DARKER

онлайн журнал ужасов и мистики

На деревню, дедушке… в Ад

Я никогда не бывал в деревне. В дошкольную пору, правда, доводилось в компании тогдашних друзей воровать яблоки из соседского сада, но преступление это произошло в городе – в поселке, расположенном в городской черте. Из того времени в памяти всплывает еще пара пасторальных картинок: испеченная в костре картошка (настолько горячая, что ее надо перекидывать из ладони в ладонь, чтобы не обжечься); кажущееся бескрайним, залитое солнцем поле с «минами» коровьих лепех, запрятанных в высокой траве; одноэтажные, окруженные небольшими усадебными участками дома, преимущественно бревенчатые или красного кирпича… Но – я никогда не бывал в настоящей деревне и поэтому хочу заранее извиниться, если среди наших читателей есть люди, живущие или жившие там, за пределами урбанистического хаоса. Ребята, простите, если далее вы прочтете нечто обидное о деревне и для деревни.

Но вы же в курсе, как мы, городские, вам завидуем и оттого вас ненавидим?

Дом. Заброшенная деревня. Фото

Такого жанра не существует

Говорить будем о деревенских ужасах в кино. Безусловно, немало таковых можно найти и в литературе (деревенская проза советской поры, по большей части – чудовищный хоррор, хе-хе), герои компьютерных и видеоигр также частенько находили в сельской местности приключения себе на пятую точку (а сколько геймеров заработали геморрой, осуществляя виртуальные путешествия в сельскую местность в играх вроде “Necronomicon”?), но мы коснемся только кино. Во-первых, потому что этого вполне достаточно для того, что ученые мужи называют «раскрытием темы». А во-вторых, потому что кое-кому здесь необходимо сдать статью в срок. А не написать документальную книгу, не имеющую шансов быть изданной в двадцать первом веке. Издатели-то ведь сплошь и рядом – городские жлобы. Впрочем, киношники тоже.

Начнем с того, что никакого специального поджанра, направления, стиля – как хотите, так и называйте – посвященного деревне, вообще не существует и никогда не существовало, что в кинематографе вообще, что в жанре фильмов ужасов в частности. Нет здесь своего аналога деревенской прозы. Зомби-муви – есть, джалло/джиалло – есть (ну как минимум - был), слэшеры – есть, фильмы про гигантских годзилл – тоже есть… а вот такого понятия, как «деревенский хоррор», нет. Притом, что фильмов ужасов, местом действия которых становится деревня – чуть больше, чем зерен на поле с колосящимся морем пшеницы. Вероятно, из всех городских идиотов я стану первым, кто рискнет обозначить эту тему. В меру сил и весьма поверхностно, так что, боюсь, не избежать моему животу знакомства с вилами разгневанных критиков.

Стивен Кинг, фотоК слову о страхах… Вот что каждый любитель хоррора должен уяснить: темы фильмов ужасов рождаются из человеческих страхов. Следовательно, если существуют фильмы ужасов о деревне и ее жителях – значит, мы имеем дело с «боязнью загородной черты». У этого страха много разных лиц: кто-то боится стать «ближе к земле», кого-то отвращает деревенское пьянство, кому-то страшно провести день без Интернета - черт побери, я сам из тех, последних! Но по своей глубинной сути фобия во всех этих и многих других случаях только одна – это страх встречи с непонятным, незнакомым миром, населенным людьми, живущими по своим собственным законам. Причем этот мир внешне выглядит вполне дружелюбно и даже идиллически (свежий воздух, пение пташек и все такое), но в приближении может оказаться уродливым и опасным. Типичный маленький городок в штате Мэн Стивена «наше все» Кинга – это, знаете ли, по сути своей та же деревня. Кто-то не верит? Съездите в штат Мэн, сэр, в старине Стиву, сыграйте в бейсбол на поляне, в иное время служившей загоном для скота.

Маньяк Эд Гейн (или Гин) жил в сельской местности – понимаете, о чем я?.. О том, что с тех пор, как города стали отдаляться в плане культуры и деятельности от сел и деревень, с тех самых пор жители урбанистических зон и жители загорода стали друг другу чужаками.

Так что, когда далее мы рассматриваем разные более-менее типичные воплощения этой темы в фильмах ужасов – мы все равно говорим об одном и том же. О том самом, чего так боятся все горожане.

Сельские демоны

Деревенская, сельская мистика… Здесь можно говорить о том, что «продвинутые» жители мегаполисов с очень большой опаской относятся к особой, отличной от городской религиозности деревни. Кто их поймет, этих недалеких, малообразованных реднеков в их почти средневековом укладе жизни? Горожане, привыкшие к компромиссам светских городских религиозных деятелей опасаются перегибов в духовной жизни архаической деревни. Небольшие загородные поселения по сути своей общины, а отсюда (по крайней мере, на взгляд из фешенебельных апартаментов на энном этаже небоскреба) уже один только маленький шажок остается к сектантству. Нам в России это отчасти знакомо – вспомните деревни старообрядцев. Или практику «поста до смерти», принятую в общине, основанной аскетом Василием Волосатым, последователи которого воспринимали фразу «умерщвление плоти» в самом буквальном смысле.

Плетеный человек, постерХорошим, но далеко не единственным примером подобного является фильм «Плетеный человек» (The Wicker Man, 1973) британца Робина Харди. Наш зритель, конечно, лучше знаком с ремейком 2000-х годов, в котором главную роль сыграл Николас Кейдж. Так или иначе, сюжетная канва, идея обеих картин сходна – городской житель становится жертвой языческого культа, практикуемого обитателями уединенного и обособленного островка. Оригинальную ленту Харди называют одним из лучших британских фильмов всех времен (журнал «Total Film», 2006 год), а в 1978 году «Плетеный человек» получил премию «Saturn» как лучший хоррор года, между прочим. Печально, что негативы картины были уничтожены (нелепая случайность, не стоит искать тут следы тайных заговоров) и многие сцены так и не удалось восстановить. В настоящее время существует 87-минутная «восстановленная» версия и еще 103-минутная «режиссерская». Любопытно, что в 2010 году Харди начал съемки продолжения своего культового фильма, которое известно сразу под двумя названиями – «Ковбои Христовы» и «Плетеное дерево» (The Wicker Tree). Как и первая картина, сиквел также включает в себя сцены с песнями и плясками, стремясь сочетать жанр ужасов с мюзиклом.

Дети кукурузы, постерНельзя не вспомнить здесь классическую экранизацию рассказа Стивена Кинга (да-да, не зря мы о нем вскользь помянули в начале статьи) 1984 года выпуска «Дети кукурузы» (Children of the Corn) режиссера Фрица Кирша с молодой Линдой «Сара Коннор» Хэмилтон в одной из главных ролей. Типичный маленький городок (считай – американская деревня), молодое поколение жителей которого, ведомое юным проповедником Айзеком (Исааком), начинает поклоняться демону и однажды уничтожает все взрослое население. Определенный символизм усматривается в том, что демон – Тот, Кто Обходит Ряды – является словно бы порождением самой местности, окружающих городок бескрайних кукурузных полей. У фильма вышло несколько продолжений, в основном посредственных, а не так давно появился не менее слабый ремейк.

Неожиданное преломление темы демонстрирует картина М. Найта Шьямалана «Таинственный лес» (The Village, 2004): жители деревенской общины, отделенной от остального мира лесом, верят, что там, в лесной чаще обитают чудовища, но на самом деле оказывается, что это лидеры сообщества таким образом, с помощью страха, отгородили селян от соблазнов цивилизации.

Из более свежих преломлений темы выделим совсем недавний фильм Дэниэла Стамма «Последнее изгнание дьявола» (The Last Exorcism, 2010) – в псевдо-документальном стиле нам рассказывают историю экзорциста-мошенника, который сталкивается в унылом поселении на юге США (кстати, именно сельскохозяйственные южные штаты Америки, бывшие некогда рабовладельческими, зачастую становятся местом действия деревенских фильмов ужасов) не только со случаем реальной одержимости, но и с сатанистским культом.

Последнее изгнание дьявола, кадр

К знаменитому и так до сих пор и не разгаданному случаю из истории Америки отсылает целый ряд картин во главе с телевизионным фильмом «Затерянная колония» (Wraiths of Roanoke, 2007). В конце 15-го века бесследно исчезло целое поселение на острове, оставив после себя лишь вырезанное на стволе дерева надпись – слово «Кроатоан». Невнятная интерпретация тех событий, показанная в «Затерянной колонии», винит во всем призраков и индейцев, но едва ли не единственным достоинством фильма остается участие звезды телесериала «Горец» Эдриана Пола.

Демонические силы, религиозный фанатизм и культистов мы также обнаруживаем и в таких лентах, как, к примеру, «Пророк зла» (Messiah of Evil, 1973), «Сонная лощина» (Sleepy Hollow, 1999), «Разгар лета» (Midsommer, 2003), «Пробуждающий лес» (Wake Wood, 2009) и многих других.

Проклятый старый дом

Ужас Амитивилля, ремейк, кадрОтдельно стоит поговорить об образе дьявольских деревенских домов, хранящих ужасные секреты. Начать с того, что сам образ шагнул за пределы сельской местности – в разных формах встречаем мы его и в фильмах ужасов, действие которых развивается в городской черте. Черты, свойственные ранее в основном кино о домах с привидениями, ныне становятся присущи даже гостиничным номерам и обычным квартирам – взять хотя бы такие ленты, как «Темные воды» (Honogurai mizu no soko kara, 2001), «1408» (2007), «1303: Комната ужаса» (Apartment 1303, 2007), «13Б: У страха новый адрес» (13B: Fear Has a New Address, 2009) или «Эхо» (The Echo, 2008). Все они, как и все фильмы о проклятых старых деревенских домах, берут свое начало в архетипе «плохое место». Но именно в рамках деревенского хоррора образ получает наиболее яркие воплощения, что, кажется, вполне естественно, поскольку соединение двух тем в таком случае происходит плавно и как бы «само по себе». В конце концов, старые страшные деревни по большому счету состоят из проклятых старых домов, не так ли?

Основное при этом отличие от деревенского хоррора с религиозной подоплекой заключается в том, что в кино о проклятых домах часто наблюдается противопоставление самого источника зла окружающей (и отчасти порождающей, как мы выяснили ранее) его пасторали. Проще говоря, создатели ужасов в таких случаях используют популярный прием внедрения чего-то ужасного в совершенно банальный, тихий и мирный антураж. В таких случаях сама деревня (поселение, маленький городок), как правило, идеализируется, и на этом фоне ужас, олицетворенный в отдельном доме (усадьбе, поместье) выпячивает себя еще сильнее.

Подобным образом тема представлена почти во всех фильмах о домах с привидениями, во главе с такими известными картинами как «Ужас Амитивилля» (The Amityville Horror, 1979) и «Полтергейст» (Poltergeist, 1982) со всеми их многочисленными сиквелами, приквелами, ремейками, спин-оффами и эпигонами.

Порой собственно деревня вообще остается на втором и даже третьем плане, а все внимание сосредотачивается непосредственно на Доме – как, например, в случае с фильмом «Дедлайн» (Deadline, 2009), где одну из последних ролей в своей трагически оборвавшейся карьере сыграла покойная Бриттани Мерфи. Бриттани выступает в роли молодой писательницы Элис, которая после перенесенного нервного срыва переезжает в уединенный загородный особняк, чтобы в спокойной обстановке закончить работу над новым сценарием. Однако дом, оказывается, хранит страшную тайну – когда-то в нем жила молодая пара, обезумевший муж убил любимую жену, и с тех пор эти коридоры и комнаты населены неуспокоенными душами мертвецов.

Астрал, кадр

Из города в деревню и обратно переезжают герои хита 2010 года «Астрал» (Insidious) одного из самых талантливых современных хоррор-режиссеров Джеймса Вана. В целом «Дедлайн», «Астрал» и подобные им фильмы уходят от деревенской темы, сводя ее присутствие к чисто технически необходимому минимуму. Деревенского хоррора как такового в них почти нет, просто сценаристам понадобилось поместить своих героев в уединенную местность, подальше от городской суеты.

Примером иного подхода является картина «Ключ от всех дверей» (The Skeleton Key, 2005) с участием Кейт Хадсон. С одной стороны, мы наблюдаем в этом фильме все те же типичные элементы – одинокий дом с нехорошей историей; одинокая женщина, которой «повезло» в нем очутиться; призраки и проклятия. А с другой стороны – очередное мрачное поместье совсем не просто так помещено создателями ленты на просторы американского Юга. Атмосфера жары и мрака витает в каждом кадре, а языческие культы негритянских рабов играют в сюжете картины важную роль. Весьма близок «Ключу» и ранее помянутый нами фильм «Последнее изгнание дьявола» - без мрачного особняка на Юге в нем тоже не обошлось. Вообще же образ проклятого старого дома с привидениями настолько широко и мощно представлен в жанре ужасов, что достоин отдельной обзорной статьи, а то и полновесного кинематографического исследования. В литературе, кстати, он уже довольно давно таким изысканиям подвергается, со времен «Призраков Хилл-Хауса» Ширли Джексон, если не раньше. По отношению же к деревенскому кинохоррору фильмы о домах с привидениями, как ни странно, дают весьма мало поводов для размышления и анализа – просто потому, что образ Дома превалирует в них над темой самой деревни и ее жителей.

Деревенщина против инопланетян

Калейдоскоп ужасов, постерЕсли в фильмах про сельских культистов селяне обычно являются рабами злых сил, а в фильмах по загородные дома с привидениями деревенским жителям уделяется слишком мало внимания, то кино, сталкивающее реднеков с инопланетянами, обычно рисует деревещину в юмористическом, а порой и насмешливо-презрительном ключе. Создатели таких фильмов, можно сказать, сталкивают лбами зло (тех, кто на их взгляд, является злом) двух видов – потусторонние силы из иных миров (параллельных, космических, мистических) с тупостью и жестокостью неграмотных селян, в какой-то мере уравнивая негативы. Минус на минус дает плюс, как говорят. Ну или «клин клином вышибают», что тоже верно. «Пришельцы-завоеватели» (Evil Aliens, 2005) британца Джейка Уэста столь же тупы и так же склонны к насилию, как и семейка фермеров, на которую они решают напасть – в итоге мы, зрители, получаем кровавую бойню с взрывающимися головами гуманоидов-убийц и анальным изнасилованием некоторых особенно везучих реднеков. Памятна многим и премилая новелла из альманаха Джорджа Ромеро и Стивена Кинга (куда уж без него!) «Калейдоскоп ужасов» (Creepshow, 1982) под названием «Одинокая смерть Джорди Верилла»: в роли тупого деревенского парня Джорджи снялся сам Король Ужасов собственной персоной, и эта роль является, вероятно, наиболее яркой и запоминающейся среди всех маленьких киноролей, когда-либо сыгранных Стивеном. Владелец автозаправки Джорди видит падение метеорита неподалеку от своей хибары и, движимый мечтами о том, как он разбогатеет, продав космический камень в музей, касается осколка метеорита. Это приводит Верилла к заражению и вскоре все его тело покрывается инопланетной растительностью. Подтекст «Одинокой смерти» прост – Джорди, ведший никчемный, «растительный» образ жизни и в самом деле превращается в растение.

Деревня проклятых, кадр

На этом фоне серьезно выделяются две экранизации одной повести Джона Уиндэма «Деревня проклятых» (Village of Damned) 1960 и 1995 годов соответственно. Второй фильм поставил мастер жанра ужасов Джон Карпентер. В произведении британского писателя-фантаста, автора знаменитого романа «День Триффидов», рассказывается о том, как однажды все женщины одной деревни подверглись своеобразному «осеменению» инопланетянами. Родившиеся у всех этих дам спустя год дети оказались удивительно похожи друг на друга и обладали нечеловеческими способностями. Герои фильмов вынуждены противостоять собственным детям – хотя это явно не только их, не только человеческие потомки… Никакой иронии в отношении деревенских простаков при этом не наблюдается, однако обе «Деревни проклятых» являются скорее исключением из общего правила, чаще все-таки микс «чужие+деревенщина» подается в комедийном ключе.

Не стоит, конечно, зацикливаться на инопланетянах. Их место в фильмах такого рода может занимать кто и что угодно: вампиры, например («Убийцы вампирш-лесбиянок» (Lesbian Vampire Killers, 2009)), или – само собой! – зомби («Ночь живых мертвецов 3D» (Night of the Living Dead 3D, 2006), «Попали!» (Doghouse, 2009)). Важен сам подход, который, попросту говоря, высмеивает деревенских жителей. Иногда, как в канадо-американской комедии ужасов 2009 года «Убойные каникулы» (Tucker & Dale vs Evil), в роли «инопланетян» могут выступать даже гости из города – не менее тупые, чем парочка деревенских выпивох Такер и Дейл, которых приезжие принимают за маньяков.

Но, впрочем, в последнем случае мы уже имеем дело с пародией на фильмы того рода, о которых подробно поговорим… прямо сейчас и поговорим, не откладывая в долгий ящик.

Деревенские маньяки

Именно безумцы и злодеи, обитающие за чертой города, наиболее мощно представляют в кино тему деревенских ужасов и кошмаров – хотя в данном случае вернее будет говорить об ужасе и страхе городских жителей ПЕРЕД деревней, так как оные маньяки, насильники и убийцы в своем унылом захолустье ощущают себя вполне в своей тарелке, в отличие от тех, кто с ними встречается... и нередко попадает как раз таки в тарелки на обеденные столы злобным селянам!

Соломенные псы, постер

Верхнюю, практически недостижимой высоты планку этой тематике задает шедевр Сэма Пекинпа «Соломенные псы» (Straw Dogs, 1971). Американский математик Дэвид (яркая роль молодого Дастина Хоффмана) вместе с красавицей-женой поселяется в сельской Англии. Застенчивый и добродушный человек, он искренне пытается найти общий язык с местными жителями, но сталкивается с враждебностью, поначалу скрытой, а по мере приближения к жестокому финалу все более и более откровенной. Пекинпа поднимает целый пласт сложных и серьезных проблем, как-то – столкновение сельской бедноты и простоты с богатым умником-янки; сексуальное насилие, порожденное животными инстинктами; быстрая деградация «цивилизованного» человека как ответ на агрессию. Милейший интеллектуал Дэвид в заключительных сценах атаки селян на его дом превращается в жестокого убийцу. В 2011 году намечается выход ремейка этого умного и эмоционально мощного триллера с сильными элементами драмы, но, откровенно говоря, не стоит ждать от новой версии чего-то выдающегося (черт побери, а от какого «тьфумейка» мы вообще можем ждать подобного?).

Я плюю на ваши могилы, кадр

Очень близки по проблематике – хотя бесконечно далеки в художественной составляющей – картине Пекинпа грайндхаусный фильм «День женщины» (Day of the Woman, 1978) и его ремейк 2010 года выпуска «Я плюю на ваши могилы» (I Spit on Your Grave). Зачин истории напоминает «Дедлайн»: молодая одинокая писательница поселяется в уединенном домике за городом, чтобы в спокойной обстановке написать свой первый роман. Но ее проблемы связаны не с потусторонними силами, обитающими в самом доме, а с вполне реальными подонками, обретающимися по соседству. Подвергшись моральному унижению, сексуальному и физическому насилию, девушка умудряется выжить и – запредельно жестоко мстит своим истязателям. Вновь мы наблюдаем неспровоцированную агрессию со стороны недалекой деревенщины, и вновь жертва агрессии отвечает обидчикам тем же. В случае с «Я плюю на ваши могилы» можно даже сказать – воздает им сторицей.

Картины, подобные этим, ориентируют зрителя на некие «бытовые», обыденные ужасы деревни – злодеи здесь много пьют, презирают городских снобов («городская шлюха» - говорит о героине «Дня женщины» один из ее насильников), а само противостояние вызвано реально существующей проблемой все более и более отдаляющихся друг от друга города и загорода. Отлично показано это, между прочим, и в слегка фантасмагоричном отечественном триллере «Жесть» (2006), где героиня попадает в кошмарный мир замкадья, дачных участков, населенных разнообразными фриками. Отголоски темы без труда улавливаются и в таких фильмах, как «Последний дом слева» (The Last House on the Left, 1972) мэтра жанра ужасов Уэса Крэйвена, ремейке этого фильма 2009 года, картине «Райское озеро» (Eden Lake, 2008) англичанина Джеймса Уоткинса и других.

Техасская резня бензопилой, постерИной подход демонстрируют фильмы в стилистике, порожденной культовой «Техасской резней бензопилой» (The Texas Chain Saw Massacre, 1974) Тоуба (Тоба, Тоби) Хупера – того самого, который позднее не без помощи Стивена Спилберга снял и «Полтергейст». Творение молодого режиссера настолько любимо и уважаемо заокеанскими зрителями и критиками, что копия «Техасской резни…» хранится в Нью-Йоркском музее современного искусства, а поклонники фильма по сей день совершают «паломничества» в места съемок. В свое время лента Хупера произвела шокирующее впечатление и до сих пор считается одним из самых жестоких фильмов ужасов всех времен. Причем совершенно ошибочно, ведь, как отмечали сами создатели картины, в ней очень мало крови, а жестокость и насилие в основном остается за кадром. Во время просмотра, однако, складывалось впечатление, что все совершенно наоборот – то, что не демонстрировалось на экране, зрители весьма живо представляли в своем воображении. Примечательно, что Тоуб Хупер спустя годы сетовал на то, что люди совсем не замечали того юмора, которым наполнен его фильм. Действительно, оценили своеобразную «чернушную» иронию создателей «Техасской резни…» значительно позже. Тогда же, в середине 70-х, немалое впечатление на зрителей производили еще и вступительные титры, в которых утверждалось, что сюжет картины основан на реальных событиях. Ныне этим приемом уже никого не удивишь, а любители хоррора прекрасно понимают, насколько слабы на самом деле связи подобных фильмов ужасов с какими-то действительно имевшими место фактами. В случае с «Техасской резней…» так толком и не дано по сей день однозначного ответа на вопрос – какие же реальные события послужили основанием для сценария. Чаще всего вспоминают историю ранее помянутого нами маньяка Эда Гейна, некоторые «нехорошие привычки» которого перенял убийца Кожаное Лицо в фильме Хупера. Однако реальная история Гейна в большей степени соотносится с романом Роберта Блоха и экранизацией этого произведения – классическим триллером Альфреда Хичкока «Психо» (Psycho, 1960) с Энтони Перкинсом в роли сумасшедшего владельца мотеля, расположенного за городом. Не удивительно, кстати, что именно хичкоковский шедевр называют в первую очередь, когда говорят о художественных источниках вдохновения для культовой картины Хупера. «Психо» киноведы склонны считать предтечей целого поджанра фильмов ужасов – слэшеров про маньков, убивающих молодых людей при помощи холодного оружия. «Техасская резня бензопилой», в свою очередь, считается (с оговорками) и одним из первых слэшеров, и едва ли не первым фильмом о семейках маньяков-каннибалов. И надо сказать, что именно такое обращение к теме семьи, когда на экране представлен не убийца-одиночка, а целая галерея психов, главным образом отличает работу Хупера как от других классических слэшеров вроде «Пятницы, 13-тое» (Friday the 13th, 1980), так и от триллеров вроде «Психо».

Эд Гейн, фотоРеальный Эд Гейн, как и антигерой хичкоковского фильма, был психопатом-одиночкой, психологически крайне зависимым от своей матери – после смерти которой у него и сорвало окончательно «крышу». Маньяк из «Психо» превратил труп матери в чучело, больной разум породил вторую личность – властную «мамочку», которая и убивала случайных постоялиц мотеля. Гейн же, по слухам, выкопал тело умершей матери, а также шил для себя наряды из человеческой кожи – тем же самым занимается и Кожаное Лицо в «Техасской резне…». Но ни в «Психо», ни в «Пятнице, 13-тое», ни в других триллерах и слэшерах того времени мы не встречаем целые семейства маньяков. По сюжету фильма Хупера несколько молодых людей, разъезжая по просторам штата Техас, сталкиваются не только с ужасным Кожаным Лицом, но и с его родственничками-фриками, промышляющими убийствами и поеданием приезжих. В поведении и внешности кое-кого из них улавливаются утрированные черты «деревенского дурачка» или грубого и недалекого фермера, а сама атмосфера загородного дома и сельской местности вообще превращается в нечто запредельно адское и ужасающее.

Съеденные заживо, постерВ 1977 году Хупер попытался повторить успех своего первого хита и снял картину под названием «Съеденные заживо» (Eaten Alive) – примечательно, что одну из второстепенных ролей в этом фильме сыграл актер Роберт Инглунд, позднее прославившийся на весь мир как Фредди Крюгер из «Кошмара на улице Вязов». В «Съеденных заживо» зритель вместе с героями ленты попадает в маленький захолустный городок, в старый мотель и знакомится с его владельцем – типичным деревенским стариком-психопатом. Маньяк Джадд, вооруженный косой, скармливает постояльцев… крокодилу!

У «Техасской резни…» также вышло несколько продолжений, неоднозначно, впрочем, воспринятых фанатами первого фильма. А в 2003 году режиссер Маркус Ниспел снял ремейк старого хуперовского шедевра, тепло принятый большинством зрителей и признанный одним из лучших хоррор-ремейков нового времени – тот самый редкий случай, когда лично я не готов отнести «переработку» классики в разряд «тьфумейков». Следуя общей канве истории, рассказанной Хупером, Ниспел снял очень мрачный, жаркий и по-настоящему жестокий фильм, по сравнению с которым лента 1974 года выглядит добрым семейным кино. Юмора в ремейке гораздо меньше, а насилие, пытки и истязания Р. Ли Эрми, фотопоказаны, гм, «нагляднее». Уже первая подобная сцена способна вывернуть наизнанку желудок какого-нибудь неподготовленного зрителя: невменяемая попутчица компании друзей-путешественников, сидя на заднем сиденье их авто, достает запрятанный (в самом интимном месте!) пистолет, сует его себе в рот и нажимает курок – камера «пролетает» вслед за пулей сквозь череп самоубийцы, а огромное выходное отверстие, покрытое мозгами и кровью, демонстрируется «во всей красе». И ведь это далеко не самый продолжительный и не самый жестокий эпизод ремейка. Весьма «сочно» прописана и семейка маньяков, которая по сравнению с фильмом Хупера стала больше, а каждый из ее членов – отвратительнее и страшнее. Кожаное лицо превратился в настоящего монстра, живую машину для убийств и пыток, совершенно фееричен в роли «главы семейства» (по совместительству – местного шерифа) актер Р. Ли Эрми – кинолюбители со стажем должны помнить его еще по фильму «Цельнометаллический патрон» Стэнли Кубрика, в котором Эрми сыграл злобного вояку-сержанта, издевающегося над призывниками. Ниспел еще более ярко показал нам именно загородные, сельские кошмары – вместе с героями картины мы пытаемся найти спасение в округе, но повсеместно встречаем лишь новых уродов, членов все той же семейки каннибалов. Невольно складывается впечатление, что весь этот маленький мирок, глухомань вне городской черты, наводнен сущими демонами в человеческом обличьи.

Техасская резня бензопилой, постер

В подобном же ключе три года спустя был снят и фильм «Техасская резня бензопилой: Начало» (The Texas Chainsaw Massacre: The Beginning, 2006) Джонатана Либесмана, рассказывающий предысторию ремейка (не оригинальной картины Хупера) в столь же мрачных тонах. В первой части картины показан процесс загнивания деревни, связанный с тем, что прекращает свою работу местное «образующее» предприятие – скотобойня. Показано, как жестокосердные представители убогого клана Хьюиттов неотвратимо быстро становятся чудовищами. При этом одной из ключевых сцен становится монолог Чарли Хьюитта (Эрми), убившего шерифа и нацепившего на себя одежду убитого. «Это наш дом, - говорит новоиспеченный шериф-Чарли, - и, благодарение Господу, мы теперь уже никогда не будем голодать». Таким образом извращается вполне традиционная оседлость, укорененность сельских жителей, показана крайняя форма протеста против неумолимой индустриализации. Если новые поколения несут постепенную смерть и загнивание деревне, «поглощают» ее, то в фильмах вроде «Техасской резни…» деревня отвечает городским жителям, убивая и пожирая их самих.

Поворот не туда, кадрСхожий, но весьма упрощенный подход демонстрирует и одна из самых популярных хоррор-серий нового времени – картина «Поворот не туда» (Wrong Turn, 2003) и ее снятые прямиком на DVD сиквелы. Здесь компания городской молодежи также сталкивается в глухомани (на сей раз лесной) с целым семейством убийц. «Аборигены» отображены еще более утрированно, чем в «Техасской резне…», теперь они становятся не просто безумными и жестокими реднеками, но мутировавшими уродцами-людоедами, охотящимися на случайных гостей их дикой вотчины. Речь уже не об имеющем действительные социальные корни противостоянии деревенских с городскими, мутанты ничем не похожи на сколько-нибудь типичных жителей загорода.

В разной мере, но относятся к данной тематике и такие фильмы, как «У холмов есть глаза» (The Hills Have Eyes, 1977) с его ремейком 2006 года и их сиквелами, или «Вакансия на жертву» (Vacancy, 2007), или «Ничего себе поездочка» (Joy Ride, 2001) и другие, им подобные.

Деревенский Ад... или Рай?

Поворот не туда, постерДостаточно беглого взгляда на такого рода кино, чтобы заметить, что, начиная с 2000-х, именно тема деревенских маньяков и убийц из загорода становится одной из самых актуальных не только в условном поджанре «деревенских ужасов», но и для хоррор-жанра в целом. Если не качественно, то количественно фильмы про «сельских ублюдков» преобладают в деревенском хорроре над прочими темами. Отражает это усиливающийся страх горожан перед населением округи и дикими, на их взгляд, нравами тамошних жителей или же просто является мимолетной модой – честно скажу, не знаю. Решайте сами.

Но я совершенно точно остерегусь «наезжать» в деревню на время. Зато многие городские сегодня мечтают поднакопить средств и переехать туда на постоянное место жительства. А это значит, что, насколько ни было бы сильным отторжение деревенско-сельского быта урбанистическим миром, как много бы не выходило фильмов ужасов на эту тему, нас, горожан, все еще привлекает пасторальная идиллия и исконная простота далекой от вечной городской суеты и грязи Деревни.

Комментариев: 8 RSS

Оставьте комментарий!
  • Анон
  • Юзер

Войдите на сайт, если Вы уже зарегистрированы, или пройдите регистрацию-подписку на "DARKER", чтобы оставлять комментарии без модерации.

Вы можете войти под своим логином или зарегистрироваться на сайте.

(обязательно)

  • 1 tw1npeaks 19-10-2011 07:32

    Еще вспомнился наш деревенский хорроро - Семья вурдалаков (Игорь Шавлак, Геннадий Климов) [1990] и американская классика - Вторжение кровавых фермеров / Invasion of the Blood Farmers (1972)

    Учитываю...
  • 2 Soulo 18-08-2011 19:59

    Ха-ха, а у меня есть домик в деревне. Так что заезжай, если что)

    Учитываю...
  • 3 eball 17-08-2011 15:12

    Может быть, деревенского хоррора и не сущестует, зато есть так называемый hicksploitation (или hixploitation). http://en.wikipedia.org/wiki/Hixploitation

    К слову, "2001 маньяк" - это ремейк классики хиксплотейшна "2000 маньяков" небезызвестного Гершела Гордона Льюиса, рекомендую.

    Учитываю...
    • 4 Парфенов М. С. 17-08-2011 22:08

      К слову, "2001 маньяк" - это ремейк классики хиксплотейшна "2000 маньяков"

      Да вы что??? А я-то думал ))))

      Учитываю...
  • 5 dmitrythewind 14-08-2011 19:55

    Отличный обзор! К этому же "деревенскому жанру" можно отнести и "2001 маньяка" (я смотрел только ремейк с Инглундом), и "Посланников" братьев Пэнг, и "Зубастиков" (первые две части), да и половина романов-экранизаций Кинга - оттуда. Действительно, "сельский хоррор" можно выделить в поджанр.

    Учитываю...
    • 6 Парфенов М. С. 14-08-2011 21:52

      Да, с оговорками. Но я не ставил задачей себе перечислить все фильмы, относящиеся к этому очень условному поджанру, просто приводил примеры, попутно иногда на чем-то останавливаясь более подробно.

      Учитываю...
      • 7 dmitrythewind 15-08-2011 15:48

        А еще тема "страха городских перед деревенскими" отлично обыграна в "Убойных каникулах", где "городские" ошибочно принимают за маньяков парочку простых деревенщин... и начинают гибнуть один за другим самым нелепым образом.

        Учитываю...
        • 8 Парфенов М. С. 15-08-2011 16:28

          Дмитрий, внимательно посмотрите - про "убойные каникулы" в статье сказано как раз перед "маньячным" разделом.

          Учитываю...