ССК 2018
О мутациях и всяческих деформациях тела в нашем журнале писали не раз – этой теме полностью посвящен июньский номер; мало того, боди-хоррору в кинематографе посвящена статья Сергея Крикуна. Но японское кино имеет ряд особенностей по сравнению с американским или европейским. Во-первых, Япония – единственная страна в мире, пережившая ядерную атаку. Мало того, в 2011 году в результате землетрясения произошла одна из крупнейших радиационных аварий на АЭС Фукусима-1. Страх лучевой болезни и ее последствий издавна висит над Страной Восходящего Солнца подобно черному покрывалу смерти. Поэтому тематика мутаций здесь считается негласно запрещенной. Тем не менее, режиссеры, такие, как Кацухиро Отомо, Ёсиаки Кавадзири, Синья Цукамото и другие, временами обращаются к этой теме. Почему? – возможно, чтобы преодолеть страх, нужно взглянуть ему в лицо. Так или иначе, но мы постараемся разглядеть правду за злокачественными новообразованиями и нагромождениями плоти.

 1. Новая глава в развитии железа

Прогресс. Достижения цивилизации. Ее технические дары, окружающие каждого из нас. Трудно представить жизнь без интернета, компьютеров и мобильных телефонов. Если отнять у нас все эти новомодные игрушки, жизнь уже покажется слишком пресной. Но что, если человек слишком привяжется к своим творениям? Каким был бы союз плоти и металла? Может быть, он дал бы новые плоды в виде детей с проводами вместо нервов, в телах которых кровь протекала бы по резиновым трубкам? Эти и другие вопросы занимали японских режиссеров, и у каждого находился свой ответ.

Ёсиаки Кавадзири в «Бегущем Человеке» (своеобразный оммаж произведению Кинга, также рассказывающему о развлечениях будущего) показывает нам Зака Хью, чемпиона гонок на выживание. За последние десять лет никто не мог побить его рекорд. И неудивительно – от высоких перегрузок автомобили ломаются, стекла продавливаются внутрь и впиваются в лица водителей, в результате аварий кровь смешивается с бензином и машинным маслом. Человек не способен выжить в таких условиях. И, разумеется, Хью не является простым смертным, ведь за годы, проведенные внутри салона, он срастается в единое целое с механизмом, которым управляет. Союз с машиной не дает гонщику душевного спокойствия – ведь даже в своих снах Хью мчится по трассе, оставляя противников умирать далеко позади себя. Новелла посвящена последней гонке, в результате которой слияние человека и автомобиля становится абсолютным… и роковым. Возможно, эта короткометражка, входящая в альманах «Лабиринт сновидений», послужила одним из источников вдохновения для Дэвида Кроненберга с его фильмом «Автокатастрофа», который был снят девятью годами позже.

Еще более тесным сплав человеческого и техногенного начал показан в знаменитой трилогии Синьи Цукамото «Тэцуо – железный человек». Первая часть, снятая на черно-белую 16-миллиметровую пленку, стала классикой японского техно-хоррора. В ней повествуется о бизнесмене, сбившем автомобилем неизвестного прохожего. Главный герой решает избавиться от трупа, выкинув тело в лесу. После этого он начинает замечать странные вещи, происходящие с его собственным организмом: на коже вырастает шип, затем железная пластина. Затем из пяток вырастают выхлопные трубы, вместо пениса вырастает гигантская уродливая дрель, а затем половина лица и вовсе слезает, обнажая пучки проводов и странные механизмы. Примечательно, что никакого «научного» объяснения происходящему фильм не дает. На протяжении всего экранного времени зритель видит преступление, а затем наказание за него – деформации, которым подвергается тело протагониста. Убийца здесь как бы лишается человеческого начала – и превращается в чудовищный механизм. «Жертва» тоже лишена человеческих черт – еще в начале фильма технофетишист пытается вставить себе в ногу кусок железной трубы; позже он становится виновником двух смертей. В конце фильма оба убийцы сливаются в единое создание, которое выходит на улицы города с одной-единственной целью – сеять смерть.

В 1992 году Цукамото решил сделать альтернативную версию «Тэцуо», сняв своеобразный сиквел-ремейк с теми же актерами в главных ролях. На этот раз антагонистов стало больше – теперь бизнесмену Танигучи противостоит банда скинхедов во главе с безымянным технофетишистом (в титрах обозначен как «The Guy»), которого сыграл сам режиссер. Странное дело – несмотря на то, что фильм стал цветным, у персонажей появились диалоги, да и эффекты получились более качественными, второй «Тэцуо» уступает оригиналу. Возможно, дело здесь в подаче – обретя цвет, сиквел стал напоминать среднестатистический боевик с вкраплениями киберпанка. Да и усложнение сюжета не принесло второму «Тэцуо» пользы: так, Танигучи и технофетишист оказываются братьями, обладающими одинаковыми силами, но даже не подозревающими об этом. Акценты ставятся на совершенно иных деформациях: из человеческих тел прорастает огнестрельное оружие. Таким образом, продолжение культового фильма потеряло большую часть хоррор-составляющей, что, однако, не помешало ему войти в анналы истории японского киберпанка (в основном, за счет успеха первой части).

Еще больше отошла от оригинала третья часть, снятая в 2009 году. На сей раз главную роль исполнил молодой Эрик Боссик, а сам фильм стал более западным. Саундтрек, как и ранее, был создан Чу Исикавой – мастером индустриальных звуков. Заглавная музыкальная тема была написана самим Трентом Резнором – лидером культовых «Nine Inch Nails». На этот раз кино повествует об Энтони – сыне американца и японки, который проживает в Токио вместе с ребенком и женой. Жизнь главного героя течет размеренно, до тех пор, пока неизвестный водитель не задавливает насмерть его сына, прямо на глазах у отца, обезумевшего от ужаса и горя. После того случая Энтони обнаруживает в себе новую способность – в гневе он превращается в железное чудовище, стремящееся отомстить убийцам. На сей раз никакого противостояния мутантов нет и в помине – монстр легко разбирается с войсками спецназа и прочими супостатами. Но главным здесь является новое смещение акцентов. Энтони показан типичным городским жителем, и его мутация является своеобразной реакцией на агрессию урбанистической среды. Так или иначе, триквел получился более символичным и менее жестоким. Среди фанатов серии «Тэцуо» он котируется меньше остальных частей.

Совсем другой взгляд на киберпанк и мутации тела преподносит нам Шодзин Фукуи – бывший музыкант, снявший провокационный артхаус «Пиноккио 964». Фильм повествует о киборге, служившем секс-игрушкой для пары лесбиянок. Когда у главного героя пропадает эрекция, дамочки за ненадобностью выкидывают его на улицу. Узнав о потере, корпорация-производитель открывает охоту на свое детище, дабы не разглашать информацию о том, что Пиноккио – киборг. Тем временем беглец встречает на улице бездомную сумасшедшую девушку по имени Хатико. Первые полчаса экранного времени напоминают странноватую комедию о фриках, но затем Пиноккио мутирует, образовав на полу вокруг себя нечто вроде круга из плоти. С этого момента кино скатывается в сюрреализм, полный психопатичных сцен (чего стоит хотя бы та, где Хатико тошнит, а затем девушка ест свою же рвоту). Для Фукуи в киберпанке важен больше «панк», нежели механистическая составляющая (несмотря на то, что режиссер вдохновлялся «Бегущим по лезвию бритвы»). Сам же образ Пиноккио можно трактовать как вариацию «лишнего не-человека», отличающегося не только внешним видом и психикой, но и способностью к мутации.

Гораздо более зрелой работой Фукуи является «Любовник резины» 1996 года. Фильм рассказывает о группе ученых, работающих над созданием нового человека, за счет раскрытия его ментальных способностей. Проект «Digital Direct Drive», над которым они работают,  довольно неудачен, и вот начальство посылает секретаршу, чтобы уведомить «светил науки» о закрытии проекта.  Уже один из первых кадров картины – кролик с закрепленным на голове непонятным устройством – настраивает зрителя на то, что в кадре будут показывать сцены опытов над живыми существами. И точно – сперва, замученный сумасшедшей медсестрой, умирает безымянный пациент. Жертва погибла? Да здравствует новая жертва! Ей становится мужчина по имени Шимика. Две трети киноленты зрителю демонстрируют череду жестоких сцен, как-то: медленное изнасилование секретарши, вопли пациента, накачанного наркотиком, мужеложество с последующим вырыванием внутренностей одной из сторон. В отличие от «Пиноккио», операторская работа здесь на высоте, поэтому каждый кадр будет виден во всей своей неприглядности. Под конец эксперимента Шимика обретает экстрасенсорные умения, но лишается человеческого облика.

Как и предыдущий фильм режиссера, «Любовник резины» можно отнести к киберпанк-хоррору весьма условно. Но есть нечто такое в этой ленте, что роднит ее с первым «Тэцуо» (возможно, причина заключается в том, что в свое время Шодзин Фукуи помогал Синье Цукамото создавать его знаменитое творение) - черно-белая картинка, индустриальный аккомпанемент, плюс некоторые сцены, где на голову Шимики надет шлем странной конструкции. Оба фильма одинаково тяжелы для просмотра.

Если труды Цукамото и Фукуи можно отнести к серьезному кино, то более поздние заигрывания с боди-хоррором у японцев носят, скорее, пародийный характер. В первую очередь здесь вспоминаются имена Ёшихиро Нишимуры и Нобору Игучи – трэш-мейкеров, принявших участие в альманахе «Азбука смерти».

К примеру, Игучи доводит до абсурда идею союза человека и машины в фильме «Робогейша». Эта черная комедия о девушке, устроившейся в секретную организацию гейш-убийц. Не желая уступать своей сводной сестре, работающей там же, главная героиня «прокачивает» свое тело, встраивая в него оружие и различные смертельные механизмы. Циркулярная пила изо рта, пулеметы в локтевых суставах, катана в анальном отверстии… да поможет Бог тому несчастному, кто встанет на пути такой девушки. Но, несмотря на то, что с телами гейш то и дело происходят изобретательные метаморфозы, «Робогейша», скорее, высмеивает знаменитую ленту Роба Маршалла, смешивая ее мотивы с идеями «Тэцуо: Тело-молот».

Пародией  на кинохорроры является и другое детище Игучи под названием «Девочка-пулемет». Ами, потерявшая из-за бандитов «Якудзы» родного брата, а также руку, решает вступить на путь мести. Подобно героям «Зловещих мертвецов» и «Планеты страха», вместо утерянной конечности девушка устанавливает себе механическую насадку, на которую можно надевать различные орудия убийства – самурайский меч, пулемет Гатлинга и прочее. Необходимо отметить, что фильмы Игучи не несут и десятой доли того идейного и эмоционального посыла, которым обладал, к примеру, тот же «Тэцуо». По сути, Игучи заимствует различные элементы из культовой киноклассики, перерабатывая их в специфическое попкорн-муви.

Особняком здесь стоит «Токийская полиция крови» - фильм Ёшихиро Нишимуры, самый известный треш-фильм Страны Восходящего Солнца. Картина повествует о безрадостном будущем, когда стражи порядка отделились от государства, создав независимую корпорацию. Им противостоят Инженеры – преступники, стремящиеся модифицировать свои тела. Рука (ударение стоит делать на первый слог) – охотник на мутантов, гордость своего отдела – выходит на след Ключника, предводителя мутантов, который внедряет в тела людей биологические ключи, приводящие к необратимым изменениям тела. Девушка терпит неудачу, в результате чего сама становится мутантом. Вместе с этим, Руке открывается страшная тайна, связанная с гибелью ее отца.

«Токийская полиция крови» отличается от большинства трэш-поделок тем, что комединый элемент здесь сведен к минимуму. Да, кровь хлещет в лучших традициях тарантиновского «Убить Билла», а нарочитая дешевизна спецэффектов вызовет улыбку, если не отпугнет неподготовленного зрителя. Но большая часть фильма выдержана в мрачных тонах, а некоторые особенности мира, где происходит действие (например, реклама опасных бритвенных лезвий, которые испытывают на себе юные школьницы) заставят вас содрогнуться. К тому же, постарались на славу и создатели «телесных» спецэффектов – чего стоит хотя бы образ странного существа без конечностей, расхаживающего на мечах, подобно пауку, или девушки с крокодильей пастью вместо вагины.

Разумеется, два трэш-мастера не могли пройти мимо возможности совместной работы. Так на свет появился «Отряд девушек-мутантов», играющий с мотивами франшизы «Людей Икс». Но если во вселенной «Marvel» мутантами назывались обладатели сверхъестественных способностей, то главные героини в творении Нишимуры-Игучи больше подходят под это определение. Что будет, если однажды ты обнаружишь странные изменения в твоем организме? Еще вчера ты думал, что являешься человеком, а сегодня все люди стали тебе чужды. Так обычная школьница Рин обнаруживает, что ее тело претерпевает деформацию – из ладоней начинают расти смертоносные лезвия. Сбежав из дома, девушка встречается с подобными себе – вымирающими существами из клана Хируко. Разумеется, мутанты здесь не скрывают свой внешний вид, как и не желают мириться со своим положением в обществе, поэтому отстаивают свое право на жизнь, проливая реки крови.

 

2. Если амебы будут воздвигать города…

Гораздо серьезнее к теме сверхчеловека отнесся Кацухиро Отомо, поставив в далеком 1988 году аниме «Акира», ставшее не только классикой японской мультипликации, но и боди-хоррора в целом. В центре действия - банда байкеров, живущих в Новом Токио 2019 года, отстроенном заново после Третьей Мировой войны. В столице Японии происходят беспорядки с участием революционеров, жаждущих прихода некоего Акиры. Тем временем мотоциклист Тэцуо, отправившись на разборку с командой конкурентов, внезапно попадает в аварию, сбив на дороге синелицего мальчика. Вопреки ожиданиям, ни прохожий, ни мотоцилист не погибают, но после этого с Тэцуо начинает твориться что-то неладное: у паренька начинает раскалываться голова, в мозг закрадываются страные образы, а предметы вокруг начинают левитировать... Оказывается, неизвестный мальчик «наградил» Тэцуо сверхчеловеческими возможностями. Но силу нужно контролировать, чего не умеет юный байкер. Довольно скоро ситуация выходит из-под контроля, и вот уже правительственные войска безуспешно пытаются одолеть молодого и безумного супермена. Но Тэцуо не может справиться даже с самим собой - его тело начинает непомерно разрастаться, взрываясь буйством плоти... Главная идея, которую развивает Отомо - что, если человечество в своем развитии перешагнет через ступень эволюции, получив возможности, которыми ему владеть не дано? Ответ очевиден - к трагедии - но зато к какой! Финал мультфильма поражает своим размахом, который, вкупе с философскими рассуждениями героев, просто взрывает сознание.

Если в «Акире» присутствует интеллектуальная глубина, то мультфильм «Sin: Создатели монстров» - экранизация игры «SIN» 1998 года - не претендует на лавры культовости, ставя вопрос о сверхчеловеке с позиций все тех же попкорн-блокбастеров: в мегаполисе Фрипорте преступность расцвела настолько, что обычной полиции стало трудно справляться с ней. Поэтому городские полицейские объединяются в одну мощную организацию «Хардкопс». Ей противостоит корпорация «Синтек» - лидер в области биоинженерии, занимающийся производством новых существ - идеальных воинов-мутантов, способных уничтожить целую армию. Но глава «Синтек» Элис Синклер решает не ограничиваться производством оружия, но начинает стремиться к мировому господству. Весь боди-хоррор в мультике представлен внешним видом монстров, выращенных в лабораториях компании. Никакой глубокой идеи лента в себе не несет.

 

3. Порождения Тьмы и прочие создания

Тема слияния homo sapiens и окружающей его урбанистической среды представлена в японском кинематографе наиболее полно, в то время как идея сверхчеловека представлена буквально парой полнометражных лент. Какие же еще мотивы имеют место, так сказать, «во плоти»?

Разумеется, японские мультипликаторы не могли пройти мимо мифологии Ада и его обитателей. Яркой жемчужиной здесь является аниме Ёсиаки Кавадзири «Город чудищ», которое повествует о хрупком перемирии между Землей и Черным Миром, населенным демонами. Раз в пятьсот лет между двумя измерениями подписывается мирное соглашение. Но на этот раз террористы, населяющие преисподнюю, собираются сорвать договор, уничтожив Джузеппе Майера - чудаковатого старичка, от которого, однако, зависит судьба человечества. Мультфильм насыщен мрачной атмосферой и засилием эротических сцен. Но главное в нем - образы демонов, внешне похожих на людей, но умеющих управлять своей плотью. Если мультфильм был бы поставлен Дэвидом Кроненбергом, он выглядел бы именно так.

Кавадзири развивает «дьявольскую» тематику и в своем следующем опусе «Синдзюку - город демонов». Название аниме происходит от района Токио, который, согласно сюжету, опустился под землю, превратившись в территорию, полную аномальных явлений и опасностей. Главный герой, паренек по имени Койя, чей отец трагически погиб, защищая родной город, отправляется на эту чужую территорию для того, чтобы уничтожить колдуна Рэби Ра - ведь именно тот ответственен за вторжение сил Зла в наш мир. Как и в «Городе чудищ», демоны лишь отдаленно напоминают людей и при каждом удобном случае показывают свое истинное обличье.

Бестиарий Ада живописно и ярко представлен в японско-американском аниме «Ад Данте», на которым трудились аж шесть режиссеров. Мультфильм опирается на мотивы «Божественной комедии» Данте Алигьери, но главный герой представлен не поэтом, а воином, отправившимся в Крестовый поход против иноверцев. Отправившись воевать «за благое дело», Данте изменяет своей возлюбленной, позволяет ее брату погибнуть, а также учиняет кровавую бойню среди еретиков. Тем временем сам Люцифер забирает душу Беатриче, и главному герою не остается ничего иного, как отправиться в ад, чтобы спасти свою любовь. Переосмысление классического сюжета не снискало всеобщей любви, но вышло весьма кровавым и мрачным. А образы демонов и грешников весьма напоминают стиль Кавадзири.

Трэш-дуэт «Нишимура-Игучи» обращается к теме не демонов, но живых мертвецов. Создатель «Токийской полиции крови» показывает зрителю очередной вариант недалекого будущего в «Адском драйвере», где у местных зомби на лбу образовывается странный нарост. Разумеется, Нишимура не был бы собой, если бы не наполнил собственную ленту лавиной образов, как-то: тварь, обросшая самурайскими мечами; автомобиль из человеческих конечностей; девушка с пращей-пуповиной. Картина Нишимуры эксплуатирует мотивы зомби-муви и спагетти-вестернов, приправляя это специфическим восточным юмором и шокирующими вариациями с плотью.

Нобору Игучи, напротив, высмеял классические фильмы Джорджа Ромеро, что заметно даже в названии его фильма «Задница зомби: Туалет живых мертвецов». Можно смело сказать, что выдержать полтора часа при просмотре этого «шедевра» способен не каждый, ибо картина вовсю эксплуатирует сортирную тематику: главным злодеем здесь выступает огромный глист-паразит, являющийся отсылкой к «Судорогам» Кроненберга, «Чужому» и к кинговскому «Ловцу снов». Отбросы человеческой жизнедеятельности, в которых пребывает это божье создание, превращаются в зомби. Повсеместная копрофилия, занимающая большую часть экранного времени, способна понравиться разве что заядлым фанатам трэш-жанра и имеет слабое отношение к боди-хоррору.

Японский боди-хоррор зародился на волне знаменитых творений Карпентера и Кроненберга, но в отличие от своих предшественников в основном пошел по пути техно-модификаций. К сожалению, дни, когда творилась бессмертная идейная классика, ушли в прошлое. Нынешние киноделы используют образы мутаций в основном для того, чтобы шокировать зрителя, не преподнося, по сути, ничего нового. Если раньше телесное начало служило отражением внутреннего мира, тесно переплетаясь с психологией персонажей, то теперь оно служит лишь ярким визуальным образом - сомнительное достижение, не так ли?

 

(Автор выражает благодарность Сергею Крикуну за посильную помощь в поиске материала для данной статьи).

Показать старые комментарии

Оставьте комментарий!

Старые комментарии будут перенесены в новую систему в скором времени. Не забудьте подписаться на DARKER - это бесплатно!

⇧ Наверх