Безумный Макс: Дорога ярости / Mad Max: Fury Road

Австралия, США, 2015

Режиссер: Джордж Миллер

Сценарий: Джордж Миллер, Брендан МакКарти, Ник Латурис

В ролях: Том Харди, Шарлиз Терон, Николас Холт, Хью Кияс-Бёрн, Джош Хелман, Нэйтан Джонс, Зои Кравиц, Роузи Хантингтон-Уайтли

Похожие фильмы:

«Безумный Макс» 1979 года был истинным представителем направления «озплуатейшн» — так называли малюбюджетные фильмы, эксплуатировавшие насилие и секс на фоне австралийских пейзажей — это когда дешево, сердито и очень круто! Безлюдные шоссе, озверевшие бандиты, неразговорчивый несгибаемый герой и пара сцен, врезавшихся в память навсегда — бегущая по шоссе женщина с ребенком, преследуемая бандой байкеров, и «та самая» сцена с ножовкой: «У тебя десять минут, чтобы перепилить цепь. Но если ты везучий, сможешь отпилить себе ногу за пять минут. Время пошло!»

Остальное — история. «Безумный Макс» превратился в классическую трилогию взлета и падения: нежданно-негаданно «выстреливший» первый фильм (разгон), сделанный с умом и с любовью сиквел, приумноживший достоинства оригинала (пик), и, наконец, громоздкий, избыточный и немного разочаровывающий триквел. С тех пор прошло тридцать лет, и с тех пор много воды утекло. Что-то изменилось в один момент — как падение вертолета с Байроном Кеннеди, одним из соавторов сценария «Макса», на борту, в 1983 году, а на что-то потребовались медленные годы разрушения — как с австралийскими ландшафтами Брокен Хиллз, размытыми проливными дождями, или с карьерой Мела Гибсона, успевшего стать Безумным Максом, Мартином Риггсом и режиссером «Страстей Христовых», а потом растратить все это в череде нелепых скандалов.

 

Как говорится, «мир изменился». Но желание Джорджа Миллера продолжить эту удивительную историю осталось прежним.

Фильмография Миллера способна поставить в тупик. Трилогия о «Максе» (1979—1985), затем — внезапно — гротескные «Иствикские ведьмы» (1987) с Николсоном и тремя красотками Шер, Сарандон и Пфайффер, медицинская драма «Масло Лоренцо» (1989)… а потом три «детских» ленты за двадцать лет («Бейб: Поросенок в городе», «Делай ноги» и «Делай ноги 2»). Что это — дань «голливудскому заказу», смелый эксперимент или попытка бегства от того, что на самом деле ждет и не отпускает — от выжженной до оранжевого цвета пустыни, от натянутой струны дороги, от одинокой фигуры на шоссе. Безумный Макс ждал, пока напугает детишек поросенок Бейб (слишком мрачный для сиквела детской животноводческой истории). Ждал, пока пингвины дважды не спляшут свои танцы и не споют свои хиты… Ждал в «производственном аду», выйти из которого дано не всем. Но Макс — персонаж особенный. Такие не сдаются.

И как не было этих тридцати лет. Он врывается в кинотеатры, не сбавляя скорости, едва ли не пробивая простыню экрана в залихватском 3D, вернувшийся во времени назад, куда-то между первым и вторым фильмом, когда уже все потеряно, но ничего еще не найдено. Это — Безумный Макс, и, конечно, это больше не Безумный Мел.

«We don’t need another hero…» — «Нам не нужен другой герой» — поет Тина Тёрнер в «Безумном Максе: Под куполом грома». Так-то оно так, вот только время показало, что все-таки нужен. Том Харди поселился на наших экранах всерьез и надолго, застолбив право стать новым «последним героем боевиков», оттеснив от этой роли не оправдавшего надежд крепыша Сэма Уортингтона и многих других претендентов (включая успевшего умереть Хита Леджера). Харди комфортно молчать: маска на лице для него — не проблема, что актер доказал еще и в «Темном рыцаре: Возрождении легенды». Его удел действовать! Вот только попутно выяснилось, что миру нужен не только новый герой, но и героиня…

Шарлиз Терон не побоялась пойти по стопам Деми Мур и Сигурни Уивер, побрившись наголо. Впрочем, после трансформации, перенесенной ею в «Монстре» 2003 года, ей уже, наверно, ничего не страшно. Твердо и уверенно шагает она от фильма к фильму, выгодно выделяясь на удачных лентах («Адвокат дьявола», «Правила виноделов», «Прометей») и не задерживаясь горевать о провалах («Жена астронавта», «Эон Флакс», «Миллион способов потерять голову»). Вот уже и дошагала до статуса супруги Шона Пенна… И до роли Фуриосы — отчаянной бунтарки без прически, без царя в голове и без… руки. Трудно представить себе более асексуальное зрелище, но Терон тут не духи рекламирует — как и Макс, она дитя этого постапокалиптичного мира, ей есть, кого спасать, и есть, с кем бороться. Энергии Фуриосы хватает настолько, что она почти на полфильма оттесняет Макса на второй план — ведь пока она решается на дерзкий побег от садиста Неубиваемого Джо, прихватив самый ценный для него живой груз, Макс всего лишь болтается, как игрушка-попрыгун на капоте, следует чужой указке и выполняет роль хмурого охранника. За весь фильм герой Харди принимает, по сути, единственное ключевое решение — продолжать ли бегство в пустыню или повернуться лицом к врагу и дать отпор.

Уравняв Мужчину и Женщину, Миллер поместил их вместе с остальными героями в ужасный в своем великолепии мир разрушенного будущего, и тут уж пришло время тратить каждый цент полуторасотенного миллионного бюджета. Пустыни Намибии настолько подходят к миру Безумного Макса, что становится понятно, почему Миллер предпочел подождать, пока огонь войны в этом регионе не будет приглушен. По слухам, всего 20 % происходящего на экране происходит на экране компьютера (или не происходит, как с рукой Терон) — все остальное — живые съемки, настоящие погони, умопомрачительные панорамы. Этот мир продуман до мелочей, и в нем достаточно одного штриха, вроде фигур на ходулях, бредущих по мертвому болоту, чтобы заставить себя поверить в реальность происходящего. Задолго до сюжетной кульминации зрителя ждет кульминация визуальная — сцена бури, в которую прямиком несутся герои и их преследователи. Вид улетающих в вихре торнадо фигур, перечеркнутых молниями, способен ужаснуть и заворожить. Такое не скоро забудешь…

Но фильм щедр не только на визуальные эффекты, но и на второстепенных персонажей — причем многие из них явно не так просты, как кажется на первый взгляд — почти за каждым героем, даже мельком появляющимся на экране, стоит нерассказанная (до поры до времени) история. Ужасный и авторитарный Неубиваемый Джо. Толстый и уродливый Людоед. Эксцентричный до нереальности Слепой Гитарист с пышущей огнем гитарой. Хрупкие девушки-беглянки, включая сногсшибательную Роузи Хантингтон-Уайтли, помимо «Безумного Макса» отметившуюся всего в одном фильме, зато в каком — в «Трансформерах 3». И, наконец, Ньюкс, персонаж Николаса Холта — на его долю приходится основная доля экранного черного юмора и безбашенности — до чего же здорово орет он у «бездны на краю» — «Какой замечательный день!» Такого героя невозможно не заметить.

Все эти персонажи вместе с Максом и Фуриосой исполняют безостановочный танец погони — завораживающий и отточенный, как движения актеров Цирка дю Солей. Это нужно видеть и жадно ловить — в следующий раз такие сцены мы увидим еще нескоро. Сделать весь фильм одной погоней — это смело. Это безумно. Но, наверно, этого и хотел Джордж Миллер — сделать что-то настолько же безумное, как и сам Безумный Макс. We don’t need another hero… Герой ушел… Да здравствует герой!

Оставьте комментарий!

Старые комментарии будут перенесены в новую систему в скором времени. Не забудьте подписаться на DARKER - это бесплатно!

⇧ Наверх