DARKER

онлайн журнал ужасов и мистики

ДО-РЕ-МИ...

Михаил Павлов «Уровень b»

 

Каролине

 

Первый будильник Марат никогда не выключал, просто слушал мелодию сквозь сон. Проснулся он на втором, потянулся, лежа на кровати, но не встал. Дремал и ждал следующего, через пять минут. Тогда уже можно было сесть, спустить ноги на пол, обнаружить там ноутбук, положить его на подушку и открыть, а пока тот загружается, пойти в туалет. Меж тем в комнату сквозь ветхий тюль вползал летний солнечный свет.

Минут через десять Марат вернулся в комнату, умытый, но все еще хмурый и встрепанный, с дымящейся кружкой кофе в руке. Кофе был из пакетика «три в одном», Марат покупал их упаковками по сто штук. А еще он ненавидел этот тюль на окнах, но не знал, какие шторы купить. Да и как-то глупо наводить уют в чужой квартире. Правда, жил он тут уже довольно долго. Короче, ему было лень. Но тюль Марат определенно ненавидел.

Оставалось еще минут двадцать, чтобы посидеть в Интернете. Марат забрался на смятую кровать, развернул к себе ноутбук, полез проверять Контакт, включил музыку. В сообщениях не оказалось ничего интересного, зато новостная лента пестрела картинками и видео, обещающими быть смешными. Марат просмотрел парочку, и от этого — ну, и еще от горячего кофе — по лицу растеклась ухмылка. «Все-таки есть жизнь на Марсе», — решил он и начал собираться на работу.

Марат натягивал джинсы, когда пришло то сообщение. Какая-то абракадабра на латинице вместо имени, аватара нет. Не открывая сообщение, Марат перешел на страницу писавшего. В друзьях его не было, профиль почти пустой.

— Что за фигня, — пробубнил Марат, — как ты мне пишешь в закрытую личку...

В сообщении оказалась видеозапись без названия. На превью было что-то неясное, как будто размазанное лицо, неудачное фото, сделанное вебкамерой. Включать видео не хотелось. Оторвавшись от экрана, Марат потянулся за футболкой, влез в нее, и в этот момент зазвонил мобильный.

— Да что еще... — Марат чувствовал раздражение. Продев голову и руки в футболку, он начал шарить по постельному белью, нашел свой белый телефон, схватил его и поднес к уху. Это была Рита, его девушка.

— Доброе утро? — осторожно спросила она.

— Угу, — буркнул Марат, его взгляд снова упал на экран. Дурацкое сообщение. Он положил палец на тачпад, хотел было закрыть браузер, но, видимо, задел курсором окошко с видеороликом. Тот начал грузиться.

— Прости, что вчера не отвечала, — оправдывалась Рита в трубке. А Марат тихо матерился, пытаясь закрыть видео, только оно не реагировало. Пошла картинка, какая-то мешанина темных пикселей. «Сейчас заорет», — испугался парень. Но из динамиков послышался лишь глухой невнятный шум, будто микрофоном терли об одежду.

— Что там у тебя такое? — спросила Рита.

— Блин, да ничего.

На темном фоне шевелилась серая разваливающаяся на квадраты масса. Сначала почудилось, что это все то же лицо, большой лоб, странные гримасы, взгляд куда-то вниз, затем все расползлось, стало похоже на извивающихся пиявок, потом на ноги людей, они танцевали, нет, дрались, изображение немного прояснилось, сквозь бесцветную рябь было видно, как кто-то упал с ножом в животе.

— Ты на меня обиделся?

Ноутбук завис, курсор двигался рывками. На экране возник силуэт девочки в платье, она была в темном узком подвале с крохотным окном наверху, размахивала ручками и делала неловкие шаги то в одну, то в другую сторону, у нее было что-то с головой или, точнее, у нее почти не было головы, только что-то сплюснутое, смятое, маленькое, и кистей на руках тоже, кажется, не было, заостренные культи — и все. Шум из динамиков стал клокочущим. Изображение снова развалилось на пиксели, серая угловатая каша мерзко вздрагивала, будто сокращалась, потом из сердцевины потекло что-то черное и затопило всю картинку, раздался громкий, режущий уши звук, Марат в ужасе, матерясь, забил по кнопке выключения, но лэптоп продолжал работать. На видео появились обнаженные бледные люди, лиц не было видно, худая девушка на четвереньках, одутловатый мужчина сзади, затем ракурс изменился, можно было рассмотреть лицо девушки, звон стал невыносимым, на дисплее сверху и снизу вылезли разноцветные полосы, видеозапись зависла, а окошко с ней запрыгало из угла в угол. Потом все исчезло, стихло.

Марат, не шевелясь, уставился в Синий экран смерти.

— Что это вообще сейчас было? — пробормотал он через какое-то время.

— Ты меня спрашиваешь?! — голос Риты в трубке. — Ты меня не слышал, что ли? Я тебе кричу-кричу!

— Да тут... писец сейчас был. С ноутом.

— Оу, он работает? Звуки были страшные.

— Не знаю, сейчас перезагружу. Блин, на работу уже надо.

— Напишешь мне потом, ладно?

— Погоди. — Перед глазами Марата снова встало это сумасшедшее видео, его последние кадры. — Где ты, говоришь, была вчера?

 

* * *

Автобус, задний ряд, просочиться к окну, наушники, музыка. Теперь еще минут двадцать все будет хорошо, спокойно. Марат надеялся, что ноут в порядке, траты на ремонт были бы сейчас совсем некстати. Но вроде бы лэптоп нормально перезагрузился и работал. Потом нужно будет прогнать все через антивирус на всякий пожарный. На этом познания Марата в компьютерных технологиях, в общем-то, заканчивались.

Он зашел с телефона в Интернет. Одно новое сообщение.

kdmd nghgqt 08:43:56

Как ты это сделал?

Опять этот непонятный аккаунт. kdmd nghgqt. Так его звали. Похоже, кто-то просто бил вслепую по клавиатуре. Марат напрягся, но решил, что нужно что-то делать, нажаловаться в техподдержку хотя бы. Он посмотрел диалог с kdmd nghgqt, первого сообщения с видеозаписью уже не было. Зато пришло еще одно.

kdmd nghgqt 08:45:03

Зачем?

«Блин, чувак хочет окончательно вынести мне мозг, — подумал Марат. — Как доберусь до компа, добавлю его в черный список».

kdmd nghgqt 08:48:14

Ты человек?

Марат Каримов 08:48:49

а ты идиот??

Несколько минут собеседник ничего не отвечал. Рита была онлайн, но не писала. Надо было начать самому, но в голове случился ступор. Что-то было не так... Все это видео. Это не могла быть Рита.

kdmd nghgqt 08:55:02

Ты даже не понял, что сделал, да?

Марат Каримов 08:55:56

я тебе что то сделал? мы знакомы??

kdmd nghgqt 08:56:02

Ты смотрел видео?

Марат Каримов 08:56:05

да

Снова затишье. Синий значок, означающий, что Рита в сети.

kdmd nghgqt 09:04:38

Сейчас все нормально?

Он издевается. Вот урод! Марат стиснул зубы от злости. Убрал мобильник в карман. Нафиг этого тролля. До работы Марат доехал, уставившись в окно отсутствующим взглядом. В наушниках шумела музыка.

В офисе на голову сразу повалились дела, кому-то не доложили груз канцтоваров, кто-то не оплатил товар за прошлый месяц, но хочет сделать следующий заказ, кто-то звонит, до кого-то нужно дозвониться, бабка из Тюмени, не умеющая обращаться с компьютером, присылает заказ, написанный дрожащей рукой на тетрадном листочке... Господи, за что? Марат ничего не успевал, злился. Рита писала ему что-то, времени на ответы не было. Только вырвавшись на обед в столовую, он с телефона просмотрел сообщения, но так и не нашелся, что ответить, да и Рита была уже в оффлайне. Марат ел салат, крутил медленно подгружающуюся новостную ленту и пытался ни о чем не думать. Просто дурацкий день, вот и все.

Салат был почти съеден, когда сотовый вдруг зазвонил. Скрытый номер. Марат терпеть не мог подобное. Он поспешно убрал звук на телефоне и пару секунд просто смотрел на дисплей с мигающей зеленой трубкой. Это мог быть кто-то по работе. Палец уже лег на левую кнопку, чтобы принять вызов, и тут экран стал черным, будто телефон выключился. Потом появилась блеклая картинка. Это было лицо Риты, слишком приближенное, глаза навыкате, безумные, черные, будто под наркотой. Динамик захрипел, послышались шершавые ритмичные звуки, неразборчивые голоса, картинка покрылась пикселями, за которыми что-то неясно двигалось. Но Марат уже знал, что увидит. Кто-то трахал Риту. Пальцы, стиснувшие телефон, начали белеть. Все тот же ракурс без лиц, кто-то говорил, но не эти двое, а будто за кадром. Вдруг что-то произошло, прямо в том месте, где тела соприкасались, вылезли серые квадраты, слепившие пах мужчины и ягодицы девушки воедино, и динамик закричал. Камера дернулась назад, Марат увидел лица, но они были слишком искажены, чтобы их узнать, они вопили, тела бились, будто пытаясь оторваться друг от друга. Звук на телефоне не выключался. Картинка сменилась. В темном подвале с единственным окошком тяжело всхрапывала лошадь, она медленно, словно больной маятник, ударяла одним боком о стену, тонкие ноги подкашивались. Дисплей погас.

В столовой было всего несколько человек, и все они смотрели на Марата. Он вдруг ощутил, как по лицу побежали невесомые паучки, и правый глаз начал подергиваться. Сунув мобильник в карман, Марат встал и вышел из столовой. Сердце глухо, с размаху било в ребра. Поднявшись в офис, добравшись до своего стола, он попытался взять себя в руки. Телефон не включался. С рабочего компьютера нельзя было заходить в социальные сети, но Марат знал, как обойти блокировку. kdmd nghgqt был онлайн.

Марат Каримов 15:16:32

это ты на видео?

Сообщение висело несколько минут как непрочитанное. Марат сидел и смотрел на него, не шевелясь. Наконец собеседник заметил его.

kdmd nghgqt 15:20:48

А ты не очень умный, да?

Я не знаю, что на видео.

Марат Каримов 15:21:27

ты же мне его прислал блин

kdmd nghgqt 15:21:59

Это не я. Это все она.

Марат Каримов 15:22:02

Рита???

kdmd nghgqt 15:22:31

Какая еще Рита? Это Сеть.

Короче

тебя занесло на уровень b.

Но ты понятия не имеешь, что такое уровень b, да?

И как туда трудно попасть. Какой же ты урод. Это был мой шанс вообще-то.

Марат Каримов 15:27:11

там на видео была моя девушка

kdmd nghgqt 15:27:30

А ты уверен?

Марат велел себе подумать. Что он видел? Непонятное низкокачественное порно. Лицо Риты было четко различимым только один раз, когда картинка не двигалась. Такое можно легко смонтировать в любом видеоредакторе. Это может оказаться чьей-то очень жестокой шуткой. Кто-нибудь из бывших Риты, например? И кто этот kdmd nghgqt? Что за ересь он несет? Марат закрыл страницу.

До вечера он пытался работать, даже задержался на полтора часа, но все равно не успел сделать все, что нужно. Голова не варила. От kdmd nghgqt пришло еще несколько сообщений.

kdmd nghgqt 16:00:49

Мне бы посмотреть твой комп. На нем могли остаться следы.

Это всегда оставляет следы.

kdmd nghgqt 18:38:13

Короче, я оставлю эту страницу пока. Напиши сюда, когда понадобится помощь.

Не тупи.

Снова писала Рита, спрашивала, почему его телефон недоступен. Ноутбук работал нормально, но Марат его сторонился. Никому ничего не ответив, он лег спать. Неизвестно, что ему снилось, но сны эти были беспокойными.

Глубоко ночью, около трех часов, в темноте вспыхнул дисплей телефона. Послышалось громкое ровное шипение помех, потом сквозь них пробился глухой стук, будто кто-то барабанил в деревянную дверь, затем тяжелый шершавый шум, словно передвигают мебель, Марат заворочался на кровати, тикающие звуки, снова что-то двигают, топот ног, удар, и все потонуло в помехах. Телефон шипел, шипел, шипел, все тише, тише, тише, а потом на секунду наступила тишина, и раздался женский голос:

— Марат?

Тот встрепенулся, приподнялся на постели, прищурившись, посмотрел в сторону прямоугольника яркого белого света. Спросил:

— Мама?

Экран телефона погас. Звуков больше не было, а мама умерла в прошлом году.

 

* * *

Марат проснулся утром от тихого звяканья ключа в дверном замке. Подумал: Рита! И от этой мысли стало удивительно легко. Он дал ей ключи пару месяцев назад, никому раньше не давал, а ей дал. И сейчас он понял: когда она зайдет в комнату, он забудет к чертовой матери обо всех непонятных видеороликах, с легкостью забудет, будто не было.

— Ты чего не на работе? — раздался резковатый мужской голос. Марат вздрогнул, это был Артур, его дядя и хозяин квартиры.

— А сколько времени?

— Одиннадцать уже! Проспал, что ли? Что у тебя с телефоном? Дозвониться невозможно!

— Сломался. — Марат вспомнил, как просыпался ночью. Или это был сон? Он поднялся на кровати и только сейчас понял, какая у него тяжелая голова. Тело было выжато досуха. — Кажется, я заболел.

— Перепил, что ли? Пьяные оргии тут устраиваешь опять?

— Если бы, — вздохнул он и снова лег. В комнате стоял полумрак, за окном было пасмурно. Сначала почудилось, что сейчас раннее утро, затем — будто уже вечер, и день профукан впустую.

— Купить тебе чего-нибудь? В аптеке там... — Артур прошелся по комнате, затем вышел в коридор, заглянул в ванную.

— Дай телефон, на работу надо позвонить хоть.

Артур что-то неуверенно промычал в ответ.

— Чего? — Марат повернулся, глядя в сторону двери.

— Ничего. — Артур появился через минуту, помялся, но все же протянул свой смартфон. — Только давай быстрее, мне тоже надо позвонить. И вообще бежать надо.

— Сейчас только вспомню номер.

Подмывало покопаться в мобильнике, но Артур стоял рядом и не спускал с него глаз. Поколебавшись, Марат набрал номер менеджера с работы, извинился, сказал, что заболел и сегодня отлежится, но завтра обязательно выйдет. Дядя забрал смартфон и стал крутить его в руках, прохаживаясь по комнате, затем вышел и направился, судя по звукам, на кухню. Вообще нормальный мужик, но сейчас он начал раздражать. В голове протянулась ниточка боли, она ветвилась, разбегалась по сосудам. Шевелиться не хотелось, но нужно было принять что-то обезболивающее. Марат встал, поежился, надел спортивные трико и футболку, побрел на кухню, Артур как раз закрывал холодильник.

— Чем ты питаешься, вообще непонятно.

— У тебя приступ заботы, что ли? — Марат полез в ящик, где лежали лекарства, нашел анальгетик. Артур ничего не ответил, пошел к выходу, потом спросил:

— Кстати, а Риту ты давно видел?

— Кстати? — Марат недоуменно поглядел на дядю. — С чего это ты про Риту вообще?

— Да просто.

— Пару дней не виделись.

— Ну и ладно. Короче, я пойду. Ты выздоравливай.

— А чего вообще заходил-то?

— Ну, у тебя телефон не отвечает, вот и заехал посмотреть, чего тут с тобой.

— Но ты же думал, что я на работе.

— Ой, не докапывайся к словам. — Артур вышел из кухни.

Боль скопилась в затылке и тянула голову назад, глаза стали горячими. Марат наливал себе воды, чтобы запить таблетку, и тут заметил смартфон дяди на столе. Он успел подумать, как глупо себя ведет, прежде чем схватил сотовый, разблокировал и углубился в меню. Нашел папку с видео, его оказалось много, и все превью были довольно похожи. Везде обнаженные люди. И один и тот же ракурс.

— Эй, ты чего? — Дядя выхватил свой смартфон у Марата.

— Что это? — проговорил тот с трудом, лицо словно окаменело.

— Охренеть! Чего ты лезешь не в свое дело?

Марат смотрел на его раскрасневшееся лицо и представлял, как оно искажается от вопля. А потом заметил, что полумрак в дверном проеме за плечом Артура какой-то неровный. Там будто проглядывали темно-серые квадраты. Марат стал всматриваться, и мгла вдруг ломано пошевелилась, словно компьютерная змейка сжалась в судороге, затем по краям выступили разноцветные точки, и все зависло. Несколько секунд Марат не шевелился, он не знал, что делать. Не знал, где кнопка перезагрузки у этого чертового мира.

Артур что-то говорил ему, в голове стоял болезненный гул его голоса, значит, все прошло. Отсюда нужно было валить. Марат прошел мимо дяди в коридор, оглянулся, чтобы ответить ему, и увидел лошадь. Она стояла в том же узком подвале, было темно, но сейчас он разглядел, что она белая, только морда залита чем-то черным, а изо лба торчит короткий обломок кости или что-то такое. Лошадь истошно заржала и рухнула на бетон, ее бока странно двигались, Марат попятился дальше к выходу из квартиры.

— Эй, ты чего, не слышишь? У тебя телефон звонит!

На миг все снова стало нормальным. Ну или почти. Это был будильник, его сотовый снова работал и показывал время 4:04 утра. Марат зашел за ним в комнату, сунул в карман трико, вернулся в прихожую, стараясь не смотреть на дядю. Тот не был нормальным. Виден был только его силуэт, состоящий из темных дерганых квадратов. Марат надел кроссовки, взял ключи и повернулся к Артуру, внутри изломанной фигуры мелькнуло огромное нахмуренное лицо, затем оно разложилось, стало чем-то невнятным, бледным, шевелящимся, это было похоже и на трупных червей, и на извилины головного мозга, и на сношающиеся человеческие тела...

— Я пойду прогуляюсь, — сказал Марат прямо в мглистый рой пикселей и вышел. Почему-то испугался ехать в лифте, пошел по лестнице. Шесть этажей. Это было странно. Двери во многие квартиры оказались распахнуты, за некоторыми не было ничего, только белое полотно света с черной надписью «Not Found», в других были люди, голые, толстые, престарелые, худые, юные, уродливые, они ели что-то черное с тарелок руками, они сидели за столами или ходили кругами, одна толстая женщина стояла на кровати, упираясь в нее срезом на туловище, и глядела на свои ноги, лежащие на полу в углу, потом она исчезла, вход в квартиру загородил синий экран, по нему побежали белые буквы и цифры, со всеми дверьми на этажах ниже происходило то же. Марат уже подумал, что лестница никогда не кончится, и тут вдруг вышел из подъезда. В кармане вибрировал телефон. Рита.

— Алло, — сказал он в трубку.

— Оу. Дозвонилась наконец. — Пауза в ожидании ответа. — Привет?

— Привет.

— Ну и чего?

— Не знаю.

— Что случилось?

— Не знаю. — Помолчал и добавил: — Я правда не знаю, что случилось. И что происходит. Я посмотрел твое видео.

— Какое еще видео?

— То уродское.

— Какое еще видео, блин?

— Ты там трахаешься с кем-то.

— Оу. Да неужели?

— Ты трахалась с моим дядей?

— Серьезно? Ты издеваешься?

— Я больше не верю тебе.

Она что-то ответила, но сквозь ее голос проступили шорохи и все заглушили. Марат немного отодвинул трубку от уха, увидел движение на дисплее и отдернул руку. На экране шевелились огромные белые мокрицы, живая каша из лапок, усиков, прозрачных панцирей, снятая очень близко, слишком близко. Одна из тварей выползла из экрана на ладонь Марата. Он закричал и замахал рукой, но мокрица вцепилась в кожу и не отпускала, он чувствовал, как она всасывается в его кисть, нет, это из телефона выросли длинные белые суставчатые лапки и обхватили его ладонь, крепко, больно. Марат поймал себя за запястье. Из мобильника раздавался встревоженный голос Риты, а на дисплее кто-то трахал ее, было видно лишь часть лица, девушка словно исхудала еще больше, как будто это не прекращалось уже очень давно, дни, ночи, она посмотрела в камеру, была ли это Рита — непонятно, изможденное, старческое лицо выражало только муку, а потом разорвалось на квадраты, и лапки из телефона втянулись обратно, дисплей мигнул, показал пустой подвал с одиноким оконцем и погас.

Марат доплелся до металлического заборчика и сел на него. Пальцы свело, и он не мог выпустить телефон из руки. Тут и там на коже были синяки, словно крохотные засосы. Дисплей снова загорелся, и по телу Марата пробежала дрожь. Но ничего страшного не произошло, началась обычная загрузочная заставка. Проиграла фирменная мелодия, и ладонь безвольно разжалась, пришлось перехватить сотовый другой рукой. Марат набрал номер Риты, приложил трубку к уху и стал слушать длинные гудки, глядя, как мелко подрагивает правое колено. Ответа не было. Он снова набрал номер. Два длинных гудка, потом короткие. Сбросила.

На затылок упала капля, потом на плечо. Только сейчас Марат заметил влажный асфальт и лужи. Вспомнил про дядю и поспешил прочь, чтобы не столкнуться с ним, когда тот будет уходить. Он зашел с телефона в Интернет, проверил свою страницу — ничего, Рита оффлайн, а вот kdmd nghgqt был здесь. На дисплей все чаще падали капли дождя.

Марат Каримов 11:47:59

ты правда можешь помочь?

 

* * *

Окна были закрыты большим куском картона, который держался на паутине из скотча. Шум дождя остался снаружи. Мертвенный яркий жужжащий свет от люминесцентных ламп на потолке заполнял всю комнату. В воздухе чувствовался стойкий запах сигарет, и глаза немного щипало. Здесь было холодно, со стен содрали обои, но не похоже, что кто-то занимается тут ремонтом. В центре комнаты стояла металлическая табуретка. На одной из стен белой клейкой лентой налепили большой косой крест, а чуть поодаль висел лист бумаги с черно-белой распечаткой: сверху текст, снизу квадратик фотографии, больше издалека не разобрать. У противоположной стены на полу лежал надувной матрас со спальным мешком, рядом примостился компьютер, причем системный блок был вскрыт и обклеен скотчем крест-накрест. Подальше стояла коробка размером с микроволновую печь, изнутри обложенная блестящей фольгой. А в углу комнаты сидела кошка с затравленным взглядом, худая, короткошерстая, темная с рыжими подпалинами.

Пока Марат разглядывал помещение, хозяин стоял чуть поодаль и рассматривал его.

— Свое железо ты не принес, — начал он. Это был худой нескладный мужчина неясного возраста, чуть выше Марата, с блеклыми русыми волосами, залысиной, маленьким усталым лицом и бесцветными глазами за стеклами очков в прозрачной оправе. Серая клетчатая рубашка, застегнутая на все пуговицы, темные брюки в катышках, коричневые носки и черные резиновые тапочки. В пальцах он крутил мятую сигарету.

— Я... У меня есть телефон, если... — Марат чувствовал себя не в своей тарелке, хотелось убежать.

— Видео с него смотрел?

— Ну и с него тоже.

— Вот как. Интересно. — Мужчина поджал губы и подошел вплотную. Стало совсем неловко. От него пахло табаком и какими-то лекарствами. С полминуты он пристально разглядывал лицо Марата, потом резко сделал несколько шагов назад.

— Все нормально?

— Тебя правда зовут Марат?

— Конечно.

— А меня Дима. Ты что-нибудь читал про Глубокую сеть?

— Нет.

— Ну и зря. Надо было поискать, когда я про уровень b тебе сказал. Давай телефон, что ли.

Марат помялся, но достал трубку и отдал хозяину квартиры. Тот указал на табурет, а сам пошел к матрасу, уселся на него и стал колдовать с телефоном. Выудил из кармана синюю узкую изоленту и налепил крестом на задней стороне белого корпуса, затем уже полез в меню.

— На поверхности тоже информация есть, — говорил он. — Там, конечно, больше фантазий всяких школьников, но полезное тоже можно найти. Уровни. Сеть делится на уровни. На первом, d-уровне, все понятно. Социальные сети, новости, порнография. Там ты обычно плаваешь. Но есть еще анонимные сети внутри самой Сети, это уже уровень c, там распространяется запрещенный контент, там можно купить все, что угодно: от оружия до семьи рабов. Заброшенные форумы, сетевые сектанты, сайты, на которые не выйти через поисковики, — все это тоже здесь. Официально Глубокая сеть — это и есть сайты, невидимые для поисковиков. Но на самом деле Сеть куда глубже. Дальше нужно быть осторожнее. Можно наткнуться на радиостанции, передающие в эфир всякие зашифрованные послания. Террористы, разведки, сумасшедшие. А потом идет уровень b.

Дмитрий вздохнул и смолк. Подобрал из связки проводов около компьютера подходящий и подключил телефон, приник к экрану. Марат тоже стал смотреть, хоть и не понимал, что происходит, удивился только угловатости интерфейса. Бегали цифры, появлялись надписи на английском. Казалось, Дмитрий уже не заговорит, но через несколько минут рассказ продолжился:

— Что такое уровень b, трудно объяснить. Там есть такое, чего нет. Несуществующие айпи, сайты, протоколы. Поначалу еще встречаются другие люди, но затем все становится слишком смутным, ни в чем нельзя быть уверенным. На уровне b ты понимаешь, что... — Он снова надолго замолчал. — Что все это живое. И оно смотрит.

— Что живое?

— Сама Сеть. На всех уровнях. Просто тут ты залезаешь к ней под кожу, и это... мерзко.

— Так зачем туда лезть?

— Я ищу там кое-кого.

Молчание. Над головой жужжит лампа. Болят глаза, лицо горит, а ногам холодно. Неудобно сидеть на табурете. Смотреть на собеседника сверху вниз тоже неудобно. Кошка буравит взглядом из угла.

— Есть и видео уровня b. Считается, что там сплошное копро и трэш. Но все не так просто. — Дмитрий отсоединил кабель от телефона и полез в корпус, но задняя крышка не поддавалась. — Я не уверен, что это вообще видео в нормальном понимании, это что-то большее, что-то связанное с подсознанием, со страхами и желаниями, и оно как вирус, ты его запустил, и оно сразу лезет во все дыры, меняет все под себя.

Крышка с щелчком отсоединилась от корпуса телефона, и Дмитрий поморщился, а у Марата округлились глаза. От крышки к корпусу тянулась белесая слизь. А внутри среди микросхем шевелилось что-то бледное, какие-то комочки мяса с тонкими прожилками фиолетовых вен.

— Лучше тебе купить новый телефон. И к компьютеру лишний раз не подходи. Надо его тоже посмотреть, — продолжал Дмитрий. — То видео, которое тебе попало, оно как трамплин, как инвайт на уровень b, блин. И он нужен был мне, но... Я не знаю, зачем она это сделала. Чтобы получить это видео, я залез так глубоко, такие вещи делал, а потом надо было подняться на самую поверхность, создать страницу в соцсети, и тут вдруг видео уходит к тебе и исчезает. Она играет со мной как с ребенком, понимаешь!

На секунду даже показалось, что Дмитрий сейчас заплачет, он бросил телефон, вытер руки о спальный мешок, на котором сидел, посмотрел в сторону и вновь заговорил:

— Я думаю, все будет нормально. В смысле, она тебя отпустит. Посиди несколько дней без Интернета, постарайся не думать об этом всем вообще. Потому что оно в тебе, троян прямо в твоем мозгу, не трогай его, и он сам сдохнет.

— А это видео... оно где-то сохранилось полностью?

— В смысле?

— Ну, я видел только обрывки.

— Даже не думай! Не включай компьютер! И телефон... А, кстати, я сейчас.

Он поднялся с матраса и вышел из комнаты. Марат поколебался немного, потом тоже встал и еще раз осмотрелся, подошел к картонной коробке, заглянул внутрь. Все было обложено фольгой, а на дне лежала кудрявая кукольная голова с закрытыми глазами. Жужжание ламп наверху будто усилилось.

— Если повезет, то компьютер восстановим. Смотреть надо, — из коридора донесся голос Дмитрия. Марат поспешно отошел от коробки, оказался около стены с приклеенным листком бумаги и притворился, что разглядывает его.

— Пока могу дать старый телефон. — Дмитрий вошел в комнату и запнулся на секунду, увидев, куда смотрит гость, но затем продолжил: — Тут вроде и симка рабочая, если не заблокировали.

— Это необязательно.

— Не надо?

— Ну, вообще-то надо.

— Тогда бери. — Дмитрий протянул ему небольшой простенький мобильник. — И давай быстрее все сделаем. Неси железо, ночью займусь.

— Хорошо-хорошо. — Марат пошел к выходу. Только надевая обувь, он сообразил, что на стене висело отксерокопированное объявление о пропаже девочки. Вот только год рождения, 1977, вызывал недоумение. Наверное, он неправильно прочитал.

— Давай быстрее, хорошо? Ну, быстрее все сделаем — быстрее разбежимся, — повторял Дмитрий.

— Ага, — ответил Марат, вспомнил голову куклы в коробке и подумал, что вряд ли сможет заставить себя вернуться сюда.

 

* * *

Дождь прошел, и на влажном акварельном небе выглянуло солнце. Иногда вдруг налетал холодный ветер, но это было даже приятно. Огибая лужи, Марат быстро шел по улице. Вспомнил номер Риты и позвонил. Длинный гудок, второй, третий.

— Алло?

— Привет.

— Привет.

— Это я, Марат.

— Я поняла.

— Я могу к тебе приехать?

— Нет, я у подруги.

Марат помолчал и спросил:

— Ты мне изменяла?

Рита начала кричать, а он только слушал, потом повесил трубку. Шел и думал. Зачем я поперся к этому психопату? Нужно было идти к врачу. Я болею. У меня был настоящий бред. Температура. Галлюцинации. Крыша поехала немного, и я прусь к совсем поехавшему мужику! Очень умно! Видео. Долбаное видео. Если бы хоть посмотреть его от начала до конца, чтоб знать наверняка.

Когда Марат добрался до дома, солнце клонилось к закату. Он сумел заварить себе лапши и впервые за весь день поел. Похоже, снова поднимался жар. Нужно было лечь спать, но он лишь закутался в одеяло, пил чай и думал, думал, думал. Даже не заметил момента, как положил перед собой ноутбук и включил. Темная комната, прямоугольник призрачного света и рядом силуэт вигвама из одеяла. Марат искал. В браузере параллельно было открыто больше десятка вкладок. Куда сохраняется видео при просмотре онлайн? Как посмотреть кэш браузера? Что такое Глубокая сеть? Что такое уровень b? Как попасть на уровень b? Чем дальше он уходил, тем меньше полезной информации получал. Крупицы осмысленных советов прятались в каше абсурда. Кто-то откровенно издевался, кто-то настолько самозабвенно нес околесицу про зеркала и резонанс Шумана, что, похоже, действительно верил. Все чаще попадались странные полупустые сайты, созданные сумасшедшими. Марат не понимал, куда движется, злился, болела голова, все горело, слепило глаза, Рита, потолок жужжал над головой, кошка, ненавижу этот тюль, может, закрыть окна картоном, Рита, Рита, Рита, кто это сделал, кто там с тобой, девочка вылезает из брюха мертвой лошади, люди, белые мокрицы быстро ползают друг по другу, неужели это то, чего все хотят, пусто, один в пустой жужжащей комнате, из коробки доносится детский лепет... Тишина.

Перед усталыми глазами стояли строчки из цифр и английского текста на синем фоне. Марат сонно поморгал и понял, что снова пялится в Синий экран смерти. Потянулся к ноутбуку, чтобы перезапустить его, и весь текст исчез, осталась только одна надпись:

You’re always at the level /b/, silly boy

В следующую секунду экран почернел, пошла перезагрузка. Операционная система запустилась, но выглядело все странно архаичным. Марат открыл браузер, на пустой странице висело черное окошко видеоролика.

А потом все изменилось.

Он сидел на полу в узком подвале с маленьким окошком. В полумраке были различимы черные провалы дверных проемов вокруг и выше тоже, множество рядов с дверьми, выходящими в пустой колодец. Оттуда стали показываться люди, бледные, смутные, голые, они выходили, сползали, стекали по стенам и осторожно приближались к Марату, тот встал, а они трогали его, мягко тянули, говорили что-то на непонятном языке. Мгла дробилась, появлялись шумы. Очертания людей стирались, становились ломанными, пиксельными. Они сталкивались, лопались темными квадратами и нелепо срастались. Марат перестал понимать, кто он: участник происходящего или зритель. Школьный кабинет, дети плотным кругом сидят на полу на коленках и не поднимают голов, кто-то чавкает, по линолеуму течет черная кровь. Мне нравится. Девушка с чудовищно сплюснутым вытянутым лицом, одноглазая, поет что-то в караоке, ее голос ужасен, скрипит по ушам, слова неразборчивы. Рассказать друзьям. Большое блюдо с бесцветным мясом, кусочки двигаются, сквозь них пробираются маленькие сине-серые руки, младенческие. Добавить себе. Рита стоит рядом, обнаженная, худая, в глазах только белки с лопнувшими капиллярами, изо рта течет белая жижа, лезут длинные прозрачные суставчатые лапки. Поделиться. Разодранный на куски труп лошади лежит прямо на могиле за оградкой, с фотографии на надгробии смотрит его мама, он не был здесь с самых похорон. Марат?

Издалека доносились обрывки слов, система висела, прилетал один слог и повторялся быстрым эхом, за ним летел следующий и тоже зацикливался, бил в ухо, как иголка проигрывателя для пластинок, только быстро-быстро.

— Ты меня слышишь?

Это был Дмитрий, он подергивался квадратами и цветными полосами, был то совсем рядом, то где-то далеко.

— Слышу, — ответил Марат, и все исчезло, наступила тьма. Сначала стало страшно, что все окончательно сломалось, но он быстро успокоился. Видео сейчас загрузится.

— Боже, сколько ты здесь уже? — снова прерывистый голос Дмитрия. — Слушай, я могу тебя вывести. Может, ты уже умер, я не знаю, но надо попробовать. Подумай о чем-то хорошем, чтобы можно было зацепиться. Давай, попробуй. Что-то хорошее.

Рита. У нее красивые брови. Однажды они переписывались и занимались виртом, пока у нее шла лекция, а он сидел на работе. Он дал ей ключи от квартиры.

— Повернись ко мне.

Оказалось, что Дмитрий стоит позади. Марат обернулся к нему, затем снова посмотрел назад. Там был его ноутбук, только слепленный из мяса, растекающийся, на экране замерла картинка видеозаписи. Девушка стоит на четвереньках, одутловатый мужчина сзади, лиц пока не видно.

— Мне нужно знать наверняка, — пробормотал Марат.

— Эй! Слышишь? У меня свои дела, я не могу разбираться с твоими заморочками. Может, ты боишься или ревнуешь, злишься на что-то, или это просто идиотское любопытство. Мне, в общем-то, без разницы. Если ты можешь побороть это, то давай. Все зависит от мыслей. Подумаешь о хорошем — я тебя вытяну. О плохом — застрянешь. Ну?

— Рита, — ответил Марат.

 

* * *

Первый будильник Марат никогда не выключал, просто слушал мелодию сквозь сон. Проснулся он на втором, встал после третьего. Пошлепал в туалет, затем на кухню поставить чайник, потом в ванную. Минут через десять он вернулся в комнату, умытый, но все еще хмурый и встрепанный, с дымящейся кружкой кофе в руке. Кофе был из пакетика «три в одном», Марат покупал их упаковками по сто штук.

Оставалось еще минут двадцать, чтобы посидеть в Интернете. Марат забрался на смятую кровать, развернул к себе ноутбук, новостей не было, зато сразу попались интересные видеозаписи. Он просмотрел парочку, и от этого — ну, и еще от горячего кофе — по лицу растеклась ухмылка. «Все-таки есть жизнь на Марсе», — решил он. По комнате кругами ходил голый полноватый мужчина с серым месивом из квадратов вместо головы. Стены подрагивали, покрывались цветными полосами и точками, вздыхали, пучились, сквозь них проглядывало гигантское нахмуренное лицо. Тихо шуршали мокрицы, из которых состоял ненавистный тюль.

Комментариев: 0 RSS

Оставьте комментарий!
  • Анон
  • Юзер

Войдите на сайт, если Вы уже зарегистрированы, или пройдите регистрацию-подписку на "DARKER", чтобы оставлять комментарии без модерации.

Вы можете войти под своим логином или зарегистрироваться на сайте.

(обязательно)