DARKER

онлайн журнал ужасов и мистики
Паранормальное

Первые: ребенок — серийный убийца

Конечно, было бы в корне неверно называть всех перечисленных в нашем цикле статей личностей просто «первыми». В исторических рамках они, к сожалению, не первые, и не десятые и даже — увы! — не сотые. Право первенства теряется где-то в глубине веков, когда люди еще даже не осознали эти действия как преступления. Да даже достаточно покопаться в мифах народов мира, чтобы найти там упоминания о каннибализме, некрофилии, серийных убийцах… Однако эти персонажи (людьми называть их все-таки сложновато) первые с точки зрения некоей массовой популярности. Именно их преступления когда-то прогремели настолько громко, что их невозможно было не заметить.

Мэри Белл — девочка с глазами цвета льда

Убийства, совершаемые подростками, к сожалению, никогда не были редкостью. И речь не идет о детях-солдатах или детях-подпольщиках, или просто о детях, которые совершили убийство в критических условиях. Это-то как раз было понятно, и более того, маленьким солдатам даже ставили памятники и воспевали их в литературных произведениях. Некоторые дети во время тяжелых военных лет сходили с ума — как Сэйсаку Накамура, «Глухой убийца из Хакамацу», который в 17 лет начал убивать взрослых и подростков.

Шокирующей была детская жестокость в спокойное мирное время.

В СССР, например, таким выродком был Владимир Винничевский (который, кстати, учился в одной школе и был близким другом будущего скульптора Эрнста Неизвестного), убивший в 1938–1939 годах как минимум восемь человек — а ему тогда едва исполнилось 15! В СССР в те годы существовала смертная казнь для достигших 12 лет, так что приговор Винничевскому, думается, ясен.

А уж малолетних убийц-налетчиков и грабителей в судебной истории каждой страны можно найти сотни. Но все они будут топтаться около одной и той же возрастной черты — 14–16 лет.

Поэтому когда под суд за непредумышленные убийства попали две девчонки 11-ти и 13 лет, это стало шоком для общественности.

Дело происходило в Англии в 1968 году. Джон Леннон встречался с Йоко Оно, и пути его коллег по группе «Битлз» постепенно расходились, в Чехословакии отшумела «Пражская весна», на чемпионате Европы по футболу победила Италия, в СССР погиб Юрий Гагарин, а на экраны вышел фильм Кубрика «Космическая одиссея 2001 года»… Жизнь в мире шла своим чередом, со всеми взлетами и падениями, но будущее было ярким, многообещающим и полным приключений.

В свете этого найденный в заброшенном доме труп 4-летнего Мартина Брауна кажется досадной случайностью. Да, мальчик задушен, но... наверное, это дело рук каких-то маргиналов? Бездомных, сумасшедших, которых в последнее время, увы, много? Мальчик не изнасилован, поэтому можно не бояться педофилов, но может быть... это какое-то недоразумение? Полиция достаточно вяло топчется на месте, не зная, с какого конца браться за это дело.

Через месяц кто-то забирается в здание детского сада, гадит на пол и разрисовывает стены надписями: «Я убийца!», «Хей, поймай меня!» и «Я убью снова». Это очень похоже на серию актов вандализма, не так давно совершенных местными подростками, поэтому полиция берет на заметку необходимость снова поговорить с их родителями — но особого внимания текстам надписей не придает.

И только когда 31 июля 1968 года на местном пустыре обнаруживается еще один детский труп, становится понятно, что они имеют дело с весьма странным убийцей. Трехлетний мальчик снова задушен — но над его телом еще и поиздевались: на животе вырезали букву «М», расцарапали ноги и изуродовали пенис. Все-таки педофил? Но эксперты говорят, что это дело рук маленького слабого человека. Среди местных жителей не было ни одного карлика, да мимо никто со столь характерной внешностью не проезжал. Полиции пришлось смириться с мыслью, что это убийство совершил ребенок. К сожалению, на месте преступления не осталось никаких следов — именно из-за слабой хватки, — поэтому следствие затянулось. Только через несколько месяцев убийство трехлетнего Брайана Хоу связали с таинственной смертью Мартина Брауна, а потом и вычислили преступника. Полицейские не могли поверить своим глазам — это были две милые девчонки! Да, мать Мэри Белл проститутка, а в семье ее однофамилицы Нормы Белл вообще одиннадцать детей, но так живут многие дети в этом районе — нищета, голод, проблемы с образованием. Можно понять кражу и даже торговлю наркотиками, но убийства?

Брайан и Мартин — жертвы Мэри Белл.

Однако постепенно картина неумолимо становилась все более ясной. Мэри Белл была заводилой в этой компашке. Ее мать страдала психическими отклонениями, которые с годами становились все более сильными. Дома ее было не застать — она «работала» в другом городе, оставляя Мэри и еще троих детей на родственников. Мэри вообще была обузой, нежеланным ребенком: мать несколько раз пыталась убить ее в детстве — давала снотворное, оставляла младенца на холоде, травила газом. Когда же стало ясно, что этот ребенок слишком крепок, чтобы умереть без подозрений полиции, мать решила привлечь ее к «работе» и уже с 4-х лет принуждала к половым актам. Мэри страдала расстройством питания, ночным недержанием и боязнью темноты. Понятно, что это не делало ее самой популярной девочкой в школе — несмотря на внешнюю красоту. Они мстила жестоко — правда не тем, кто был по-настоящему виноват в ее бедах. Мэри нападала на младшеклассников, била их и кусала, мочилась им в сумки, рвала их одежду и грозилась убить, если они расскажут о ней родителям или учителям. В неблагополучном районе дрались часто, поэтому обвинить в синяках и ссадинах какую-нибудь подростковую банду детям было легко.

Но просто избивать Мэри вскоре наскучило. Она чувствовала какую-то незаконченность, не доведение до конца — тем более что на днях какой-то мужчина заметил, как она повалила на землю и пинала в лицо очередную жертву, и погнался за ней. Мэри легко удалось убежать — но она поняла, что с тех пор нужно быть осторожной. И развлекаться как-то по-другому.

Она больше не нападала на детей — просто с ними играла, но игры постепенно приобретали нехороший оборот. В марте 1968 года трехлетний мальчик с сильными переломами попал в больницу после того, как забрался на крышу с Мэри Белл, своей кузиной. Его родители не задумались, чем же он так заинтересовал девочку, старше его на семь лет — а зря. Зато в полицию обратились родители с жалобой, что некая Мэри Белл, проживающая на соседней улице, заявилась на детскую площадку и стала по очереди душить троих шестилеток. Специалист по делам ребенка «отбыл номер», прочтя Мэри Белл стандартную лекцию о нормах поведения — а Мэри так же стандартно ответила, что она больше «никада». Именно это родительское обращение и запись констебля о зачитанной лекции и ее причинах и привели позже расследование именно к Мэри Белл. Будь родители менее внимательны или полиция более безалаберна — неизвестно, сколько бы малышей погибло еще в этом районе Ньюкасла…

Мэри получает еще один урок — она ходит по краю и лишние свидетели ей не нужны. Для следующей игры она заманивает в заброшенный дом маленького Мартина, сына соседей. Там она душит ребенка и, бросив труп, возвращается домой. Позднейшая суматоха ее не интересует совершенно, она даже не идет с другими смотреть, как работает полиция. Зато она приходит домой к матери Мартина с заявлением, что хочет посмотреть на ее сына в гробу. Убитая горем женщина только потом смогла понять всю дикую циничность этого поступка.

Первое преступление сходит Мэри с рук — и более того, сам акт убийства нравится ей гораздо больше, чем просто издевательства. Но в одиночку действовать она боится: слишком велик риск, если кто-то случайно заметит ее с ребенком. Поэтому она привлекает на свою сторону старшую подругу, решив в случае чего сделать ее козлом отпущения. Просто удивительно, как десятилетней (одиннадцать Мэри исполнялось на днях) девчонке удавалось манипулировать как малышами, так и старшими. Норма послушно следует за ней, даже не подумав усомниться в нормальности происходящего. Ее, явно отстающую в умственном развитии, не останавливает и то, что на днях Мэри попыталась задушить ее саму — и только вмешательство отца спасло девочку.

Норма Джойс Белл.

Вдвоем они заманивают на пустырь и душат малыша Брайана Хоу — знакомого Нормы Белл. Норма полна впечатлений от своего первого убийства, а Мэри снова ощущает чувство незаконченности. Да просто удушение — это же уже было! Она провожает Норму до дома, настойчиво напоминая, чтобы та не вздумала ни с кем делиться — и возвращается на пустырь, захватив с собой маникюрные ножницы. Там она кромсает лезвиями тело — неглубоко, поскольку не хватает сил, вырезает на коже сначала первую букву имени Нормы, а потом исправляет ее на «М» и отрезает на память клок волос. Его, кстати, потом нашли у нее в комнате.

Мэри планирует еще одно убийство — ей наскучило удушение, и она перебирает с Нормой другие варианты. Они предполагают совершить его в начале сентября, и даже присмотрели очередную жертву — пятилетку с соседней улицы. Но этим их планам не суждено было осуществиться: буквально за пару дней до намеченного преступления к ним домой заявляются констебли и предъявляют обвинения.

 

Суд длился несколько месяцев. Доказать вину девочек, какой бы шокирующей она ни была, оказалось несложно: напуганная Норма призналась сразу, а Мэри даже бравировала своей жестокостью, заявив, что убивает просто ради удовольствия. Эта внешняя невозмутимость подруги произвела впечатление на Норму, и та… тут же свалила всю вину на Мэри. Мол, она просто шла мимо и увидела, как та душит маленького Брайана. А потом увидела, как Мэри гуляет с псом Брайана. Поэтому это Мэри убийца, а я ничего не знаю! Мэри быстро сообразила, что здесь не место для храбрости — и стала в свою очередь валить все на Норму.

Подобная путаница в показаниях не позволила следствию сразу составить четкую картину произошедшего, да и сейчас там много белых пятен. Но циничность Мэри, которая пожимала плечами и говорила о том, что адвокаты не умеют работать или что она бы себе присудила лишь восемнадцать месяцев тюрьмы, произвели неизгладимое впечатление. Настолько, что ее признали невменяемой и обвинили в непредумышленном убийстве. Норму освободили, Мэри получила пожизненное.

Это озолотило ее мать. Та сразу вспомнила даже самые мелкие детали из жизни своей дочери и с удовольствием рассказывала их журналистам — конечно же, не бесплатно. За дополнительный взнос можно было получить письма, которые, якобы, Мэри писала из приюта, а затем из тюрьмы. Якобы — потому что, судя, по их количеству, малограмотная девочка трудилась над бумагой день и ночь. Мэри нигде надолго не задерживается — ее переводят из приюта в клинику, потом обратно, потом в специализированное учреждение и только уже потом в тюрьму. Никто просто не знает — что делать с ребенком-убийцей? Как и где его адекватно лечить?

 

Мэри Белл выпустили из тюрьмы через 12 лет, в 1980 году, когда ей исполнилось 23. Полицейские вспоминали, что это была уже красивая, умная, обаятельная девушка, которая знала, чего хочет от жизни. Государство гарантировало ей анонимность и вручило документы на новое имя. Мэри Белл переехала в другой город, где вскоре родила дочь. Восемнадцать лет репортеры разыскивали ее новое место жительства и наконец добились успеха. Мать с дочерью были вынуждены бежать из дома, скрывая свои лица… и вскоре Мэри Белл обратилась с требованием документов на новую личность. Ей их предоставили, и более того, в 2003 году она с дочерью получила пожизненную анонимность. С тех следы ее теряются — лишь только слух о том, что в 2009 году она стала бабушкой…

Мэри Флора Белл — 16 лет.

В Ньюкасле история о Мэри Белл давно стала частью городского фольклора. Некоторые, особо ушлые товарищи даже водят туристов по местам «боевой славы» первого ребенка-серийного убийцы.

 

***

Прошли годы. Сейчас ребенок-убийца мало кого удивит.

В 1987 году в штате Род-Айленд 13-летний Крейг Прайс ворвался к дом к соседке и убил ее ножом. Еще через два года он совершил тройное убийство, за которое его прозвали Уорикским мясником. Пока сидит в тюрьме.

В 1993 году в Ливерпуле десятилетки Роберт Томпсон и Джон Венеблс похищают в торговом центре и убивают двухлетнего Джеймса Балджера. Они избивают его кирпичами, засовывают в рот и анус батарейки, заливают ему лицо краской и бросают на железнодорожных путях, надеясь, что полиция сочтет это несчастным случаем. В июне 2001-го выпущены на свободу, получили новые документы и анонимность. В 2010 году Венеблс вновь попал в тюрьму по обвинению в хранении и распространении детской порнографии.

В 2003 году 12-летние Эван Савуа и Джейк Эйкин из штата Вашингтон убили 13-летнего Крейга Зоргера, страдавшего аутизмом. Они попросили его мать отпустить ребенка поиграть с ними, а потом более пятидесяти раз ударили ножом. Пока сидят в тюрьме.

Да что там, писательница Энн Перри, лауреат премии Эдгара По, мастер исторического детектива в возрасте 15 лет помогла своей подруге убить мать! Кирпичом, завернутым в чулок, по голове — и так 45 раз. Освободилась через пять лет, сменила имя — и только в 1994 году рассказала о своей истории. Пишет, публикуется, популярна.

Дети берут в руки оружие и врываются в школы, они избивают камнями одноклассников и подстерегают с бейсбольными битами малышей… Мэри Белл не была уникальной. Она просто оказалась первой. Первой из тех, о ком узнали.

Она убила двоих, искалечила жизни десятков — и сейчас счастливая мать и бабушка, получившая очень хороший гонорар за свои воспоминания. Не кажется, что где-то что-то пошло не так?

Мэри Флора Белл — после выхода из тюрьмы.

Комментариев: 0 RSS

Оставьте комментарий!
  • Анон
  • Юзер

Войдите на сайт, если Вы уже зарегистрированы, или пройдите регистрацию-подписку на "DARKER", чтобы оставлять комментарии без модерации.

Вы можете войти под своим логином или зарегистрироваться на сайте.

(обязательно)