Кристофер Голден: «Хоррор сейчас вторгся в фэнтези и триллер»

Писатель Кристофер Голден (Christopher Golden) - человек крупный во всех смыслах этого слова. Трудно поверить, глядя на его фото, что этот жизнерадостный скалоподобный здоровяк - один из ведущих современных авторов хоррора и фэнтези, книги которого изданы общим тиражом свыше восьми миллионов экземпляров, в том числе и на русском языке. "DARKER" имел некоторое время назад обстоятельную беседу с мистером Голденом, материалами которой мы сейчас и делимся с нашими читателями.

Кристофер Голден. Фото с официального сайта писателя

Здравствуйте, мистер Голден. Прежде всего, спасибо за то, что согласились ответить на наши вопросы. В России издано несколько Ваших книг. Более того – когда они только появились у нас в продаже, то стали открытием для многих поклонников хоррора и мистики в нашей стране. Следите ли Вы за тем, как и какие именно Ваши произведения издаются в других странах?

Обычно я немного опасаюсь публикаций на иностранных языках, но я был особенно взволнован, когда мои книги начали издаваться в России. Великобритания и Франция кажутся ближе, но для меня такие страны как Россия и Япония настолько культурно отличны, что крайне волнительно быть опубликованным там. Только одна моя книга вышла в Японии, но в России к настоящему времени их должно быть уже как минимум шесть. Надеюсь, что они неплохо продавались, но я не знаю никаких точных цифр и насколько хорошо или, возможно, наоборот, плохо мои книги были приняты читателями в России. Мне бы хотелось услышать отзывы российских читателей. Летом 2009 года мы с семьей отправились в круиз по Балтийскому морю, который завершался в Санкт-Петербурге. Я надеялся посетить книжный магазин, но не вышло. К счастью, наш гид сходил в книжный после того, как мы уехали. Он сделал несколько фотографий моих книг на полках и отправил их мне по электронной почте. Получить экземпляр издания своей книги на русском - это одно, но гораздо интереснее увидеть свои книги на стеллажах магазина.

Лесная дорога. Обложка

Не было ли у Вас опасения, что Ваше творчество могут не понять в такой далекой стране как Россия?

Беспокойства не было, точно. Скорее, мне было любопытно… и мне по-прежнему любопытно!

Читали ли Вы каких-либо писателей из России и других не-англоязычных стран?

Конечно же, я читал Толстого и Набокова, и пьесы Чехова, но, к сожалею, я совсем не знаю современных российских авторов. Если бы вы могли порекомендовать авторов фэнтези или мистики из России, произведения которых переведены на английский, то я бы с удовольствием познакомился с их творчеством. Что касается других не англоязычных стран, то я читал несколько авторов из Японии, Швеции, Италии, Исландии, но не очень много.

Странный лес. Обложка

Какие авторы и произведения оказали на Вас и Ваше творчество влияние?

Их слишком много, чтобы назвать всех. В детстве наибольшее впечатление на меня произвели Джек Лондон, Стивен Кинг, книжки комиксов “Marvel” и Кеннета Робетона (Лестер Дент или знаменитый Док Сэвэдж). Взрослым я читал все подряд. Среди моих любимых авторов - Стивен Кинг (до сих пор), Джо Лэнсдэйл, Джеймс Ли Бёрк, Чарльз де Линт, Уолтер Мосли, Деннис Лихейн и Нил Гейман. И многие, многие другие.

Как вообще получилось, что Вы стали писать мистику и ужасы? Довольны ли вы тем, как складывается Ваша писательская карьера?

Писать я начал в средней школе, и всегда был склонен к хоррору и темному фэнтези. Это было то, что я любил читать, это были те фильмы и сериалы, которые я любил смотреть. Мрачное и призрачное делало меня счастливым, потому что это уносило меня из обычного мира. «Обычный», по-моему, это тоже самое ,что «скучный».

Что же касается моей литературной карьеры... как писал Диккенс в «Истории двух городов», то было одновременно и лучшее и худшее из времен.

об ангелах и демонах. ОбложкаМне невероятно повезло, последние восемнадцать лет я провел как профессиональный романист (а также автор книг комиксов, сценарист и редактор – помимо прочего), в основном двигаясь туда, куда ветер и сердце меня несли, и мне платили деньги за многие произведения. Мне интересны различные сюжеты, истории. Таким образом, мне посчастливилось заниматься этим, но, как мне кажется, если бы я столкнулся с сопротивлением и был вынужден писать о чем-то одном, то мне было бы проще охватить более широкую аудиторию. Я кое с чем экспериментирую сейчас, чтобы проверить эту теорию, так что посмотрим, что принесут СЛЕДУЮЩИЕ восемнадцать лет. Мне только сорок три и я еще в начале пути.

Как Вы познакомились с Ф. Полом Уилсоном? Общаетесь ли вы с ним и другими ведущими авторами хоррора по-прежнему?

О святых и тенях. ОбложкаКогда я учился в колледже, мне довелось брать интервью у замечательного автора фэнтези и хоррора Крейга Шоу Гарднера для журнала «Старлог» - то был первый раз, когда мне заплатили за что-то, что я написал. Крейг рассказал мне про небольшую писательскую конференцию в Род Айленде, которая называлась «Некон» и проводилась ежегодно в июле. В ней принимало участие не более двухсот человек и обычно не меньше половины из них были профессиональными писателями. Сейчас (и уже в течении многих лет) я вхожу в число организаторов этого конвента, но тогда это было первое мое участие. Я был просто ребенком, мне было всего 22 года и я только что закончил колледж. И вот, в ту памятную ночь, я встретился с Ф. Полом Вилсоном, Дугласом Э. Винтером, Джоном Скиппом, Крейгом Спектором, Чальзом Л. Грантом и Риком Хотала. Благодаря «Некону» и, в меньшей степени, другим конференциям, мне посчастливилось проводить время вместе с большинством самых крупных мастеров жанра хоррор последних двадцати лет (и многие из них были признанными лидерами жанра за много десятилетий до того, как я с ними повстречался). Что особенно здорово в хорроре США (а также Великобритании) – это действительно целое сообщество, в котором каждый знает каждого, в той или иной мере. С кем-то вы дружите, с кем-то знакомы, кого-то вы знаете только по сообществу, но – мы все связаны.

Один из романов Голдена о БаффиВы внесли свой вклад во многие межавторские проекты, такие как «Хеллбой», «Звездный крейсер «Галактика» и т.п. Находите ли Вы такого рода работу по-настоящему творческой или же это просто способ заработка? Можно ли привнести свою авторскую индивидуальность в подобные романы?

В действительности вы говорите о двух разных вещах. Медиа-проекты, такие как Хеллбой, Люди Икс, Баффи... Я берусь за такую работу только когда она меня увлекает, когда подросток внутри меня просыпается и приходит в сильное возбуждение из-за этих проектов. Мне они нравятся, и я всегда стараюсь написать такую книгу, которую сам хотел бы прочитать. Порой это связано с деньгами, но никогда не связано ТОЛЬКО с деньгами. И я действительно считаю, что вкладываю себя в такие книги. Думаю, что читатели, знакомые с другими моими произведениями, согласились бы со мной.

Другая тема, которой касается ваш вопрос – это соавторство. Мне очень нравится писать с другими авторами. Я писал романы с многими авторами, и все они были моими друзьями – писателями, книгами которых я восхищаюсь. Мне всегда интересно, к чему такое сотрудничество может привести. Когда меня спрашивают о любимых книгах, написанных мной самим, я обычно называю романы, которые писал сольно, но книга «Карта мгновений», которую мы написали вместе с Тимом Леббоном, всегда возглавляет этот список.

О святых и грешниках. Обложка

Поскольку Вы немало написали книг из серии про Баффи, интересно, как Вы вообще оцениваете современную моду на вампиров и все с ними связанное? Вы лично предпочитаете вампиров злых и коварных или же добрых и романтичных? Как Вы относитесь к успеху «сумеречного» цикла Стефани Мейер? Стивен Кинг, например, вообще это литературой не считает.

Я не читал «Сумерки», и это действительно мне не интересно. Думаю, если Стефани Мейер написала что-то – вне зависимости от литературных достоинств – что взволновало столь многих людей, – надо отдать ей должное. С одной стороны плохо, что целое поколение читателей теперь считает, что вампиры могут быть только сексуальными, и что мрачные, злые вампиры – это не правильно, потому что они не похожи на вампиров из «Сумерек». С другой стороны, маятник всегда качается. Существует много разных вампиров, от вампиров Стокера до вампиров Энн Райс, от Стивена Кинга до Ричарда Матесона, Шарлин Харрис, Стефани Мейер. И еще много, много других в этом ряду и за его пределами. Повальное увлечение «Сумерками» спадет, и тогда, возможно, некоторые из тех, кто читает книги этой серии, поймут, что не все вампиры искрятся при свете солнца.

Вот мы и встретились. Обложка

Раз уж мы вспомнили про Стивена Кинга… В России был издан сборник Джо Хилла «Призраки 20 века». Может быть, глупый вопрос, но Вы, когда писали предисловие к этому сборнику, уже знали, что Джо – сын Стивена Кинга?

Даже не подозревал! Я написал рассказ для антологии под названием «Многоликий Ван Хелсинг», а история Джо тоже попала в ту книгу. Мы встретились на одном мероприятии, где подписывали книги читателям, и у нас хорошо получилось. Через некоторое время Питер Кроутер спросил, не могу ли я написать введение к сборнику «Призраки 20 века». Я не решился сразу, так как прочел лишь один рассказ Джо Хилла. Но попросил, чтобы мне переслали рукопись, чтобы, прочитав ее, я смог бы принять решение. Уверен, вы знаете, что это оказалась совершенно потрясающая подборка рассказов, так что я был рад написать к ней предисловие.

Джо живет всего в 45 минутах езды от меня, мы подружились. Прошло больше месяца после того, как я написал вступительное слово и после выхода книги, и до меня стали доходить слухи, что Джо - сын Книга. Честно говоря, я даже почувствовал себя довольно глупо, что не догадался об этом раньше. Но Джо заслужил отличную репутацию как автор рассказов и его первый роман начал хорошо продаваться еще до того, как мир узнал, что он сын Стивена Кинга. Джо невероятно талантлив и талантлив по-своему.

Обложки зарубежных изданий

Как Вы сами относитесь к практике публикации под псевдонимом? Доводилось ли Вам самому публиковаться под выдуманным именем?

Доводилось. Существует множество самых разных причин для использования псевдонимов Я делал это ради эксперимента, как в случае с моей трилогией «Пробуждение», которую написал под псевдонимом «Томас Рэндалл». Я также делал это из денежных соображений, но тайну второго псевдонима не раскрою.

Кого из современных авторов хоррора Вы бы могли выделить, назвать в числе наиболее талантливых, интересных, помимо Хилла?

Тим Леббон – мой частый соавтор – вероятно, находится на верху этого списка. Полагаю, вы говорите о более молодом поколении авторов, Обложки зарубежных изданийа не о поколении Кинга, Страуба, Баркера и других великих людей. По некоторым причинам мне сложно быть полностью объективным в ответе на этот вопрос: во-первых, сегодня я читаю не так уж и много хоррора; во-вторых, многие из этих писателей – мои друзья; в-третьих, многие из тех, кто мне по-настоящему нравятся, смешивают различные жанры.

Грэм Джойс и Майкл Маршалл Смит (хотя большая часть того, что пишет М. М., не является в действительности ужасами) весьма одарены. Элизабет Хэнд потрясающе талантлива, но, опять-таки, она работает во многих жанрах. Джо Лансдейл, вне всяких сомнений. Гэри А. Бронбек – один из самых думающих авторов в хорроре, прекрасная смесь ужасающей и «высокой» литературы.

Довольно регулярно читатели, критики, писатели поднимают в различных разговорах, интервью, статьях тему того, что жанр ужасов находится в кризисе. Как на самом деле обстоит дело, на Ваш взгляд?

Обложки зарубежных изданийЕсли иметь в виду хоррор как некую брэндированную категорию, то да, я соглашусь. Не во многих книжных магазинах до сих пор сохранились разделы хоррора. Но в жанре ужасов и мистики как таковом никакого кризиса нет. Сейчас больше авторов, пишущих замечательные истории о сверхъестественном, чем когда-либо. Кроме того, хоррор в значительной степени вторгся в ДРУГИЕ жанры, в фэнтези и триллер. Большая часть темной литературы сегодня издается в смешанной форме, от городского фэнтези до триллеров Дугласа Престона и Линкольна Чайлда, среди прочих.

Судя по тем Вашим произведениям, которые были переведены на русский, Вы не любите «кровь и насилие» в литературе, предпочитая маньякам и пыткам мистику и потусторонних существ. Можно ли сказать, что хоррор без крови – Ваше писательское кредо?

Обложки зарубежных изданийВовсе нет. Это истинно по отношению к таким вещам как «Странный лес» и «Лесная дорога», но если вы читали «О святых и тенях», первый роман о Питере Октавиане, то заметили, что эта книга переполнена кровью, маньяками и пытками. Полагаю, что определенные истории требуют определенного подхода, атмосферы. Меня привлекают разные жанры и стили.

Я написал немало рассказов, главных героев которых нельзя назвать замечательными людьми. В крупной форме ближе всего к этому я подошел, думаю, в повести «Костер». Его центральный персонаж крайне неприятен, и это – то, чего я хотел. Окончание произведения также весьма неприятно. Форма новеллы предоставляет свободу использовать такие вещи. Мне хочется, чтобы следующий за мной читатель погружался в рассказ. Признаю, что мне действительно не очень интересно писать роман, главным героем которого является кто-то, с кем я не могу ассоциировать себя и кому я не могу симпатизировать. Не хочу писать сто тысяч слов, а то и больше, про отталкивающего персонажа. Я хочу героя, компанией которого я сам – и читатель – мог бы наслаждаться.

Обложки зарубежных изданий

На наш взгляд, из России, кажется, что в фильмах ужасов секса, крови и пыток гораздо больше, чем в литературе ужасов. А как Вы относитесь к современному кино, телевидению? Не планируется ли экранизация Ваших произведений в ближайшие годы?

Не меньше пятнадцати лет я работал над тем, чтобы мое творчество превратилось в кино- или телефильм. Много, много раз я бывал близок к этому. Написал сценарий для адаптации своего первого романа с Майком Мигерла, «Балтимор, или Стойкий оловянный солдатик и вампир», для киностудии “New Regency films”, но управление студией переходило от одного владельца к другому, пока я писал, и фильм так и не появился. Мы попытаемся в другом месте. Сейчас «Талант» (графический роман, который я написал вместе с Томом Снеговски) разрабатывается “Universal”, а «Тайные путешествия Джека Лондона» (приключенческий хоррор, написанный с Тимом Леббоном) – в “Fox 2000”. Мы с Тимом Леббоном написали сценарий для фильма и ждем, что из этого получится. Я люблю кино и телевидение. У меня были договоренности об экранизации некоторых моих произведений, но пока ничего так и не было снято.

Обложки зарубежных изданий

Некоторые Ваши романы, такие как трилогия «Завеса» или «Лесная дорога», обращаются к теме мифов и легенд. Остается ли в нашем бурном мире какой-нибудь уголок для фольклора, способна ли еще мифология влиять на жизни людей?

Средства массовой информации в обеих наших странах создают новую мифологию каждый божий день с помощью новостных передач. Спортсмены, актеры и – в особенности – политики проводят всю свою жизнь, создавая о себе легенды. Кто-то строит мифологию на почве реальных достижений, а многие придумывают ее для того, чтобы мы поверили во что-то, во что им необходимо чтобы мы верили.

С другой стороны, меня на самом деле не интересуют современные мифы и легенды. Предпочитаю старые сказки и фольклор. Я не трачу время на оценку их исторической или культурной значимости. Вместо этого я разделяю миф на некие основополагающие, формирующие его блоки, а затем пытаюсь воссоздать его, собрать по-новому таким способом, который мне интересен.

Обложки комиксов

Лавкрафт был затворником-одиночкой, Кинг – наоборот, общительный, «компанейский парень». К какой категории авторов относится писатель Кристофер Голден? Вы предпочитаете быть на виду или же комфортнее ощущаете себя в отдалении от людей?

Написание произведения – это занятие, требующее уединения, но я сам не отшельник. Прежде всего, я люблю проводить время с семьей, но я и вообще очень общителен. Мне нравится вращаться в кругу людей, любящих свое занятие, и, к счастью, большинство писателей именно таковы.

Когда Вы пишите – как это происходит? Составляете ли Вы некий предварительный план будущей книги, изучаете ли какую-либо специальную литературу по теме или же полагаетесь исключительно на собственную фантазию при написании?

Я провожу специальные исследование, когда и если это необходимо. Мои наброски, как правило, включают сюжетную канву и образы персонажей и почти не касаются кульминации. Редакторам такое обычно не нравится smile Собственное воображение и жизненный опыт - это то, на что в основном полагается любой писатель, но лишь глупец не предпринимает каких-то хотя бы общих исследований, необходимых для того, чтобы написать о месте или о теме, которые важны для истории.

Кристофер Голден и его семья

Насколько нам известно, Вы счастливый семьянин. Если не секрет, то как к Вашему творчеству относятся Ваши жена и дети? Как, в частности, они отреагировали на роман «Обманный лес», родившийся из идеи о том, что было бы неплохо, если бы шайка головорезов ворвалась в лес к Винни-Пуху и его друзьям и освежевала бы местное население?

Жена прочитала многие мои произведения, но не все. Ее любимое – «Лесная дорога», но ей весьма понравился и «Обманный лес». Дочка еще слишком мала для подобных вещей, как и мои сыновья-подростки. Каждый из моих мальчишек читал какие-то мои произведения, но никто из них еще не читал «Обманный лес». И все-таки я уверен, что этот роман им понравится. Они оба любят оригинальные вещи. Подозреваю, что вкус к подобного рода штучкам у них от матери smile

С любимой супругой

С «Обманным лесом» ведь были определенные трудности поначалу? Насколько мы понимаем, первый тираж книги был небольшим и Вашему редактору пришлось приложить определенные усилия, чтобы роман впоследствии был переиздан. Насколько, на Ваш взгляд, современный автор зависим от издателей, литературных агентов, редакторов?

Это интересный вопрос, он мог бы стать прекрасной темой для отдельной дискуссии. Думаю, что современный автор зависит от агента, который защищает его интересы перед редакторами, и от редактора, который выступает как адвокат автора перед издателем, и от издателя, который (будем надеяться) защищает интересы автора перед книготорговцами.

И все же главное, это чтобы сам автор был СОБСТВЕННЫМ адвокатом в глазах читателей.

Кристофер Голден

Среди наших (и Ваших) читателей немало тех, кто сам мечтает писать мистику и ужасы. Чтобы Вы посоветовали начинающим авторам? Что для них должно быть, на Ваш взгляд, самым важным в этом деле?

Не обращайте внимания на то, что пишут другие или на то, что сейчас модно, популярно. Загляните в собственное воображение и отыщите там что-то, что волнует вас. Особенно обращайте внимание на то, о чем вы сами подумаете, что это дико, что никто не пожелает это читать - и запишите это в виде романа или рассказа.

Спасибо за интервью, Кристофер. С интересом будем ждать выхода на русском языке Ваших новых книг.

Кристофер Голден

Показать старые комментарии

Оставьте комментарий!

Старые комментарии будут перенесены в новую систему в скором времени. Не забудьте подписаться на DARKER - это бесплатно!

⇧ Наверх