DARKER

онлайн журнал ужасов и мистики

ДО-РЕ-МИ...

Полночь над Тёмной Долиной. Часть первая

Страх? Простите, мсье, но вы не знаете, что это такое... Вы — солдаты, авантюристы. Вы нюхали порох и видели безумства стегаемых ветром морей. Но с настоящим ужасом, от которого волосы встают дыбом... вы не сталкивались. Я познал такой страх; но пока легионы тьмы не выплеснутся из ворот ада и мир не погрузится в руины, этот кошмар не будет ведом человечеству...

Роберт И. Говард «Волчья голова»

У него [Роберта И. Говарда] всегда получалось лучше, когда он писал о... невидимых ужасах; вещи, которых мы боимся, могут находиться под кроватью, или в темноте, или за пределами нашего понимания. Хоррор-рассказы — мои абсолютные фавориты среди его работ... он привнёс элементы ужаса во многие другие истории, включая и самое известное своё творение — Конана. Его способность писать ужасы придала очень много другим его произведениям.

Джо Р. Лансдейл

Robert Ervin Howard

Он прожил совсем мало — и из тридцати лет жизни лишь двенадцать профессионально занимался писательством. Но за свою недолгую карьеру создал столько, сколько иные литераторы-долгожители не написали за всю жизнь!..

Так иногда представляют Роберта Ирвина Говарда, знаменитого создателя Конана-варвара и жанра «меч-и-магия». Конечно, наследие «техасского мечтателя» впечатляет своим объёмом. Но не меньше — разнообразием. Говарду под силу практически всё: среди его работ есть фэнтези, ужасы, приключенческие рассказы, в том числе на историческом материале, боксёрские истории, юмористические вестерны и мистические детективы... А ведь поэзию Говарда ценят порой выше прозы! (Также есть и те, кому больше по душе его эпистолярное наследие...)

Что же объединяет все эти разнообразные произведения, созданные в разных жанрах, с разными целями? Во-первых, в подавляющем большинстве текстов Говарда во главе угла стоит Приключение. Рассказы техасца — это истории о людях, отринувших серость будней, волею судьбы или по собственной глупости попадающих из одной передряги в другую. Эти истории всегда полны действия, и отыскать среди них бессюжетную зарисовку не так-то просто.

Вторая базовая составляющая творчества Говарда просматривается в меньшем количестве произведений, но оттого не становится менее яркой. Это — Ужас. Таящийся во тьме, готовый в любой миг накинуться на беззащитного человека...

Впрочем, беззащитного ли? Приключение с большой буквы наложило на хоррор Говарда ощутимый отпечаток — и его герои пред ликом Кошмара оказываются вовсе не дрожащими обывателями. Страх окутывает их, но они в состоянии преодолеть его, не застыть в оцепенении, а смело двинуться навстречу опасности. И кто знает — может, они выйдут живыми из этого противостояния?

Об Ужасах и Героях мы и поговорим...

1. Ранние опыты

Первая профессиональная публикация Роберта Говарда — рассказ «Копьё и клык» — состоялась в 1925 году на страницах журнала «Weird Tales». Это была история о пещерных людях — кроманьонцах, которые вынуждены сражаться с исчезающими с лица земли неандертальцами. В чистом виде Приключение. А вот второй рассказ уже представлял собой Ужас.

«Гиена Сенекозы» (в оригинале — просто «Гиена»), хоть и написана сразу после «Копья и клыка», опубликована была вовсе не вторым номером — этой чести удостоился другой рассказ. История же об африканском колдовстве вышла лишь тремя годами позже, в марте 1928 года. «Первый блин» вышел, в общем-то, комом, хотя Говард здесь узнаваем. Рассказ ближе по исполнению к «Копью и клыку», нежели более поздним работам, которые прорвались в печать прежде «Гиены». Эта история довольно ясно отражает расистские взгляды техасца.

Не останавливаясь на достигнутом, Говард продолжил писать и штурмовать журналы (в первую очередь — «Weird Tales») новыми рассказами. За «Гиеной» последовала небольшая история «В лесу Виллефэр» [в других переводах также «Вильфор», «Вильфер» — Ред.], ставшая впоследствии первой частью своеобразной дилогии. Рассказ «Копьё и клык» вышел в июньском номере «Weird Tales» за 1925 год, а месяцем позже на страницах журнала появился и де Монтур — нормандец, которого угораздило однажды повстречаться с оборотнем. «В лесу Виллефэр» как раз и повествует об этом приключении. Под покровом ночи де Монтур пробирается где-то на севере Франции из одной деревни в другую, и вдруг ему предлагает составить компанию некий человек. Вскорости выясняется, что из себя представляет этот путешественник, и де Монтур благополучно расправляется с ним... Но — это только начало...

В апреле 1926 года в «Weird Tales» появляется продолжение приключений де Монтура. На сей раз действие разворачивается в Западной Африке, в особняке одного из работорговцев. Гости дона Винченце де Ласто, среди которых нормандец де Монтур, обеспокоены странными смертями, происходящими каждую ночь. На телах обнаруживают такие раны, что становится ясно: здесь поработал не человек, а зверь. Негры уверены, что где-то неподалёку от усадьбы дона Винченце обитает оборотень-леопард. Никто его не видел, даже и не стремится увидеть... Но рассказчику посчастливилось узнать истинное положение дел и попробовать его изменить...

Как нередко бывало у Говарда, за продолжение «В лесу Виллефэр» он взялся, когда узнал, что редактор принял к публикации первое произведение. Рассказ «Волчья голова» (в переводах на русский язык: «Когда восходит полная луна», «Оборотень») ожидала интересная судьба — к сентябрю или октябрю 1925 года он был написан и отправлен в «Weird Tales». Редактор Фэрнсуорт Райт принял произведение. Но в начале 1926-го Райт запросил у Говарда копию произведения, поскольку нужно было набирать текст, а его тогда в редакции не было. «Техасский мечтатель» ответил, что никаких других копий «Волчьей головы» не существует, и, переписав рассказ по памяти, отправил его редактору. Это была третья профессиональная прозаическая публикация молодого писателя, и иллюстрация именно к творению Говарда украсила обложку журнала за апрель 1926 года.

Weird Tales April 1926

Если не считать публикации «Волчьей головы», год у Говарда прошёл практически без ужасов, хотя над парой произведений, касающихся хоррора, он в это время работал. Зато в 1927 году техасец взял своё: сразу два текста были приняты редактором «Weird Tales». Это рассказы «Змея из ночного кошмара» и «Проклятие моря». Первый из них касается темы сна. Герою грезится огромное пресмыкающееся, что скрывается в высокой траве неподалёку от его африканского поместья. Змея с течением времени подбирается всё ближе и ближе, и герой опасается, что однажды она окажется достаточно близко, чтобы убить его...

Подобно «В лесу Виллефэр», «Проклятие моря» стало первым рассказом цикла. Дилогия о городе Фаринге — не самая типичная для Говарда работа. Это в некотором роде дань писателя «морскому хоррору». Произведения наполнены атмосферой страха и безысходности в большей мере, чем все предыдущие «ужасы» техасца. В «Проклятии моря» всё и вовсе беспросветно: в небольшом рассказе нашлось место проклятию ведьмы, двум смертям (плюс ещё одна осталась за кадром) и аналогу призрачного «Летучего голландца». Вот уж воистину — не стоит связываться со странной старухой из маленького приморского городка... В рассказе «Из глубины» атмосфера настолько же тягостная, как и в первом произведении о Фаринге, но финал — более жизнеутверждающий. На сей раз жителям городка приходится столкнуться с некоей тварью из моря, которая приняла облик умершего Эдама Фолкона. В отличие от цикла о де Монтуре, рассказы о Фаринге не вышли друг за другом, и если «Проклятие моря» увидело свет в мае 1928-го, то «Из глубины» ждала иная судьба. Этот текст опубликован посмертно, в 1967 году.

На этом этап ранних опытов, удачных и не очень, но в целом не совсем ещё зрелых, заканчивается. Говард выходит на новый уровень, набираясь опыта и оттачивая своё мастерство. В 1926—1927 годах он создаёт сразу двух героев, ставших впоследствии популярными. Оба они на своём пути встретились с Ужасом, но каждый — со своим, каждый — по-своему.

Out of the Deep

«Из глубины» (иллюстрация Грега Стейплза)

2. Король-варвар

Работу над первым произведением о Кулле, короле древней Валузии, Говард начал в конце 1926 года. Этому рассказу предшествовал ещё один, в котором на равных участвовали Кулл (тогда ещё простой варвар из Атлантиды) и более ранний персонаж техасца. Но именно «Королевству теней» суждено было стать не только вехой в творчестве техасца, но и узловой точкой целого жанра. Это была первая попытка Говарда писать в жанре «меч-и-магия», попытка очень успешная. Над текстом автор работал долго, до второй половины 1927 года. Несколько раз откладывал, переписывал и затем отослал Фэрнсуорту Райту в «Weird Tales». Рассказ был принят.

«Королевство теней» — это, конечно, в первую очередь фэнтези, но элемент ужаса играет в нём очень заметную роль. Король Кулл, молодой правитель величайшей из Семи Империй, узнаёт страшную тайну. Бок о бок с ним, в том же самом королевском дворце, живут враги рода человеческого, мечтающие вернуть себе власть, которой они обладали в давние времена. Это мир теней, мир масок, где доверять кому-либо безоглядно нельзя. Даже лучший друг может оказаться вовсе не тем, за кого себя выдаёт... Невероятные опасности, философские размышления и веющий из незапамятной древности ветер ужаса — всё это уместилось в «Королевство теней». Рассказ получился действительно зрелым и новаторским. И хотя Фэрнсуорт Райт принял к публикации эту работу и следующую за ней историю «Зеркала Тузун Туна» в 1927 году, оба произведения увидели свет лишь два года спустя.

Но цикл о короле-атланте тем временем продолжал расти и шириться. После «Зеркал» были написаны три текста, каждый из которых имеет отношение к хоррору. Первый, оставшийся незаконченным, впоследствии был назван «Предрассветные всадники» (публиковался на русском как «Оскорбление»). Написанный техасцем объём текста довольно велик для незаконченного рассказа. Фабула проста: Кулл отправляется в погоню за оскорбившим его дворянином, который к тому же уехал из Валузии с некоей графиней. Атмосфера рассказа мрачнеет с каждой страницей: чем дальше Кулл и его всадники продвигаются по следу беглеца на восток, тем пустыннее делаются земли и тем тревожнее становится на душе короля и его спутников. И вот они прибывают к реке Стагус, за которой лежит земля мистики и тайн, откуда никто никогда не возвращался... Здесь Говард остановился, видимо, не зная, что делать дальше с этим сюжетом.

Другое произведение тоже оказалось несколько сумбурным, но приобрело всё же законченный вид. В «Кошке и черепе» достаточно всего — и говорящая кошка, и человек-акула в Запретном Озере, и таинственные жители — под ним, и чёрный колдун Тулса Дум — в финале истории. Куллу предстоит пережить немало испытаний, чтобы встретиться наконец со своим врагом Думом, образ которого, кстати, ещё всплывёт в творчестве Говарда.

И наконец, самый интересный рассказ цикла, имеющий отношение к хоррору. В «Кричащем Черепе Тишины» источник ужаса весьма необычен. Кулл, выслушав историю о Черепе Тишины, что находится где-то на просторах Валузии, немедленно отправляется туда. В давние времена в этом замке запер саму Тишину могучий чародей Раама. Король-атлант, решивший посмотреть на это лично, отворяет двери и, конечно, выпускает узницу на свободу. Вот тут-то и начинается кошмар. Говард, по всей видимости, не ставил перед собой цели создать атмосферу страха, он лишь хотел показать, как Кулл справится с напастью. Тем не менее рассказ, хоть и с некоторыми оговорками, можно зачислить в ужасы. В ужасы весьма необычные.

Более в рассказах о Кулле элементов хоррора не встречается. Среди них есть и приключенческие истории, и стихотворения в прозе, и философские притчи... Говард экспериментировал так, как ему заблагорассудится. Поэтому, вероятно, за вычетом первых двух рассказов да ещё одного позднего, где Кулл уже не является главным персонажем, ни одно произведение цикла не было опубликовано при жизни автора.

Параллельно с сагой о Кулле творилась история ещё одного героя. Этот цикл уже не носил экспериментального характера, хотя и там автор позволяет себе кое-какие вольности.

The Shadow Kingdom

«Королевство теней» (иллюстрация Джастина Свита)

3. Из Европы в Африку

Соломон Кейн — пожалуй, самый известный персонаж Говарда после Конана-варвара. Пуританин, известный как Бич Божий, странствует по Европе, а затем и по Африке, сражаясь со злом и несправедливостью... Звучит как анонс очередного фильма про супергероев, не правда ли? Но тут уж можно с уверенностью сказать: скорее героев комиксов списывали с Соломона, а никак не наоборот.

Об этом «рыцаре без страха и упрёка» следует говорить отдельно (что и было сделано в DARKER), поскольку цикл, в отличие от других известных произведений техасца, сочетает в себе фэнтези- и хоррор-составляющие примерно в равных долях.

Начинался Соломон Кейн в 1927 году, когда Говард написал первый рассказ, который при публикации в «Weird Tales» поименовали «Красными тенями» (у нас этот текст более всего известен как «Под пологом кровавых теней»). Первое произведение о Кейне — и в нём есть уже практически всё, что будет в последующих. Здесь есть и Европа, где начинается действие, и Африка, куда по следу своего врага отправляется пуританин. Здесь же Кейн знакомится с колдуном Н’Лонгой, которому суждено будет стать его другом. За «Соломоном Кейном» (так Говард сам назвал первое произведение) последовали «европейские» рассказы: «Черепа среди звёзд», «Десница судьбы» и «Перестук костей». Первый из них — одна из немногочисленных историй «техасского мечтателя» о привидениях, второй и третий отличаются тем, что Соломон Кейн в этих повествованиях фактически является не главным действующим лицом, а лишь наблюдателем за событиями, в центре которых — другие персонажи.

Затем Говард переключился на Африку: в 1929—1930 годах он написал четыре произведения о странствиях Соломона по Чёрному континенту, и все они выигрывают у своих «европейских» собратьев по многим показателям. Здесь и сюжеты интереснее, и персонажи колоритнее, и ужасы страшнее. В «Холмах мёртвых» пуританин натыкается на целое племя зомби, в «Луне черепов» противостоит королеве угасающего народа, затерянного в джунглях... Рассказ «Крылья в ночи», который считается лучшей историей о Кейне, — это вершина Ужаса в цикле... Ужаса, как бы забавно это ни звучало, летящего на крыльях Ночи... И последнее в этой «африканской» четвёрке творение — «Шаги за дверью» — мягко, ненавязчиво, почти неуловимо напоминает о «космическом ужасе» Лавкрафта.

Начиная с Кулла и Соломона Кейна Говард один за другим создаёт циклы фэнтезийных рассказов о разных воителях, среди которых зачастую встречаются произведения с элементами хоррора. Вместе с тем он обращается к другим жанрам — в 1929 году появляются первые из его иронических историй о боксёре-моряке Стиве Костигане. Но и о хорроре в чистом виде (а также с различными примесями) техасец не забывает.

Solomon Kane

Соломон Кейн

4. Межсезонье

Один из самых интересных хоррор-рассказов Говарда — «Обитатели Чёрного побережья», написанные во второй половине 1928 года. Это текст одновременно и характерный, и нехарактерный для «техасского мечтателя». С одной стороны, здесь есть сильный герой, потерявший любимую и со всем присущим ему упорством истребляющий убийц девушки. С другой стороны — собственно, убийцы. Это не люди и не звери. Да и вообще, порождения ли это нашей Земли-матушки? «Обитатели Чёрного побережья» заставляют вспомнить некоторые работы Лавкрафта, но главный герой... нет, не так — Герой не даёт усомниться, что рассказ написан другим Говардом.

В конце 1928 года «техасского мечтателя» извещают, что два его произведения приняты к публикации. Первым из них был рассказ «Прикосновение смерти» (также известен как «Зловещее прикосновение смерти»). Эта история довольно примечательна, так как ничего подобного Роберт Говард раньше не писал.

Рассказ наследует «Стражу мертвеца» Амброза Бирса. Традиция сидеть с мёртвыми — неисчерпаемый источник для сюжетов «страшных» историй. Главный герой Фалред согласился просидеть в одной комнате с трупом старика Фаррела целую ночь, но он и предполагать не мог, чем всё закончится. Страх — даже если ты храбришься и пытаешься себя уверить, что не боишься, — найдёт дорогу к твоему мозгу и сердцу. Ему достаточно небольшой лазейки и определённых условий — и вот он уже вырос до таких размеров, что не считаться с ним просто нельзя. Это и произошло с главным героем «Прикосновения смерти». Ужас, захлёстывающий главного героя, имеет не сверхъестественную, а психологическую основу. Ещё один рассказ подобного рода называется «Кобра из сна», и написан он был почти сразу после «Прикосновения смерти» — зимой или весной 1929 года. Хотя сюжетно это произведение сходно с более ранним текстом «Змея из ночного кошмара», природа ужаса здесь также психологическая, а не мистическая.

Второй работой, принятой Фэрнсуортом Райтом в конце 1928 года, стала повесть, или короткий роман, «Череп-Лицо» (в русском переводе — «Хозяин судьбы»). Из крупных произведений Говарда это было опубликовано первым — в трёх номерах журнала «Weird Tales» за октябрь, ноябрь и декабрь 1929 года. Герой произведения, Стивен Костиган, заставляет вспомнить своего тёзку, моряка-боксёра, а главный злодей Катулос — как раба и величайшего учёного Семи Империй (именем), так и некроманта Тулса Дума (обликом) из цикла о Кулле. Но ни тот, ни другой, ни третий не имеют непосредственного отношения к своим «двойникам» в повести.

Роберт Говард написал «Череп-Лицо» под впечатлением от сериала Сакса Ромера про Фу Манчу. Завязка сюжета довольно проста: Стивен Костиган, пристрастившийся к опиуму в лондонском Храме Грёз китайца Юн Шату, получает шанс избавиться от губительной привычки. То ли наяву, то ли во сне ему является ужасный лик: лицо, скорее похожее на череп, невероятное и отвратительное. Именно этот человек и предлагает Костигану помощь. Не просто так, а в обмен на некоторые услуги, разумеется. Тот соглашается — но не только ради себя. В том же видении во сне/наяву он узрел Красоту за плечом Ужаса — девушку, в которую влюбился с первого взгляда. Это была Зулейка, прислуживавшая таинственному Хозяину. Костиган намеревается не только спастись от Черепа-Лица сам, но и освободить Зулейку...

Повесть — классический пример произведений того рода, что называют «weird menace» (в буквальном переводе — «сверхъестественная угроза»). Подобные тексты обладают практически фиксированным набором героев и злодеев и схожими сюжетными ходами. Упор делается не на атмосферу страха и ужаса, а на приключения и ощущение смутной угрозы. В целом, конечно, произведения такого рода получаются более лёгкими и светлыми, чем классические ужасы.

Кошмарные египетские тайны исследует техасец в рассказе «Безносый ужас» (в переводе на русский — «Пришелец из тьмы»). Мумия, бесчестный учёный и отважная пара американцев, готовых разобраться во всей этой мешанине... Чем-то произведение напоминает «Череп-Лицо» — «египетская тема» звучала и в повести.

Говард продолжает экспериментировать в рассказе «Последняя песня Казонетто». Обычная граммофонная пластинка, на которой записан голос оперного певца, являет собой смертельную угрозу. Казонетто был дьяволопоклонником и проводил кровавые ритуалы. Когда же его вывели на чистую воду, подобным образом он решил отомстить... Эта история была опубликована после смерти автора, в 1973 году.

В 1929-м Говард активно работал над циклами о Кулле и Соломоне Кейне, но нашёл время и для пары «страшных» рассказов помимо уже упоминавшейся «Кобры из сна». В какие журналы, каким редакторам они были отосланы, неизвестно, но ни «Тень зверя», ни «Ужас за окном» так и не вышли в свет при жизни автора.

Первое повествование о Гиблой усадьбе и скрывающемся в ней ужасе, который и убил Джо Кэйгла, зачастую причисляют к условному циклу «Сверхъестественный Юго-Запад». И не без оснований: тёмные сосновые леса, быстро вспыхивающие и скорые на расправу жители Юга... «Тень зверя» стала предвестником мистических вестернов, к которым Говард обратится двумя годами позже. Произведение было впервые опубликовано в 1977 году.

Рассказ «Ужас за окном», известный нам под названием «Беспокойные воды», — ещё один почти «морской хоррор», который заставляет вспомнить цикл о Фаринге. В холодный дождливый вечер в таверне собирается тёплая компания, самое внушительное лицо в которой — капитан Старки. Разговор заходит о смерти Тома Сайлера, непосредственное отношение к которой имел Старки. Капитан, сумевший устранить все препоны на пути к своей цели, не боится никого и ничего — а следовало бы... Произведение опубликовано посмертно, в 1974 году.

Skull-Face

«Череп-Лицо» (иллюстрация Кена Келли)

«Погибель Дермода» (в переводе на русский почему-то имя передано как «Деймод») — небольшой рассказ, повествующий о том, как живучи бывают старые проклятия. Тем более в такой древней, покрытой туманом времён стране, как Ирландия... В рассказе Говарду замечательно удаётся изобразить пейзаж, самым ярким элементом которого является дерево над обрывом, где некогда повесили Дермода. Произведение никогда не издавалось при жизни автора и впервые увидело свет в 1967 году.

Также к 1929 году относятся последние попытки Говарда написать рассказ (или даже повесть), который получил название «Остров вечности». Это произведение можно отнести к условному циклу текстов, которые имеют явное сходство с работами Кларка Эштона Смита. Мрачные истории, исполненные чёрного колдовства и давящей тёмной атмосферы, повествующие как о незапамятных эпохах, так и более близких нам временах. Ещё один такой текст — «Проклятие золотого черепа» из цикла о Кулле.

В «Острове вечности» два неприятеля (впоследствии становящиеся друзьями), которые не имеют имён, но названы по своей национальной принадлежности — янки и голландец — после кораблекрушения оказываются на странном клочке суши. Они обследуют его и обнаруживают диковинные вещи. Пещеру с огромным идолом, которую сторожит чудовище, похожее на осьминога. Вырезанные в скалах пустоты, где гуляет ветер и тем самым, подобно мифическим сиренам, призывает к этому острову моряков. Древние руины, которые прячут немало страшных тайн. И манускрипт, из которого янки и голландец узнают, что попали на осколок древнего континента Му. Здесь до сих пор живы останки цивилизации, погибшей в морской пучине по воле Посейдона. К сожалению, Роберт Говард не дописал историю, и его герои не дочитали манускрипт. Кто знает, какие ещё тайны, ужасные и невероятные, могли бы им открыться?..

В 1930 году Говард создал ещё один необычный «страшный» рассказ. Тематически он связан с «Кричащим Черепом Тишины» о короле Кулле, но если в том произведении источником ужаса служило отсутствие звука, то в «Голосе Эль-Лила» всё наоборот. Кошмар олицетворяет огромный колокол, который называется так же, как рассказ. Действие разворачивается в неизвестном уголке Африки к юго-западу от Сомали. Здесь, оказывается, сохранился осколок древней цивилизации, пережившей расцвет четыре тысячи лет назад. В плен к жителям этой затерянной страны попадают двое белых. Они будут вынуждены испытать на себе действие Голоса Эль-Лила — этот непереносимый и одновременно влекущий звук.

В том же году Говард работал над двумя произведениями о новом своём персонаже — Турлофе О'Брайене. Отважному ирландцу, даже при поддержке сакса Ательстана, не суждено было снискать славу кого-либо из «могучей четвёрки» (Бран Мак Морн, Кулл, Соломон Кейн и, разумеется, Конан), но два произведения о приключениях О’Брайена обрели некоторую популярность.

Первым рассказом был «Тёмный человек» (нам он известен как «Чёрный человек») — довольно мрачная история с погоней, битвой и статуей в человеческий рост, святыней исчезающего с лица земли народа пиктов. Статуя обладает некими мистическими свойствами. «Тёмный человек» мрачен и суров, в нём средневековье изображено без прикрас, что и создаёт такую замечательную не вполне уютную атмосферу. «Боги Бал-Сагота» более легки и светлы. Хотя и там найдутся частички хоррора: затерянная цивилизация на отдалённом берегу, таинственный Бал-Сагот, бог Гол-горот и его жрец... Интересно, что действие «Тёмного человека» разворачивается прежде «Богов Бал-Сагота»; в первом рассказе Турлоф и Ательстан ещё не являются друзьями — о становлении их дружбы повествует второе произведение. Но при публикации в «Weird Tales» тексты вышли в обратном порядке: в октябре 1931-го — «Боги Бал-Сагота», в декабре — «Тёмный человек».

А ещё 1930 год был ознаменован событием, которое дало хоррор-творчеству Говарда ощутимое ускорение. Прочитав в «Weird Tales» очередное творение Г. Ф. Лавкрафта, «техасский мечтатель» написал письмо с указанием неточности, которую обнаружил в тексте «Крыс в стенах», и отправил его в редакцию журнала. Фэрнсуорт Райт переправил послание самому Лавкрафту, и с этого началась переписка двух писателей, имевшая последствия для обоих...


Десять лучших хоррор-рассказов Роберта Говарда:

  1. «Волчья голова» / «Wolfshead» (апрель 1926)
  2. «Проклятие моря» / «Sea Curse» (май 1928)
  3. «Черепа среди звёзд» / «Skulls in the Stars» (январь 1929)
  4. «Холмы мёртвых» / «The Hills of the Dead» (август 1930)
  5. «Чёрный камень» / «The Black Stone» (ноябрь 1931)
  6. «Тварь на крыше» / «The Thing on the Roof» (февраль 1932)
  7. «Крылья в ночи» / «Wings in the Night» (июль 1932)
  8. «Черви Земли» / «Worms of the Earth» (ноябрь 1932)
  9. «Пламя Ашшурбанипала» / «The Fire of Asshurbanipal» (декабрь 1936)
  10. «Голуби из ада» / «Pigeons From Hell» (май 1938)

В скобках после каждого рассказа указана дата первой публикации (во всех случаях в журнале «Weird Tales»).

 


Часть вторую статьи читайте в DARKER № 3'2014 (36).


 

Комментариев: 8 RSS

Оставьте комментарий!
  • Анон
  • Юзер

Войдите на сайт, если Вы уже зарегистрированы, или пройдите регистрацию-подписку на "DARKER", чтобы оставлять комментарии без модерации.

Вы можете войти под своим логином или зарегистрироваться на сайте.

(обязательно)

  • 1 Махновец 13-03-2014 22:16

    И рассказ с весьма неожиданным поворотом сюжета и экзотическим созданием, наводящим ужас - Адская Гончая\Black Hound of Hell (1936)

    Учитываю...
    • 2 Кел-кор 14-03-2014 15:51

      Да, это один из моих фаворитов. О нём вспомним во второй части.

      Учитываю...
  • 3 asmoderon 01-03-2014 16:34

    Отличная статья! Буду ждать продолжения.

    Учитываю...
    • 4 Кел-кор 04-03-2014 18:56

      Спасибо!

      Учитываю...
  • 5 Caspian 28-02-2014 18:24

    Потрясающая статья! Узнал новые детали из жизни и творчества мэтра. Дима, спасибо за интересные и увлекательные труды.

    Учитываю...
    • 6 Кел-кор 28-02-2014 20:54

      Спасибо и вам за интерес!

      Надеюсь, во второй части будет ещё увлекательнее!

      Учитываю...
  • 7 AG 20-02-2014 16:16

    Спасибо автору за подробный разбор!

    Некоторые хорор-рассказы Говарда великолепны.

    Серия про Соломона Кейна к концу выдыхается (мне последние рассказы было уже не очень интересно читать), а чаще всего публикуемые "Крылья в ночи" таки являются лучшей частью серии. "Волчью голову" совсем не помню - скорее всего не читал, надо бы прочесть.

    Учитываю...
    • 8 Кел-кор 22-02-2014 14:53

      Спасибо за отклик!

      "Волчью голову" совсем не помню - скорее всего не читал, надо бы прочесть.

      «Волчья голова» («Когда восходит полная луна») у нас не шибко известна, и другой рассказ про де Монтура, «В лесу Виллефэр», пользуется гораздо большей популярностью за счёт множества переизданий.

      Учитываю...