ССК 2018

Напугать Джессику до смерти / Let's Scare Jessica to Death

США, 1971

Жанр: ужасы, триллер

Режиссер: Джон Д. Хэнкок

Сценарий: Джон Д. Хэнкок, Ли Кэлшейн

В ролях: Зора Ламперт, Бартон Хейман, Кевин О’Коннор, Гретчен Корбетт, Алан Мэнсон, Мариклэр Костильо

Похожие фильмы:

  • «И умереть от наслаждения» (1960)
  • «Кровавая невеста» (1972)
  • «Кармилла» (1999)

 

Жизнь Джессики началась с чистого листа. После ее выхода из психиатрической клиники они с мужем Дунканом решили сменить огромный город на провинцию, купив там дом, чтобы жить спокойной жизнью, обрабатывать просторный сад и купаться в озере в жаркие летние дни. С со собой они захватили друга, Вуди, чтобы тот помог им обустроиться на новом месте. Жизнь в городке кажется сонной, тихой, спокойной. Но Джессике вновь слышатся голоса и странные звуки, у нее начинаются видения. Это пугает ее, ведь в клинику возвращаться не хочется, и она старается скрыть свой страх от окружающих. К тому же, оказалось, что в их доме поселилась Эмили, девушка-хиппи, посчитавшая его брошенным. Рыжеволосая красотка быстро завоевала симпатии мужчин, и Джессика, хотя и ощущавшая внутреннюю тревогу, предложила девушке остаться с ними. Будет с кем пообщаться, ведь жители городка встретили переселенцев настороженно и явно недружелюбно. А еще у всех жителей почему-то были перебинтованы шеи…

Джон Д. Хэнкок снял этот фильм, в основе сценария которого лежит рассказ Джозефа Шеридана Ле Фаню, классика готической прозы, произведения которого экранизировались многократно. Это и знаменитая «Алукарда», и «Кармилла», роман, вдохновивший самого Брэма Стокера. Ле Фаню экранизировал и Карл Теодор Дрейер, создав свой шедевр — «Вампир. Сон Алена Грея». К творчеству писателя обращался и Роже Вадим, сняв фильм «И умереть от наслаждения». Действие рассказа Хэнкок перенесено в современное на момент создания фильма время, а упор сделан на популярную в кинематографе тему безумия, пограничного состояния психики, дававшую прекрасную возможность для неоднозначной трактовки событий. Зритель, следя за развитием сюжета, гадает, происходят ли все эти мистические ужасы на самом деле или это лишь плод воспаленного сознания героини. В «Ребенке Розмари» такой дуализм восприятия и финала поднял фильм до уровня шедевра, вкупе с безупречной игрой Мии Фэрроу и других актеров.

Кто знает, если бы актерский ансамбль в «Джессике» был посильнее, может, и судьба фильма была бы иной. Но актеры — самое слабое звено фильма. Небольшой бюджет — не помеха при хорошем сюжете и правильном режиссерском выстраивании истории, грамотном нагнетании таинственной и пугающей атмосферы, даже при неспешно развивавшихся событиях, если присутствует сильная актерская игра. Все компоненты, кроме сильного актерского состава, в картине присутствуют. Но именно актерское мастерство немаловажно в фильмах с камерным сюжетом и малым количеством персонажей. Особенно если ставка делается на психическую неуравновешенность, пограничность состояния героев. Примером такой игры, кроме уже названного «Ребенка Розмари» могут служить, например, «Отвращение» Романа Полански и «Макабро» Ламберто Бавы. Зоре Ламперт роль Джессики оказалась не по плечу. Чтобы показать состояние существования между реальностью и ирреальностью, мало просто находиться в кадре с рассеянной улыбкой на лице и равнодушными глазами. Роль эмоционально и психологически оказалась слишком сложной для Ламперт, да и остальные актеры играли средне. Так что свита тоже не сыграла «короля». Именно потому, что мастерство актеров не заставляет «прилипать к экрану», фильм добрую половину воспринимается как драма, а не как хоррор. Неспешное развитие сюжета современному зрителю может показаться скучноватым.

Редкие таинственные и пугающие моменты, постепенно сплетающиеся вокруг героини в один затягивающийся узел, становятся все насыщеннее, загадок все больше. Они, как отдельные пазлы, складываются в одну картину. Мы видим все глазами Джессики, и так же, как она, не знаем, что из всего этого реально, а что видит только она, боясь признаться в своих страхах кому-то. А страха в душе все больше: странный голос, окликающий ее, немая девушка в белом на кладбище, зовущая за собой. Но ведь муж тоже увидел ее! Значит, девушка реальна? Тогда почему труп антиквара, к которому привела немая девушка, вдруг куда-то исчез, когда Джессика позвала всех к нему? Галлюцинация? А другая странная девушка в старинном платье, поднявшаяся из глубины озера и пытающаяся увлечь Джессику на дно? Кто она? Местные жители рассказали, что сто лет назад Эбигейл, дочь прежних владельцев дома, утонула за день до своей свадьбы. И так и живет в своем доме до сих пор, став вампиршей, как гласит городская легенда. От прежних владельцев остался портрет той семьи на чердаке, и Эбигейл на нем — просто одно лицо с Эмили, даже прическа почти та же. Неужели никто больше этого не замечает? А Эмили с улыбкой говорит, что никогда отсюда не уйдет, да еще и соблазняет и мужа Джессики, и их друга Вуди. Жители городка сторонятся ее, не вступая в разговоры. И вообще очень странно ведут себя. Страхов все больше и поделиться ими не с кем. Муж эмоционально отдаляется от нее, а Эмили даже пытается утопить, хотя никто в это не верит. Атмосфера ужаса сгущается, Джессика мечется, задыхается в ней, пытаясь убедить себя, что все это ей только кажется, это только страшный сон… Вот она проснется, и все растворится без следа в лучах утреннего солнца… Но солнца все нет, а тьма все сгущается в ее сознании. Или все это происходит на самом деле и вокруг действительно мертвецы, объявившие на нее охоту?

Операторская работа хороша, история местами провисает, но во второй половине фильма набирает темп. Впрочем, медленное, созерцательное течение сюжета типично для кино тех лет. В него погружаешься постепенно, как Джессика в то самое озеро, со дна которого поднимался ужас, пытающийся завладеть ею. И Джессика, и зрители знают, что бывших шизофреников не бывает, и это самое знание держит в напряжении всех: Джесссику, ее мужа, Эмили, зрителей. Это как то пресловутое ружье на стене, которое обязательно должно выстрелить. Вот только когда, как и в кого? И самое главное — кто нажмет на курок? Кто на самом деле жертва, а кто — охотник и убийца? Зрителю приходится отделять реальность от проекций воспаленного больного сознания бедной хрупкой и беспомощной Джессики, охваченной страхом, подозрениями и липким ужасом.

Заявленную в заглавии цель напугать Джессику до смерти режиссеру достигнуть удалось. И не только Джессику, но и зрителей напугать у Джона Д. Хэнкока тоже получилось. Может быть, не всех, но сам Стивен Кинг назвал этот фильм одним из своих любимых. А уж мэтр знает в страхе толк, как и в исключительном умении пугать других до смерти. Попробуйте, напугает ли он вас?

Оставьте комментарий!

Старые комментарии будут перенесены в новую систему в скором времени. Не забудьте подписаться на DARKER - это бесплатно!

⇧ Наверх