ТРЕТЬЯ ВОЛНА ЗОМБИ

Маша Сальери: «Музыка – одно из направлений магии»

Санкт-Петербург славится своими музыкантами. Здесь можно найти исполнителей почти в любом жанре. Существует немало обособленных тусовок, одну из которых представляют исполнители, играющие на стыке этники, дарк-фолка и психоделической электроники. Но даже в этой среде группа «MOSss» стоит немного особняком. Мы пообщались с вокалисткой Машей Сальери, благо и повод для интервью имелся – накануне коллектив выпустил EP с «говорящим» названием «Dark».

Маша, привет. Для начала, расскажи о себе. Как ты пришла к музыке?

Привет. Началось всё с музыкальной школы, где я занималась по классу скрипки. Лет в 13 даже довелось немного поиграть в какой-то авангардной группе. Потом скрипку сменила гитара, гитару – бас, и так, шаг за шагом, я пришла к созданию электронной музыки. А с вокалом отношения начались с шестнадцати, когда меня пригласили в группу «Rasta Orchestra», собственно, где я и пела следующие пять лет. Это был переломный момент, когда я открыла для себя огромное количество разных стилей: от джангла, драм-н-бейса и даба, который исполняли мы, до нью-метала и психоделического рока, который в тот момент звучал в плеере. С тех пор я так и остаюсь в мешанине стилей, и очень люблю то, что  лежит между ними: эксперименты и странные сочетания. Начались попытки собственного сочинительства. В девятнадцать лет я записала небольшой альбом из собственных песен, нашла музыкантов и почувствовала себя на своём месте. В 2010-м году всё это оформилось в группу «MOSss», и делали мы трип-хоп – спокойный, меланхоличный, немного с этническим оттенком. Но натура я весьма импульсивная, со временем частоты всё меньше совпадали, и хотелось добавить всем этим песням агрессии, напора. Так возникло решение искать новый, живой состав для группы, поэтому в 2015 году мы зазвучали абсолютно иначе и начали новую историю.

 

Расскажи про свой второй проект. Хватает ли тебя на два коллектива? Чем они отличаются?

Второй проект называется «KIBBBERPRIDE», который мы создали с мужем в 2014 году. Дело в том, что мы изначально вместе выступали на фестивалях, вечеринках и всё это было в свободной форме, импровизации. Я не фанат постоянных джемов, и хоть иногда они получаются удивительно гармоничными и живыми, слишком много всего должно совпасть, чтобы получилось именно так. Поэтому я всегда стремлюсь к конкретной музыкальной идее, где будет не только место для вольности, но и скелет, основа. Этого баланса удалось достичь в «KIBBBERPRIDE». Плюс там мы можем реализовывать многие вещи, которые концептуально не подходят к нашим собственным проектам. «KIBBBERPRIDE» – это совсем электронная история: несмотря на то, что последний год с нами играет бас-гитарист Алексей Зубкерман, всё равно в основе лежит «железо»: грувбоксы, драм-машины, семплеры, синтезаторы и прочие примочки. Здесь я пою на английском, и вокал в этом проекте является, скорее, одним из инструментов.

 

Недавно «MOSss» выпустили EP. Расскажи немного о каждой песне, что вошла в него.

Все песни, кроме «Dark», были написаны уже давно, просто существовали в другой форме. «Минорная» была моей самой первой песней: я взяла в руки бас-гитару и наиграла рисунок, тут же родилась вокальная партия, я начала думать, как и в каком виде всё это зафиксировать, и тут началось знакомство с музыкальными редакторами, куда я и по сей день заношу песни, идеи и партии. Было это давно, так что «Минорной» уже лет восемь. Изначально эта песня была очень чилловая, спокойная, без динамической второй части, которая есть сейчас.

«Рассветы» появились намного позже, эта песня – абсолютный катарсис. Я написала их, находясь в очень подавленном состоянии, из которого как будто не было выхода. И я накрутила себя до предела, песня родилась в один момент, а как только я её записала – в тот же момент всё прошло, никакой боли, никаких воспоминаний не осталось. Хоть песня и была записана в электронном виде, но почти не исполнялась. Когда пришли новые ребята, у меня было желание вообще не ставить никаких границ в плане выбора песен, хотелось начать работу над тем, что их зацепило по-настоящему, неважно старое оно или новое, так появились другие «Рассветы», и понеслось...

На «12» меня вдохновила поэзия Омара Хайма, его видение мира, история про то, что истинная красота никогда не умирает, и на том месте, где утонула прекрасная девушка, однажды вырастет лилия. А «Dark» – это ведьмина песня, шаманская, лесная, в неё хотелось вложить ощущение шабаша. Я вообще верю в то, что музыка – это одно из направлений магии, причём, довольно сильное. Над этой песней трудилась вся группа, и скажу, что львиная часть работы принадлежит музыкантам.

Если ты веришь, что магия проявляется в музыке, то скажи: что попадает в твой «ведьминский» котелок, чтобы приготовилась песня? Это должно быть только творчество или места, события, люди?

Мне повезло родиться в Петербурге, городе, где невозможно не творить: вдохновение таится здесь в каждом уголке. Иногда достаточно просто остановиться и осмотреться, затаив дыхание, и ты уже окрылён. И да, у Петербурга есть какая-то своя музыка, по ощущениям, она похожа на прелюдию до диез минор Сергея Рахманинова. Правда, отсюда иногда хочется уехать ненадолго, чтобы ощутить другие краски. Очень хорошо помню, как меня в своё время зарядила поездка в Барселону, я приехала туда, не зная по-испански ничего, кроме «hola» и «gracias», а вернувшись, написала песню на этом языке. Правда, заняться испанским всерьёз так и не вышло, но думаю, что это вопрос времени. Очень красивый язык, он будто создан для песен. Из музыки вдохновляют самые разные вещи, стиль практически не имеет значения, главное – это мурашки. Говорить о том, что повлияло, можно бесконечно, поэтому я просто назову концерты двух групп, которые разделили жизнь на «до» и «после»: это «Massive Attack» и «Prodigy». Однажды я была в Праге, и там через неделю выступали «Radiohead», и я до сих пор жалею, что не осталась, они бы наверняка закрыли эту троицу лучших.

Каким ты видишь будущее для себя и своих коллективов?

Я стараюсь особо не смотреть в будущее, а быть здесь и сейчас. Но думаю, что я на своём месте и теперь время работает в нашу пользу: мы развиваемся, ищем нужную формулу, и хотелось бы продолжать в том же духе. Вообще, думаю, рост – процесс бесконечный и, как только ты говоришь себе «я молодец, я чего-то достиг», тут-то развитие и останавливается. Единственное, чего хотелось бы – здоровья, удачи и везения. Остальное мы сделаем сами.

Оставьте комментарий!

Старые комментарии будут перенесены в новую систему в скором времени. Не забудьте подписаться на DARKER - это бесплатно!

⇧ Наверх