ССК 2018

Сорочья усадьба / Magpie Hall (роман)

Автор: Рейчел Кинг

Жанр: мистика

Издательство: Эксмо

Серия: Уютное чтение

Перевод: Виктория Г. Яковлева

Год издания: 2013 (в оригинале — 2009)

Похожие произведения:

  • готические романы

Разбираясь с прошлым, мы разбираемся с собой; и, если использовать очистку дома как метафору очистки души, то, конечно, намного лучше приехать в запущенную родовую усадьбу в Новой Зеландии, чем разбирать подшивку журнала «Юный таксидермист» в однокомнатной хрущевке. Экзотический антураж возвышает и облагораживает даже пятна плесени на потолке душевой.

Жизнь моего прапрадедушки, Генри Саммерса, была окружена двумя легендами: согласно первой, у него был шкаф, полный всяких диковинок, которые в конце концов и свели его с ума; вторая гласит, что он убил свою первую жену. Не знаю, правда ли это, зато мне известно, что сразу после его смерти шкаф тот куда-то пропал, а тело бедной женщины так и не было найдено.

После смерти дедушки (внука того самого Генри) родственники собираются превратить викторианскую громаду особняка в чистенький и доходный пансионат, и главная героиня едет туда, чтобы до начала работ разобраться с коллекцией чучел, которую ей завещал дед.

Как и полагается, она везет с собой немало хлама: запутанные бесперспективные отношения с бывшим любовником, невнятную академическую карьеру, черновики диссертации «Любовь в готических романах викторианской эпохи» и Трагедию в Прошлом, которая повлияла на всю ее жизнь и раскрывается только намеками.

В доме, конечно, ее поджидают более замаринованные временем Тайны и Трагедии.

Розмари подшучивает над своей поездкой:

В средневековых готических романах всегда присутствует какая-нибудь величественная усадьба, где живет юная, простодушная девушка, нередко сирота, которую буквально или в переносном смысле преследует призрак некогда жившей здесь прежде женщины. Немаловажную роль также играют письма, библиотека, разумеется, заброшенный чердак, ну и какое-нибудь потаенное место, где томится узник. И, конечно, некая тайна, которую должны разгадать двое будущих влюбленных: красавица, наделенная умом и сердцем, и молодой человек, как правило, весьма трезвого ума, с тяжкой думой на челе и ранами на теле. Исцелить их способна только женщина, впрочем, далеко не всякая, а именно такая, которая требуется. Иногда приплетается пожар, что-нибудь типа свирепой и очищающей геенны огненной, из которой герой с героиней выходят очищенные душой и телом, страшное прошлое остается позади, а впереди их ждет счастливое будущее.

Сюжет книги разделяется на две временные линии: современность, в которой героиня переставляет чучела с полки на полку, пишет диссертацию, мерзнет в пустом холодном доме и т. д.; и девятнадцатый век от лица самого Генри Саммерса и его жены Доры.

Иронизируя над сентиментальностью готической мелодрамы, автор словно обещает выполнить контракт с читателем на более высоком уровне мастерства.

Однако с первой главы Розмари бестолково мечется по своей усадьбе туда-сюда, даже не вспоминая про официальную причину ее приезда: коллекцию, с которой надо разобраться — оценить состояние, освежить, упаковать и т. д. Она пишет диссертацию, которая в финале без предупреждения превращается в историю семьи, отведывает молодого тела местного работника фермы, затем боится его мести, и боится, так сказать, вообще — скрипы, шорохи, запахи и переставленные с места на место чучела.

И все это как-то вяло, бесцельно, без огонька.

Общее впечатление от Розмари таково: она не владеет собой и не владеет материалом. Почему, избрав такую тему для диссертации, она вспоминает ровным счетом трех авторов: Эмилию Бронте, Шарлотту Бронте и Дафну Дюморье? Где второстепенные и третьестепенные Мэри Корелли (по которой некогда сама Вирджиния Вульф не погнушалась пройти критическим катком), австралийка и антисуфражистка миссис Хамфри Уорд, трагическая миссис Маргарет Олифант, плодовитая халтурщица Мэри Элизабет Брэддон (которая оказалась в той же ситуации, что и Джейн Эйр, но сделала другой выбор)?

В линии прапрадедушки Генри Саммерса дела идут чуть поживей, поскольку здесь очевидно, что автор не поленилась сделать кое-какие исторические изыскания и довольно неуклюже вписала собранные факты в сюжет. Однако о чем это говорит, если второстепенные персонажи раз за разом оказываются ярче и интересней основных героев? Проводник Шлау, татуировщик Макдональд, цирковая фрик-красотка мисс Люси... Автор, очертив общий контур, не успевает ничего испортить.

Финальный поворот сюжета, когда история Генри и Доры оказывается не взглядом всеведущего автора на «реальность», а фантазией одного персонажа о других персонажах, ощущается не «вотэтоповоротом!», а итоговым прыжком в лужу.

Отсутствие ответов и открытый финал можно простить авторам уровня Кейт Актинсон или Донны Тарт, но у Рейчел Кинг не получилось даже добротной готической мелодрамы в стиле честной ремесленницы Виктории Холт.

И экзотический антураж не спас. Чучело сюжета так и не ожило.

Оставьте комментарий!

Старые комментарии будут перенесены в новую систему в скором времени. Не забудьте подписаться на DARKER - это бесплатно!

⇧ Наверх