Зона ужаса

Puritan Comics: «В историческом плане стараемся подходить основательно и в меру достоверно»

Здравствуйте, Puritan Comics! Для начала расскажите о себе и о вашем творческом объединении. Как вы пришли к идее создания отечественного комикса и Puritan Comics?

Владимир Мещеряков: Привет! Ну, тут, если честно, всё очень просто: мы с Андреем — лучшие друзья, имеем схожие увлечения, в т. ч. — комиксы. Так что, с учётом того, что Андрей — талантливый художник, идея создать свой комикс появилась относительно быстро и естественно. После недолгих раздумий сошлись на «чём-то, что объединило большинство наших интересов» — ужасы, мистику, первобытную культуру, историю и культурологию/антропологию.

Владимир Мещеряков, сценарист

Андрей Ильиных: Приветствую! Если говорить о моём опыте, то комиксы я начал делать ещё до знакомства с Владимиром, рисовал на парах в институте. Писательским талантом я был обделён, и создание историй шло тяжёло. Свет увидела «Планета ведьм» — антивоенная история, вышедшая в Екатеринбургском фэнзине «Ураруманга». После прихода из армии всё пошло так, как уже сказал Владимир. Хотелось создать комикс, истории у меня не было, а Владимир любезно предложил её написать.

Андрей Ильиных, художник

Расскажите об истории возникновения идеи под названием сначала «Starblind», а потом уже «Звездопад». Что послужило отправной точкой, какие произведения стали для вас источниками вдохновения?

В. М.: Что касается названия — это в первую очередь отсылка к культовой фразе «когда звёзды займут нужное место». Плюс игра слов по аналогии со «снежной» или там «куриной» слепотой. В определённый момент мы решили, что раз наш комикс — русскоязычный, то и название лучше сделать таким же. «Звездопад», на наш взгляд, максимально полно передавало заложенный смысл произведения на русском языке.

Что касается произведений, то тут, думаю, каждый назовёт свои. Лично для меня это: творчество Лавкрафта, Мэйчена, Говарда, что, полагаю, всем очевидно, ну и, возможно, более оригинальный перечень в произвольном порядке: музыка Blue Oyster Cult, The Doors, множество музыки разных стилей и направлений, «Седьмая печать» Бергмана, «Мальтийский сокол», книги Хемингуэя, Барбюса, Ремарка, старые британские комиксы 2000 AD, работы К. Г. Юнга, старый нуар, американские «крутые» детективы, особенно Д. Хэммет, разного рода ретрофантастика — от классики типа Г. Уэллса да «кинотреша» и «Би-муви», множество старых фильмов ужасов, хоррор-панк, средневековая культура макабра и многое другое.

И, собственно, сама по себе история — ведовства, Английской революции, начала XX в. и т. д. Мы оба — историки по образованию и профессии, поэтому в историческом плане стараемся подходить основательно и в меру достоверно.

Ну и, конечно, творчество Джека Лондона — самое, наверное, большое влияние на создание персонажей, их типажи: «Морской волк», «Любовь к жизни» и т. д.

Вообще, на самом деле, слишком много источников вдохновения — грубо говоря, почти весь наш «культурный багаж», если так можно выразиться — от детских впечатлений от книги про английскую революцию и Кромвеля до моего увлечения средневековой культурой, музыкой и оккультизмом.

А. И.: В принципе, мне тут нечего добавить, кроме визуального оформления, почерпнутого в произведениях Майкла Миньолы, Карла Копински, Мун Ву Хьюна, в средневековой традиции макабра, «крутом» американском детективе и нуаре первой половины 20 века.

На создание визуальных образов влияние не всегда очевидно, но это и классические комиксы и произведения признанных художников: Отто Дикс, Верещагин, Альбрехт Дюрер, Иероним Босх и прочие.

В. М.: Да, совершенно верно. У нас полно аллюзий на упомянутых художников, да и логично, что живописцы оказали большое влияние на комикс, тем более что Андрей — сам художник, а я с глубокого детства (влияние родителей) очень сильно увлекаюсь живописью. Собственно, упомянутый Иероним Босх — мой любимый художник. Плюс я бы отметил вообще огромное влияние на нас Северного Возрождения и средневекового изобразительного искусства. Я не имею в виду прямое сопоставление нашего творчества и творчества мастеров прошлого — это было бы невероятно претенциозно с нашей стороны, а некое схожее видение, подражание, дань уважения, стилизация.

Кстати, было бы несправедливо умолчать и о большом влиянии со стороны ряда наших любимых видеоигр, скажем, Resident Evil, Bloodborne, Dark Souls, Silent Hill, Clive Barker's Undying, Alice: Madness Returns и т. д. То есть вот такая дикая смесь — от Дюрера до японских видеоигр.

Сегодня мы уже можем составить впечатление о «Звездопаде» на основе двух выпусков из пяти. На данный момент даже не видно связи между историями ведьмолова и детектива. Как пришла идея объединить в одном сюжете разных героев, разные эпохи? Насколько плотными будут эти взаимосвязи?

В. М.: Хм, хороший вопрос, думаю, его задали бы многие наши читатели. Ответить прямо — значит во многом раскрыть ряд интриг сюжета, но могу точно сказать, что связь героев будет очень тесной. Я уже упоминал, что «Звездопад» имеет единый сквозной сюжет, несмотря на то, что главные герои живут в разное время. Это НЕ цикл отдельных историй. Если применить к нашему комиксу стандартную структуру литературного произведения, то, условно, первые три выпуска — это экспозиция/завязка, четвертый — кульминация, пятый — развязка. В третьем выпуске будет вполне чётко показана связь двух главных героев, и эта тема продолжит своё развитие в дальнейшем.

Выбор эпох определяется нашим к ним интересом и большой значимостью для истории — с точки зрения многих учёных-историков, события революции и гражданской войны в Англии — это начало Нового времени, нового этапа истории, а само по себе XVII столетие — век религиозных войн, охоты на ведьм, зарождения многих важных общественно-политических идей и т. д. Ну, а 20-е гг. XX в. — это завершение чудовищной бойни Первой мировой войны, «ревущие двадцатые», потерянное поколение, очень странная, декадентская атмосфера, время перемен, ощущение новой угрозы, экзистенциализм и многое другое.

На мой взгляд — идеальные эпохи, «декорации», если угодно, для нашей истории.

Расскажите немного о работе над графической составляющей «Звездопада». Рисунок во втором номере заметно отличается от первого. Чем это продиктовано? Будут ли подобные эксперименты в дальнейшем?

В. М.: Ну, это больше к Андрею, конечно, вопрос. Но, вообще, думаю, сильно мы не станем экспериментировать с визуальным стилем — все будет в духе первых двух выпусков, даже больше в стиле «Железнобокого». Вообще, мы пытались сменой стиля показать другую эпоху, придать некую, даже не знаю какое именно слово подобрать, «винтажность», скажем так, военным воспоминаниям персонажа одновременно с ощущением грязи, дыма, копоти и прочих атрибутов войны.

Плюс к этому, в первом выпуске мы хотели художественно показать резкий контраст как визуализацию мировоззрения ведьмолова, религиозного фанатика со своими чёткими принципами: есть только чёрное и белое. Этой же цели служили пустые глаза персонажа, как бы затуманенные верой. Вполне вероятно, что именно тут мы немного перестарались с символизмом, хотя, в целом, наш комикс им переполнен, и мы в дальнейшем не будем радикально менять стиль рисунка.

А. И.: В рисунке использовалось множество различных аллюзий, не всегда очевидных, но нами очень любимых, и ракурсы из нуарных фильмов, и пасторальные сюжеты английской глубинки, сменяющиеся воспоминаниями о войне как квинтэссенции всего ужасающего и упаднического. Картинка подводит персонажа к эмоциональному катарсису, а сближение с нечеловеческим кошмаром делает воспоминания похожими на рассказ ведьмолова. Кстати, в этом и заключалась основная задумка: Роберт — совсем другой персонаж, и его видение мира отличается от того, как видит мир ведьмолов. Но только до того момента, пока он сам не сталкивается с нечеловеческим ужасом, который уже пережит ведьмоловом. В целом, пожалуй, это самое подходящее объяснение разницы стилей — разное время, разные персонажи, разный взгляд на окружающий их мир. Внимательный читатель, знакомый с историей Первой мировой войны, найдёт множество тонких намёков и на творчество Отто Дикса, и на военную фото— и видеохронику тех лет. А также на замечательную игру «Шорох» и множество прочего.

В. М.: Да, как уже говорилось, разных мелких отсылок у нас просто гигантское количество — почти все детали имеют значение, а, как верно заметил Андрей, сами по себе отсылки могут быть ракурсами, именами, скрытыми цитатами, стилистическими решениями и т. д. Внимательный читатель найдёт очень много любопытного при желании. Причём мы постарались, чтобы всё это было не просто некими авторскими шутками, а служило бы дополнением к самой истории, расширяло её в культурном плане.

И да, я бы немного дополнил мысль Андрея, когда он характеризует МакГрегора: «пока он сам не сталкивается с нечеловеческим ужасом» — здесь, как мне кажется, имеет смысл говорить, что они оба (ведьмолов и детектив) сталкивались с «нечеловеческим ужасом», только один — на войне, а другой — повстречав, как ему кажется, истинных грешников в его понимании. При этом мы хотели лишний раз подчеркнуть некий сверхъестественный, экзистенциальный, «космический», говоря лавкрафтовским языком, ужас войны.

Кстати, об аллюзиях и реминисценциях. Нет ли в планах к заключительному номеру сделать дополнение в виде послесловия, где хотя бы некоторые из этих отсылок разъяснялись читателю, направляли бы заинтересовавшихся по нужному пути?

В. М.: Планы есть, только боюсь, если брать вообще весь культурный багаж, то это будет очень большой объём комментариев, хотя, конечно, можно заострить внимание на неких ключевых вещах. Ну и, полагаю, что такие материалы (комментарии, авторские послесловия, арты и всё прочее) будут уместны в случае, если мы издадим «Звездопад» одной книгой.

С какими трудностями вы столкнулись, продвигая собственный продукт? Почему решили издавать комикс сами, а не предложить какому-нибудь состоявшемуся издателю? Как, по-вашему, современный любитель комиксов вообще относится к некоммерческим отечественным проектам?

В. М.: Хм, на мой взгляд, немного перефразируя Наполеона: «для того, чтобы выпустить комикс, вам нужны деньги, деньги и ещё раз деньги». Финансы — самая главная сложность. Мы предлагали ряду издательств наш комикс, правда, ещё на стадии «первый выпуск в процессе», был определённый интерес, но большинство издателей, что вполне логично, хотели весь продукт сразу, мы же решили делать постепенно самостоятельно и выпускать за свой счёт. Почему? Ну, хотим видеть реакцию читателей «здесь и сейчас» плюс, говоря откровенно, мы живём вдали от центра РФ, от столицы, на Урале. Впрочем, нас это полностью устраивает и переезжать куда-то ещё мы не хотим. У нас есть семьи, основная работа (мы оба — учителя). Вот как-то так мы и пришли к самиздату, с одной стороны — это хлопотно, с другой — мы сами себе хозяева. Впрочем, мы планируем, хотя пока рано об этом говорить, всё это переводить в более «профессиональное» русло. Что касается читателей — лично я пока не видел НИ одного, честно, отрицательного отзыва на наш комикс. Думаю, наша целевая аудитория (фанаты того же Лавкрафта, Говарда и пр.) вполне довольна нашим комиксом. Безусловно, это нишевой продукт, этакий комиксовый «андеграунд», но мы планируем постепенно расширять аудиторию, увеличивать тиражи, ну и, повторюсь, подходить к выпуску наших комиксов на профессиональной основе.

А. И.: Трудностей много, самая главная — это отсутствие в России индустрии комиксов как таковой. Издатели в нашей стране либо пытались влезть в творческий процесс и перекроить историю под себя, так как «им виднее», либо ждали сразу готовую историю для выпуска, так как совершенно не верят в двух энтузиастов. А уж условия сотрудничества скорее напоминали кражу, чем поддержку в издании.

В. М.: Честно, я бы не был столь категоричен (вдруг потенциальные издатели прочтут, хех), индустрия есть, но лично для меня вкусы современной публики — тёмный лес. Вдобавок, издательствам проще работать по лицензии (и я не упрекаю их, наоборот, огромное спасибо им за это), издавая комиксы лучших/известных зарубежных авторов.

Расскажите немного о планах Puritan Comics.

А. И.: А если говорить о планах, то можно упомянуть, что мы очень ждём реакцию на комикс «Навстречу солнцу» в сборнике «Маски». Тема отечественной истории в последнее время актуальна, а мы знаем историю нашей страны очень хорошо и можем выпустить качественный продукт, не затрагивая набивших оскомину тем ВОВ (со всем уважением к ветеранам) и полицейских, и бандитов.

В. М.: Кстати, да. В упомянутом сборнике курганского комикс-клуба выйдет наша небольшая история в жанре ужасов. Это короткая зарисовка на тему столкновения культур в процессе освоения русскими Сибири в XVI–XVII вв. Прозвучит, возможно, слегка претенциозно, но мы родом из Шадринска, старого провинциального городка на Южном Урале, и для нас эта история — среди всего прочего, попытка обратиться к собственному культурному наследию. Здесь, на границе лесов и степей веками жили финно-угорские народы, тюрки, русские и многие другие. Очень надеемся, что читателям понравится наша история. Пока мы точно не знаем, превратится ли она во что-то большее, но не исключаем этого.

Мы действительно хотели бы в будущем поработать над «русской темой» из-за нашего искреннего к ней интереса. К сожалению, очень часто данная тема в массовой культуре, в т. ч. и комиксах, предстаёт невероятно конъюнктурной, я уж не буду приводить примеры.

Как, на ваш взгляд, сегодня чувствуют себя синглы в отечественной комикс-действительности? Не раз уже говорили, что этот вариант издания графических историй изжил себя. Действительно ли издание синглов осталось на сегодняшний день только независимым сценаристам и художникам, не могущим позволить себе книги?

А. И.: Ситуация с синглами весьма плачевна, связано это с рядом причин.

Во-первых, в России нет сложившейся культурной традиции чтения комиксов, покупка синглов — удел коллекционеров, и это печально. Многие авторы, увидев, что их синглы не берут, просто разочаровываются и забрасывают свои истории, даже если у них есть потенциал.

Во-вторых, покупка ТПБ экономит деньги (к сожалению, не все авторы могут себе позволить издать ТПБ; да, я понимаю, что читателю нет дела до проблем авторов, но всё же жаль, что читатель об этом не думает).

В-третьих, ТПБ — это законченная история, что и хотят видеть многие читатели, что тоже легко можно понять.

Ну и в-четвертых, проблема зачастую даже не в самих синглах, а в том, что их негде купить. Даже крупные издательства не всегда могут позволить себе продвижение своих комиксов через крупные книжные магазины и торговые сети, что уж говорить о независимых авторах. Но даже если сингл в магазине, то зачастую он уже вскрыт и не раз прочитан, помят, потрепан, что, конечно, его не красит. Вся надежда на Интернет. Всегда вспоминаю старое фото, где мальчишка читает только что купленный в обычном магазине комикс. И каждый раз, вспоминая, я ужасно ему завидую. Жаль, что у нас нет такой возможности, надеюсь, она будет у наших детей.

В. М.: Да, что касается синглов — тут я полностью согласен с Андреем, у нас в стране синглы, как мне кажется, — в основном удел коллекционеров по причине отсутствия традиций выпуска комиксов, аналогичной американской или европейской. Почти все издательства выпускают так называемые ТПБ (законченная комиксовая история одним томом), что, безусловно, во многом удобнее для читателя — он сразу покупает книгу, историю полностью. Для самиздата, конечно, это создаёт определённые трудности, т. к. подобный объем требует колоссального труда и средств, причём без живого диалога с читателями, без поддержания интереса «сериальным способом». Короче, в обоих форматах есть свои плюсы и минусы, но в РФ — да, синглы малопопулярны.

Почему сегодняшний читатель редко выбирает комиксы «тёмного» направления (ужасы, мистику, тёмное фэнтези)? И что нужно сделать, чтобы повысить читательский интерес к хоррору и фэнтези в комиксах? (Если брать шире — вообще разбавить уже наконец засилье супергероики?)

В. М.: На мой взгляд, тут нет особой проблемы: да, подобные жанры сейчас на русском языке представлены не столь широко, как «супергероика». Но, во-первых, это — нормально. Скажем, я — большой фанат ужасов в любых проявлениях, будь то литература, музыка, кино, комиксы или видеоигры. Но, как мне кажется, ужасы всегда были и остаются весьма «нишевым» жанром, они нравятся далеко не всем, и в этом нет ничего удивительного или плохого — дело вкуса, не более того. А то, что «супергероика» популярна — это нормально и естественно, тем более что это очень широкое понятие. Лично я вполне разделяю известную теорию о том, что «супергероика» — это своего рода современный миф. Лично я в детстве в равной степени восхищался приключениями Одиссея и, скажем, Бэтмена или там Человека-Паука. Супергерои — это устойчивые культурные архетипы, естественно, что людей тянет к ним. Не скрою, что и я сам зачастую смотрю/перечитываю что-то подобное. Среди прочего, это ностальгия по детству и приятные воспоминания. Людям нужны герои — причём самые разные.

К слову, у меня схожее отношение к героям старых, если угодно, «классических» ужасов/триллеров — там ведь тоже свой «супергеройский пантеон»: чудовище Франкенштейна, Дракула, Мумия, Человек-Волк, Призрак Оперы, Джейсон, Фредди, Норман Бейтс, Кожаное Лицо, Верзила, Кинг-Конг, Годзилла и т. д. Я уж не говорю о том, насколько архетипичным и по-хорошему «попсовым» стал образ того же Ктулху. Грубо говоря, он давно — «супергерой». Все эти персонажи — такие же точно архетипы, только с иным знаком, если можно так выразиться. Такая же важная часть массовой культуры.

А. И.: Про «тёмное» направление могу сказать, что я не такой фанат ужасов и скорее люблю мистику, нуар и «крутой» детектив, но даже беглого взгляда достаточно, чтобы понять, что в нашей стране выпускают очень неоднородные, а иногда и весьма неожиданные вещи.

Да, и, как сказал Владимир, «тёмное» направление — весьма нишевый продукт со своими яркими знаковыми вещами. Я бы связал эту непопулярность с совершенно другой проблемой.

В нашей стране, к сожалению, существует куча предрассудков, особенно в отношении всего «страшного» и «ужасного». Мы с Владимиром, как и многие наши читатели, выросли на классических ужастиках: «Чужой», «Зловещие мертвецы», «Кошмар на улице Вязов» и т. д., и т. п. И думаю, многие слышали, что такие фильмы калечат детскую психику и превращают ребёнка в идиота или вовсе маньяка-психопата. Думаю, именно в этом — основная причина непопулярности всего «тёмного и страшного».

В. М.: Да, я тут полностью согласен с Андреем, есть такая проблема по поводу жанра ужасов, впрочем, полагаю, это очевидно. К сожалению, очень многие, кхм, «неумные люди» готовы повесить любые проблемы в воспитании детей, обществе, культуре и т. д. на многострадальные «ужастики». Ясное дело, что жанр искусства ко всем этим проблемам никакого отношения не имеет. Это просто вид искусства, развлечение. Кто-то любит комедии, кто-то ужасы — только и всего. Лично я очень рад, что у меня в семье подобных проблем никогда не было. Мы — «дети 90-х», «поколение Пепси» и всё такое. Школьником я, к примеру, очень любил смотреть всякие ретро-ужасы 30-60-х гг., «Чужого/Чужих», «Пятницу 13», «Фантазм», «Дракулу», «Экзорциста», «Омена» и многое другое, пересматривал десятки раз, тот же «Чужой» 1979 г. — до сих пор один из самых любимых фильмов; обожал комиксы, видеоигры, увлекался музыкой. И я очень благодарен своим родителям за понимание и поддержку моих подростковых увлечений. И тогда, будучи подростком, и теперь, став взрослым, я больше всего не люблю, когда кто-то кому-то что-то запрещает или указывает что читать, к примеру, смотреть, слушать и т. д. Так что, да, к сожалению, подобная проблема не только не исчезла у нас в обществе, но и, зачастую приобретает всё более уродливые черты: проще всего найти «козла отпущения» в лице тех же «ужасов» вместо того, чтобы действительно решать насущные проблемы.

Спасибо за интервью. В заключение традиционно пожелайте что-нибудь читателям DARKER.

 В. М.: В заключение хотелось бы поблагодарить редакцию и читателей журнала DARKER и лично Дмитрия Квашнина за интерес к нашему творчеству и приятную беседу. Читайте наш комикс, задавайте ваши вопросы, постараемся ответить всем. Приглашаем всех в нашу группу в ВК. Сейчас мы активно работаем над сборником курганского комикс-клуба, куда войдёт наша короткая история и, конечно, над третьим выпуском «Звездопада». Очень надеемся, что не разочаруем вас!

А. И.: Всем читателям журнала DARKER хотелось бы пожелать побольше сверхъестественного ужаса, всего «тёмного» и качественного в литературе, комиксах, играх и фильмах. Читайте наш комикс, будем рады ответить на все ваши вопросы и пообщаться.

Оставьте комментарий!

Старые комментарии будут перенесены в новую систему в скором времени. Не забудьте подписаться на DARKER - это бесплатно!

⇧ Наверх