ПОЛУНОЧНЫЙ ЧЕЛОВЕК

Когда речь заходит об отечественной рок-группе «Сектор газа», мнения обычно расходятся. Для кого-то их творчество – жалкое скопление посредственности и плагиата, для кого-то пример единственно правильного для нашего менталитета восприятия панк-рока, а для кого оно и вовсе сродни народному.

В данном случае противоречивость совершенно оправдана. Ведь само творчество группы варьируется от описания будней, мягко говоря, антиобщественных элементов, которое воспринимается интеллигентной аудиторией как идеализация человеческих пороков и «пацанской романтики», до лирических баллад и жутковатых зарисовок, которые справедливо сравнивают с традиционным лубочным рисунком.

Пожалуй, одна из основных заслуг Юрия Клинских в том, что ему удалось не просто создать узнаваемую картину жизни общественных низов на фоне пейзажа позднего совка и эпохи перестройки, но и правдоподобно населить её всевозможной фольклорной нечистью.

Корни «секторгазовских» упырей и вурдалаков следует искать в глубоком личном увлечении лидера группы мрачными и жуткими историями. Так, в интервью «Музыкальной газете» на вопрос о месте песен мистического содержания в своём творчестве: «Да, люблю я то дело! Скупил всю "чернушную" литературу в магазинах. У меня целая библиотека ужасов собралась, что само собой сказывается и на содержании альбомов СЕКТОРА. Что говорить, если ещё в детстве самый любимый мой фильм был «Вий». Или из воспоминаний Ольги Самариной: «А когда концертов не было, то он книжки читал. Любил читать, аж жуть. Все триллеры покупал, да мистику всякую. Всего Стивена Кинга скупил...»

На первом одноименном альбоме «Сектор газа» Хоевская чертовщина присутствовала в своей зачаточной форме. Песня «Сумасшедший труп» - исповедь абстрактного маргинала, завуалированная под историю эксцентричного зомби. А в песне «Спокойной ночи, малыши!» Клинских определил освою роль в качестве своего рода баюна, желающего пересказать пугающие истории, повлиявшие в своё время на него.

Второй альбом группы «Колхозный панк» обозначил две важные особенности, характеризующие «Сектор газовские» байки. В «Утопленнике» раскрылась попытка обрисовать быт нежити, который на проверку не так уж и отличается от быта обычных людей, ведь все хотят большой и чистой любви, но если таковой нет, то вполне удовлетворяются и минутной близостью. А в песне «Наркоман» сформировался образ неадекватного рассказчика, чьи видения и чувства можно с лёгкостью списать на эффект токсикации. Особняком стоит «Вальпургиева ночь», ставшая одной из самых популярных ранних песен группы мистического толка и утвердившая эстетику средневековой Европы, периода расцвета суеверий и охоты на ведьм, как второй, после славянского фольклора, мотив фантастической лирики группы.

Уже к третьему альбому тема потустороннего перестала находиться на периферии и заняла доминирующею позицию. Само название альбома «Зловещие мертвецы», безусловно, отсылает слушателя к культовому фильму 1981 года. «Нас ждут из темноты», «Страх», и «Вампиры» написаны в уже оформившейся манере жутковатых баек, в «Страхе» присутствует отсылка на фильм «Вой». «Моя смерть» рисует наполненный антропоморфными чертами образ смерти, а «Когда помрёшь» - своеобразная попытка переосмыслить тему, поднятую в «Утопленнике». Особняком стоит песня «Чёрная магия», которою можно воспринимать, как подписанный творческим путём контракт «Сектор газа» с нечистой силой. Пространство альбома поделено между метерно-стебными треками с которыми уже тогда ассоциировалось творчество группы у большинства знакомых с ней и мрачными сказками в соотношении примерно пятьдесят на пятьдесят. Интересно, что на кассетном издании песни разной тематики находились на разных сторонах, что было явным преимуществом в эпоху магнитофонов.

Альбом «Ядрёна вошь» почти целиком посвящён освещению актуальных для сельской шпаны вопросов. Но и в нем тёмная тема нашла себе место, появившись в песне «Спор», повествующей о мужчине, заключившем пари, согласно которому он должен провести ночь на сельском кладбище. «Спор» упоминает фильм «Вий» и обыгрывает популярный мотив деревенских историй. Рассказ о проведённой на спор ночи на кладбище использовался ещё Василием Гончаровым в его фильме «Полночь на кладбище» 1910 года.

Самой примечательной на альбоме «Ночь перед рождеством» является одноименная композиция. Написанная на народный мотив баллада, рассказывает о тяжёлом пути атакованного нечистой силой героя до дома. Кроме того, её название отсылает к повести Гоголя, к которому Клинских питал особую симпатию. Песня «Белая горячка» повествует о подстрекаемом чертями к самоубийству алкоголике. А «Снегурочка» и «Илья Муромец» упомянули об основных отрицательных персонажей народных сказок: лешем, водяном и Бабе-яге.

«Гуляй, мужик» стал шестым по счёту альбомом группы. В песне «Вурдалак», написанной ещё для альбома «Колхозный панк», но не вошедшей в него, под отказом героя от «метализма» и метаморфозой его возлюбленной легко угадывается история про остепенившегося ради впоследствии остервеневшей девушки неформала, что указывает на расплывчатость тех границ, что отделяют потусторонний и реальный мир в творчестве Юрия Клинских. «Моя бабка» обыгрывает детские страхи перед странными старухами. Образу страшной бабки в творчестве группы уделялось особое место, и всегда он освещался в контексте связей с темными силами.

В альбоме «Нажми на газ» появляется самый экзотический персонаж мифологии «Сектор газа» - мумия. «Мумия» вдохновлена тематическим хаммеровским циклом и парадирует типовой сюжет фильмов об оживших фараонах. «Оборотень» сравнивает способность мифологического чудовища к превращению с изменениями психики пьяного человека.

«Укус вампира» - исповедь укушенного и претерпевающего в вампира человека, в песню вставлена цитата из трактата Кальме Огюстина: «Человек, которого укусил вампир сам после смерти становиться вампиром». «Злая ночь» - весёлая история про спиритический сеанс, в котором упоминается архетипичный для хоррора элемент пейзажа - кровавая луна. Обе песни вышли на восьмом альбоме «Танцы после порева».

Девятый альбом группы «Кащей бессмертный» представлял собой панк-оперу, с оригинальным тексом по верх переигранных композиций популярных групп: «Queen», «Nirvana» и других. Помимо персонажей русских сказок в качестве помощника главного героя появляется сам граф Дракула.

По собственному признанию Юрия Клинских в «Кащее бессмертном» было столько мата, что он ему попросту приелся. Очевидно, фантастический элемент его творчества постигла та же участь и следующий альбом «Газовая атака» целиком состоял из сатирических зарисовок на будничные темы и лирических баллад. А одиннадцатый по счёту «Наркологический Университет Миллионов» почти полностью посвящён проблемам наркомании. Единственная мрачная песня, появившаяся за период с 1996 по 1997 год, - «Вальпургиева ночь», была написана ещё для альбома «Колхозный панк», но в то время не вошла в его канонический вариант.

Следующим номерным альбомом группы считается вышедший в 1999 году «Extasy», но технически он представляет собой сборник ремиксов сделанных непосредственно самим Клинских при поддержке Алексея Брянцева на старые песни «Сектор газа». Примечательно, что песни про всякого рода чертовщину в «Extasy» не вошли.

Зато уже следующий альбом «Восставший из ада» стал не только самым тяжёлым по звучанию в истории группы, но и вытеснил «Зловещих мертвецов» с позиции самого мистического в её творчестве. Наверное, прошло достаточно времени, что бы интерес к загробному царству вновь стал для группы определяющим, нельзя исключать и того, что тематический материал попросту накопился, и пришёлся к месту на тринадцатом по официальному исчислению альбоме.

Основными под-темами в этот раз стали вампиры и вечное противостояние света и тьмы. Вампирская мифология расширилась песней «Грязная кровь», повествующей о кровососе, на свою голову решившем полакомится деревенским пьяницей, композицией «Чёрный вурдалак» в мерзких анатомических подробностях описывающих привычную трапезу кладбищенского упыря, а также двумя песнями, посвящёнными непосредственно борцам с нечистью: «Истребители вампиров» и «Ночь страха». В музыкально плане песни про охотников дальше всех ушли в степь экспериментов группы с жанров альтернативного метала. «Ночь страха» предоставила самый полный бестиарий, задействованной в творчестве «Сектор газа» нечистой силы, в ней нашлось место вервольфам, вурдалакам, демонам и ожившим мертвецам, также в песне упоминается проклятый праздник Хэллоуин. «Истребители вампиров» перенесли арену сражения с «потусторонней шпаной» в пространство русской деревенской глубинки.

Идея противостояния добра и зла породила необычно эпичные для группы, делающей ставку на камерные бытовые зарисовки, песни «Святая война» и «Восставший из ада». «Святая война» представляет переложение песни «Round Table (Forever)» группы «Grave Digger» на тему апокалиптического сражения воинов света против сил армии тьмы. «Восставший из ада» не имеет какого либо отношения к одноименному произведению Клайва Баркера или его экранизации, хотя то, что Клинских был знаком хотя бы с киноверсией сомнения не вызывает, и рассказывает о грядущем приходе в наш мир врага рода человеческого. На заднем плане композиции во время проигрыша слышны строчки из советского «Интернационала», что позволило некоторым критикам рассуждать об антисоветском политическом подтексте

Обе композиции вдохновлены библейскими представлениями об апокалипсисе, что было мотивированно паникой, охватившим человечество в период предшествующий наступлению нового тысячелетия и впоследствии уступившего место страху перед прогнозами толкователей календарей майя о конце света в 2012 году.

Увидели свет и песни, посвящённые одной из любимых Юрием Клинских тем, – ожившим мертвецам. «Любовь загробная» - попытка романтичного взгляда на некрофилию с элементом мистики и вызывает ассоциации с «Некромантиком». «Мёртвый в доме» - классическая страшилка о воскресшем покойнике, перекликающаяся с народными рассказами про оживших в силу дьявольской воли или не соблюдения специальных ритуалов колдунов.

«Сожжённая ведьма» является идейным продолжением «Вальпургиевой ночи». Возлюбленный убитой колдуньи планирует совершить над инквизиторами страшную месть. Песню открывает вступление: «Жертвам средневековой инквизиции посвящается».

Влияние тёмного жанра на альбом оказалось столь сильным, что даже в песнях «Свадьба» и «Сельский туалет», казалось бы, так далеко от него отстоящие, насколько это вообще возможно, просочились представители нечистой силы. В «Свадьбе» произошла очередная вариация на тему белой горячки, а «Сельский туалет» утвердил прогнившие деревенские туалеты как гораздо более страшное для жизни явление, чем вампиры и ожившие мертвецы.

«Восставший из ада» стал последним альбомом группы и вышел уже после смерти Юрия Клинских, скончавшегося четвёртого июля 2000 года. Официальной версией о причинах смерти стал сердечный приступ, но тут же многие вспомнили о проблемах Юрия с наркотиками и рядом заявлений, которые можно интерпретировать как указание на то, что лидер группы предчувствовал свою смерть, из-за чего его уход быстро оброс легендами.

Самым претенциозным выглядит попытка найти корни распада группы и смерти её фронтмена в мистических совпадениях и связи Клинских с потусторонними силами. Группа просуществовала тринадцать лет, выпустив за это время тринадцать официальных альбомов. Так же за это время возникли различные истории категории городского фольклора, намекающие на вмешательство в жизни группы нечистой силы. Одна из самых известных таких историй якобы произошла на Украине, когда старушка безрезультатно пыталась выключить магнитофон с играющей кассетой группы, оставленный включённым ушедшим внуком. Не помогло даже извлечение кассеты из магнитофона и его пришлось попросту разбить. Сам Клинских иронично комментировал этот рассказ словами: «Так что "они" меня очень даже уважают...»

Остаётся только догадываться, какими бы были последующие альбомы группы. Но, есть основания полагать, что тенденции к утяжелению звучания и развитие потусторонней темы сохранились бы и шли рука об руку.

Вскоре после распада «Сектор газа» его бывшие участники объединились в проекте, получившем название «Ex-Сектор газа». Изначально планировалось доработать незавершённый Юрием материал, но потом события закрутились и на данный момент возглавляемая Игорем Кущевым, участвовавшем в записи первых пяти альбомов «Сектор газа», группа выпустила три альбома и записала один не изданный. Кущев сделал ставку на лирические композиции и пошлые истории с большим количеством мата, от которого сам Клинских начинал отходить, и мистике в творчестве «Ex-Сектор газа» уделяется крайне посредственное внимание. Впрочем, все же уделяется, например, в песне «Ведьмы», использующей образ шабаша, что позволяет ей перекликаться с «Вальпургиевой ночью» и «Сожженной ведьмой»

В 2002 году от «Ex-Сектор газа» по воле Сергея Гузнина отпочковался коллектив «Сектор газовой атаки». Как и проекту Игоря Кущева группе не удалось избежать обвинений в эксплуатации народной популярности «Сектора газа» и весьма халтурном отношение к наследию своего прародителя. Но, развитие темы сверхъестественного ужаса получило у них гораздо большее продолжение, чем у их «экс» собратьев. Такие композиции как «Тень вампира», «Заблудились» и «Мат для вампира» профессионально выдержаны в стилистике ортодоксального «Сектор газа». Местами стилизация достигала такого успеха, что даже появились слухи что песня «Заблудились» полностью переписана из черновиков Юрия Клинских, но веских доказательств, по сути, единственным их которых является тот факт, что у Гузнина действительно хранятся не опубликованные черновики Юрия, обвинители предоставить не смогли. Группа также выпустила несколько альбомов, в которых акцент на мрачной тематике дорос до размеров титульного: «Страшные сказки», «До первой крови».

В творчестве Юрия Клинских отсутствуют лирические переложения фильмов ужасов, к которым он питал нескрываемую любовь, но в достатке находятся реминисценции на некоторые из них. Как, например, вынесенные в название альбомов «Зловещие мертвецы» и «Восставший из ада» или проскальзывающие в текстах «Вой » и «Вий». Наверное, самой близкой к определению «переложение сюжета фильма на стихи» можно считать песню «Мёртвый в доме», напоминающею фильм «Бабуля» Лука Берковича.

Несмотря на огромное влияние, оказанное на творчество Юрия Клинских западными фильмов и литературой ужасов, в нем всегда угадывается, что то специфическое, характерное славянской культурной традиции. Один из неотъемлемых элементов «Сектор газовского» пейзажа – заброшенный погост. Мумия, Дракула, вервольфы и прочие, пришедшие к нам из-за бугра монстры, теряются на фоне более соответствующих русскому фольклору чертей, упырей и вурдалаков. Персонажи, сталкивающиеся со сверхъестественным, ведут себя согласно мироустройству православного человека, - начинают креститься, призывать на помощь святых и Христа. Их окружают российские реалии, и они соблюдают свойственные им обычаи, как герой песни «Мёртвый в доме» просит друга: «Закрой зеркала!». Это соответствие злободневной действительности создаётся во многом благодаря опоре на существующие стереотипы, но благодаря пародийному пафосу не теряет своей художественной ценности.

Связь «Сектор газа» с народным творчеством хорошо прочувствовал Дмитрий Самборский, занимавшийся оформлением альбомов группы, а также официальных сборников и работавший над обложками для таких коллективов, как «Коррозия Металла» и «Ленинград». Иллюстрации Самборского находятся на грани карикатуры и лубка и идеально отражают атмосферу и содержание песен Юрия Клинских. Также авторству художника принадлежит сорокастраничный комикс «Похождение Юры Хоя в царстве зла», рассказывающий о приключениях лидера «Сектор газа» в воображаемом пространстве, основанном на мотивах и персонажах его произведений.

Загробные и потусторонние мотивы сыграли далеко не последнею роль в популизации творчества группы и приобретении ею в определённых кругах статуса народности. Песни о чертовщине стабильно входили в каждый из трёх официальных сборников и в два собрания баллад «Сектор газа».

Интересно отношения Юрия Клинских к обитателям потустороннего мира. С одной стороны, они, как положено, представляют прямую угрозу обычным людям (песни «Нас ждут из темноты», «Чёрный вурдалак», «Ночь перед рождеством»). С другой, иногда к ним просыпается не скрываемое сочувствие автора. Это происходит, как тогда когда речь идёт о вполне безобидной нечисти, вроде героя песни «Утопленник», так и тогда, когда эти персонажи являют вполне очевидную опасность для человечества, как в песне «Сожжённая ведьма» или пародийной композиции «Грязная кровь». Михаил Осокин в своём эссе о поэтики песен «Сектор газа», - «Газовый фактор2: О поэтике Юрия “Хоя” Клинских», представляющем весьма основательное исследования творчества музыканта, приличная часть которого уделена его мистической и оккультной составляющим, определяет суть этого сочувствия в «навязчивом художественном стремлении Хоя породнится с нечистью».

Юрий Клинских негативно относился к навешиванию жанровых штампов и сам определял творчество группы как фьюжн (сплав), стараясь отражать в нем все интересующие его жанры, будь то тяжёлый рок, диско или реп. Возможно, именно из-за этого в музыкальном плане «Сектор газа» изобиловал иногда просто совершенно наглым плагиатом (так «Грязная кровь» - вариация на песню «No Love Lost» американской хардкорной команды «Pro-Pain») и аранжировками популярных западных хитов. Это, в купе с несколько тяготеющей к примитивизму манере исполнения и далеко не академическим вокалом Клинских, становится определяющим аргументом критиков, недолюбливающих творчество группы. На фоне «высоко интеллектуального плагиата», имевшего место в эстраде позднесоветского и перестроечного периодов, когда отечественные исполнители не гнушались компиляцией мелодий и мотивов западных хитов, наглость Юрия Клинских воспринимается как сатира на творческую кухню его современников. Говоря о музыкальном заимствовании, нельзя не сказать, что в песнях «Сектор газа» имело место и вставление текстов популярных исполнителей, но это носило характер откровенного стеба и разговоров о «воровстве» чужих текстов не заходило.

Споры о вкладе Юрия Клинских в развитие русского рока, и степени всенародности «Сектор газа» не прекратятся никогда. С полной уверенность невозможно утверждать только одно, - невозможно полностью этот вклад отрицать. Из провокационного, маргинального выскочки и матерщинника, игнорируемого средствами массовой информации и самого игнорирующего как своих мейнстримовых, так и андеграундных коллег по цеху, он превратился в безвозвратно ушедшего кумира, предоставившего рассуждения о ценности своего творчества будущим поколениям.

Показать старые комментарии

Оставьте комментарий!

Старые комментарии будут перенесены в новую систему в скором времени. Не забудьте подписаться на DARKER - это бесплатно!

⇧ Наверх