DARKER

онлайн журнал ужасов и мистики

БЛИЗНЕЦЫ

Кир Луковкин «Выход»

 

Цилиндрическая шахта пусковой установки на десять этажей уходила вверх. С потолка спутанными клубками свисали оборванные кабели. Раскрошенные бетонные конструкции болтались местами на одной арматуре. Пол обильно устилал строительный мусор. Толстым слоем все покрывала пепельная пыль.

Артем внимательно осматривал интерьер – законсервированные гермозатворы, таблички с устрашающими объявлениями, шкафы, столы, командный мостик, какие-то древние, советской эры пульты управления с веером кнопок неизвестного назначения. И все мертвое, давно заброшенное. Саша фотографировал, с детским восторгом комментируя любой увиденный предмет. Синяк просто стоял в стороне и курил, скрытый капюшоном толстовки.

- Значит, это не сказки! – восторгался Саша - Он существует!

- Как-то чисто здесь, - заметил Артем. – Обычно такие места засраны по колено.

Синяк выпустил длинную струю дыма:

- Не успели еще. Объект нераскрытый. Это тебе не Амбрелла, сюда хрен залезешь. Мне-то приятель по военным каналам инфу слил, а гражданские о таком не узнают.

Артем кивнул, припоминая дорогу. Один он ни за что бы отсюда не выбрался, даже с картой.

Они пробыли на объекте еще с полчаса, излазили шахту вдоль и поперек, наконец Синяк дал команду:

- Ну, ладно, хорош. Сваливать пора.

Окинув объект прощальным взглядом, Артем полез в проход вслед за остальными. Синяк включил фонарь. Саша пытал его на предмет всяких исторических подробностей и технических нюансов; диггер отвечал односложно, мол, моя задача вас привести-отвести, а прочей ерунды я не знаю. Группа минула узкий коридор базы, несколько КПП и залов, очутившись на проходной. Артем помнил это место, формально здесь начиналась территория военного объекта, и наружу можно было попасть, поднявшись по лестничной клетке. Но вместо того, чтобы направиться к выходу, Синяк дернул в другую сторону.

- Ты куда?

- Пошли, есть второй путь.

- А чем тот хуже?

- Так безопаснее. Мы никогда не ходим одним путем.

Саша пожал плечами и поплелся следом. Своей цели он достиг и уже фантазировал на тему, как будет готовить сюжет в передовице. Остальное его не волновало. Артем помялся и, в конце концов, смирился. Синяк юркнул в вентиляционную шахту, тянувшуюся напрямик с сотню метров; здесь было настолько тесно, что плечи упирались в стенки. Скоро группа вылезла в другой туннель, вернее, это был коллектор – длинный, заложенный каменной кладкой проход, по которому ощутимо тянуло сквозняком. Синяк посветил туда-сюда, глянул на какие-то ему одному известные ориентиры на стенах и свернул налево. Ребята потянулись за ним.

Под ногами хлюпало. В отдалении слышалась капель и еще какие-то резонирующие, как в пещере, звуки.

- Что это? – поинтересовался Саша. – Речка?

- Типа того. Кто-то дерьмо сливает: буль-буль. - Синяк зыркнул на спутников темным глазом – типа это у него была секунда юмора.

- А ты что думал? – спросил Артем.

- Я? – вскинулся Саша. – Ничего я не думал. Так просто, интересно же.

Помолчали.

- Далеко еще? – снова Саша.

- Нет. Скоро будем на точке выхода. Только она дальше того места, где мы собрались.

- С ума сойти! Сколько здесь всяких катакомб!

- Километры, - вставил Артем.

- Десятки километров, - поправил Синяк. – Разные уровни.

- И ты бывал на всех?

Прежде чем ответить, Синяк выдержал паузу.

- На верхних бывал.

Парни ждали продолжения, но диггер умолк. Гад, подумал Артем, вечно из него тянуть клещами надо.

- Ну? – наседал Саша. – И как там?

- Темно! – Синяк вдруг заржал, резко и отрывисто, причем приступ смеха оборвался так же, как и начался.

- Это понятно. – Артем почувствовал, как Саша ухмыляется. – А что ты там видел?

Синяк сказал, что всякое. В основном, старые туннели позапрошлого века. Штольни, подземные склады, ходы между зданиями. Под монастырями в основном кельи, под кладбищами – гробы с костями. Много водостоков, целая сеть.

- Огромное количество ходов, - говорил Синяк. – Легко заблудиться. Мы всегда ходили в связке, как альпинисты. Завернешь не туда - и все, давай до свидания. Подробной карты нет до сих пор, так, какие-то участки. И потом, даже изученный участок всегда меняется: открываются новые ходы, заваливает или затапливает старые. Система живет.

При этих словах Синяк сделал какой-то странный ритуальный жест.

Саша впитывал.

- Что-то строят?

- Да. На верхних уровнях – метро, переходы, то, се.

Они шли по коллектору, и Артем ощутил некий ритм в движениях всей троицы: ноги двигались почти синхронно, с одинаковой скоростью. Иногда попадались боковые ответвления или двери, закрытые или забранные решетками, но Синяк уверенно двигался вперед.

- Тебе встречалось что-то необычное? – продолжал Саша. – Ну, вообще.

- Не понял.

- Ну, там, призраки всякие, – студент заулыбался. – Полтергейсты.

Диггер невозмутимо вышагивал по мокрому полу.

- Да нет, - спокойно отозвался он. – Ничего такого. Бывает, найдешь трупак, уже подгнивший, или парочку бомжей. Крысы часто встречаются. Здоровенные, как бобры. Вот такие, – он вытянул в сторону руку, отмеряя локоть. – Мокрицы всякие, слизни, ерунда.  

Саша умолк, а они все шли. Шум воды усилился. Коллектор заканчивался небольшим помещением, представлявшим собой резервуар, куда из таких же водостоков стекала вода. С правого бока к стенкам лепилась лесенка к аварийному ходу, над которым тускло мерцала лампочка.

- Нам туда.

Группа спустилась вниз, воды было чуть выше колена. Пахло сыростью и плесенью. Саша поскользнулся, но удержался на ногах. Синяк дернул дверь, но та не поддалась. Тогда он снял со спины рюкзак, вынул оттуда ключ, сунул в скважину. Повертев там, он не без труда смог отпереть замок. Дверь все равно не открывалась. «Прикипела». Стали дергать вместе и только после того, как диггер просунул в щель ломик, дверь со стоном отлепилась от стены.

Новый коридор. По потолку вился кабель с подвешенными лампами, немногие из них горели. Впереди угадывалось что-то вроде зала. Действительно, проход привел их в бетонную коробку, напоминавшую промышленный склад: вдоль стен стояли строительные леса, стремянки, штабеля всевозможных кирпичей, мешков и инструментов. Но место казалось давно брошенным.

- Монтерка, - пояснил Синяк. – Метростроевцы работали лет двадцать назад. Наши здесь иногда зависают.

Ребята разбрелись по залу, высвечивая фонарями стены.

- Тут неподалеку закрытая станция есть, - диггер снова закурил. - А там и наверх выйдем.

Саша сделал пару снимков. Артем заметил, как неодобрительно взглянул на него Синяк.

- Давно этим занимаешься? – спросил студент.

- Дигом? Года три.

Артем уважительно кивнул. Синяк уставился на кончик сигареты, зажатой между большим и средним пальцами, его глаза остекленели. Саша хотел что-то сказать, но Артем его остановил.

- Я ведь раньше наркоманом был, – с этими словами Синяк посмотрел на парней. – Ширялся по-жесткому. Герыч, молочище. У меня гепатит хронический. Жить не хотелось. Специально увеличивал дозы, чтоб сдохнуть поскорее. А где можно вмазаться без последствий? На теплотрассе бомжи эти сраные. Ну, я и спускался в метро, а оттуда в дренажку или коллекторы. Сел, вкатил и забылся. Ну вот, однажды очухался я после дозы, думаю, надо наверх. Пошел назад и заблудился. Часов шесть плутал по этим туннелям, измазался в дерьме по уши. А потом увидел один туннель, в конце которого горел свет. И вроде как там кто-то был. Ну, я покричал, но мне никто не ответил. Тогда решил пойти туда. А свет замерцал, знаете, как фары у машины мигают на трассе. И вот тут, пацаны, мне уже стало не по себе. Стою, смотрю в этот туннель, понимаю, что надо сматываться оттуда, а сдвинуться с места не могу. Как будто ноги гвоздями прибили, а голова в тумане. Все перед глазами стало расплываться. А потом что-то произошло, и очнулся я уже наверху. Никакой дури мне потом не хотелось. И зависимости никакой, будто и не было вовсе.

Синяк затушил окурок о комбинезон и аккуратно положил его в карман.

- Вот тогда-то я и почувствовал, что мое место здесь, внизу. Оно… держит.

- Слушай, можно я включу это в свою статью? – спросил Саша.

- Нет, - резко отрубил Синяк. – Все, двинули дальше. Время деньги.

Парни беспрекословно подчинились. Из подсобки они вышли через тамбур, откуда убегал квадратный перегон, оканчивавшийся гермозатвором.

- Здесь тупик, надо спуститься на уровень ниже, - диггер показал на люк в полу.

Пока компаньоны пролезали в отверстие, Артем пытался сориентироваться в пространстве и прикинуть, сколько они прошли от заброшенного объекта ПВО. Получалось не меньше двух километров. Но вот что никак не укладывалось в голове, это направление движения. По идее, чтобы достичь ближайшей ветки метро, им надо было повернуть строго на юг, но шли они, судя по всему, на запад.

- Ну что ты там, уснул?

- Да-да, иду, - Артем свесил ноги в люк, протиснулся сам, нащупал скобы и стал спускаться. Лаз напоминал колодец и тянулся по вертикали метров на двадцать. Эта бетонная нора приводила в небольшой закуток, откуда тянулся овальный туннель, очень напоминавший путь метро, только загроможденный всевозможной рухлядью и покрытый толстым слоем грязи. Вместо шпал по полу тянулись рельсы для вагонеток. Покореженные металлоконструкции торчали прямо из стен, или с потолка, как сталактиты.

- При строительстве грунтовые воды размыли стену, - пояснил Синяк, - туннель прорвало, и решили оставить все как есть. Просто закрыли путь на хрен, думали, здесь все затопит до потолка, а вода отступила. Так, подтекает иногда. – Луч фонаря уперся в ржавый потолок, с которого капало.

Парни медленно пробирались между вагонеток, штабелей рельс и куч щебенки.

- Мрачное место, - прокомментировал Саша. – Не удивлюсь, если здесь были несчастные случаи.

- Ага, и неупокоенные духи рабочих вылезают из стен, - сострил Артем.

- Напрасно ты так стебешься. Все это смешно до тех пор, пока сам не увидишь, своими глазами.

- Ну, наш проводник не видел ничего такого, верно?

Синяк неопределенно мотнул носом. Казалось, его бритая угловатая голова с натянутой на череп кожей и ввалившимися глазами живет самостоятельной жизнью: постоянно следит за чем-то, высматривает, фиксирует, как высокочувствительный прибор.

- Я-то нет. А вот всякие малолетние придурки постоянно видят. Думают, здесь парк развлечений, - он зло сплюнул. – Начитаются всякого бреда, лезут и получают по полной. Кто себе шею свернет, кто уходит и не возвращается. Дебилы, мать их.

Они стояли возле входа в круглый туннель, перпендикулярно уходивший от недостроенной ветки и плавно изгибавшийся в отдалении. Конец терялся во мраке, проход не освещался.

- Это дренаж, по нему можно добраться до станции. Почти пришли. Там есть одно место, я покажу, там надо аккуратнее: стены хлипкие, очень старый проход.

- Тебе виднее, - сказал Артем.

Туннель был меньше; им пришлось слегка согнуться при ходьбе. К запаху сырости добавился новый, слабый, но специфический – Артем никак не мог понять, что это такое. Похоже на аммиачные пары, только слабее и… слаще, что ли?

- Чувствуете?

- Да! Чем это несет?

- Тут недалеко химическое производство, - бросил через плечо Синяк. – Отходы сливают.

Через две сотни шагов туннель распадался надвое: левая бетонированная часть шла прямо, правая, более старая и ветхая, под небольшим углом уходила вниз.

- Туда, - Синяк свернул направо. – И старайтесь говорить тише.

Артем секунду помедлил.

- А ты… уверен, что мы правильно идем?

Синяк резко обернулся и застыл.

- Ты чего?

- Ничего, просто на всякий случай хотел уточнить. Мы правильно идем?

- Ну да, я здесь ходил много раз.

- Ты же сам говорил, что туннели заваливает, открываются новые ходы и все такое.

С каким-то кукольным выражением лица Синяк минуту пялился на Артема, потом тихо сказал:

- Не очкуй, все путем.

- Ладно, - студента это заверение не убедило совершенно.

Довольно долго они шли по извилистому туннелю за Синяком. Тот, словно деловитый гном, выставил перед собой фонарь и насвистывал какую-то песенку. Свист разносился по туннелю, отдавался эхом, и казалось, что сзади и спереди свистят несколько двойников диггера. Артем обратил внимание на тот факт, что стены сначала были кирпичными, а затем пошла и вовсе каменная кладка, будто проход строили из булыжников, которые со временем покрылись внушительным слоем слизи и мха.

- Ай, сука, мать твою!!! – внезапно заорал Саша, исполняя дикий танец на одной ноге.

- Тссс! Что такое?

- Какая-то тварь мне на голову прыгнула! – сдавлено зашипел Саша.

Синяк посветил кругом, пнул что-то носом ботинка и растянул бескровные губы в улыбочке.

- Да убежала она уже.

- Что это было?

- Сколопендра. Они здесь попадаются. Ты на потолок иногда поглядывай.

Саша глубоко вздохнул.

- Предупреждать же надо.

Двинулись дальше.

- Ну вот, - сказал Синяк, когда троица вышла на небольшую площадку со сводчатым потолком. Место оказалось перекрестком, от которого уходили в три стороны круглые канализационные туннели. Артем поочередно посветил в каждый и нашел, что они одинаковые. Специфический запах усилился.

- Что дальше?

- Сейчас пролезем в центральный туннель, а там лестница на верхний уровень, где подсобка для рабочих. Оттуда выход к Красной ветке. Считай, пришли.

Артем не выдержал:

- Ты нам это уже три часа говоришь, а выхода близко не видно. Ползаем туда-сюда, как тараканы, и все без толку. Может, ты забыл направление, а признавать не хочешь!

- Остынь, бро! – Саша примирительно замахал руками. – Мы все устали, скоро отдохнем.

- Видишь? – Синяк смотрел на Артема в упор. – Братан твой верно говорит. Щас вылезете наружу, придете домой, ляжете в постельку, а наутро напишете свою статью или что вы там хотите сделать. Я вам не навязывался, сами меня нашли. Вот и не командуйте, уж сам как-нибудь разберусь. Короче, лезем туда.

Проход оказался еще меньше предыдущего, и пришлось двигаться на корточках.

- Господи, ну и вонища! Сюда все говно, что ли, стекается? – Саша достал респиратор и нацепил его на физиономию.

Синяк засмеялся; вообще диггер стал заметно веселее, и Артем никак не мог понять причину столь резкой перемены настроения. Артема грызло беспокойство.

Они выбрались в продолговатое помещение, стены которого больше походили на своды пещеры, те влажно поблескивали, а потолок был неровным, местами щербатым и покрытым той же слизью, только в гораздо больших объемах. По стенам что-то ползало, но из-за недостатка освещения Артем не мог бы сказать, что именно, да и не хотелось это выяснять. Он глянул под ноги и скривился от омерзения – ботинки по лодыжку утопали в густой темно-зеленой жиже, от которой, по-видимому, и исходила жуткая вонь. Артема затошнило.

- Местечко не из лучших, - признал Синяк, - потерпите, пацаны. Видите, вон там мостик, а от него по стенке идет пожарная лестница наверх? Нам туда.

Отряд осторожно двинулся к выходу. Жижа хлюпала под ногами, и Артем готов был поклясться, что она судорожно двигается сама по себе, словно шкура какого-то огромного животного, по которой решили совершить променад блохи. То же касалось и стен.

- Слышите? – он застыл посреди зала.

Синяк и Саша прислушались. Рокочущий звук доносился откуда-то издалека, порождаемый будто бы самой утробой города, он нарастал, как волна, и был настолько низким, что еле улавливался слухом. Было в нем что-то первобытное, от чего начинала трепетать селезенка.

- Подземные воды, наверно, - предположил Синяк.

- Ты когда-нибудь слышал что-то похожее?

- Трудно сказать.

- Вода так не шумит! И это не механический звук. Это что-то живое.

Все трое переглянулись. Звук нарастал.

- По-моему, лучше всего подняться наверх, - сказал бледный Саша.

Они вскочили на мостик; лучи фонарей метались по замкнутому пространству, пытаясь высветить неведомую угрозу, но не находили ничего, кроме пола, стен и потолка, густо облепленных слизью.

- Полезайте первыми, я подстрахую! – скомандовал Синяк.

Саша не заставил себя ждать – он резво вскарабкался по лестнице наверх и исчез в черной глотке колодца.

- Давай двигай!

Артем полез следом. Из колодца донеслось:

- Тут тоже чертова слизь!

- Лезь вверх! – заорал Синяк.

- Ты видишь выход? – крикнул Артем.

Секунда тишины, затем:

- Да, но он далеко!

Артем поднялся до уровня потолка и взглянул на внутренние стенки колодца – их покрывала слизь – и она шевелилась. Утробные звуки из глубин катакомб усиливались, казалось, их издают сами стены.

- Быстрее! – торопил диггер.

Из колодца раздался приглушенный вопль боли.

- Не трогай меня! Отвали, мразь! А-а-а!!!

- Саня!

Крики захлебнулись, Артем вглядывался в черноту лаза, силясь разглядеть Сашу, но там мелькали только смутные тени. Что-то капнуло ему на лицо; проведя по щекам пальцами, он увидел на них кровь. Камнем полетел вниз и вдребезги разбился фотоаппарат. Вдруг кто-то с силой пихнул студента под зад. Это был диггер:

- Полезай же! – взвыл он. - Его надо кормить!

- Ах ты…

Но тут Артем увидел прямо перед собой трепещущую склизкую мембрану, готовую вцепиться ему в лицо, и прыгнул вниз. Упав на бок, несмотря на вспышку боли, он посмотрел назад – как раз, чтобы успеть увидеть удивленного, застывшего в воздухе Синяка, которого за плечи и шею медленно втягивает в колодец что-то скользкое и темно-зеленое. Диггер дрыгал ногами, упрямо цеплялся за скобы, но чудовище было во сто крат сильнее. Артем смотрел на это, не в силах отвести глаза.

- Нет! – вопил Синяк – Нет! Думаешь, все? Не уйдешь! Оно везде! Всюду! Оно…

Диггеру залепило рот, спеленало его туловище, оплело ноги и с урчанием втянуло в дыру, которая тут же затянулась мутноватой пленкой. Артем оглянулся и увидел, как пол пошел бурунами, стал вздуваться метровыми пузырями, а стены выпустили псевдоподии, которые потянулись в его направлении. Рокот превратился в рев. У Артема возникло дурацкое ощущение, будто он находится в желудке у гигантского слизня, и у того несварение. Превозмогая слабость, он скатился с мостика и зашлепал по ожившему болоту к спасительному туннелю. Казалось, двигается даже пол, а может, это Артема шатало от головокружения. Сжав остатки воли в кулак, он бросился по туннелю с максимальной скоростью, на какую был способен, и очутился на знакомом перекрестке. Сзади бурлило и ревело, но в какой-то момент все звуки исчезли, их отрезало, как ножом.

Артем стоял на маленькой площадке и смотрел в туннели. Из всех трех ходов сочился мягкий люминесцентный свет, который касался не только глаз, а словно бы проникал в мозг. Артем почувствовал, как его накрывает волной и несет куда-то, за пределы физической оболочки, как перед ним раскрывается вся Система, со всеми ее нервными магистралями, перегонами и ходами, опутавшими город, точно спрут. И совершенно четко, предельно ясно он увидел маршрут наверх – долгожданный выход.

Но Система выпустит его только при одном условии: если он обязуется ее кормить.

Внутри что-то щелкнуло. Артем понял, что хочет стать диггером.

 

 

Комментариев: 1 RSS

Оставьте комментарий!
  • Анон
  • Юзер

Войдите на сайт, если Вы уже зарегистрированы, или пройдите регистрацию-подписку на "DARKER", чтобы оставлять комментарии без модерации.

Вы можете войти под своим логином или зарегистрироваться на сайте.

(обязательно)

  • 1 макс 15-01-2014 15:56

    прикольно. мне понравилось))) по длиннее бы)

    Учитываю...