DARKER

онлайн журнал ужасов и мистики

ДО-РЕ-МИ...

Everybody's gone to the Rapture. Философия страха

Английская деревенька Ятон, 1984 год... Через близлежащую обсерваторию в город попадает некий «жидкий свет», который контактирует с местными жителями. От этого у человека быстро развивается опухоль мозга, начинается кровотечение, а потом… он исчезает, бесследно и бесшумно, оставляя после себя лишь мерцающий сгусток. Но самое главное – деревня продолжает жить. Люди переживают горести, борются с проблемами, плетут интриги и ищут любви, правды, выхода из карантинной зоны. А еще – они боятся.

В целом, доминирующей тематикой «Everybody’s gone to the Rapture» можно назвать страх смерти и того, что будет с человеком после нее. В игре нет настоящей хоррор-составляющей: на вас не будут набрасываться чудовища, призраки или инопланетные монстры. Однако «Хроники последних дней» своими пасторальными пейзажами и простыми человеческими историями наведут вас на философские вопросы, которые пугают, пожалуй, больше, чем многие другие, поднимаемые в хоррорах: страшно ли умирать? И что будет после смерти?

Можно сказать, что «Everybody’s gone to the Rapture» — это большой учебник по философии страха. В нем отображено, как люди воспринимают это явление, как противостоят ему, что делают в последние дни, часы и мгновения перед концом. Есть даже чисто религиозный подтекст, выраженный и в самом названии, который показывает, куда и как уходят души. Но самое главное – в «Хрониках последних дней» поднимаются одни из самых важных страхов.

Глава Первая. Страх неизведанного.

Еще Говард Филлипс Лавкрафт говорил: «Страх — самое древнее и сильное из человеческих чувств, а самый древний и самый сильный страх — страх неведомого». «Хроники» являются прекрасной иллюстрацией этой цитаты. Никто в Ятоне не знает, что представляют из себя сгустки света и откуда они взялись. Более того, по отрывочным воспоминаниям можно понять, что еще живые люди не видели этих существ так, как видит их главный герой в заброшенной деревне. Для местных жителей они были лишь помехами на телефонном проводе и странными светящимися вкраплениями в крови. Кстати, именно этот факт – основание полагать, что безмолвный главный герой тоже представляет из себя не человека, а летающий сгусток света.

Конечно, в финале нам пусть и не до конца, но объяснят, что свечение – это инопланетный разум, который таким образом выходил на связь с людьми. От этого контакта возникали побочные эффекты, но инопланетяне не могли знать, что людям больно и что они умирают именно из-за одностороннего диалога. Однако самое интересное началось дальше: существа преобразовывали тела людей в свет, который служил энергией и жизненной силой для них. Получается, что человек не умирал, а исчезал, преобразовываясь в свет – одну из самых неуловимых материй на земле. Этим объясняется пропажа местных жителей, чем были так обеспокоены Джереми, Венди и другие герои игры.

Этим же объясняется и страх перед неизвестным и невидимым убийцей, ведь правду о сущностях знали только Стивен и Кейт – пара ученых. Остальные оставались в неведении, списывая болезнь на вспышку гриппа. Гнетущий страх прослеживается повсюду: стоит хотя бы вспомнить историю Аманды. Женщина отправила мужа на второй этаж, чтобы он уложил спать заболевших детей. Когда Аманду, спустя шесть часов после этого, нашел местный священник, она все еще сидела на первом этаже, не имея смелости подняться и проверить членов семьи…

Глава вторая. Страх забвения

Существует очень древняя фраза, о которой знают все: «Человек жив до тех пор, пока жива память о нем». «Хроники последних дней» прекрасно иллюстрируют это утверждение.

Весь геймплей – исследование историй призрачных людей от лица (потенциально) такой же световой субстанции – является изучением воспоминаний людей, которых уже нет на этом свете. Их отголоски показывают нам события последних дней перед концом глазами этих персонажей.

В форме воспоминаний построена история добродушного священника, который взял на себя грех ради облегчения участи другого человека. Памятью является история старушки Венди, так и не смирившейся со смертью любимого, и повествование от лица Лиззи, чья жизнь на виду людей значительно отличается от того, что происходит на самом деле. Безликие сгустки света и отрывки из диалогов показывают настоящих людей с их достоинствами, недостатками и сомнениями.

Смогли ли бы мы узнать о жителях Ятона по окровавленным носовым платочкам и книгам, раскиданным по заброшенной деревне? Да… Но Венди, например, так и осталась бы вредной старухой и интриганкой, а Лиззи – счастливой женой и прекрасной подругой. Поэтому память – одна из главных составляющих человека, как утверждает «Everybody’s gone to the Rapture».

Глава третья. Страх смерти

Из предыдущих глав нашего учебника страхов вытекает следующая: когда человек понимает, что спасения ждать бесполезно, он начинает бояться смерти. Так произошло и с жителями Ятона.

Что бы вы сделали, если бы знали, что смерти не избежать? «Everybody’s gone to the Rapture» представляет нам полную коллекцию психологических портретов людей, загнанных в смертельную ловушку: кто-то, как Лиззи, собирает всех вокруг себя, чтобы не быть одиноким; кто-то записывает симптомы болезни для потомков в последние минуты жизни; некоторые пытаются сбежать от смерти физически, выйдя за пределы карантинной зоны…

Однако почти все герои достигают некоторого возвышенного состояния, сходного с блаженством, что отсылает нас к английскому названию игры и глубокому религиозному смыслу. Все ушли в Восторг, т.е. достигли перед смертью того состояния, которое позволяет перебороть все свои страхи. И в этом, собственно, кроется еще одна из движущих мыслей «Хроник последних дней»: чтобы быть счастливым, надо просто не бояться.

Глава четвертая. Страх одиночества

Все повествование пронизывает страх одиночества: люди боятся оставаться одни перед лицом угрозы. Они собираются вместе в одном месте, прощают старые обиды и грехи. Никто не хочет остаться последним.

Однако в «Хрониках последних дней» поднимается намного более глубокий вопрос, связанный со страхом одиночества: что, если люди всю свою жизнь живут в одиночестве и не замечают этого? Ведь каждый герой игры, как и в жизни, замкнулся в себе на одной теме – погибшем муже, первой любви, врачебном долге, - не допуская в это особое внутреннее пространство никого из окружающих. Эти люди действительно жили в полном, хоть и неосознаваемом, одиночестве, видя в других потенциального врага. Более того – герои жили без любви. А когда любовь понадобилась, когда мир вокруг стал рушиться, появился и страх одиночества – страх того, что никто не поможет, не выслушает и не поддержит. В этом парадоксе и заключается одна из основных мыслей игры, которая озвучивается в финальном монологе Кейт:

«Конец близок, но я не боюсь. Мы все вместе. Мы жили отдельно друг от друга, но теперь понимаем, что просто не знали, как дотянуться до других. Теперь это не важно. Все ушли, и мы присоединимся к ним. Мы рождены порознь и похожи на топляк на берегах бесконечного черного океана, и скоро нас смоет волной. Но сейчас, в короткий момент жизни, в узкой полосе света мы можем найти утраченное. Ту любовь, что делает нас цельными. Мы нашли свою вторую половину. Эта структура – моя половина»

Заключение. «В чем сила, брат?..»

Итак, «Everybody’s gone to the Rapture» не делает из страхов чего-то постыдного, показывая, что бояться может любой. В игре нет бесстрашных героев, готовых с головой броситься в омут, нет чудесного спасения от смерти в последний момент. Есть просто философия страха, которая в очередной раз показывает, что сила – в единстве, пусть даже не всегда в том самом теле, что дано нам изначально, и что смерть – это не всегда конец.

Комментариев: 0 RSS

Оставьте комментарий!
  • Анон
  • Юзер

Войдите на сайт, если Вы уже зарегистрированы, или пройдите регистрацию-подписку на "DARKER", чтобы оставлять комментарии без модерации.

Вы можете войти под своим логином или зарегистрироваться на сайте.

(обязательно)