ФОБИЯ

Книгочей под широким капюшоном

Невинность / Innocence (роман)

Автор: Дин Кунц

Жанр: мистика, фантастика

Издательство: Эксмо

Серия: Новинки зарубежной мистики

Год издания: 2014 (в оригинале — 2013)

Перевод: В. Вебер

Похожие произведения:

  • Нил Гейман «Задверье» (роман)

  • Чайна Мьевиль «Крысиный король» (роман)

  • Олег Кожин «Охота на удачу» (роман)

Дин Кунц — странный писатель, место которого в иерархии жанра определить не так-то и просто. С одной стороны, по степени известности он уже приближается к таким величинам как Клайв Баркер или Стивен Кинг, но, с другой, Кунц — значительно менее «ровный» и уважаемый писатель. Некоторые его книги весьма хороши, некоторые — пожалуй, «недотянуты». Подобное можно сказать и о романе «Невинность», которым Кунц открыл новый цикл «Аддисон Гудхарт».

Любопытно, что книга построена на сразу двух обманках, качественных, но способных вызвать раздражение читателя. Во-первых, начало книги настраивает на очередную, довольно типичную вариацию на вечную тему «Красавицы и чудовища»: в роли красавицы на этот раз — девушка, напоминающая то ли готку, то ли эмочку. В роли чудовища — некий тип, вызывающий ужас у всех, включая собственную маму. Впрочем, причины ужаса и особенности внешности до поры до времени не раскрываются, а сам герой предпочитает скрывать лицо, во избежание недоразумений.

Вторая обманка заключается в самой стилистике, избранной автором. По языку, по манере речи наш герой — словно выходец из «романа воспитания», популярного в эпоху Просвещения или, в крайнем случае, современник Гюисманса и героев его «Наоборот» — менее изысканный (чтобы не сказать, извращенный) в своих вкусах, но вполне узнаваемый по типажу.

Причем сюжетно такая стилизация тоже вполне оправдана: как-никак, большую часть своей жизни герой провел, прячась от окружающего мира, читая — и кто его знает, что там в библиотеке было. Дин Кунц, кстати, старательно умалчивает, что же читает персонаж: даже рассматривая библиотеку других людей, Аддисон просто отмечает, что это те же книги, что и в его «рационе» — но снова не уточняет, какие именно.

Главный недостаток подобной стилизации — в том, что при всей своей тонкости она совершенно ускользает от людей, с первоисточником не знакомых: а многие ли современные любители хоррора с ходу опознают этот стилистический пласт? Читателя, не уловившего образчик, язык книги может несколько раздражать своей, на современный вкус, излишней «литературностью» и неторопливостью.

При этом автор проявляет недюжинное упорство, игнорируя интересные идеи, которые в подобную стилистику не вписываются. К примеру, сама сюжетная линия о проклятых куклах получилась несколько скомканной — как представляется, именно потому, что в «роман воспитания» не вписывалась ни коим образом. У этого подсюжета — густая, отличная атмосфера, напоминающая фильмы приснопамятной студии Full moon, вроде культового «Повелителя кукол», но... Погоди, одергивает себя Кунц, мы же «роман воспитания» пишем — и спешно задвигает в глубь книги интересную идею.

Зато эту, основную линию, он гнет с редкой последовательностью: ближе к финалу роман все сильнее насыщается философскими и даже теософскими рассуждениями. А под конец он и вовсе оказывается историей о зарождении своего рода нового вида, «улучшенной версии» человека. Стоит отметить, что эта идея уже возникала в книгах Кунца — вариацией на ту же тему можно считать его цикл о современном Франкенштейне, например.

В целом — довольно легкое, гладкое чтение и любопытная, атмосферная, хотя и совершенно не страшная история. Стоит войти в ее ритмику — и дочитать роман можно за вечер, благо и объем небольшой. С другой стороны, к шедеврам жанра книга все-таки не относится, да и у самого Кунца, кажется, были романы посильнее.

Оставьте комментарий!

Войдите на сайт, если Вы уже зарегистрированы, или пройдите регистрацию-подписку на "DARKER", чтобы оставлять комментарии без модерации.

(обязательно)

⇧ Наверх