DARKER

онлайн журнал ужасов и мистики

ДО-РЕ-МИ...

Марина Клингенберг «Изоляция»

Клара уже почти заснула, когда услышала сквозь навалившуюся дрему шум работающего лифта. Этот звук, без всякого труда просачивающийся в квартиру, был знаком ей с детства. В уюте теплого одеяла само собой пришло воспоминание о том, как когда-то она прислушивалась к лифту и по его гулу пыталась угадать, на каком этаже он остановится. С надеждой — днем, в ожидании возвращения родителей с работы; боязливо — ночью. В темноте и тишине накатывал страх. Что, если лифт остановится на ее этаже? Иногда так и случалось, и сердце Клары замирало от ужаса, когда до нее доносились скрежет раздвигающихся дверей и приближающиеся шаги. Но это оказывались не грабители, а всего-навсего припозднившиеся соседи.

Теперь Клара не боялась грабителей по той простой причине, что понимала: красть у нее нечего. После смерти родителей она продала все сколько-нибудь ценное и жила на скромные сбережения и пособие по инвалидности. Так что ворвавшимся наобум бедолагам можно было бы только посочувствовать. Кроме того, дверь была железной, с надежными замками, подъезд — под видеонаблюдением, под рукой всегда имелся мобильный телефон. Поэтому глухая и несколько зловещая трель лифта по ночам вызывала не страх, а недовольство. И Кларе привычно подумалось, что наверняка это добрался до дома какой-нибудь пьяный раздолбай.

Воспоминания мешались с мыслями, а лифт продолжал шуметь. Внезапно дрема слетела с Клары.

Она поняла, что слышит лифт уже давно и, что странно, непрерывно.

Откинув одеяло, Клара села, протерла глаза и посмотрела на часы. Час ночи. Не очень поздно по нынешним меркам. В Интернете бурлит жизнь, молодежь вливает в себя алкоголь в барах или у кого-нибудь дома, старшее поколение бездумно переключает каналы телевизора. Обычно в это время из-за стены все еще доносилось бубнение дикторов телепередач, а стоило зайди в туалет, и через вентиляционный проход слышались хохот и музыка из квартиры сверху.

Но сейчас было тихо. Только ездил лифт.

Клара прислушалась. Кабина поползла вверх, остановилась несколькими этажами выше. Двери открылись и закрылись. Лифт двинулся вниз, через два этажа двери снова открылись и закрылись. Лифт опять поехал вниз, доехал до первого этажа, раскрыл и закрыл двери. Снова поехал вверх.

Клара почувствовала эхо давно забытого страха. Как-то раз, она помнила, лифт сломался и ездил сам по себе. Можно было сколько угодно уверять себя, что это всего-навсего техническая поломка, но все равно это заставляло испытывать не лучшие ощущения. Словно в лифте находилось нечто невидимое и, безусловно, опасное.

Клара легла, накрылась одеялом, но сон окончательно испарился. Все ее существо самовольно напряглось, с трепетом прислушиваясь к лифту. Вот он открылся на ее, четвертом, этаже. Сердце Клары дрогнуло. Но почти сразу двери закрылись, и лифт поехал вверх. На этаже никто не вышел — во всяком случае, Клара не услышала шагов.

Либо кто-то балуется, подумала Клара, либо лифт действительно сломался. Она попыталась переключиться на бытовые мысли. Поломка лифта — это плохо. Клара не так уж часто выходила из дома, но если выходила, без лифта ей было не обойтись.

Двери открылись где-то наверху. На несколько секунд воцарилась тишина. Потом лифт снова поехал вниз.

— Черт знает что, — пробормотала Клара, поднялась, босиком вышла в коридор и подошла к входной двери. Поколебавшись, приложила к ней ухо. Она надеялась услышать голоса или что-нибудь еще, что подтвердит — в лифте кто-то есть.

Но в подъезде, если не считать звука работающего лифта, царила тишина. Даже лампочка не трещала. Удивившись этому, Клара посмотрела в глазок. Темнота.

Как раз в этот момент двери лифта раскрылись на этаже. Клара наклонилась поближе к двери и до предела напрягла слух. Ей послышались странные звуки, совсем не похожие на шаги или шорох одежды. Как будто по бетонному полу прокатилась живая волна — шелест скольжения перемежался чем-то вроде хлюпанья. Но двери лифта закрылись, кабина двинулась вверх, заглушив все прочие звуки, и Клара уже не была уверена, что ей не померещилось.

Все же она побоялась открыть дверь.

Клара вернулась в комнату и села на кровать. Даже если бы не детский страх, она вряд ли смогла бы уснуть под непрерывный шум лифта, просачивающийся сквозь стены и проползающий в уши. Но куда звонить в таких случаях, она не знала. Подсказать или помочь могли в домоуправлении, но ночью оно, конечно, не работало.

Нужно было смириться. Клара уже приготовилась лечь, когда лифт опять остановился на ее этаже. До напряженного слуха вновь донесся странный звук. Клара закрыла глаза и вздрогнула всем телом. На этот раз ей показалось, что похожие звуки она слышала в приключенческих фильмах, когда бессчетные мириады сороконожек, скорпионов, пауков или других отвратительных созданий неслись по коридорам какого-нибудь подземелья.

Почувствовав тошноту, Клара на несколько секунд задержала дыхание. Потом встала, подошла к двери и приникла к ней ухом. Лифт остановился через пару минут. Журчащий и хлюпающий звук определенно доносился снизу. Волна вязкого страха пробрала Клару с головы до ног. Она привалилась к стене и сделала несколько глубоких вдохов. Звуки лифта ввинчивались в мозг раздражающим и болезненным сверлом. Пугающая неизвестность свернулась в груди склизким клубком и неприятно вздрагивала всякий раз, когда лифт начинал движение.

Она оттолкнулась от стены, прошла на кухню и залпом выпила полтора стакана холодной воды. Затем перевела дыхание, нашла в шкафчике карманный фонарик и вернулась к входной двери.

На этот раз ей пришлось довольно долго ждать, пока лифт остановится на четвертом этаже. Сев на пол и привалившись к стене, Клара успела задремать под жутковатую скрежещущую музыку проклятого лифта. К ней подкрался сон: она внутри кабины, очень маленькой, где от стены до дверей от силы полшага. Крохотное помещение невыносимо давит на нее, а кабина едет то вверх, то вниз. Клара слышала, как останавливается лифт и как закрываются и открываются двери, но на самом деле кабина, в которой она находилась, не останавливалась ни на секунду, и Кларе хотелось кричать во весь голос, чтобы все узнали — это обман, иллюзия. И она бы закричала, если бы страх и отчаяние не сдавливали ей горло.

Громкий звук возвестил о том, что лифт остановился на ее этаже. Клара проснулась. Не давая себе очнуться от дремы, она села на корточки, вытянула руку, щелкнула замком и нажала на ручку.

Дверь приоткрылась. Сквозь небольшую щель зияла непроглядная тьма, из которой разило затхлостью погреба или, быть может, могилы. Не обращая внимания на оглушительное биение собственного сердца, Клара включила фонарик, но ничего не увидела. Темнота как будто засосала в себя слабый луч света.

Скрежет разъезжающихся дверей выпустил наружу журчащий звук. Онемевшей рукой Клара опустила фонарь пониже, чтобы осветить пол. Поначалу под нависшим мраком она увидела грязноватый бетон, но потом его вдруг заполонила собой темная масса. Что-то поднялось из нее и повернуло бесформенную головку в сторону Клары.

Крик застрял в горле. Клара захлопнула дверь и закрыла замок.

Журчание смолкло. Лифт продолжал ездить.

В глазах Клары стало мутно. Но она силой вернула себе четкость зрения, неверным шагом вернулась в комнату, взяла мобильный телефон и позвонила Ольге. Теперь для нее не имело значения, что на часах уже два часа ночи.

Ольга жила двумя этажами выше. В детстве они близко общались, потом каждая пошла по своей дороге, но Клара до сих пор могла спокойно обратиться к соседке с просьбой сходить в магазин, оплатить счет или проводить ее куда-нибудь.

Ольга ответила не сразу, ее голос показался Кларе напряженным, но его никак нельзя было назвать сонным.

— Привет, — быстро проговорила Клара. — Извини, что так поздно, но… Я не могу уснуть, потому что…

— Лифт?

— Да. Тебе тоже слышно?

Квартира Ольги находилась дальше от лифта, и коридор с четырьмя квартирами отгораживала дверь.

— Слышно, — мрачно сказала Ольга. — Не так хорошо, как тебе, наверное, но слышно. Я уже выходила в тамбур, но дверь открывать побоялась. Лампочка мигает, а за дверью вообще темно, ничего не видно.

— Когда лифт открывается у меня на этаже… — Клару замутило при воспоминании о том, что пронеслось по полу. — Там… Ну, звук такой…

— Я слышала. Не верю во всякую чушь про привидений, но, честно говоря, мне уже порядком хреново. Не знаю, как пойду утром на работу, если этот дурацкий лифт не прекратит ездить.

— Ну, утром хотя бы с улицы свет будет падать, — подбодрила ее Клара, сомневаясь, впрочем, что солнечный свет сможет пробить вязкий мрак, наполнивший подъезд.

— А ты в окно смотрела? — спросила Ольга каким-то странным тоном.

Клара подошла к окну. За ним было темно. Фонари не горели. Окна в соседних многоэтажках — тоже. Ни одного. Клара ничего не могла разглядеть, даже очертаний домов. Как будто кто-то снаружи закрасил ее окно черной краской.

— Сначала я подумала, что свет отключили во всем районе, — сказала Ольга. — Но у меня, например, свет горит.

— И у меня. Может, ты знаешь, кому можно позвонить? Кто мог бы разобраться…

Ольга немного помолчала, потом предложила:

— Давай позвоним в полицию.

— В полицию?

— Ну да. Просто скажем, что кто-то ездит на лифте уже час, по всему подъезду, слышатся странные звуки, свет на лестничных клетках умышленно выключили. Может, они могут к камерам подключиться, ну или пришлют хоть кого-нибудь, чтобы посмотрели. Если откажутся, будем капать на мозги, пока не приедут.

— Ладно. Я сейчас позвоню.

— Хорошо, позвони потом мне. А я пока еще раз в тамбур выгляну.

Клара прервала связь и позвонила в полицию. Она почти дословно повторила слова Ольги и назвала адрес. Дежурная не задала ни одного вопроса.

— Ждите, — сказала она после короткой паузы, без каких-либо эмоций в голосе. — Высылаем сотрудника.

Клара облегченно вздохнула. На нее повеяло приятным отголоском будничной реальности. Раздастся звонок в домофон, полицейский поднимется на этаж, позвонит в дверь, сообщит, что лифт сломался, свет отключили по техническим причинам, а она зря отвлекает полицию всякими пустяками.

Но тут ей вспомнилось нечто на бетонном полу и скользящие звуки. У Клары часто бывали проблемы со здоровьем, но никогда — с головой.

Она позвонила Ольге. После протяжных гудков механический голос, звучавший один в один как голос полицейской дежурной, сообщил, что абонент не отвечает.

Клара подумала, что Ольга, должно быть, отлучилась в туалет или не услышала звонка из коридора, и решила дождаться ответного звонка или, если он не последует, перезвонить через пять минут.

Лифт продолжал шуршать.

Пытаясь и все-таки будучи не в силах отделаться от этого звука, Клара прошла на кухню. Взгляд упал на темные окна. Подумав, Клара взялась за фонарик, приложила его к стеклу и включила.

Луч света был слишком слабым, чтобы выхватить что-то со двора. Но он высветил две толстые линии, перечеркивающие окно. Как будто некое уродливое дерево вытянуло вдоль дома свои ветви. Но деревья в палисаднике не доставали до четвертого этажа.

Клара нервно сглотнула и приблизила лицо вплотную к стеклу. Ее пальцы дрогнули, и она едва не выронила фонарик.

Грязно-коричневые отростки поросли множеством волосков. И, что было хуже всего, они шевелились. Как будто к дому присосался гигантский паук.

Одна из лап — Клара не сомневалась, что это лапы — лениво переместилась чуть повыше. Клара не ожидала этого, и на сей раз фонарь полетел на пол. Лампочка разбилась.

Клара понеслась в комнату и забилась в самый дальний угол, надеясь не слышать лифта, но потом до нее дошло, что она находится рядом с окном. За ним, как и на кухне, без фонаря ничего нельзя было разглядеть, но Кларе хватило того, что она уже видела.

Торопливо отойдя в центр комнаты, она села в кресло и набрала номер Ольги. Он по-прежнему не отвечал.

От отчаянной безысходности Клара попыталась зайти в Интернет в слабой надежде, что кто-нибудь из соседей уже поделился с миром тем, что за чертовщина творится вокруг. Но Интернет не работал.

В оцепенении прошло около часа. Клара слышала, как открываются и закрываются двери лифта и как по полу подъезда катится хлюпающая волна. Каждые десять минут она звонила Ольге, но та не отвечала. Полиция тоже не приезжала, во всяком случае, в домофон или в дверь никто не звонил.

Наконец Клара не выдержала и снова позвонила в полицию. Едва ей ответили, она резко бросила:

— Я вам звонила больше часа назад! У нас в подъезде ездит лифт…

Из динамика послышались шорохи, похожие на помехи, и Клара замолчала, чтобы прислушаться к ним. Через несколько секунд механический голос проговорил:

— Ждите. Высылаем сотрудника.

Клара похолодела. Она не понимала, что происходит, но была практически уверена, что ожидание помощи будет напрасным.

В слабой надежде она еще раз набрала номер Ольги. Когда третий гудок прервался, сердце Клары радостно дрогнуло, но вместо голоса подруги она услышала слабый треск и больше ничего.

Клара позвонила в полицию в третий раз. Неунывающая надежда подбросила ей заманчивую мысль, что полиции просто не захотелось возиться с такой чепухой, как лифт и свет в подъезде, а вот человек, попавший в беду — совсем другое дело.

— Послушайте, — сказала она. — С моей подругой что-то случилось.

Она помолчала, собираясь с мыслями. Но не успела. Ответом ей была уже знакомая фраза:

— Ждите. Высылаем сотрудника.

Голос ничуть не отличался от двух предыдущих.

Клара сидела посреди комнаты, прислушиваясь к звукам лифта и вздрагивая каждый раз, когда двери открывались и закрывались на ее этаже.

В пять утра в квартире выключился свет. Клара вспомнила, что у нее есть номер электрика, и попыталась позвонить ему, но и связь больше не работала.

Страх свинцом залил все тело, парализовав и мысли, и чувства. В таком состоянии, до боли обхватив себя руками, Клара просидела несколько часов. Уже давно наступило утро, но за окнами не было видно ни малейших признаков солнца. Только все та же непроглядная темнота, прячущая под собой неизвестно что.

Поддавшись оцепенению, Клара еще какое-то время просидела в комнате. Затем встала и направилась к входной двери. Лифт по-прежнему ездил вверх-вниз. Клара прислушалась. Вот он остановился на третьем этаже и двинулся вверх.

Клара нащупала на вешалке плащ, накинула его поверх пижамы, обулась, открыла дверь и шагнула в подъезд.

У нее было стойкое ощущение, что ноги ступают не по бетону, но она старалась не думать об этом. Хлюпающие звуки доносились до нее откуда-то с верхних этажей.

Плотная темнота не позволяла разглядеть даже собственные руки. Но Клара прожила здесь всю жизнь и на ощупь смогла добраться до лестничной площадки. Ее тело окутывал непривычный затхлый и холодный воздух, пропитанный сыростью. Звуки, подхваченные легким эхом, неприятно впивались в напряженное сознание.

Клара остановилась, чтобы перевести дыхание. Но, сделав глубокий вдох, не смогла выдохнуть.

Лифт остановился на ее этаже. В следующую секунду двери раскрылись, и шуршащая волна заполонила собой все вокруг.

Комментариев: 0 RSS

Оставьте комментарий!
  • Анон
  • Юзер

Войдите на сайт, если Вы уже зарегистрированы, или пройдите регистрацию-подписку на "DARKER", чтобы оставлять комментарии без модерации.

Вы можете войти под своим логином или зарегистрироваться на сайте.

(обязательно)