ЗАКЛЯТЬЕ. НАШИ ДНИ

 

Чудовища существуют! 

Чудовища, мутанты, уроды. Теперь им подобрали еще одно обозначение – «люди Х». Они бывают не только в сказках и воображении – они есть в реальности.

В природе всех живых существ заложен особый механизм – мутация. Это необходимо для создания новых форм, вариативности, улучшения адаптации и выживаемости организмов.

Природа, в точности как люди, действует методом проб и ошибок. Таким образом, ошибки, даже самые отвратительные – являются частью полезной работы Вселенной. Пока природа совершает ошибки, жизнь будет существовать.

Только в данном случае слово «ошибка» не означает снижение балла при выставлении оценки. Не всегда можно сразу определить – к добру или к худу привел тот или иной генетический сбой в клеточных структурах, если временной интервал эксперимента растянут на тысячелетия.

Но человек разумный судит со своей колокольни.

В Древней Спарте уродливых младенцев сбрасывали со скалы за то, что все они, как предполагалось, нежизнеспособны и никогда не принесут пользы своей стране. В Средние века инквизиция сжигала уродцев на кострах, подозревая, что их происхождение – демоническое, от суккубов и инкубов. А то и вовсе сам Дьявол является их папашей – искажает человеческое естество, подобие образа Божьего, дабы изощренно поглумиться над Создателем.

В более гуманные времена уродцам-мутантам приискали хорошее применение, приспособив к развлекательной индустрии. Разве не весело - поглазеть на диковинку: поржать, удивиться, испугаться! А более всего - порадоваться, что не похож на женщину-свинью или на человека-собаку. Пусть даже сам ростом не вышел, нос коротковат, а глазки маленькие – неважно: все равно ЭТИМ не повезло больше. Какая утешительная мысль!

Вот благодаря ей и преуспели предтечи современного развлекательного бизнеса – устроители ярмарочных балаганов, шоу уродов, цирка Барнума, музеев восковых фигур…

Стоп. А вот с этого момента поподробнее. Изменение технологий – это серьезно. Новые технологии меняют мир и самих «технологов».

Восковые копии позволили зафиксировать некоторые уродства, сохранив их для следующих поколений. Сама идея коллекционирования придала исторической глубины случайным единичным отклонениям, позволив отслеживать биологические ошибки в перспективе - не только в пространстве, но и во времени.

А это позволило приступить к вопросу мутаций с более серьезных позиций, положив начало науке тератологии, изучающей уродства.

В 18-19 веке биологические феномены (уроды и мутанты) сделались излюбленной темой ученых и коллекционеров. Они обожали их не меньше, чем нынешние детишки фанатеют по Халку или Росомахе.

 

Впереди планеты всей

Первые медицинские коллекции и собрания артефактов появились в Московском государстве еще в начале XVII века, при монастырях, в Аптекарском приказе и частных собраниях. Но более энергичный импульс (а по простому – пинок) придал музейному делу царь Петр Алексеевич Романов.

Как гласит легенда, отличавшийся пытливым разумом государь однажды увидел на берегу Невы березу, ствол которой врос в основание другого дерева. Уродливый ботанический феномен подсказал царю прекрасную идею - о создании музея редкостей (кюнштов), Кунсткамеры именно на этом месте.

Петр, как известно, рубил «окно в Европу». Обычно все успехи России в его царствование приписывают влиянию просвещенного Запада. Но многие факты в эту «обезьянническую» теорию не укладываются. Напротив – свидетельствуют о светлом разуме российского государя, умевшего думать самостоятельно, изобретательно и с размахом. Он сам был безусловным феноменом и потому с интересом относился ко всякого рода природным диковинкам.

 

 

К слову, регулярные медицинские части в европейских войсках появились впервые именно в России (в 1706 году), а в передовой и просвещенной Франции – только на 2 года позже. Первый государственный естественнонаучный музей природных феноменов также был создан в России – датой считается 1714 год, когда государев Кабинет редкостей был переведен из Москвы в новую столицу.

Здание Кунсткамеры - старейшее в Европе, специально выстроенное под публичный музей. C самого начала оно задумывалось как научный центр, самый передовой и лучше всех оснащенный для того времени.

В первые годы вход в музей был не только свободным, но публику даже угощали бесплатно кофе и бутербродами, дабы народ не ленился просвещаться.

Первые экспонаты Кунсткамеры были живыми - монстры, карлики и великаны, пребывавшие ранее в Летнем дворце царя Петра, сделались непосредственными обитателями музея.

Наверное, это было забавно: пообщаться с экспонатами. Выпить кофе, съесть бутерброд в компании мутантов. (А потом на выходе случайно обнаружить, что и тебе самому кто-то налепил бирочку с инвентарным номером. Весело!)

Коллекции Кунсткамеры быстро пополнялись – редкости покупали за рубежом, присылали из всех уголков огромной страны, привозили нарочно снаряженные государственные экспедиции – пешие, конные и морские - со всего мира. Стремясь увеличить экспозицию, Петр I придал коллекционированию государственный масштаб, издав специальный указ собирать все: «Если кто найдет в земле или на воде какие старые вещи, а именно: каменья необыкновенные, кости человеческие или скотские, рыбьи или птичьи, не такие, как у нас ныне есть… да зело велики или малы перед обыкновенными, также старые надписи на каменьях, железе или меди…».

Именно живой ум Петра и его искренний интерес к науке стали основой дружбы между русским царем и голландским ученым Фредериком Рюйшем. Только России согласился Рюйш продать уникальную анатомическую коллекцию, включавшую 937 различных препаратов, которую создавал полвека. Профессор Рюйш был автором уникального метода сохранения кровеносных сосудов в мертвых телах с помощью особого состава – «бальзамического ликера». Царь Петр приобрел не только коллекцию, но и технологию изготовления препаратов. Уже после, от иностранцев, работавших в России, секретный метод Рюйша распространился и получил развитие в научном мире.

 

 

Веселенькие музеи

«Вролик» – означает «задорный», т.е. веселый. И это фамилия голландских медиков, Герардаса и Вильяма Вролика, отца и сына, которые занимались изучением уродств человека.

Вильям Вролик написал большой труд о мутациях, включая циклопию и патогенез врожденной аномалии сиамских близнецов. Он и его отец собрали гигантскую коллекцию экспонатов, которую впоследствии выкупили городские власти Амстердама. В 1869 году при местном университете анатомии и эмбриологии был открыт музей Вролика – Задорный музей.

Надо обладать немалой психической устойчивостью, чтобы повеселиться там, разглядывая представленные экземпляры сиамских близнецов, детей-циклопов, двухголовых чудовищ из мира животных и другие не сильно симпатичные прелести.

 

 

Впрочем, музеи уродов могут еще посоревноваться, какой из них веселее.

Существующий в Париже Музей патологической анатомии настолько «весел», что его и по сию пору не рекомендовано посещать детям до 12 лет и впечатлительным людям. Первоначально в музей, расположенный к тому же в мрачном подвале, допускали только мужчин. Представленная внутри экспозиция различных патологий и болезней животных и человека весьма негативно влияет на психику.

 

 

Французский музей называют также музеем Дюпютриена, в честь своего основателя, хирурга и профессора медицины Гийома Дюпюитрена. За свою врачебную деятельность этот врач получил миллионы и даже титул барона от короля Людовика XVIII. Музей создавался на средства, которые доктор завещал медицинскому факультету. Но заведение вышло столь мрачное, что парижане невзлюбили его. В 1937 году музей даже закрывали в связи с небольшим интересом публики, но спустя 30 лет снова открыли для посещения. Не к лицу блестящей европейской столице обходиться без уродов! 

 

 

Сейчас в парижском музее около 6 тысяч образцов, и некоторые из них считаются особо ценными, как, например скелет парижанки Сюпио, умершей от остеомаляции – редкой болезни, при которой размягчается костная ткань.

 

Все спокойненько, благопристойненько

Колледж врачей, он же медицинский факультет Пенсильванского университета – самое прогрессивное учебное заведение США, открытое когда-то самим Бенджамином Франклином, в 1858 году разместил в своих стенах музей патологий и медицинской истории, основанный доктором Томасом Дентом Мюттером.

Входной билет стоит всего ничего - 14 баксов.

За эту ничтожную сумму посетители смогут насладиться лучшим собранием американских черепов Западного полушария. Глядя на эти стройные ряды под стеклом, как-то забываются жалкие попытки индейцев отвоевывать у белых их скальпы.

 

 

Тем не менее, здесь все в высшей степени чинно и пристойно: музей располагается не где-нибудь, а в евангелистском молельном доме, выкупленном попечителями для колледжа в 1750 году. Скорее всего, там даже сохранился девиз на вывеске: «Законы без морали бесполезны», написанный на латыни. Это совсем не то, что на вратах ада, но все-таки внутреннее содержание многих, наверное, заставит содрогнуться.

 

 

На выставках представлены восковые модели, законсервированные отдельные органы и целые тела. Среди уникальные экспонатов - тела знаменитых сиамских близнецов Чана и Ена Бункер с объединенной печенью, труп женщины, превратившийся в мыло из-за особенностей почвы, в которой она была похоронена, и человеческий кишечник длиной 12,5 см (с 40 фунтами дерьма внутри)!

 

 

Один из наиболее интересных экземпляров – скелет Гарии Истлака. Живи он в наши дни, детское воображение поместило бы его в один ряд с мутантами-людьми Х, а его необычное заболевание заслужило бы ему интересное прозвище. Что-нибудь вроде человек-черепашка-ниндзя. На месте каждого ушиба, синяка или раны у него вырастал «панцирь» – костная пластина. Эта болезнь, противоположная той, которой страдала парижанка Сюпио, называется прогрессирующей оссифицирующей фибродисплазией. Истлак умер в возрасте чуть старше сорока, перед смертью завещав свой скелет музею.

 

 

А это женщина с необычным искривлением позвоночника. Болезнь поразила ее, когда малышке было два года. К двадцати годам она уже не могла передвигаться без костылей.

 

 

Это восковой портрет парижанки, мадам Диманш. К 76 годам у неё на лбу вырос рог. Через 6 лет он достиг 20 см., и был успешно удален светилом французской хирургии Джозефом Субербеиллом.

 

 

Собрат Росомахи - патология руки: нарост роговой ткани на запястье.

 

 

Варикозное расширение вен на голове. Некоторые экстремальные модники делают себе такие вздутия нарочно, закачивая под кожу силикон.

 

 

Трёхногие сиамские близнецы.

 

 

 

Башня дураков

По сравнению с благочестивыми американскими врачами их австрийские коллеги обладают недюжинным чувством юмора. Они разместили свой Федеральный патологоанатомический музей в бывшем сумасшедшем доме Вены.

Среди экспонатов представлены: препарированные черепа, гинекологическое кресло из красного дерева позапрошлого века, мумифицированные головы, заспиртованные человеческие органы, различные мутации, развившиеся вследствие венерических и других болезней и врожденные патологии развития.

Само здание никого не оставит равнодушным: эту круглую пятиэтажную башню выстроили в 1784 по приказу императора Иосифа II под психиатрическую больницу.

 

 

Внутри находилось 139 палат-камер для буйных больных. В 1936 году некоторые пациенты этой государственной клиники сделались первыми экспонатами музея. Помимо прочего, в больнице изучали влияние венерических болезней на развитие плода…

 

 

Так что, если требуется убедить какого-нибудь оптимиста в преимуществах защищенного секса - венский музей как раз подходящее местечко.

Главное – не переборщить. Потерять разум от страха в Доме сумасшедших – не самая лучшая шутка.

Стоит заметить: австрийские ученые медики обладают не только чувством юмора, но и чувством прекрасного: до войны в музее хранилась скульптура Лаокоона с сыновьями, сделанная из человеческих и звериных костей. Увы, она была утрачена во время военной бомбардировки. Но разве эта мадонна не прекрасна? Для какого-нибудь маньяка - наверняка.

 

 

Просто ради справедливости, поскольку это обзорная статья галопом по уродам в музеях, стоит упомянуть Музей патологии в Бангкоке – огромный, состоящий из нескольких отделений, расположенных в трех корпусах клиники-университета Сирирадж. Там во множестве представлены образцы уродства зародышей человека, тела, изувеченные болезнями и катастрофами, а также мумифицированные преступники Таиланда – у азиатских ученых моральные уроды тоже вызывают интерес.  

А вот в японском Паразитологическом музее в Мегуро, Токио, основанном 60 лет назад доктором Камегаи, имеются смачные экспонаты, которые наглядно демонстрируют, что происходит с человеком, не моющим руки перед едой. Хотя это к теме уродов относится уже совсем косвенно. Или нет? Как посмотреть.

 

Про уродов и людей 

В христианском понимании тело человека – не только подобие образа Божьего, но и храм. Эпоха Просвещения в какой-то степени уравняла человека и животное, сделав и то, и другое предметом изучения. Тело человека, как часть исследуемой природы, для ученого уже не храм, а, по известному выражению тургеневского персонажа – только «мастерская».

Такой подход принес несомненную пользу, избавив многих людей от ужасных страданий. Генетические исследования могут принести еще более впечатляющие результаты – в области трансплантации, регенерации тканей, а может, и вовсе – подарят бессмертие. Наука плотно работает над этой темой: ученые ищут кнопку, способную отключить смерть.

Для этого надо очень хорошо понимать, как внутри человека все работает. Именно в этих целях – научно-образовательных - и был сооружен гигантский монстр

в Нидерландах, в городе Ухстхейст. Этот искусственный и высокотехнологичный урод является образом и подобием… не Бога, конечно. Человеческого тела. Храм науки, мастерская для любопытных - это музей Тела человека, так и называющийся - Corpus.

 

 

Если когда-нибудь на Земле переведутся люди, странный обрубок без признаков пола и возраста, вмонтированный в здание, останется символом человечества, которое, зациклившись на материальном, ампутировало дух, как внутреннее содержание. В данном музее человек представлен исключительно тушкой.

 

 

Интересно, какие представления о человеке получил бы инопланетянин, если бы и ему, как всем посетителям музея, довелось войти в Тело человека через колено, попутешествовать по гигантскому организму внутри и выйти через головной мозг?

Не самый логичный, казалось бы, маршрут, но именно его выбрали устроители этой научно-познавательной забавы. Наверное, отчитываясь за 27 миллионов долларов, выделенных на постройку 35-метровой фигуры, сросшейся, как сиамский близнец, с 7-этажным зданием из стекла и бетона, они постеснялись отправлять своих спонсоров более естественным, с точки зрения физиологии, путем.

 

 

На создание музея ушло 12 лет. Экскурсия внутри великана длится 55 минут – по эскалаторам и подвижным платформам посетители перемещаются сквозь внутренние органы, попутно изучая, наблюдая и трогая мышцы, кости, кишки, желудок, сердце, почки, легкие, язык, зубы, глаза,  уши, мозг. И это движение сопровождается еще и звуками, имитирующими естественные звуки организма. (Интересно - какими?)

 

 

Тут есть все, что вы хотели, - а может, и не хотели, но это неважно - узнать о внутреннем устройстве человеческого тела.

Для объяснения процессов использованы самые прогрессивные инновации, 3D-и 5D-спецэффекты. В итоге организм человека предстает в максимально разобранном на детальки виде, понятным, доступным, в нем все отлично работает, да к тому же попутно пропагандируется здоровый образ жизни. И вообще все суперски: ecce homo – «се человек»! Издалека заметно, что не хомячок. Но, положа руку на сердце, вы уверены, что это механизированное существо, материя, лишенная души и смысла, каких бы то ни было жизненных устремлений - действительно человек?

Инвесторы планируют поселить такие музейные тела в Швейцарии и России, Испании, Китае и ряде других стран.

 

Люди Х: кто из ху?

Если наука имела пусть прозаические и рациональные, но все же обоснованные с точки зрения пользы для всех мотивы для десакрализации человеческого тела, то искусство никакой пользы и выгоды вроде бы не искало.

Ну, помимо сугубо материального вознаграждения для самих творцов. Алчность никогда не была хорошим советчиком, но в наши дни почти никакая страсть не считается зазорной. А именно это и раскрывает  демоническую природу современного искусства.

Творить, не отягощаясь цивилизационными табу и совестью, стало намного проще. Эстетизировать уродство и воспевать смерть для художников не впервой, но даже тут все еще встречаются крайности, способные шокировать… И приносить доход.

Из статьи Андрея Яхнина («Живые мертвые зайцы»): «Йозеф Бойс позировал с мертвым зайцем. Анатолий Осмоловский – с головой мертвой старухи. Демиен Херст выставил на продажу за астрономическую сумму человеческий череп, обложенный бриллиантами».  

А некто Гюнтер фон Хагенс, получивший в СМИ прозвище «Доктор смерть» и называющий себя то анатомистом, то художником-анатомом, то профессором анатомии, выставляет напоказ трупы.

 

 

Когда-то в ГДР этот… э-э-э… человек изучал консервацию трупов, и ему удалось запатентовать особый способ сохранения органических тканей, при котором жиры и жидкости, содержащиеся в биологическом материале, заменяют полимерами. Этот метод он назвал пластификацией. Скупая по дешевке невостребованные трупы людей по всему миру, а также тела умерших или убитых животных, Гюнтер фон Хагенс создает очень дорогие музейные экспонаты и с 1996 года развозит по всей планете свои выставки «Миры тел».

Одна такая засветилась в кино про Джеймса Бонда (Казино «Рояль»), в сцене убийства в аэропорту, а другая – «Тайны тела: Вселенная изнутри» совсем недавно - в Москве.

 

 

В германском городе Губене Гюнтер фон Хагенс намерен открыть собственный музей - Пластинариум. Власти города всячески приветствуют начинание, рассчитывая на приток туристов, а то безработица замучила.

Хагенса повсюду преследуют скандалы, и не только морального, но и криминального свойства. В 2004 году в Германии его уличили в незаконном использовании профессорского звания. Еще чище тот случай, когда некая женщина из Израиля узнала в одном из препарированных и эстетски расчлененных трупов своего бывшего друга, от которого давно не имела известий.

 

 

И почему, глядя на эти экспонаты, люди вспоминают коней Апокалипсиса и конец света? Некоторым делается дурно. Например, рядом с телом беременной женщины, вскрытой так, что в матке виден 7-месячный плод.

Хагенса много раз обвиняли в незаконном приобретении трупов в Казахстане, Украине, в Новосибирске. Но – обидеть художника может каждый, а посадить его – это вряд ли!

Зато «каждый может стать экспонатом», утверждает сам художник. Приобщившись к прекрасному, на выходе с выставки любой может при желании подписать контракт о передаче своего тела после смерти на благо искусства.

Но главным образом, на благо самого Хагенса. Этот деятель заработал чудовищное состояние, разъезжая по миру с выставкой своих препарированных уродов. Или красавцев? Сразу и не поймешь.

Как сказал Клайв Льюис, «крайнее зло выглядит невинным для непосвященных», так что отличить добро от зла и красоту от уродства - в современном мире становится все труднее. Думать, что эта смешанность – просто  случайная мутация, по меньшей мере наивно.

 

Показать старые комментарии

Оставьте комментарий!

Старые комментарии будут перенесены в новую систему в скором времени. Не забудьте подписаться на DARKER - это бесплатно!

⇧ Наверх