ЗАКЛЯТЬЕ. НАШИ ДНИ

Последний дом слева / The Last House of the Left

США, 1972

Жанр: сексплотейшн, триллер

Режиссер: Уэс Крэйвен

Сценарий: Уэс Крэйвен, Улла Исакссон

В ролях: Сандра Пибади, Люси Грэнтэм, Дэвид Хесс, Фред Дж. Линкольн, Джерэми Рэйн, Марк Шеффлер

Похожие фильмы:

  • «Я плюю на ваши могилы» (1978)
  • «Триллер: Жестокий фильм» (1973)
  • «Потроха ангела: Старшеклассница» (1978)

«Последний дом слева» — культовый дебют Уэса Крэйвена, фильм, взорвавший в свое время драйв-ины и грайндхаусы и породивший легионы подражателей — даже в Турции… Эта картина, безусловно, уступает по лоску и качеству «Кошмару на улице Вязов», фильму, по которому большинство киноманов вспоминают маэстро, но, с другой стороны, есть в ней какой-то внутренний напор и энергия, которая искупает недостаток мастерства.

Не зря же Стивен Трауэр, авторитетный жанровый критик и автор монографий о творчестве Лючио Фульчи и Джесса Франко, назвал «Последний дом слева» и «У холмов есть глаза» лучшими фильмами покинувшего нас классика, поставив их гораздо выше, чем всенародно любимый «кошмар». И основания к этому, несомненно, есть: как минимум, если говорить о дебюте Крэйвена.

Самое забавное, что это маленький шедевр малобюджетного кино был снят в подражание… Ингмару Бергману. Сам Крэйвен совершенно и не скрывал, что объектом вдохновения для «Последнего дома слева» был «Девичий источник» шведского классика. Разница, в основном, в том, что действие перенесли в наше время — а сами сюжеты почти идентичны.

Итак, две девушки отправились в соседний город на рок-концерт, но по дороге повстречали плохих парней, в результате чего были изнасилованы и убиты. Потом преступники напросились на ночлег — и, сами того не зная, угодили в дом родителей одной из жертв. Когда гостеприимные хозяева поняли, что произошло, они жестоко расправились со злодеями. Причем, в данном случае «жестоко» — нисколько не преувеличение: к примеру, одному из бандитов мать его жертвы откусила член — и, хотя и без особых подробностей,  эту сцену показали на экране. В результате фильм моментально нарвался на массу запретов. В Англии он угодил в пресловутый список video nasty: последний раз ему было отказано в прокатном сертификате в 2001 году, а полная версия стала доступна британским зрителям только в 2008. Германские киноманы тоже пострадали: для показа в кинотеатрах фильм сократили почти на полчаса, до 64 минут. Впрочем, в России он официально вообще не издавался и по сей день.

Второе важное отличие от фильма Бергмана в том, что картина Крэйвена… гораздо сильнее. Шведские киноклассик создал авторское высказывание, перенасыщенное символизмом и красивыми кадрами, но, если его замыслу мешала такая мелочь как сюжет — тем хуже для сюжета, решал Бергман. В результате, простая и жестокая история оказалась погребена под ворохом важных для Бергмана идей и формальных изысков. Крэйвен поступил в точности наоборот: он вернулся к истории во всей ее безыскусности, к обнаженному нерву событий и снял его без всяких выкрутасов.

Фильм получился сырым, временами — несколько странным: скажем, анекдотическая парочка полицейских при каждом своем появлении разбавляет напряжение. Но,парадоксально именно за счет недостатка внешнего лоска зритель воспринимает все гораздо острее и достовернее, он чувствует себя соучастником событий, а не созерцателем очередного киноаттракциона. Схожего эффекта пытаются добиться, но, чаще всего, безуспешно, фильмы, снятые в жанре «найденной пленки», пресловутое псевдодокументальное кино. Для того, чтобы создать этот эффект, Уэсу Крэйвену не понадобился даже оператор-эпилептик. Но зато слоган фильма гласил: «Чтобы не упасть в обморок, продолжайте повторять: это только кино, это только кино, это только кино…»

Впрочем, иногда в фильме просыпалась и своего рода поэтичность: особенно это заметно в эпизоде, следующем за сценой изнасилования.  Жертва, молодая девочка, которой еще жить бы да жить, встает и молча, ни на кого не глядя, идет топиться. Ее мучители смотрят в след своей жертве — неподвижные, словно завороженные. Есть в этой сцене какая-то жуткая патетика.

Фильмы об изнасиловании и мести давно стали отдельным поджанром — наверное, любой киноман вспомнит «Я плюю на ваши могилы», более сведущий зритель — «Потроха ангела» или «Триллер: Жестокий фильм». Но все эти картины, так или иначе, обязаны тому фильму, с которого и началась слава Уэса Крейвена. Наверное, единственный авторитетный в жанре зритель, который не любит этот фильм это Стивен Кинг. Но даже Король может ошибаться. 

Оставьте комментарий!

Старые комментарии будут перенесены в новую систему в скором времени. Не забудьте подписаться на DARKER - это бесплатно!

⇧ Наверх