ГОЛЕМ

GRENOUER

GRENOUER - группа, существующая с 90-х годов прошлого века и первоначально исполнявшая экстремальный металл. Их новый альбом микшировался при помощи итальянского продюсера, а стиль группы теперь называют «современный металл, рок». О творчестве вообще и новой стилистике в частности - в эксклюзивном интервью группы специально для DARKER. В беседе участвовали Ind (вокал), Motor (гитара), Danny (барабаны).

 

С момента анонса ваш новый альбом сильно изменился. Поясните, почему вы решили изменить название с «Showdawn» на «Blood on the Face»? Претерпели какие-то изменения сами песни? 

Ind (вокал): Смена названия альбома – не наша инициатива, а предложение выпускающего лейбла, «Blood on the Face» – заглавие первой композиции. Вариант альбома под именем «Showdawn» состоял из 10-ти песен, записанных в разные студийные сессии частично в Финляндии, частично в Питере, и смикшированных и отмастеренных в Италии. Реинкарнацию альбома в виде «Blood on the Face» отличает дополнение – кавер на STONE TEMPLE PILOTS, несколько иные аранжировки и мастеринг на студии Finnvox. Изменилась обложка и общая аура, а главное – материал приобрел очевидную законченность. 

Вы уже играли новый материал на концертах? Как реагирует публика? 

Ind: Концертная программа GRENOUER, исполняемая в течение 2012-2013 годов, состояла только из новых песен. Лично мне прием публики показался теплым и искренним. 

Motor (гитара): Да, мы отлично откатали новую программу в совместном туре с итальянцами FIGURE OF SIX. Могу сказать, что аудитория очень хорошо принимала песни, причём как те, кто в первый раз знакомился с нашим творчеством, так и фанаты наших старых работ. Безусловно, это очень приятно. 

Новый материал будет отличаться от старых песен? 

Ind: От предыдущего полноформатного альбома он отличается, как утро от ночи; однако внимательный слушатель сможет найти точку опоры и выявить взаимосвязи. 

Motor: Как было сказано выше, альбом отличается по звучанию достаточно сильно. Не скрою, мы именно этого и добивались. В поиске звучания много экспериментировали со всем, с чем можно было экспериментировать. Тут я не имею в виду некие наркотические вещества, а лишь изменение строя гитар, поиск тональности песен и рифов, использование различных гитарных эффектов не совсем привычным образом и так далее. 

Расскажите о будущем клипе «Brain Fever», что за идеи положены в его основу? 

Ind: К сценарию и режиссуре мы не имеем ни прямого, ни косвенного отношения. Тот случай, когда работа проделана под ключ, от группы требовалось только многократное исполнение песни в красивом павильоне. Относительно сюжета могу высказать лишь собственное понимание, но, предполагается, что у каждого зрителя оно может быть свое. Основная же линия – взаимоотношения творца, в данном случае художника, с суровой реальностью. 

Motor: Сценарий разрабатывался не нами, но после общения с нами. Режиссёр и оператор-постановщик внимательно выслушали все наши предложения и задумки. После чего написали полностью свой сценарий, не имеющий ничего общего с нашими предложениями. Ха-ха! На самом деле каким-то косвенным образом наши идеи повлияли на создателей клипа. По крайней мере, то, что получилось в итоге, воссоздает именно ту атмосферу, о которой мы рассказывали творческому тандему оператора и режиссёра. Смысл этого видео – метафора, равно как и смысл любой нашей песни.

Музыка - мощное средство для влияния на умы. Какую основную мысль вы хотите донести до своего слушателя? 

Ind: Нет четко оформленных намерений повлиять на умы слушателей. Мы делимся своими ощущениями и чувствами, и если они созвучны нашим слушателям – это отрадно. 

Motor: Посредством наших песен (и музыка, и мелодия, и текст) стараемся донести до слушателя эмоции. То есть в наших песнях нет призыва, к примеру, брать вилы в руки и идти на соседей войной. Я бы сказал, что воздействие на эмоциональном уровне не такое прямолинейное и его не сразу заметишь. То зерно переживаний, которое мы пытаемся донести до людей, после попадания в благодатную почву должно ещё и успеть прорасти. Я бы хотел ответить так на вопрос – с помощью нашей музыки стараемся не дать забыть людям об их внутренних переживаниях. Чтоб люди не переставали задаваться вопросами: «Кто я?», «Зачем?» и «Почему?»… Примерно так.

Пытались ли вы анализировать, как GRENOUER меняли звучание от альбома к альбому? И почему? 

Ind: Многое на поверхности и без глубоких анализов. Коллектив был основан как прямолинейная экстремальная metal банда, но уже после первого альбома возникла потребность что-то менять и перестраивать. Творческое переосмысление, поиск средств выражения, спонтанности, шероховатости – всего этого с лихвой! Многолетний уход от классического брутального жанра окончательно материализовался в последние годы, и теперь можно звучать и творить, невзирая на лица, без ограничений. 

Motor: Многое в саунде коллектива зависит от людей в него входящих, то есть от состава. Также это зависит от каких-то переживаний, который каждый из нас испытывает в определенный момент. Плюс, более прозаичные вещи, как качество оборудования на репетиционной студии (возможность слышать себя на репетициях), уровень студии звукозаписи, в которой работаешь, и штат её сотрудников. 

Что лучше - постоянство или регулярные музыкальные метаморфозы? 

Ind: У каждого свой путь, мы же никому ничего не навязываем, не доказываем и не пропагандируем. Лично мне интереснее совершать открытия, не останавливаясь на достигнутом. В равной степени, не думаю, что сильно подвержен оголтелому авангардизму, чему-то сверхноваторскому и крайне моднявому. 

Motor: Мне всегда были более близки коллективы, которые меняются от альбома к альбому. Я люблю удивляться сам и люблю удивлять людей. Поэтому мне интереснее музыкальные метаморфозы. 

Danny (барабаны): Лучше два в одном. Любая команда должна иметь своё «музыкальное лицо», но в то же время на этом лице может меняться мимика и настроение. 

Как бы вы описали свою музыку незнакомому с ней человеку? 

Danny: Я бы для начала их познакомил. Что касается направления, то я бы назвал это современным атмосферным хард роком. А в целом, сложно отнести к какому-либо направлению, так как в этой музыке использовалось много музыкальных экспериментов и было приложено не меньшее количество эмоций. 

Ind: Незнакомому человеку лучше ничего не описывать. Если есть интерес – пусть слушает и смотрит. Добровольность – лучший союзник правильного восприятия. 

Motor: Как человек когда-то работавший в музыкальном магазине продавцом, я не стал бы описывать на словах нашу музыку. Просто поставил бы заглавный трек с альбома, а дальше уже пусть решает сам слушатель. Но мне нравится, когда в афишах под название GRENOUER подписывают стиль «Modern Metal / Rock». Я согласен с таким определением. 

Обычно вы легко пишете новый материал или иногда возникают трудности с написанием? 

Ind: Написание нового материала для нас – не два притопа, три прихлопа. Даже если композиция легко воспринимается, это не означает, что мы начали страдать примитивизмом и халтурщиной. Наоборот, сделать простую, но действительно хорошую песню, остается сложной задачей, выполнение которой требует гораздо большего усердия, нежели нагромождения путанных риффов. 

Motor: Могу абсолютно точно сказать, если песня звучит просто и хитово для слушателя, это значит, что над ней проведена огромная работа на нескольких стадиях развития этой песни (от грубого наброска до варианта звучащего с CD). Такие песни писать сложно. Это кропотливый процесс, которому даже обучают в некоторых зарубежных университетах. Но мы всегда это делаем с радостью и энтузиазмом, без этого даже не стоит приступать. 

Какие жанры или группы вы ненавидите больше всего? 

Ind: Не сочтите русофобом, но совершенно несимпатична отечественная эстрадная попса, весь плейлист «Нашего радио» и шансон, к которому я, кстати, отношу и репертуар Юрия Шевчука. 

Danny: Я бы предпочел слово «равнодушен», так как в целом мне нравится разная музыка. В каждом направлении существуют представители качественного продукта, но в то же время и мертвая «штамповка», которая и вызывает у меня чувство равнодушия. 

Motor: Абсолютно точно – то, что называют российским шансоном. Тут даже больше нечего комментировать. 

В каком ключе вы дальше собираетесь развивать музыку? Следующий альбом будет существенно отличаться от «Blood on the Face»? 

Ind: GRENOUER начнет сочинять песни, следуя вдохновению, а не какому-то там плану. Планировать можно административные моменты, а вопросы творчества пусть сохраняют свою чистоту, такое мы можем себе позволить. Скажем так, нам самим любопытно, как будет звучать следующий альбом. 

Danny: Следующий альбом ДОЛЖЕН и БУДЕТ отличаться! Над материалом будет работать переформированный состав, и каждый внесет свои идеи, свою энергию, свою душу. А также материал изначально будет направлен на поиск свежего звучания.

Motor: Это сложный вопрос. Я не могу сейчас дать на него однозначный ответ. Следующий материал не будет повторением «Blood on the Face». Во всяком случае, я на это очень надеюсь. Невозможно утверждать, что получится из песни, над которой ты начал работать. То есть, конечно, можно примерно представлять, в какую сторону тебя уведёт процесс написания. Но ни о какой конкретике сейчас говорить нельзя. 

Однажды, когда группа распадется, благодаря чему вас будут помнить? 

Ind: Прерогативу распада оставим группам-однодневкам. У нас вот минуло уже двадцатилетие деятельности, но такая тяжесть на меня нисколько не давит. Вечность – вообще очень спорная штука, просчитывать, кому угодишь через сто лет – бесполезное занятие. Всегда приятно ощутить себя признанным гением, но настоящему гению надлежит быть скромным и уметь радоваться самым простым вещам. 

Motor: Я надеюсь, что GRENOUER не распадётся при нашей жизни. Я очень рассчитываю, что нас будут помнить именно благодаря нашим песням.

 

Оставьте комментарий!

Старые комментарии будут перенесены в новую систему в скором времени. Не забудьте подписаться на DARKER - это бесплатно!

⇧ Наверх