ССК 2018

 

 

Собака или человек?

 

В середине августа 1992 года на Украине в медпункт Одесского дома-интерната для детей с дефектами развития поступило существо, которое в документах значилось как Оксана Малая, 8 лет. Весь персонал дома-интерната был шокирован. Девочка свернулась калачиком на полу изолятора и первое время ни на что не реагировала. Только рычала и скалила зубы, если кто-нибудь проходил мимо нее.

Никакой потребности в общении с людьми эта зверушка, судя по всему, не испытывала. Она понимала обращенные к ней слова, но не желала разговаривать. Освоившись в новой обстановке, она начала бегать по двору интерната на четвереньках - очень быстро, выть, облаивать людей. Легко вспрыгивала на стул, на скамейку, не желала спать на кровати и могла очень больно укусить протянутые к ней руки.

По словам воспитателей, девочка-собака не умела плакать, если чувствовала обиду – жалобно скулила. Совершенно по-звериному чесалась и выкусывала блох. Кушать, как люди, она тоже не умела: смешивала в одной тарелке суп, второе и третье, превращая обед в свиное пойло, и после хлебала с громким чавканьем. Что, разумеется, вызывало смех и издевки других детей.

От прежней жизни у Оксаны сохранились отрывочные и смутные воспоминания о какой-то большой белой собаке, с которой они вместе жили в будке. Собака заменила девочке родителей.

Понадобилось десять лет, чтобы вернуть ребенку человеческий облик. Но совсем преодолеть отставание в развитии не удалось. Сейчас Оксане восемнадцать, но выглядит она лет на девять. Умеет читать, считать, подружилась со своими учителями. Но при этом по-прежнему норовит на досуге повыть в одиночестве. И она очень любит животных, предпочитая их общество общению с людьми.

Когда российские журналисты взялись снимать фильм о феномене современного ребенка-Маугли, неожиданно выяснилось, что Оксана Малая вовсе не сирота, как было указано в документах Цюрупинского интерната Херсонской области, откуда ее перевели в Одессу.

У девочки живы оба родителя. Они разведены и лишены родительских прав. Пьющая мать, Валентина, сразу после того, как у нее забрали троих детей – двух мальчиков и годовалую Оксану, уехала из села, где жила семья. А отец, Александр, вскоре снова женился – на женщине, у которой своих детей шестеро. Сразу после свадьбы супруги стали разыскивать отобранных детей, но мальчиков уже усыновили чужие люди. Оксану нашли в доме малютки в Херсоне. Они брали ее в деревню погостить на лето. Видимо, в этот период времени и произошло что-то, сильно изменившее поведение и характер ребенка.

Речевые навыки у детей формируются до трех лет, и то, что Оксана умеет говорить, доказывает, что странная деформация в психике случилась позже этого возраста.

Кто же виновен в том, что произошло с девочкой? Ни в чем не признаются ни родители, ни специалисты детских домов.

Односельчане Оксаниного отца утверждают, что у Малых «и собаки-то никакой не было». Тем не менее – факт есть факт: Оксана Малая до сих пор по своему психическому складу ближе к животному, чем к человеку. Когда она, скучая, выходит повыть на улицу, все окрестные собаки откликаются ей.

Специалисты-педагоги уверены, что это – результат неправильного воспитания. Одинокий заброшенный ребенок компенсировал недостаток любви и внимания, найдя необходимые для развития чувства не у людей, а у животного.

Может быть, оборотничество – это естественный результат пробуждения в человеке его звериного начала? В тех случаях, когда доминирование внутреннего зверя помогает человеку лучше приспособиться к окружающей среде.

Это можно назвать типичным случаем оборотня-жертвы: человек не виновен – среда заела.

 

 

В искусстве и мифологии эту идею передает образ человека, укушенного зверем, вынужденного переживать метаморфозы помимо своей воли.

Заражение не обязательно передается через укус. Фольклорные источники говорят, что оборотничество может стать результатом случайной ошибки (надел проклятую одежду оборотня – пояс, рубашку), нарушения человеком какого-либо запрета (не пей, Иванушка, из копытца – козленочком станешь) или наложенного колдуном проклятия (семь лет будешь конем пахать).

В дохристианских цивилизациях, когда связь человека с природой была сильнее, в оборотничестве часто не видели ничего плохого. Напротив, оборачиваться зверем – и следовательно, лучше адаптироваться к среде – считалось сильной стороной человека, божественной чертой. Связь со зверем олицетворяла связь с природой самих божеств. Вот почему люди почитали таких странных, звероподобных богов, как собакоголового Анубиса, человека-летающего змея Кетсалькоатля, Посейдона, быка из моря и многих других.

 

 

В «Слове о полку Игореве» рассказывается о Всеславе Полоцком, князе-оборотне, который «князьям города рядил, а сам в ночи волком рыскал…»

В русских сказках Серый волк, служивший Ивану-царевичу, умел перекидываться человеком; богатырь Финист-ясный сокол становился птицей; а Василису Прекрасную превратили в лягушку. Былины – героический эпос славян – также много рассказывают про оборотнические умения богатырей, одной из составляющей их божественной мощи.

Например, былина о Вольхе Всеславиче утверждает, что он умел становиться волком. Некоторые исследователи предполагают, что Вольх — то же самое, что киевский князь Олег, Вещий Олег, то есть «знающий», «мудрый».

Любопытно, что у славян для обозначения волколака употреблялись слова, образованные от глагола vedati — «знать»: украинское вiщун — «волк-оборотень», чешское vedi — «волчицы-оборотни», словенское - vedomci, vedunci, vedarci — «волки-оборотни».

То есть оборотничество – это результат мудрости?

Что ж… Во многом знании – многие печали, а уж в божественном – и того пуще.

В «Книге оборотней», написанной английским проповедником Сабин Бэринг-Гулдом в конце XIX века, собрано огромное количество документальных свидетельств о явлении оборотней в Европе.

Вот, например, случай, весьма напоминающий историю Оксаны Малой.

В XVII веке во Франции, в приходе деревушки Сан-Антуан-де-Пизон жил бедный поденщик Гренье. У него был четырнадцатилетний сын, Жан. Мальчишка убежал из дома, потому что отец не мог прокормить его. Парень скитался по округе, воруя и попрошайничая. Время от времени он нанимался пасти скот у соседей, но работал плохо и любви окружающих не заслужил ничем.

Дикий, неразвитый, слабоумный мальчишка обладал, как ни странно, страшной и необузданной фантазией. Все его грезы, в основном, были о еде.

Жан обожал запугивать местных девушек и детей рассказами о том, как он умеет оборачиваться волком и несколько дней в неделю питается человеческим мясом. По его словам, у него был взрослый приятель, месье Дютийер. Однажды он познакомил Жана с Хозяином Леса, который дал Жану плащ из волчьей шкуры и волшебный бальзам, с помощью которых мальчишка мог превращаться в волка и бегать по лесу за добычей.

Тем временем в округе и в самом деле бесследно пропали семеро детей, в том числе – младенцы, которых злоумышленники унесли прямо из колыбели в доме.

А вскоре случилось невероятное: Жан Гренье превратился в волка и бросился на семилетнюю Маргерит Пуарье, когда она в одиночестве пасла овец на деревенском выгоне. Зверь пытался загрызть ее! Перепуганная девочка отбилась палкой и рассказала о нападении в деревне. На суде она уверенно повторила перед всеми: Жан Гренье превратился в волка.

Оборотня допросили, и он сразу признался в семи убийствах. Да, он украл и съел младенца. Да, он заживо сожрал нескольких детей. Жан оговорил и своего отца, якобы и тот тоже участвовал в зверской охоте, но против отца суд не нашел никаких улик.

Мальчишку собирались повесить, но адвокат и доктор не позволили. Они сочли его больным ликантропией, полоумным, и суд отправил его на перевоспитание в монастырь Бордо. Монахи были здорово напуганы, когда впервые увидели, как он бегает на четвереньках по двору богоугодного заведения. Не многого добились они со своим воспитанником, но, по крайней мере, научили бояться и отмахиваться крестом и молитвами от посещений Хозяина Леса, который неоднократно пытался навестить своего верного слугу. В возрасте двадцати лет Жан Гренье скончался от неизвестной причины.

 

Болезнь ликантропия – превращение человека в волка – была известна людям с самых давних времен. Но между учеными никогда не было согласия по этому вопросу. Знаменитый средневековый врач Парацельс считал, что трансформация человека в животное вполне реальна. Он был последователем герметической философии и допускал возможность такой сильной концентрации человеческой воли, которая способна изменить физическую природу путем изменения духа.

Римский медик и поэт Марселл Сидетский в 125 году до н. э. описывал ликантропию, как «особый вид меланхолии», обостряющейся в начале каждого года, особенно в феврале. Больные ею уединяются ночами на кладбищах и ведут образ жизни изгоев. Но превращение в волка или собаку происходит не на самом деле, а только в воображении больных. Так что это лечится - холодными ваннами и диетой.

Точно так же думали и доминиканские монахи Джеймс Шпрингер и Генрих Крамер, заявляя, что никакой человек не может на самом деле изменить свое естество, однако с помощью хитрых снадобий и заклинаний какие-нибудь чародеи могут заставить простодушных людей думать, что они превращаются в волка.

В восьмой эклоге «Буколик» об этом говорит и Вергилий:

«Трав вот этих набор и на Понте найденные яды

помогают Мерису превращаться в волка…»

Но есть еще более страшный вариант: в человека может вселиться демон.

В латинском бестиарии XII века утверждалась следующая христианская доктрина: «Дьявол имеет большое сходство с волком: он злобно взирает на род человеческий и рыщет вокруг верных овец стада божия, чтобы напасть на них и погубить их души». Аналогия очевидна.

 

 

Англичанин Монтегю Саммерс, который много занимался вопросом оборотничества, считал, что все дело в болезненной фантазии и наркотических средствах.

Ведь в Средние века в Европе случались настоящие массовые эпидемии: помешательства, связанные с оборотничеством, накрывали целые поселки и города. Особенно во Франции и Германии, где всегда было много волков.

Если судить по европейским хроникам и записям в судебных и церковных архивах, средневековая Европа была поистине адским местечком: люди там не жили, а мучились, постоянно окруженные злобными и жестокими монстрами. Вурдалаки, вервольфы, инкубы, ведьмы и колдуны, призраки и вампиры так и кишели, не давая людям продыху.

Современные биологи попытались найти объяснение этой вакханалии ужаса в массовом и постоянном отравлении спорыньей. Спорынья - грибковое заболевание пшеницы. Вещество спорыньи содержит большое количество алкалоидов, способных вызывать видения и кошмары. Действует это примерно так же, как известный наркотик ЛСД.

Что, конечно, многое объясняет. Но не все. И не во всех случаях.

Болезненный самообман того, кто принял снадобье из ядовитой смеси, действие наркотика объяснить может. Но как может обманываться жертва, которая наркотик не принимала и ни в каких магически-демонических ритуалах не участвовала?

Ритуальное ношение звериных шкур – как делали, например, викинги-берсерки – вряд ли способно по-настоящему обмануть тех, кто видел это вблизи.

Но самое интересное, что легенды про оборотней встречаются почти у всех народов в разных концах света, отличаясь некоторыми деталями, однако сами симптомы превращения повсюду описывают примерно одинаково.

Как правило, приступ начинается в полнолуние легкой головой болью и ознобом, которые сменяются лихорадкой. Больной испытывает сильную жажду; его руки начинают пухнуть, удлиняться, кожа грубеет и трескается. Дыхание затрудняется, появляется испарина, тошнота. Вместо членораздельной речи - гортанное бормотание. Одежда становится тесна: больной сбрасывает обувь, срывает с себя все. С этого момента рассудок его меняется. Страдалец стремится выбраться из помещения на природу, где ведет себя совершенно дико, по-звериному. Возможно обрастание шерстью. Время оборотня – периоды междувременья: полдень, полночь, осень и весна. Убивая жертву, как и большинство других хищников, оборотень прокусывает шейные артерии. Утомившись, падает без сил и засыпает прямо на земле. Поутру душегуб ничего не помнит о своих преступлениях.

 

Псоглавцы

 

У античного автора Геродота в его «Истории», в четвертой книге «Мельпомена» имеются два вида свидетельств о людях-волках:

«105. У невров обычаи скифские. За одно поколение до похода Дария им пришлось покинуть всю свою страну из-за змей. Ибо не только их собственная земля произвела множество змей, но еще больше напало их из пустыни внутри страны. Поэтому-то невры были вынуждены покинуть свою землю и поселиться среди будинов [71]. Эти люди, по-видимому, колдуны. Скифы и живущие среди них эллины, по крайней мере, утверждают, что каждый невр ежегодно на несколько дней обращается в волка, а затем снова принимает человеческий облик [72]. Меня эти россказни, конечно, не могут убедить; тем не менее, так говорят и даже клятвенно утверждают это». 

Невры – народ, обитавший когда-то на территории современной Беларуси. Некоторые авторы полагают, что вздорные слухи, переданные Геродотом, рассказывали о неврах их недоброжелательные соседи. Невры жили в лесах и ходили в шкурах убитых ими волков, надевая на головы шлемы из волчьих черепов. Только и всего! (Европейцы и теперь склонны наговаривать на белорусов. Доведись им увидеть А.Г. Лукашенко в шлеме из волчьей головы, можно представить, какая буря поднялась бы в западных СМИ!)

Итак, невры – оборотни по желанию.

Но вот вторая цитата:

«…восточная часть Ливии, населенная кочевниками, низменная и песчаная вплоть до реки Тритона. Напротив, часть к западу от этой реки, занимаемая пахарями, весьма гористая, лесистая, с множеством диких зверей [124]. Там обитают огромные змеи, львы, слоны, медведи [125], ядовитые гадюки, рогатые ослы[126], люди-песьеглавцы и совсем безголовые [127], звери с глазами на груди (так, по крайней мере, рассказывают ливийцы), затем – дикие мужчины и женщины [128]и еще много других уже не сказочных животных».

Псоглавцы, они же песьеглавцы, песиголовцы, кинокефалы -  это народ, человекоподобные существа с собачьей, волчьей или шакальей головой. Может быть, они – прирожденные оборотни?

Древние греки указывали, что обитает этот народ в Африке или Азии. Римляне помещали их на Ближнем Востоке, персы – в Индии, китайцы – в Восточной Сибири, египтяне – в верховьях Нила, африканские зулусы – в бассейне реки Конго. Кельты, норманны и другие народы, в том числе русские, также свидетельствовали о существовании загадочного племени.

Невооруженным глазом заметно, что каждый народ указывал местом обитания собакоголовых дикие окраины собственного жизненного ареала. Разве удивительно, что с началом эпохи великих географических открытий псоглавцы «переехали» на Молуккские и Андамандские острова, в Индонезию, а также и в Новый Свет?

 

  

Франко-бельгийский зоолог и писатель Бернар Эйвельманс, один из основателей криптозоологии как науки, в своей увлекательной книге «По следам неизвестных животных» расследует упоминания о песьеглавых людях. Он приводит цитаты из высказываний и трудов различных писателей, путешественников, ученых – Гесиода, Плиния Старшего, Ктесия, Элиана, христианского автора VIII в. Павла Дьякона, итальянского путешественника Плано Карпини, описавшего встречу монголов во время одной из войн со странным народом. По словам итальянца, женщины песьеглавцев уродливы, но человекоподобны, а вот у мужчин головы собачьи.

На знаменитой Херефордовской карте мира XIII в. псоглавцы нарисованы на землях Скандинавии, а на карте мира французского картографа П. Деселье 1550 года... Кто догадается с трех раз?

Даже и с одного раза можно: француз поместил миниатюру человека с собачьей головой  на северо-востоке «Московии» в области, названной  «Colmogora». Это типичный русский охотник-промысловик, одетый в шкуры. С ружьем. Он уже не зверь. Но и приобщать такого к миру цивилизации… сами понимаете.

При этом у самих русских были свои легенды о псоглавцах.

Например, известен такой персонаж русских былин, как Полкан, существо, которое изображали то собакоголовым человеком, а то чем-то вроде кентавра – с человеческим телом и лошадиными ногами. Причем в некоторых случаях он даже является одним из приближенных киевского князя Владимира Красно Солнышко.

Русский лубок иллюстрировал народные предания о «дивьих людях», обитавших на Волге, в Змеиной пещере. Другое племя, по слухам, населяло пещеры на правом берегу реки Медведицы.

 

 

Собакоголовые делали набеги на русские села, похищали и поедали людей. Поэтому русичи воевали с ними, выкуривая псоглавцев из их нор с помощью костров и серы.

В Карпатах, где издавна селилась разнообразная нечисть, тоже замечали следы псоглавцев. Мало того: считается, что они и по сей день обитают в лесах возле Ирпени, под Киевом. Якобы это ужасные сектанты, поклоняющиеся Тьме, они обитают в местных пещерах, прячутся в сараях и укромных уголках леса. Сектанты проводят странные ритуалы, убивая людей. Но их собачьи головы видны только экстрасенсам, на особом энергетическом уровне. М-да.

Во всех легендах о псоглавцах примечательна деталь: во времена христианства псоглавие – есть очевидный признак варварства непросвещенных народов. Псоглавец, если он не оборотень, не злодей и не убийца – несомненный язычник и дикарь.

Тем не менее, у кинокефалов имеется собственный святой заступник. Да. 9 (22) мая в Православии отмечается день святого мученика Христофора-песьеглавца.

 

 

Дословно имя Христофор переводится как «несущий Христа». По легенде около 250 г. в Ликии при римском императоре Деции жил человек родом из страны хананеев, очень высокий и сильный, по имени Репрев (то есть «отверженный») и работал он перевозчиком на реке. Однажды силач посадил в свою лодку ребенка, но лодка утонула, и тогда ему пришлось нести мальчика на берег на собственных плечах. Гиганту пришлось нелегко: ребенок оказался ужасно тяжелым.

Это удивило Репрева и он спросил мальчика – почему тот так тяжел, а мальчик ответил: я несу с собой все тяготы мира. Это и был Христос. Он крестил отверженного Репрева в водах той самой реки, и с того момента началась весьма странная история этого святого, которого в древности изображали на иконах с песьей головой – до тех пор, пока Священный Синод не запретил такую вопиющую дичь. Существуют разные варианты объяснения, отчего вообще возник столь странный канон, но ни одно из объяснений не представляется убедительным. В особенности, если учесть, что в самой древней из христианских общин – у коптов – имеются свои собакоголовые святые, и даже целых два: Ахракас и Аугани, спутники святого воина Меркурия (тот самый император Деций, при правлении которого жил великан Репрев). Так же, как и святого Христофора, их изображали на иконах в виде воинов с песьими головами.

 

 

Традиционному собакоголовому святому до сих пор поклоняются русские старообрядцы. Странно, но факт.

Внешний вид и повадки псоглавцев – диких, но симпатичных и вполне человечных – неоднократно описывали всевозможные источники. Например, Ктесий, царский лекарь, в 355 году до нашей эры составил донесение Артаксерксу II: «В высокогорьях Индии проживают люди, головы которых мало чем отличны от пёсьих. Одеваются они в шкуры диких животных, пьют и едят, стоя на четвереньках. Чернокожие и жилистые, языка они не разумеют, между собой и с пришлыми общаются жестами. К чужим, когда получают дары, доброжелательны. Есть у них особая примета - короткие хвосты. Их, поглощающих лишь свежее мясо и чистую воду, не менее 120-130 тысяч».

В самом крупном исследовании по теме - книге «Оборотни: люди-волки» Каррена Боба описаны приключения британца Хьюго Невилла, который в конце XIX века нашел и сфотографировал в Сенегале людей таинственного племени карликов ниитаво. Они жили в глубоких пещерах, головы их напоминали собачьи. Невилл сделал целую серию фотографий, которые специалисты считают подлинными.

На территории России люди со звериными головами были обнаружены в лесах под Томском.

 

 

Врач и православный священник Николай Кожухов в 1838 году, случайно встретился с представителями племени мелошей, больше похожих на маленьких медведей в одежде, чем на людей. Низкорослые, с густой шерстью на лбу, короткими шеями, они «сильно косолапили и имели короткие, покрытые прореженной рыжей шерстью хвосты». Местные объяснили врачу, что мелоши испокон веков живут в тайге и редко идут на контакты с чужими – только по необходимости.

Одно время среди ученых было распространено мнение, что слухи о собакоголовых чудовищах и злых оборотнях были порождены встречей европейских народов с азиатской фауной. В частности – с павианом, собакоголовой обезьяной. Псоглавцы - результат фантазии, считали ученые.

Но в наше время даже ученые знают, что в собакоголовых людях нет ничего фантастического. Их мало, но они существуют.

Внешний вид этих людей обуславливает генетическая аномалия -  болезнь под названием гипертрихоз. Почему бы не предположить, что в древние времена их было больше?

 

 

Любопытно, что все известные в мире больные гипертрихозом обитают как раз там, где и указывали старинные легенды и карты - на юге Азии. Это китайцы Ю Женхуан (мужчина) и Янгли Лу (девочка), индийские сестры Сангли и тайка Супатра Сасупхан. Имеется еще целое семейство в Мексике – обитатели высокогорного района, в течение долгого времени заключавшие внутрисемейные браки.

Биологи уже отыскали ген, ответственный за их звериную внешность. Но механизм, запускающий его действие, все еще не до конца понятен ученым.

Гипертрихоз, помимо врожденного, может быть также и приобретенным. Например, чрезвычайное обволосение кожи бывает предвестником опухолевых заболеваний.

К гипертрихозу может привести употребление некоторых лекарств - циклоспорина, кортикостероидов, диазоксида и других. А также процедуры, травмирующие кожу - горчичники, пластыри, гормональные мази, грязелечение, криотерапия. А помимо этого и заболевания - такие, как дерматомиозит, порфирия, фетальный алкогольный синдром или даже черепно-мозговые травмы.

Что вполне соответствует легендам: перекинулся через пень, головой стукнулся – и стал волком.

Современная медицина все еще не умеет эффективно лечить гипертрихоз. Святая вода, заговоры и серебряная пуля? Народная медицина не считается надежной.

 

Добровольные оборотни

 

Самое печальное, однако, что, помимо оборотней врожденных и вынужденных, существуют оборотни добровольные.

Те, о которых англичанин Сабин Бэринг-Гулд выразился в «Книге оборотней» так: «Некоторым из нас от природы присуща жажда крови, которую в обычных условиях мы в состоянии сдерживать, но в силу различных обстоятельств она может неожиданно брать верх над разумом, вызывать галлюцинации и провоцировать каннибализм».

Он говорил это о людях, намеренно отрывающих себя от человеческого общества ради удовлетворения своих зверских инстинктов. 

Просто в качестве примера можно привести случай XVI века: оборотень из Бедбурга, маленького городка в Германии, в регионе северного Рейна, Вестфалия.

Когда по необъяснимой причине вокруг города начали пропадать быки и коровы, обыватели забеспокоились. Но когда дело продолжилось исчезновением женщин и детей, а некоторые трупы стали находить растерзанными до неузнаваемости, жители городка перепугались не на шутку. Кумушки шептались, что это Дьявол послал мстителя за грехи.

Неизвестно, был ли у Дьявола договор с Питером Штумппом, но его имя наводило впоследствии страха не меньше, чем проклятое имя серийного убийцы Чикатило.

Как и ростовский маньяк, Питер Штумпп был истинным оборотнем.

Зажиточный фермер, влиятельный и уважаемый гражданин, человек, которого любили все соседи. Люди считали, что нет никого добрее и отзывчивее Питера.

Чтобы защитить от нападений город и близлежащие деревни, фермеры отправили в лес большую группу охотников. Добровольцы уничтожили почти всех волков в округе, но убийства не прекратились. Оборотень продолжал терроризировать местность. Хотя для оборотня он вел себя странно: убийства случались в самое разное время и никак не были связаны с фазами Луны.

Питер Штумпп имел обыкновение, выходя на дело, надевать шкуру волка, но он не был болен ликантропией. Это больше походило на ношение спецодежды. Символический ритуал перемены покрова освобождал его от привычной человеческой морали.

В конце концов именно волчья шкура и навела на след убийцы. Когда местные крестьяне наткнулись в поле на кучку людских костей, они были убеждены, что это остатки волчьего пиршества, и послали по следу зверя охотников.

В течение недели шли розыски, но привели они не в логово волка, а к обычному голому человеку, который дрожал, лежа на земле под звериной шкурой. Это и был Питер Штумпп.

Впоследствии он уверял суд, что когда ему было двенадцать лет, сам сатана подарил ему эту шкуру. Дело в том, что она волшебная: позволяет Питеру становиться сильнее, лучше видеть и слышать. Убийца сознался, что растерзал тринадцать детей, убил больше десятка девушек и беременных женщин и около двадцати мужчин; что украл и съел столько рогатого скота, что даже вспомнить не может. Молодых девушек он насиловал, прежде чем лишить жизни. Беременным вскрывал животы и поедал сердца матери и ее нерожденного ребенка.

Маленьких детей Штумпп душил, разбивал их головы, разрывал руками горла. Некоторых съедал.

Преступления совершал и в собственной семье. Было все: кровосмешение, убийство сестры и прижитого с нею собственного ребенка. И для этих злодеяний ему не понадобилась шкура волка.

Питер Штумпп был настоящим чудовищем, и никакая волшебная одежка не могла ничего ни прибавить, ни убавить в этом монстре.

В его доме были найдены человеческие черепа и кости - убедительные доказательства его преступлений. Оборотня признали виновным и казнили 31 октября 1589 года. Конечности и голову отрубили, тело сожгли.

Возможно, это было сделано из предосторожности, чтобы кровожадный монстр не возродился заново.  

Он, конечно, не воскрес. Но последователи были. И будут – вероятно, до самого Страшного Суда.

Люди, которых тяготят нравственные законы и правила, не всегда подписывают кровью договора с Дьяволом, но это и не обязательно. Считать ли стремление ко злу болезнью или специфическим пониманием свободы духа? Каждый решает этот вопрос сам.

 

 

Каррен Боб, автор книги «Оборотни: люди-волки», сказал об этом так:

«Идея оборотня-вервольфа представляет собой поверхностный слой некоторых наиболее глубинных человеческих страхов и представлений. Здесь и оторванность от естественной среды обитания, и страх перед дикой природой, и ужас перед каннибализмом, и врожденное подспудное осознание жестокости и зверства, которые часто скрыты под внешним лоском человеческой «цивилизованности».

Вой волка, наводящий на мысли об одиночестве и уязвимости человека, символизирует этот комплекс глубоких чувств наиболее выразительным способом. Поэтому страх перед тем, что мы сами способны стать таким существом — и можем в один прекрасный день в него превратиться, — является, возможно, самым древним и худшим из наших ночных кошмаров».            

Показать старые комментарии

Оставьте комментарий!

Старые комментарии будут перенесены в новую систему в скором времени. Не забудьте подписаться на DARKER - это бесплатно!

⇧ Наверх