ХРАНИЛИЩЕ

— значит зомби (антология)

Составитель: Андрей Синицын

Авторы: Михаил Тырин, Александр Щёголев, Виктор Точинов и другие.

Жанр: триллер, ужасы

Издательство: АСТ

Серия: Zомби

Год издания: 2013

Похожие произведения:

Этот сборник позиционируется как «ответ Чемберлена» Максу Бруксу, автору «Войны миров Z», известной по одноименной экранизации. Мол, хотим рассказать, как на самом деле проходил бы зомби-апокалипсис в России. Надо сказать, что подобные литературные ответы чаще оказывались скромненьким стеснительным пшиком — и тем более любопытно, удалось ли нашим писателям устрашающе гаркнуть.

Скажу сразу, дабы не томить читателей — не удалось. Но и застенчивого пука тоже не произошло.

Вообще, жанр зомби-хоррора — не особо популярный в русской литературе ужасов. Отчасти дело в том, что в то время, когда зомби штурмовали европейских и американских читателей, в СССР хоррора, как и секса, не было. А отчасти — в том, что сама концепция зомби несколько выбивается из русской «жуть-традиции». Но об этом можно говорить отдельно, сейчас же стоит непосредственно перейти к сборнику.

Руководствуясь вполне понятным желанием угодить вкусам как можно более широкой целевой аудитории, составитель попытался собрать под одной обложкой рассказы разноплановые — и, как это часто бывает, в итоге полотно книги получилось неровным.

Не обошлось, к сожалению, без текстов, которые выглядят скорее игрой с темой, нежели полноценным рассказом. К таковым можно отнести «Последний шанс» Елены Долговой, который больше похож на зарисовку-набросок к крупной форме. Жестокие события, борьба за выживание — динамика на высоте, но не хватает четкого сюжета, который только в конце выходит к более-менее яркой проблематике: вакцине.

Темы вакцины касается и рассказ Владислава Выставного «Мой зомби», тоже весьма простой как по идее, так и по содержанию. Соловецкие острова, ученый, работающий над вакциной, охраняющий его сталкер-рассказчик, зомби-бывшая-любовь-ученого — достаточно классический если не по фактам, то по сути набор деталей.

Несмотря на то, что тема и ее раскрытие заданы уже во вступительном слове составителя, нельзя не похвалить разнообразие авторских подходов. Правда, некоторые писатели, как, например, Наталья Резанова в рассказе «Хоррор-шоу» или Виктор Точинов в «22 июня», словно сами не могут определиться, какой же именно сеттинг им разработать, и берутся одновременно за несколько. Хотя нужно отдать должное Наталье, ее мультисеттинговость в свете финала становится объяснимой и очень уместной. Кроме того, посконная Русь-матушка ярко выделяется на фоне всей остальной постапокалиптики. «22 июня» же поначалу вызывает некоторое недоумение и настраивает на околополитический стеб, однако потом превращается в достаточно жесткое произведение, где автор весьма легко обходится с персонажами, без жалости пуская их в расход. Хотя, надо сказать, юмора этому сборнику и не хватает. Понятное дело, что зомби-апокалипсис сам по себе явление не слишком веселое — но если бы хоть в одном тексте эта звериная серьезность была разбавлена (я не беру эпизод с реалити-шоу «Бункер», все-таки там больше сиюминутный стеб над «Домом-2»), то сборник выглядел бы гораздо богаче и ярче.

Александр Щеголев в «Синдроме зоопарка» затрагивает достаточно популярную в этом жанре тему — взаимоотношения между родственниками: живыми и ставшими зомби. Несмотря на популярность, эту тему нельзя считать заезженной — каждый автор, взявшийся за нее, раскрывает, по сути дела, свое отношение к этому вопросу, каким бы кровавым месивом ни пытался прикрыть беспощадный и жестокий психологизм.

«Меморандум Малахова» Сергея Слюсаренко смотрится среди своих коллег слегка чужеродно, хотя и выполняет все «технические» условия. Он выглядит скорее фантастическим (даже можно сказать, научно-фантастическим) рассказом, который идеально подошел бы какому-нибудь сборнику «Мы и эволюция».

На фоне всех остальных (как удачных, так и не очень) текстов выгодно выделяются три произведения — «Мутная вода» Михаила Тырина, «Чумной форт» Антона Первушина и «Остров Балчуг» Николая Калиниченко и Андрея Щербака-Жукова. Они выигрывают за счет проработки персонажей, внятного сюжета, и ощущения прежде всего целой и целостной истории — а не зарисовки «зомби и русский дух».

Подводя итог, можно сказать, что хотя сборнику «Z— значит зомби» и не удалось достичь успеха (и качества) заокеанских коллег, считать его провалом ни в коем случае не стоит. Это очень любопытный срез современного состояния российского зомби-хоррора, да и, что уж греха таить, симпатичные (каким бы странным это слово ни было по отношению к историям о мертвяках) рассказы.

Оставьте комментарий!

Старые комментарии будут перенесены в новую систему в скором времени. Не забудьте подписаться на DARKER - это бесплатно!

⇧ Наверх