DARKER

онлайн журнал ужасов и мистики

ДО-РЕ-МИ...

Ольга Твайлайт и Екатерина Стецюк: «Мы создаем красоту»

В 2015 году состоятся съемки первого российского фильма в жанре стимпанка — им станет короткометражка «Корсет» продюсерского центра «Сумеречный Лодж». Мало того, «Корсет» должен стать лишь началом большой истории: за ним последует полнометражный «Ловец душ». Глеб Колондо встретился с режиссером и продюсером этих проектов Ольгой Твайлайт и Екатериной Стецюк, чтобы поговорить о мистическом бал-маскараде, стимпанке в России и эстетическом хорроре.

Для начала расскажите о себе то, что читателям следует узнать в первую очередь. Так сказать, основные вехи ваших биографий.

Ольга: Я не думаю, что уважаемого читателя стоит загружать такими вехами, поэтому сразу скажу про нас двоих. Мы  часть организации «Сумеречный Лодж» (TwiGHliGHt’s Lodge), которая была создана нами в 2005 году для проведения разного рода творческих мероприятий.

В 2011-м мы с Екатериной стали организаторами известного в Петербурге проекта, Бала-Маскарада «Сон в Белую Ночь». С тех пор «Сумеречный Лодж»  это продюсерский центр с двумя основными видами деятельности: организация мероприятий с главным проектом Бал-Маскарад плюс кино- видеопроизводство.

«Сон в Белую Ночь» уже не раз освещался СМИ, в том числе и центральными телеканалами. Но, для тех, кто пропустил, если можно, еще раз: что это и с чем едят?

Ольга: Не устаю повторять, что для нашей страны это абсолютно новый формат, не похожий на обычную вечеринку в клубе или историческую реконструкцию. Мы берем за основу маскарады времен Екатерины II, но не копируем, а модернизируем эту традицию при помощи современных шоу-программ, света, танцев. И, конечно, основной аспект «Сна в Белую Ночь»  мистический. Легенда состоит в том, что есть такая волшебная белая ночь, когда наши персонажи  Морок и Мерцана, сумерки и заря  встречаются. И все мистические существа слетаются к ним на бал. Понятно, что все это аллюзия на Шекспира, и тем не менее это наш собственный мир.

А кому из простых смертных можно прийти в гости к Мороку и Мерцане?

Екатерина: В принципе, к нам может попасть абсолютно любой. Единственное условие  купить билет и создать фантазийный костюм. Желательно также создать своего фантастического персонажа.

Ольга: Можно даже в костюме из бумаги прийти. Главное  это творческий и оригинальный подход. В этом состоит наша концепция: это должна быть ночь всего красивого, волшебного и творческого, а не будничных джинсов. Да, а еще у нас весело  это тоже важно!

Всегда ли то, чем занимается «Сумеречный Лодж», имело отношение к мистике? В светлые дали вас никогда не тянуло?

Ольга: А что может быть светлее, чем мистика?! Есть даже такое понятие: божественная тьма. И оно наверное, как раз про нас. И так было всегда. Само наше название  аллюзия на «Твин Пикс» Дэвида Линча, где, как известно, есть White Lodge (Белый лодж)  территория любви, и Black Lodge (Черный лодж)  территория страха. А мы решили создать некий срединный эпицентр. Ведь сумерки  это пограничное состояние между этим миром и потусторонним.

Ольга, в сентябре 2014 года вы режиссировали буктрейлер мистического романа «Красные цепи». Как сложилось ваше сотрудничество с автором, Константином Образцовым?

Ольга: Это было очень интересное и плодотворное сотрудничество. Безумно здорово, когда автор романа и режиссер мыслят на одной волне, и на этой же творческой волне находятся другие люди, которые с полным энтузиазмом вливаются в работу. В результате три бесконечно сложных съемочных дня вылились в почти двухминутный мини-фильм по роману. Когда полностью вливаешься в процесс, ты работаешь не формально, а вкладываешь весь профессионализм и всю душу. В результате создается продукт, обалденный по энергетике и финальному качеству.

Значит, секрет успеха в совпадении эстетических ориентиров. Но, допустим, вам предложат работу с человеком, не разделяющим ваши идеалы в искусстве. Согласитесь?

Ольга: Если речь идет о коммерческой работе, то я, как и любой нормальный человек, готова зарабатывать деньги. Но если я совсем не понимаю заказчика, тогда честно скажу: «Извини, чувак, я, наверное, немножко не здесь». Я боюсь делать что-то некачественно.

Будет ли ваш грядущий короткометражный фильм, «Корсет», по эстетике и способу повествования напоминать ваши предыдущие короткометражки  «Сон в лампу», «Сон синей розы»?

Ольга: Авторский стиль, конечно, будет узнаваем. Но стилистически «Корсет»  это совсем другая история. «Сон синей розы»  некий отсыл опять-таки к Дэвиду Линчу. А в «Корсете» я создаю свой мир в стилистике стимпанка, который подразумевает совершенно другое настроение и другие образы. Стимпанк  это фантазия о мире, застрявшем в конце XIX века, полном загадочных изобретателей и удивительных паровых механизмов. Конкретно в нашем фильме идет речь о загадочном мастере корсетов, который живет двойной жизнью, преследуя невероятную цель. Есть и главная героиня, которая попадает к мастеру, после чего с ней начинают происходить необычные вещи… Впрочем, все это узнают наши прекрасные зрители, когда посмотрят фильм. Который мы точно сделаем, несмотря на все сложности.

Современный массовый зритель ждет от «темного» кино прежде всего физиологических ужасов  изуродованных трупов, плавающих в озерах крови. Не боитесь разочаровать аудиторию?

Ольга: У меня на этот счет совершенно иное мнение. Если мы берем, например, кровавый жесткий хоррор и стимпанк, то последний выигрывает в плане эстетики. Он в меньшей степени отталкивает зрителя чем-то именно визуально страшным. К тому же, сейчас в большом кино очевидная тенденция к интерьерам Викторианской эпохи, костюмным историческим фильмам…

Значит, желание снимать мистическое кино не противоречит желанию зарабатывать деньги? Но ведь в нашей стране коммерческими жанрами сегодня считаются комедии и мелодрамы...

Екатерина: На самом деле, каждый снимает то кино, которое хочет снимать. Если говорить про фестивальное кино, то оно богато на поиск форм и сюжетов. Есть возможность  снимай, но не все будет востребовано массовым зрителем. Если ты хочешь снимать коммерческое кино, то все, конечно, гораздо сложнее, потому что массовый зритель ходит в кино за зрелищем и впечатлениями. А прецедентов успешных у массового зрителя короткометражек я и не припомню. Поэтому основная цель, которую мы преследуем в работе над «Корсетом»  это показать, что мы хотим и можем, чтобы иметь возможность сделать большое кино «Ловец душ».

Что это будет за проект?

Ольга: Ну что, в двух словах дадим затравку?

Екатерина: Всех нюансов, конечно, не раскроем…

Ольга: Но чуть-чуть для вас намекнем! На самом деле наш «Корсет»  это начало большой истории. В планах продолжение: полнометражный «Ловец душ». Главный герой из короткометражного фильма перейдет в полный метр. Это будет персонаж, который, несомненно, станет любимцем аудитории. Кто его будет играть, пока оставим в тайне.

Екатерина: Мы уже презентовали «Ловца душ» на ряде кинорынков и сейчас работаем над ним не менее активно, чем над «Корсетом». Он должен выйти ориентировочно в январе 2017 года.

Ольга: И вот уже «Ловец душ» мы считаем изначально коммерчески успешным проектом.

К какому из жанров, на которые обычно делят страшное кино, вы отнесете «Корсет»: хоррор, детектив, триллер?

Ольга: Мистический триллер. Хотя, вообще, я считаю, что все, что относится к мистическому, так или иначе относится к хоррору. Но, если я как зритель вижу на афише «хоррор», то сразу представляю себе резню бензопилой. Для меня жанр хоррора в чистом виде  это ужасы, связанные с кровью, насилием и какой-то жестокостью.

Я бы не назвала ни один из своих фильмов хоррором. Хотя тот же «Сон синей розы», он немного жутковатый в какой-то степени, там в конце происходит сущее безумие: кого-то убивают, девушка перевоплощается в молодого человека… В каком-то смысле это хоррор. Но больше мистический сюрреализм. Вообще, я себя отношу, скорее, к режиссерам-сюрреалистам.

На сайте planeta.ru, где идет сбор средств в поддержку «Корсета», вы указываете множество литературных и кинематографических референсов: Жюль Верн, Шерлок Холмс, Дракула. А удивлять чем станете?

Ольга: Историей, персонажами, фабулой.

Екатерина: Референсы нужны, скорее, для того, чтобы помочь людям представить визуальную концепцию. Потому что очень многие не понимают, что такое стимпанк, и это слово их пугает.

Ольга (смеется): Особенно всех смущает «панк»!

Екатерина: Поэтому мы задаем какие-то границы. Увидел «Жюль Верн»  ага, значит будет что-то с фантастическим сюжетом конца XIX века, приключения. Увидел «Дракулу» Брэма Стокера  представил цвет, костюмы, настроение. И сразу примерно понятно, на какой все происходит волне, в каком направлении кино будет развиваться.

Значит, соль в фабуле. А кто является ее автором?

Екатерина: Изначально это была Олина история: такая красивая готическая картинка, которая со временем стала обрастать сюжетным содержанием и в конце концов превратилась в «Корсет».

Ольга: Источником вдохновения для меня стала Прага. Я очень люблю этот город, и он, можно сказать, родил для меня эту историю. На данном этапе работы у нас есть сценарист  Валентина Седлова, которая помогает доделывать текст истории на техническом уровне, оттачивать диалоги, развивать персонажей. Но автор истории действительно я.

Ольга, вы просто человек-оркестр: ведь кроме функций сценариста и режиссера, вы нередко выступаете в своих фильмах в качестве актрисы. Расскажите, как вам удается быть одновременно в кадре и за кадром?

Ольга: Меня все спрашивают об этом, и я всегда с удовольствием отвечаю. Решив направить свой путь в волшебный мир кино, я стала мечтать о том, чтобы не только создавать собственные миры и истории, но и попадать в них. В начале моей режиссерской деятельности друзья, любя, называли меня Эдом Вудом в юбке, имея при этом в виду мою одержимость: и снять кино, и быть в нем… А как я это осуществляю технически  мой профессиональный секрет.

Как у вас, однако, много секретов.

Ольга (смеется): Конечно, я же загадочная, я же сюрреалист!

А в «Корсете» в образе главной героини не вы предстанете?

Ольга (задумчиво): В последнее время у меня слишком много непосредственно режиссерской работы. Поэтому пока пусть тоже останется сюрпризом.

Раз так, давайте немного отвлечемся от вашей работы и поговорим о чужой. Несложно догадаться, что ваши герои в мистическом жанре  это в основном персоналии прошлых лет. И все же, поделитесь впечатлениями о событиях в мире фантазийного за последний год.

Ольга: Ой, мы как раз недавно это обсуждали. Одно из впечатлений  очень похожие сюжеты начали наваливаться друг на друга и сталкиваться в прокате. В частности, удивили фильм «Люси» обожаемого режиссера Бессона и картина «Превосходство» с Джонни Деппом  как могли прийти в голову такие родственные истории двум совершенно разным людям? И кроме того оба фильма  дань «Газонокосильщику» начала 1990-х. Да, когда в «Превосходстве» и в «Люси» мы нашли «Газонокосильщика», нас это впечатлило в таком смысле: о, «Газонокосильщик», фильм детства, круто. Но похоже, что общая тенденция в постоянном переосмыслении каких-то старых находок и историй. И ничего, что само по себе впечатлило бы и взорвало мозг, я, к сожалению, не помню. Разве что, «Красавица и чудовище» с Леей Сейду и Венсаном Касселем: хороший европеский проект, красиво и качественно сделан… А тебя что поразило, продюсер?

Екатерина (смеется): А меня поражает участие Джонни Деппа там, где он совершенно не нужен. И бюджеты этих фильмов.

Не могу не спросить об одном из участников рекламной компании «Корсета»: кошке Дымке, она же Марлен Лондонский Туман. Это способ привлечь внимание инвесторов при помощи милого котика?

Ольга: Конечно, нет! Дымка  это мой талисман, мое домашнее животное, которое реально помогает мне во всем творчестве. У меня с кошками вообще особый язык, и Дымка  это, наверное, даже мой фетиш. Ну, и, конечно, куда сегодня без котиков? (смеется)

Как вы думаете, почему никто из российских кинематографистов не пытался работать со стимпанком до сегодняшнего дня?

Ольга: А вот нам тоже было интересно и мы решили попробовать! (смеется) Если серьезно, то мы промониторили все наше отечественное кинонаследие и стимпанка в его классическом проявлении не нашли. Был, правда, какой-то фильм про Золушку, где в детском мире ходили механические человечки. Но можно ли назвать это стимпанком? Я решила, что вряд ли. Для стимпанка свойственно свое дыхание, своя механическая религия в мрачной викторианской стилистике… Ничего подобного в нашем кино обнаружить не удалось.

В очередной раз приходится констатировать: мистические жанры находятся на периферии отечественного культурного процесса. С чем, на ваш взгляд, связано подобное «неравенство»?

Ольга: Ну, почему же? Возьмем, к примеру, Алексея Толстого. Это же кладезь русской готики! Да и не только он  а как же Жуковский? Мой любимый поэт…

Екатерина: И Гоголь, мне кажется, тоже обращался к хоррору.

И все же традиционно авторитетом и значимостью у нас обладают реалистические фильмы и тексты. А мистика отторгается  почему?

Ольга: Сложно сказать. Это какое-то табу для нас, может быть? С одной стороны есть ощущение, что все устали от сурового реализма. И в кинотеатры все с удовольствием идут на фантастику и фэнтези. Но при этом, когда пробуешь завести разговор о мистике в кругу приятелей, где-нибудь в кафе, то сразу чувствуется, что это, конечно, не такая популярная тема, как, скажем, в начале XX века.

Хотелось бы переломить эту ситуацию? Доказать всем, что мистика  это круто!

Ольга (смеется): Такую миссию я на себя не возьму!

Екатерина (смеется): Это задача канала ТВ-3.

Ольга: А моя задача как автора и режиссера сводится, в первую очередь, к тому, чтобы рассказать мою историю такой, какая она есть. Конечно, я несу в определенной мере ответственность перед зрителем. Я хочу показать ему, что мистический мир, эстетический хоррор  он имеет место быть. Потому что есть разные истории, разные пласты реальности и эстетики. И, создавая свою историю, я в том числе хочу сказать, что в мире нет черного и белого. Невозможно все поделить так: есть комедия «Ёлки» и это хорошо, потому что это семейный фильм, а есть «Корсет», и это что-то для готической субкультуры, его не смотрите. Зритель должен смотреть разное кино, тогда у него будет возможность сравнивать. Для этого его в первую очередь следует заинтересовывать фабулой. Тогда, посмотрев необычный для него фильм, зритель скажет: «Да, там происходит что-то мистическое, в каком-то странном XIX веке. Это, конечно, не совсем мое. Но мне понравилось!».

Поэтому сейчас в интернете наши основные посылы обращены не к фанатам мистического, а к самой широкой аудитории: люди, это будет красиво, присоединяйтесь! Да, наша красота фантазийна и нереальна. Но ведь кино само по себе магия! Это возможность попасть в зачарованный мир, а не издевательство над вашими мозгами.

Комментариев: 0 RSS

Оставьте комментарий!
  • Анон
  • Юзер

Войдите на сайт, если Вы уже зарегистрированы, или пройдите регистрацию-подписку на "DARKER", чтобы оставлять комментарии без модерации.

Вы можете войти под своим логином или зарегистрироваться на сайте.

(обязательно)