Зона ужаса

Чужой / Alien (роман)

Автор: Алан Дин Фостер

Жанр: ужасы, фантастика

Издательство: МИКАП, Люкси, GviDo, Мир

Год первого издания: 1992 (в оригинале — 1979)

Перевод: Е. Калинина, А. К. Андреев

Похожие произведения:

  • цикл «Вселенная Чужих и Хищника»
  • Джон Кэмпбелл «Кто идет?» (повесть)
  • Джордж Р. Р. Мартин «Летящие сквозь ночь» (повесть)

«Семеро спали и видели сны». А потом экипаж проснулся — медленно возвратился из гиперсна к жизни. Уорент-офицер Рипли, капитан Даллас, офицер Кейн, навигатор Ламберт, инженер Паркер, инженер-техник Бретт, научный сотрудник Эш и корабельный кот по кличке Джонс. Рейс подходит к концу, но где же Земля? На экранах не видно родной Солнечной системы. Тогда почему Мать, электронный мозг коммерческого буксира «Ностромо», разморозила их? Причина в чрезвычайных обстоятельствах: на одной из планет неизученной системы обнаружен источник (скорее всего, акустический бакен) искажённого сигнала, который Мать с трудом расшифровала как сигнал тревоги внеземного происхождения… или передача, которую они уловили, вовсе не сигнал SOS?..

Стоп. Вы ведь и сами всё знаете. Сто к одному, что из фильма Ридли Скотта, ведь роман Алана Дин Фостера — всего лишь литературная адаптация культовой картины. И бояться сделать спойлер в данном случае столь же бессмысленно, как и пытаться заинтересовать читателя пересказом сюжета. Его пересказал Фостер, причём сделал это так безатмосферно и безлико, что остаётся только развести руками и сказать: «Чёрт побери, но это ведь всё равно Чужой!»

Да, аура одного из самых знаменитых внеземных монстров настолько сильна, что ее хватает и на книгу.

Книгу, которую тянет поругать за картонность декораций. Во время чтения буксир «Ностромо» не оживает, а видится скорее декорацией к киноленте: судном с большими красными кнопками на переборках, тумблерами и мониторами в компьютерном отсеке, ячейками в двенадцатом модуле. А для космических «натюрмортов» на чёрном фоне болтается на леске небольшой макет с притороченной к корпусу нефтеперегонной установкой. То, что играло в фильме, — узкие коридоры с аварийным освещением, тянущиеся под потолком трубы, теснота кают-компании, да и прочие клаустрофобные неудобства обычного космического грузовика, — перестало работать в романе Фостера. Проступило недоверие: а это судно точно может путешествовать в открытом космосе? Хочется почувствовать себя дилетантом, а не читателем «Незнайки на Луне», впитать побольше деталей и внутренних процессов жизнедеятельности корабля, ведь межзвёздные перелёты и посадки на неисследованных планетах — это не фунт изюму. Автор, похоже, не усложнял себе задачу, а просто описывал то, что видел в фильме: герой нажал на кнопку — открылась дверь; постучал по клавиатуре — Мать исполнила; подключил голову Эша к розетке — она ожила. «Кейн осмотрел свой дисплей, пока Рипли и Ламберт щелкали переключателями и нажимали нужные кнопки», — в этом весь роман.

Поругать за поверхностное погружение во внутренний мир героев. За напрочь испарившийся саспенс, которым, будто густым туманом, был пропитан фильм. За сценарную скорость развития событий, мимолётность и сухость финальной схватки. За неупомянутый на страницах романа труп космического жокея…

И, наконец, за полуслепой фокус на Чужом, которого Фостер (известный также как автор новеллизаций картин «Нечто», «Хроники Риддика», «Черная дыра») со скупой упорностью называет «Чудовищем», а описание сводит к упоминанию наличия лап, зубов и огромных глаз (хотя «вылупившийся» из грудной клетки Кейна «дракончик» имел гладкую безглазую голову). Биология Чужого проявляется только «по праздникам», например, когда в брюхо инопланетного хищника-паразита вонзается острый прут, и из раны начинает течь жёлтая едкая жидкость. Как так? Пропадать такой колоритной наружности непозволительно! Даже монстр-«рука» удостоился большего: «Какое-то отвратительное животное, словно порождение ночного кошмара, лежало, свернувшись, внутри яйца. По форме оно напоминало человеческую руку со многими пальцами, которые были загнуты к ладони. Из самого центра «ладони» торчала какая-то короткая трубка, а у основания «руки» был свернут мускулистый хвост. На обратной стороне было заметно полупрозрачное выпячивание, напоминающее глаз».

И даже при всем озвученном негодовании вернуться на борт «Ностромо» было волнительно и радостно, а прочитанный роман откладываешь с ностальгической улыбкой.

Это ведь Чужой! Ах да, еще и уорент-офицер Рипли.

Оставьте комментарий!

Старые комментарии будут перенесены в новую систему в скором времени. Не забудьте подписаться на DARKER - это бесплатно!

⇧ Наверх