Оружейник. Стекла его очков поблескивали в тусклом свете настольной лампы. В помещении было тихо, если не считать мерного гудения компьютера слева от мастера.

- Привет, Андрей, - сказал он, не отрываясь от своего дела. Я не протянул руки – Захар (так звали Оружейника) считал это ненужным ритуалом. Он, кстати, был человеком. Но умел изготавливать такие вещи, о которых мы, ангелы, даже не могли и мечтать. О его «Сеятеле Мифов» и «небесном мобильнике» ходили легенды.

Очки Захара также являлись его изобретением. С ними он мог видеть солы – один из немногих людей на Земле. Если бы незваный гость умудрился бы пройти через святой коридор, то мастер мог увидеть, какую солу он носит в себе. Если бы посетитель оказался демоном, для него был припасен сюрприз в виде освященной стрелы из арбалета, прикрепленного под письменным столом Оружейника.

Стоит ли говорить, что Чудотворец – мой фаворит среди оружий – также являлся изобретением пожилого мастера?

- Привет, - откликнулся я. – Догадайся, что на этот раз?

- Понятия не имею, - Захар развел руками и улыбнулся. – Демоны-суккубы? – спросил он, посмотрев на Свету. – Или Собиратели Плоти? Каждый раз ты находишь, чем удивить меня, Вестник.

- Пожалуй, - я скрестил руки на груди. – На этот раз у меня целых две проблемы, Захар. Может даже больше. Не знаю точно.

Мастер подался вперед, подперев ладонями подбородок – жест смиренного нетерпения.

- На сей раз мне нужно что-нибудь против призрака. Это первое.

- Тебе нужно что-нибудь защитное, - сказал он. – Ты взял с собой мел, или одолжить? Ага, молодец. Тогда, - он наконец-таки встал с места и направился к шкафу у дальней стены, – возьми это, - он выдернул пару листков с какими-то знаками. Бегло просмотрев их, я вернул их Оружейнику. Тот уже доставал коробку с патронами и протягивал ее мне. – Для людей, - пояснил он. – Серафим в каждом патроне. Обучен на развоплощение белой солы. Если необходимо убить человека, то можешь выстрелить в любую часть тела. Физическое ранение здесь не играет роли. Серафим все равно выполнит свое дело. Еще можешь взять вот это, - в моих руках оказалась кассета для диктофона. – Специальная молитва от мстящих душ. Но на твоем месте я бы не стал возлагать на нее особые надежды. Вообще, не люблю иметь дела с непроверенным оружием. Но можешь испытать, почему нет? А в чем заключается вторая проблема?

- Нужно, чтобы ты заглянул в свою Энциклопедию, - сказал я. – Минут сорок назад я встретил демона, который пытался замаскироваться под ангела. Он появился в окружении голубей. Знаешь, мне это не понравилось.

- Могу себе представить, - Захар вернулся к столу, повернулся на стуле и включил экран компьютера. – Так что он умеет, ты говоришь?

Энциклопедия Захара была электронной. Оружейник живо интересовался миром духов, при каждом удобном случае расспрашивая нас о загробном мире, Аде и Рае. Он без конца искал нужные ссылки в Библии, древних трудах известных богословов и других источниках. Полученная информация собиралась и обрабатывалась. Если же мы, ангелы, знали только основы, то мастеру были известны и подробности. Распространение демонов через Интернет, покушения Могильщиков на людей во время путешествий автостопом, списки политиков, одержимых дьяволом – все эти знания находились здесь, в его базе данных.

Захар сидел и щелкал по клавиатуре. По ходу поисков его лицо хмурилось все больше. Это мне не нравилось.

- Не могу сказать ничего определенного. Это могут быть Притворщики, но я не уверен. Они умеют принимать обличие ангела, являясь людям. Этим объясняется то, что ты обманулся – ему сыграло на руку твое человеческое начало. Но здесь есть что-то еще. Будь настороже.

- Что можешь посоветовать против него? – спросил я.

- Обычные патроны для демонов, и… мои очки. Проблема в том, что они единственные.

- Да, дела, - вздохнул я. – Ладно, попытаюсь справиться с ним сам.

***

- Значит, ты знаешь, что ждет душу после смерти? - спросила Света, пока я расчерчивал мелом пол ее квартиры. Вся мебель была сдвинута к центру, ковры убраны. Я выводил слова молитв славянскими буквами, вышагивая вдоль периметра стены. – И как там, в загробном мире?

Все время, проведенное у Оружейника, она простояла на месте, открыв рот. Да, не каждый может переварить тот факт, что встретился с ангелом. В современном мире, где балом правит наука, люди смотрят на необычные вещи как на расстройство сознания. Свете было легче – ее преследовал призрак. Однако для нее оказалось слишком много впечатлений за день. И сейчас, я видел, она пыталась осознать реальную суть вещей.

- Да как, - я закончил выписывать одну молитву и перешел к другой, - совершенно по-другому. Это мир духов, понимаешь? Там нет сверкающих королевств и воздушных замков. Нет ни одной вещи, которую можно было бы точно описать человеческим языком. Вы, люди, нарисовали целую вселенную. Мол, Рай – это бесчисленные сады и леса, наполненные святыми, разгуливающими в легких туниках и питающихся одними фруктами. Ад – это мрачное подземелье, озаренное потоками лавы, в которой варятся грешные души. Бред! В мире нет планеты такой величины, где можно было разместить столько душ. Подумай сама: если сола – это духовная сущность, как ее можно было бы поджарить? – Я рассмеялся. – Да и есть пищу с деревьев она бы тоже не смогла, поверь.

- Но умершие же как-то способны влиять на наш мир! Коля – очевидное тому доказательство.

- Знаешь, в каждом правиле есть исключения. И призраки – это просто души, которые не могут отправиться дальше. Это единицы из миллионов. А все остальные идут либо к вечному свету, либо в абсолютную тьму.

- В Ад? Преисподняя – это просто темнота?

- Не совсем. Мне довелось побывать там однажды, и то мельком, - я поморщился, вспоминая свое первое дело на Земле, - но я не хочу об этом рассказывать. – В Аду душу будут преследовать нематериальные мучения. Допустим, ты совершила убийство. - Света побледнела. - И твоя память удержала какие-то отвратительные подробности. В преисподней ты будешь вспоминать их раз за разом. Собственная совесть будет изматывать.

- И сколько это будет длиться? – спросила она сиплым голосом.

- Вечно, - пожал я плечами.

- Я вот думаю, - она прочистила горло, - правильно ли мы тогда поступили, что убили Колю? Просто действительно могли сдать его в милицию… Но мы были до того разъярены, что не думали. Устроили самосуд. А вот теперь я вижу, что есть мир духов, и что я когда-нибудь присоединюсь к нему. И кем я буду там? Неясно… - она помрачнела. Я хотел было взять ее за руку, чтобы поддержать, но она отшатнулась. Мужчина во мне вздохнул.

- Ладно, я закончил свою работу. Теперь мне нужно идти.

- Куда? Уже? – Света выглядела подавленной. – Если это из-за того, что я…

- Не волнуйтесь, - ответил я. – Здесь вы в безопасности. Главное, не покидайте квартиру. А я тем временем буду обходить ваш дом. Как увижу призрака, уничтожу. Да, и еще, Свет…

Я хотел сказать, «ни в коем случае не стирайте эти надписи», но вышло другое.

- Может, как-нибудь потом встретимся? – я посмотрел ей в глаза. Впервые за все это время она улыбнулась.

- Если останусь жива, то непременно.

- Хорошо, - я запахнул пальто и направился к выходу.

Выйдя из Светиного подъезда, я с удовольствием вдохнул морозный воздух. Мужчина во мне радовался. Ангел был встревожен. Призрак не появлялся уже долгое время. Было бы лучше, если он атаковал прямо сейчас.

«И тогда я смогу встречаться со Светой», - промелькнула мысль.

Вокруг было достаточно тихо. Напротив дома, где жила Света, располагалась автостоянка, а за ней стройка. Дальше находился лес. Скоро эти деревья вырубят, освобождая место для новых каменных чудовищ. Больше людей, больше тех, кто будет их искушать.

***

Часа в три ночи я услышал первый удар, сотрясший землю.

На улице царила тьма, разбавляемая лишь светом фонарей около дома. Все спали, вдалеке слышался шум машин. Я обернулся, нащупав в кармане рукоять Чудотворца. Звук повторился, на этот раз сильнее и ближе. Асфальт под моими ногами чуть заметно дрогнул.

Я не знал, что это такое. Но шестое чувство подсказывало: Коля.

Что он придумал на этот раз? Я задался этим вопросом в тот момент, когда что-то массивное и темное заслонило собой луну.

Боль пришла позже. Сначала было лишь ощущение, что меня оторвали от земли и швырнули в пространство, где царила тьма. Ледяной воздух засвистел в ушах. Я шлепнулся на асфальтированную площадку автостоянки и проехался по ней боком, раскидывая снег. Нападение произошло так стремительно, что застало врасплох. Я лежал на холодной поверхности и хватал ртом воздух. Человеческая сущность была обездвижена болью.

Что-то длинное спустилось с неба и проткнуло асфальт в паре метров от меня. Это был толстый металлический канат. Он еле заметно вибрировал. Вслед за ним опустился второй, третий. И наконец, сверху показалось тело чудовища. Если бы я не привык к постоянному противостоянию с демонами, то был бы удивлен.

Оно было смонтировано из множества составляющих. Фары и лампочки, по-видимому, снятые с различных легковушек и грузовиков, напоминали фасетчатые глаза механического насекомого. Усики антенн бешено крутились в воздухе. Тело напоминало металлический шар, слепленный неумелыми руками. Из него торчали дверцы автомобилей, краны, трубы, шины и прочий хлам. Желтые зубцы от погрузчика торчали прямо из-под «глаз». Чудовище наклонилось ко мне, и я заметил, что из его боков торчали колонки разных размеров.

У людей это, кажется, называется «полтергейст». Привидения, набравшись энергии, могут влиять на материальный мир – на время вселяться в тела людей, передвигать предметы усилием воли. Но полтергейст такой мощи я наблюдал впервые. Коля в буквальном смысле слова собрал себе тело из различных механических составляющих. Чтобы удержать их воедино, требовались недюжинные затраты энергии. Наверное, по всему городу насобирал. Не исключено, что в это время часть петербуржцев пребывала в упадке сил.

В тот момент, когда я предпринял первую попытку встать, монстр заговорил:

- Ты не защитишь ее, Вестник. Даже не пытайся.

- Почему это? – попытался спросить я, но мои легкие выдали лишь слабый свист.

- Есть дела, которые нельзя разрешить на небесах, - ответило чудовище. – Ты не имеешь права вмешиваться, потому что это не дело ангелов. Я завершу начатое и тогда смогу отправиться в Ад. И заодно прихвачу с собой ее.

Не выйдет! В мгновение ока я стал ангелом. Волна горячего воздуха оторвала меня от земли и подкинула вверх. Доставая Чудотворца, я заметил, как одно из металлических щупалец устремилось ко мне, с жутким свистом рассекая воздух. Не успеет. Я прицелился и выстрелил в железную морду чудовища, услышав, как со звоном разбилась одна из фар.

Железный канат ударил меня в бок, раскрошив три ребра. Они мгновенно срослись заново – ангельская сола заживляла любые раны. Тем не менее, мой выстрел тоже не принес пользы. Из чрева монстра донесся скрежет, нелепая пародия на смех.

- На этот раз я защищен металлом, - донеслось из динамиков. – Ты не сможешь уничтожить душу, Вестник, не пробив оболочку.

Я приземлился метрах в десяти от чудовища. Оно глянуло куда-то в сторону, затем протянуло одно из щупалец и обвило им бирюзовую «Ладу», стоявшую рядом. Проклятье! Я едва успел взмыть в воздух, когда две тонны металла с грохотом пронеслись по асфальту в паре сантиметров от ног. Я сделал еще один выстрел, испортив один из динамиков. Безрезультатно. Мы с Колей оказались в патовой ситуации, когда ни одна из сторон не могла нанести другой хоть какой-то вред.

Более того, он знал, что я не могу долго пребывать в состоянии ангела. В противном случае, мое тело сгорело бы. Но и его энергия была ограниченной. Можно было бы подождать в надежде на то, что энергия его души закончится первой. Но я не мог рисковать.

Я устремился к железной махине, засовывая Чудотворца обратно в карман. Пули не могли сделать здесь ровным счетом ничего. Монстр метнул свои щупальца. Одно махнуло мимо цели, другое вошло между ребер, разорвав правое легкое. Я чуть не задохнулся кровью, но, подтянувшись на канате, сумел-таки приблизиться к оболочке Коли.

Тросы мелькали вокруг как бешеные. Они хлестали меня по ногам и рукам, ломая кости, но ангельская сущность собирала все воедино. Я ухватился за железный лист, некогда бывший капотом от «Волги», и оторвал его. Залез в образовавшуюся дыру. Одно из щупалец устремилось вслед за мной. Кое-как пытаясь увернуться от его атак, я полез дальше, разгребая себе путь в скоплении микросхем и деталей.

Внутри воняло машинной смазкой и ржавчиной, отовсюду слышался скрип и скрежет. Я расчистил себе путь, срывая в кровь подушечки пальцев. А затем достал из кармана маленький пластиковый прибор и нажал на нем кнопку «Play». Диктофон сперва зашипел, оглашая тесное пространство белым шумом. А затем зазвучали голоса церковного хора, поющие молитвы.

Вопль ярости послышался откуда-то из глубин махины. Похоже, оружие Захара все-таки сработало. Продираясь сквозь железо и пластик, я вылез обратно. Механическая пещера вокруг дергалась и дрожала в агонии.

Я выскочил из недр монстра как раз в тот момент, когда он начал «линять». Железные листы с грохотом падали на асфальт. Я едва успел отскочить в сторону, когда металлический Голиаф рухнул вниз. Земля содрогнулась от удара. Щупальца забились в припадке, но я уже был вне их досягаемости.

Через какое-то время все стихло. Лишь слабый скрежет внутри странной машины и визг десятков сигнализаций нарушали тишину.

А потом сзади меня раздался знакомый смех:

- Ну что, Вестник, как дела?

Развернувшись, я не увидел никого – лишь засыпанные снегом ряды автомобилей да груду металла.

- А ты знал, что защищаешь грешную душу, Андрей? – спросил демон. Я обернулся на его голос. Больше-чем-человек стоял, чуть склонив голову набок, будто прислушиваясь к чему-то. – Наверное, и понятия не имел. Если не веришь, давай спросим ее.

- Андрей? – раздался несмелый голос с края автостоянки. Я поглядел в ту сторону. За забором из проволочной клетки стояла Света. Она была в серой куртке, накинутой прямо на пижаму. Видимо, грохот разбудил ее, как и остальных жильцов, и она выскочила на улицу, узнать, что происходит.

- Что ты здесь делаешь? Я же велел тебе оставаться в квартире.

- Андрей, Андрей, - рассмеялся демон. – Она сделала это не по своей воле. Я нашептал этой трусливой душонке, что с тобой случилась беда. Вот она и выскочила, чтобы удостовериться в том, что теперь может спать спокойно.

- Что за бред ты несешь?

- А ты никогда не спрашивал себя, кого защищаешь? – ответил нечистый вопросом на вопрос. – Как я понял, ты никогда не прикасался к ней. А ведь только живой контакт с человеком помогает тебе открыть правду о нем, да, Вестник?

Я по-прежнему ничего не понимал.

- Она во всем виновата, Андрей. Это Света заставила Колю убить всех тех людей. Она – тварь в человеческом теле, ангел. Хуже любого черта. А потом, когда ее дружка поймали, она решила спасти себя и первой заткнула глотку тому, кого еще недавно называла любимым. И когда он вернулся за ней с того света, женщина решила обратиться к тебе за помощью. Романтично, не так ли?

- Врешь, - я едва не задохнулся от волны нахлынувшего бешенства.

- Сам убедись, - пожал плечами демон и отвернулся.

- Света, это так? – спросил я, подходя к ограде. Женщина ничего не ответила, лишь смотрела куда-то в сторону. Даже в этой тьме было видно, как она побледнела, как сжались ее кулаки.

- Андрей, не надо, - только и успела сказать она. Я одним прыжком перемахнул через ограду и очутился рядом с ней. Ее ладонь, еще хранившая тепло недавно покинутой квартиры, еле заметно вздрогнула, оказавшись в моей. А потом…

***

- Коль, давай сделаем это. Все они – просто стадо в стойле. Нельзя жить так, как они. Давай освободим их, а потом их души отправятся в лучший мир, - слова Светы.

Череда образов, ярких и отчетливых в своей убедительности. Вот я приоткрываю дверь спальни. Коля стоит, склонившись над телом Ани, моей лучшей подруги. Горло девушки распорото от уха до уха. Оно похоже на кривую красную улыбку. При виде его худых рук, испачканных в крови, мышцы бедер расслабляются и начинают источать чудесную влагу. Я подхожу к мужчине и целую его в мочку уха. Нежно-нежно, как он любит.

- Пойми, мы же делаем это во благо других. Только представь, сегодня все они отправятся в Рай. Забудут о кредитах, начальниках, о войнах и несправедливостях этого мира. Не будет больше оболочек, обремененных болезнями и немощами. Только души – светлые и чистые…

Коля стоит за дверью в гараж и наблюдает за тем, как целуется парочка однокурсников. Они так счастливы в этот момент. С первого курса мы называли их Надя-Юра, как бы подчеркивая то целое, которым они стали. Настоящая любовь, не омраченная ссорами и изменами. Мне немножко жаль их в этот момент, но ничего – скоро они воссоединятся там, на небесах. Я вкладываю в Колины руки увесистый колун и слегка подталкиваю его по направлению к ним.

- Бог несправедлив, заставляя жить нас здесь, окруженных каменными коробками и машинами. Только подумай, как это – заставлять человека страдать, давая лишь смутную надежду на Рай. Люди сомневаются в загробной жизни. Но я верю в нее. Давай поможем им улететь, Коленька.

На самом деле я так не думаю. Мне просто нравится наблюдать процесс умирания. Свою первую кошку я задушила, когда мне было десять лет. Она царапалась и крутилась, но не могла даже мяукнуть. Потом затихла. Ее глаза подернулись посмертной пеленой. Сейчас, видя, как мой дружок расправляется с однокурсниками, я счастлива.

- Я люблю тебя, ты же знаешь.

Коля стоит у входа в ванную, сжав в руках окровавленный нож. В этот момент в нем нет ничего привлекательного – испуганный самец, готовый на все ради того, чтобы выжить. Даже на предательство. На нарушение клятвы молчания. Шестеро однокурсников, оставшихся в живых, напирают на него. В их глазах – ужас пополам с решимостью. Стремление убить ядовитую змею. Коля смотрит на меня. Как только он шевелит губами, я бросаюсь вперед, сжав в руке молоток, и бью его прямо по зубам. Осколки забивают рот, хороня нашу тайну. Из глаз Коли брызжут слезы.

Возможно, это и есть любовь.

Никто в нашем мире не спасется от смерти. И от разлуки с самым дорогим, что есть на земле.

Образы следуют и дальше, но я, Вестник, не выдерживаю. Отпустив руку Светы, я делаю выдох, больше похожий на стон боли. В этих мыслях можно задохнуться.

Вот кого нужно было развоплотить. Впрочем, еще не все потеряно. Я приставляю дуло Чудотворца к груди женщины.

- Андрюша, - говорит Света, когда гремит выстрел. Красивое тело съеживается и проваливается внутрь себя – будто надувная кукла, из которой выпустили весь воздух. Это работа серафима, развоплотившего белую солу. Скелет, в груди которого зияет гигантская дыра, падает на грязный снег.

***

Не знаю, сколько я стоял над телом женщины – пару минут или часов. Грохот от выстрела звенел в ушах. Волосы теряли седину, крылья исчезали за спиной, глаза темнели. В их уголках застыли слезы.

Я обернулся к демону за оградой. Тот глядел на меня без всякого выражения. Он перевел взор на дуло Чудотворца и покачал головой.

- Не выйдет, парень. Эта штука заряжена пулями от людей. Не от черных душ. Не трать патроны.

- Ты знал, - прохрипел я, - и молчал!

- Я мог тебе сказать еще в метро, - ответил он, – но ты был под влиянием гормонов. Так что поздно метаться. Добро пожаловать в наши ряды, Вестник. Скоро ты в полной мере узнаешь, что такое Ад.

- Почему? – пистолет, казалось, примерз к руке.

- Нарушение воли Бога, - ответил демон. – Убийство. Шестой грех, прямое нарушение заповеди библейского закона. «Не убий». Срок человеческой жизни отмерен не тобой, ангел. И не тебе делать его короче. Особенно, когда речь идет о невинной душе.

- О чем ты говоришь, нечистый? Эта женщина… Света… она была чернее, чем сам грех.

- Так ли? – впервые злобная ухмылка исказила красивое лицо. – Ты можешь узнавать правду по прикосновениям, Андрей. Но правда ли это? Иногда даже сам человек не знает, какие воспоминания истинные, а какие ложные. Особенно, когда в дело вступаю я.

Я взглянул на больше-чем-человека. Тот пожал плечами и улыбнулся. А потом тьма поглотила его, заснеженную автостоянку, лежащее на асфальте механическое чудовище и тело Светы рядом со мной.

Демон, чей чин я не знал, только что обманул двоих – умершую женщину и меня. История Светы не была выдумкой, но вот часть воспоминаний – ту, которую увидел я – оказалась ложью. Ловушка сработала и захлопнулась.

Я едва слышал, как тело бизнесмена упало на асфальт.

Воздух в центре автостоянки сгустился. Посредине образовалась дыра, Ад ждал меня с распростертыми объятиями.

Еще днем я рассказывал, что там, в обители вечных страданий, душу станут терзать воспоминания о содеянном. Что ж, теперь будет время проверить, как все обстоит на самом деле. Впереди лежал путь в вечность, не предвещавшую ничего хорошего.

Я сделал первый шаг к ней навстречу.

Комментариев: 7 RSS

Оставьте комментарий!
  • Анон
  • Юзер

Войдите на сайт, если Вы уже зарегистрированы, или пройдите регистрацию-подписку на "DARKER", чтобы оставлять комментарии без модерации.

Вы можете войти под своим логином или зарегистрироваться на сайте.

(обязательно)

  • 1 Илья Пивоваров 02-12-2012 12:36

    Когда возьметесь за "Пастернака", удивитесь, сколько пересечений между ним и "Грехом №6".
    Вот как раз не хотелось бы их встретить.

    Учитываю...
  • 2 Илья Пивоваров 02-12-2012 03:00

    Дмитрий, поверьте, что не обижаюсь нисколько smile совершенно даже наоборот. А насчет "отыграться" - глупости! Самое главное, критика конструктивна. И подробна.

    По поводу курения - в православии оно, как и суицид, является грехом. Смертным. Более подробную подоплеку вопроса расписывать сейчас не хочется, просто такое "правило" существует.

    Насчет остального вы абсолютно правы. Это зрелищный боевичок ("голливудский блокбастер" по классификации Роберта Макки), который нравится мне своей... ненормальностью, что ли? Но ваши советы я учту, ибо они справедливы.

    Кстати, спасибо за рекомендацию "православного боевика" smile Будет интересно почитать.

    Учитываю...
    • 3 Trollev 02-12-2012 11:05

      Илья, сами понимаете, творец - существо обидчивое. Он потел, как папа Карло, а тут приходит незванный Джузепе и давай обгаживать с болью выструганное полено. Лучше мне лишний раз извиниться, чем вы потом со мной здороваться не будете. Сам грешен, бывало что тоже обижалься на рецензентов.

      Про суицид как грех. Я как-то подробно разбирал вопрос греха самоубийства, и выяснил, что в Библии об этом не слова. Персонажи убивают себя с доблестью японских самураев, "и это хорошо". Суицид стал грехом, когда христианская церковь вписалась в государство. Конечно, добровольный уход рабов от работы никто не одобрит, потому и появилась соотвествующая норма. Но, повторюсь, к Библии это отношения не имеет, это поповская отсебятина.

      А Елизарова читать обязательно! Это один из самых мощных писателей современости как сюжетно, так и стилистически. Когда возьметесь за "Пастернака", удивитесь, сколько пересечений между ним и "Грехом №6". Приятного вам чтения!

      Учитываю...
  • 4 Trollev 01-12-2012 23:42

    Илья, понимаю ваше разочарование, когда работаешь, работаешь, вплетаешь слова в предложения, а в ответ тишина. Потому, хоть и с задержкой, но вношу и свое скромное мнение в сей неблагодарный писательский труд. Извините, что мой отзыв не будет таким восторженным, как ваш на мой рассказ, но в свою очередь он будет больше и подробней. Если где-то перегну, то простите уж недоброму рецензенту (а если не простите, то отыграетесь на следующем моем рассказе).

    Начнем с похвалы, ведь доброе слово и кошке приятно. Чего у рассказа не отнять, так - это нуар атмосферы. Даже строчки как-то по Чандлеровски складываются. Зачет.

    А вот с композицией уже не все так гладко. Несмотря на единое название, по сути, мы имеем два рассказа, связанных лишь главным героем. Вначале перед нами детективный квест, переполненный экшеном и пафосными диалогами. И когда, кажется, точка поставлена, в следующей главе начинается уже новая по духу история. Получается, что весь трюк с Фумусом лишь затянувшееся вступление, чтобы понять характер и особености профессии персонажа. Не слишком удачно, учитывая, что это занимает половину объема. А ведь и в основной "грешной" части объяснения мира все продолжаются и продолжаются. Складывается впечатление, что автор работал над одной историей, потом в его голову пришла следующая, и он разрабатывал уже её. Но первую рубить стало жалко, вот она и осталась таким гигантским вступлением.

    Проще всего выкрутиться из этой ситуации - это добавить третью историю, приквел к Фумусу, и назвать это все "Снисхождение. Грех номер шесть." Тогда мы будем иметь уже концептуальный роман в рассказах, разных по тематике, но объедененных центральной линией снисхождения. Перемешать по тексту персонажей, чтоб кроме ГГ мелькал кто-то еще, и вуаля - монолитная структура.

    Оставила в недоумении религиозная иерархия, когда архиепископы и метрополиты могут по-сути колдовать круче демонов и ангелов, у которых колдовство - природная способность. Как и человеческий оружейник, понимающий в магическом оружии лучше самих магических сущностей. Это как высадиться на остров с папуасами и узнать, что хоть и живут они в первобщинном строе, но их шаман знает устройство Млечного Пути лучше нобелевских лауреатов по австрофизике, а местный умелец из лиан и пальм делает межпланетные челноки. Ладно, могут и могут - не вы первый, не вы последний.

    Отдельно остановлюсь, что сигареты приравниваются к суициду. Во первых, сигареты - это наркотическая зависимость, а не "сознательный выбор". Во вторых, тогда следует приравнять к суициду алкоголизм, поедание жирной пищи и сладостей, самолечение, экстремальные виды спорта и несчастные случаи по неосторожности, а также прижизненное донорство - ведь все это сокращает жизнь. В третьих, в Библии нет ни одного упоминания, что суицид это грех; выходит, что теперь архииреи попрали слово самого Создателя?

    Теперь собственно о коварстве греха №6. Трудно понять, кто ваш герой - судья Дред, судья и палач в одном лице, выполняющий волю Божью, или Декстер, маньяк-мститель, априори вне закона, которого оставалось лишь подловить на проступке. В первом случае, (судья Дред) непонятно, за что его засудили. Выносил судья приговор по имевшимся у него данным. Если тут был подлог показаний, то вина здесь не судьи, а тех, кто писал повинную. Ведь признание - царица доказательств. Если же ГГ самодеятель, как Декстер, то и без хитрых планов можно было бы обойтись. Достаточно было его просто поймать, а потом судить хотя бы за самосуд Фумуса. На самом же деле мы имеем такого себе Хеллбоя с золотым пистолетом, тьфу, Чудотворцем. Не всегда понятно, чем он руководствуется: то устраивает пальбу по дверям, когда можно постучаться и соврать, что сосед снизу и вы меня топите (это про Могильщика); потом отпускает монстра, хотя нужная информация уже получена, а улик хватает для казни; потом вовсе идет на поводу у бабы (извините, но межвидовое влечение называется зоофилией). Но в чем не откажешь герою, так это в зрелищности и пафосе.

    Этим рассказ роднит с голливудским кинематографом. В этом еще один огромный плюс. То, что происходит с героями очень легко визуализировать. Жаль, что кроме смачной картинки после рассказа ничего и не запоминается. Там машину взорвали с трехсоткиллограмовым монстром, там голуби в метро, там маньяк багром парочку разорвал. А зачем? Почему? Так вроде же сказали, да и не затем сюда зритель пришел, чтоб над сюжетом рассусоливать. Экшен и спецэфекты, вот чего здесь хватает. Но тут уже вопрос на любителя.

    К сожалению, пока это не фильм, а текст. Несмотря на лаконизм повествования, стилистически рассказ далеко не безуперечен. Не буду приводить примеры, в виду нехватки времени. Дам только совет, если пишите от первого лица, постарайтесь как можно реже начинать предложение с местоимения "Я". Понимаю, что мы так говорим: подлежащие-сказуемое-дополнение. Но если англоязычный писатель (как я им в этом завидую) просто ставит слова в нужной последовательности, акцентирую на новизне сюжета и самой истории, то русскоязычный должен помнить о красноязычии и благозвучии. Потому обилие предложений на "Я" выглядит просто стилистически некрасивым. Очень хорошую стилистическую школу дает конкурс-семинар Креатив. Если интересно, прогуглите, сейчас как-раз идет набор текстов на Креатив 14.

    В целом мы имеем зрелищный боевичок с композиционным перекосом и перегруженным деталями миром. Для сценария к американскому блокбастеру, наверное, хватило бы, а вот как для рассказа есть претензии. Ужать бы его, выкинуть ненужные сцены (типа голубей и Могильщика) не играющие на сюжет. И избавить мир от деталей, на которые постоянно отвлекаешься, как на так и не выстрелившие ружья. Рубить свое детище всегда сложно, но для писателя умение отсекать лишнее - это залог успеха. Чем меньше ненужного, тем легче читается текст.

    Кроме уже высказанных ассоциаций, добавлю сюда еще "Темную сторону Лондона" С. Грина за нуар-фэнтезийную составляющую и "PASTERNAK" Елизарова за православный боевик.

    В целом, у автора есть фантазия, понимание сюжетной составляющей, а главное, умение визуализировать мысль. Судя по объему, автор не жалеет времени на работу с текстом, потому если углублять свои писательские навыки с тем же старанием, то вскоре указанные мною ошибки окажутся в прошлом. Не боги горшки обжигают.

    Понимаю, что мой отзыв далеко не лестен, но не вздумайте бросать любимое хобби. Не стоит так же отправлять рассказ в топку или пытаться сгоряча его править. Лучше обидтесь на меня, на зло мне напишите следующий удачный рассказ и из всего отзыва запомните лишь это: У ВАС ЕСТЬ ПИСАТЕЛЬСКИЙ ПОТЕНЦИАЛ! Ведь самый большой грех для творца - это зарыть талант в землю.

    Приятно было познакомиться, да не оскудеет ваша фантазия!

    Учитываю...
  • 5 Илья Пивоваров 19-11-2012 21:45

    Ну хоть кто-то написал) а минусы?

    Учитываю...
    • 6 Мельник 19-11-2012 22:09

      Единственное, концовка показалась сама собой напрашивающаяся. Хотя трюк с обманом получился неплохой.

      Учитываю...
  • 7 Мельник 19-11-2012 20:34

    Увлек рассказ во время чтения, хорошо получилось обрисовать взаимосвязь человеческих пороков с происками нечистой силы. Особенно удачными вышли Фумус и призрак Коли. Рассказ получился динамичным и атмосферным, местами напоминая аниме про демонов.

    Учитываю...