ССК 2018

Сумасшедший ученый (иллюстрация Михаила Артемьева)

 

«Итак, чем мы займемся сегодня?

- Попробуем захватить мир!»

(с) мультфильм «Пинки и Брейн»

 

Растрепанные волосы, безумный взгляд, зловещая ухмылка – вот он, сумасшедший ученый, исследователь без тормозов, гений злодейства. Среди нагромождения странных машин, приборов или угрожающе кипящих жидкостей где-то в тайной лаборатории чудовище, в котором нет ничего человеческого, решает судьбы мира, безжалостно навязывая людям свою волю. Примерно так в современной мифологии выглядит обобщенный портрет ученого злодея.

А теперь наведем фокус почетче. Первый, кого увидим при  детальном рассмотрении вопроса, окажется, пожалуй, доктор Менгеле.

 

Ангел Смерти

Йозеф Менгеле считался одним из самых разыскиваемых нацистских преступников. Что, впрочем, не помешало ему скончаться на свободе крепеньким 68-летним старичком: на солнечном бразильском пляже его хватил удар во время купания. Прозвище Ангел Смерти или Белый Ангел дали ему за то, что именно он, будучи главврачом Освенцима, встречая новоприбывших узников в чистеньком белом халате прямо у ворот, распределял, кому жить, а кому умереть. Вернее, так: кому умереть сразу, а кому сначала помучиться.

Решал он эту дилемму в научном плане незамысловато: на глазок. Однажды воспользовался линейкой. Отмерив на стене барака 150 см., приставил к мерке детей и тех, кто были выше данной черты, отправил в крематорий. А тех, кто ниже – в особые бараки на территории лагеря. Для опытов.

Они-то и составили славу Менгеле - опыты по изучению плодовитости женщин, попытки хирургического сращивания двух нормальных близнецов в одного сиамского, замораживание живых людей и впрыскивание голубого красителя в глаза кареглазых детей – доктору хотелось выяснить: нет ли способа обмануть наследственность, приведя цвет глаз в соответствие с арийским расовым стандартом. Ну так, на всякий случай. Дело кончилось слепотой и смертями, никаких научных прорывов.

Больше в биографии Менгеле нет ничего особенно интересного. Но тут надо иметь в виду один нюанс: пока вы ужасаетесь злодею, которого вам показывают открыто, более крупное чудовище в этот момент прячется во мраке.

Менгеле, человек с лицом добросовестного бухгалтера, не отличался полетом мысли: научные интересы его вылились в единственную диссертацию – «Морфологические исследования строения нижней челюсти представителей четырех рас».

Но были другие, кто ставил задачи Ангелу Смерти и чьи заказы он выполнял. Например, для Адольфа Бутенандта, исследователя половых гормонов, ставшего впоследствии лауреатом Нобелевской премии, Менгеле резал без анестезии печень и селезенки заключенных. Доктору Отмару фон Вершуеру, самому крупному специалисту по близнецам в науке, Ангел Смерти передал тысячи препаратов глаз, выковырянных у детей-близнецов, их головы в формалине, пробы крови «людей иной расы» и отличные, превосходно выделанные скелеты заключенных любых национальностей, форм и размеров. Ни тот, ни другой корифей, пользовавшиеся помощью Менгеле и сбежавшие после войны из Германии, за связи с нацистами не ответили. Наоборот: один из коллег Менгеле, доктор Фолль, в 1966 году был награждён медалью папы римского «За выдающиеся заслуги перед страждущим человечеством». А германские биологические и медицинские институты и до настоящего времени пользовались препаратами, которые заботливо подготовил для них трудолюбивый врач-мясник.

Но давайте углубимся еще дальше во тьму в поисках чудовища.

 

Евгеника – сестренка геноцида

Главная цель, которую намечали гитлеровцы, формулировалась возвышенно: они стремились исправить ошибки природы и осчастливить человечество. Создав господствующую расу сверхлюдей. Наука, с помощью которой они намеревались этого достичь, называется евгеника.

Самое интересное, что на этом поприще гитлеровцы не только не были первооткрывателями, но даже и не создали ничего особенно оригинального.

В книге Адама Памфри «Апокалипсис культуры» приводятся высказывания различных общественных и научных деятелей, среди которых взгляды Адольфа Гитлера, этого олицетворения Мирового Зла, выглядят едва ли не карамельно-розовыми мечтами наивного романтика:

«…Государство должно учить граждан воспринимать как гуманитарный акт, достойный всяческого восхищения, и как проявление истинно благородной натуры, когда несчастный, страдающий от наследственной болезни, воздерживается от заведения собственного ребенка, но отдает всю свою любовь и нежность ребенку безвестному, но такому, чье состояние здоровья гарантирует, что он станет полным сил членом мощного общества».

Сравним это с высказыванием дядюшки Чарльза, любителя обезьян, - Дарвина: «Мы строим приюты для сумасшедших, калек, больных, мы издаем законы о помощи неимущим слоям населения, медицинские работники делают все возможное, чтобы спасти и хоть на минуту продлить жизнь ущербных людей… Никто из тех, кто когда-либо проявлял интерес к размножению домашних животных, не усомнится, что это вредно для человеческой расы».

Сейчас кажется странным, но социальный дарвинизм в конце 19 – начале 20 века рассматривался как научное и совершенно законное явление. Евгеника возникла как генная теория, которую применяли на практике в целях улучшения породы (позитивная евгеника) или устранения генного мусора (негативная евгеника).

В Советской России интересовались более всего позитивной евгеникой, и существовало в 20-е годы Русское Евгеническое Общество – этакий клуб по научным интересам самых известных физиологов, медиков, биологов, которые занимались проблемами оздоровления и профилактики болезней. В это время на Западе к селекции человечества подходили более всесторонне.

Основные принципы евгеники сформулировал английский психолог Фрэнсис Гальтон в 1883 году. Он полагал, что больные и бедные не достойны иметь потомство, а чернокожие со своей излишней послушностью «просто напрашиваются на рабство».

В начале 19 века в Америке государство запустило программу улучшения генофонда нации, научно обоснованные положения которой вдохновлялись и контролировались институтом  ERO (Eugenics Record Office). Программа включала в себя проведение опытов над заключенными, приговоренными к смерти и душевнобольными, разработку принципов эвтаназии и насильственную стерилизацию тех, чьи гены были признаны ухудшающими американскую нацию.

 

Дело Кэрри Бак

Эта восемнадцатилетняя девушка была дочерью одинокой матери-метиски, которую поместили в сумасшедший дом. Кэрри отдали на воспитание в приемную семью, где ее в юном возрасте изнасиловал племянник приемных родителей, после чего, пытаясь замять скандал приличным образом, Кэрри отдали в приют, где она родила девочку.

Мать-одиночку и ее младенца обследовали социолог из ERO и медсестра из Красного Креста. По итогам вынесенного ими вердикта государство предъявило Кэрри обвинение в плохой наследственности, и молодая женщина  была стерилизована по приговору. Перевязка фаллопиевых труб сделала ее бесплодной.

 

Впоследствии, когда дочь Кэрри, Вивиан, подросла, она не проявила никаких признаков ненормальности и оказалась вполне способной школьницей, ничуть не хуже других. Кэрри Бак пыталась оспорить несправедливый приговор суда, но никому ничего доказать не сумела.

По прецеденту Кэрри Бак в одной только Виргинии было стерилизовано больше восьми тысяч человек разного пола. И только в 2002 году, при установке памятника Кэрри, правительство штата призналось в ошибке и принесло свои извинения.

В 2010 году Госдепартамент принес свои извинения народу Гватемалы, где американские ученые проводили опыты по заражению сифилисом. Заключенных и психически больных заставляли вступать в половую связь с проститутками, предварительно расцарапывая половые органы. Опыт изучения сифилиса в Таскиги, штат Алабама, был еще интереснее: в течение сорока лет 399 чернокожих мужчин уверяли, что они проходят лечение от «плохой крови». На самом деле врачи Министерства здравоохранения Америки всего лишь наблюдали течение болезни у этих инфицированных и, несмотря на то, что излечение пенициллином открыли во время Второй Мировой войны и оно было доступно, «наблюдатели» остановили свои изыскания только в начале 70-х, после скандала в прессе.

Законы о принудительной стерилизации в том или ином виде просуществовали в разных странах мира до 1972 года.

«ШТАТЫ, ОДОБРИВШИЕ ЗАКОНЫ О СТЕРИЛИЗАЦИИ (1907-1931)

Индиана, Вашингтон, Калифорния, Коннектикут, Невада, Айова, Нью Джерси, Нью Йорк, Северная Дакота, Канзас, Мичиган, Висконсин, Небраска, Орегон, Южная Дакота, Нью Хэмпшир, Северная Каролина, Алабама, Монтана, Делавэр, Вирджиния, Айдахо, Юта, Миннесота, Мэн, Миссисипи, Западная Вирджиния, Аризона, Вермонт, Оклахома.

СТРАНЫ, ОДОБРИВШИЕ ЗАКОНЫ О СТЕРИЛИЗАЦИИ (1907-1931)

Норвегия, Швеция, Дания, Финляндия, Соединенные Штаты, Эстония, Вольный Город Данциг, Швейцария, Англия, Бермуды, Канада, Мексика, Япония, Германия.»

(из Apocalypse Culture, ed. Adam Parfrey)

 

Именно рецепты и наработки ERO использовали нацисты, приступая к улучшению германской нации. Доктор Менгеле и его коллеги-подельники поначалу искали наиболее эффективные методы стерилизации психически больных, неполноценных, инвалидов, евреев и цыган – всех, чьи гены нацистская расовая теория признала «загрязняющим фактором».

Наиболее рациональным методом была признана в итоге простая кастрация. Но, стерилизовав в концлагерях 450 000 человек, нацисты в конце концов нашли более дешевый и даже выгодный способ отсева генного мусора. Они просто принялись истреблять всех расово, психически, физиологически и репродуктивно неполноценных. Начав с педерастов и душевнобольных, а также, в отдельных случаях, с бесплодных женщин.

Положительной евгеникой нацисты занимались тоже, организовывая специальные репродуктивные центры, где образцовые и почетно избранные немецкие мужчины оплодотворяли образцовых и почетно избранных немецких женщин или «фольксдойче». Рожденные от этих временных союзов особые дети изымались и воспитывались в специальных детских интернатах. Совсем недавно в СМИ публично обсуждалась история Анни-Фрид Синни Лингстад, солистки АВВА, которая родилась в ноябре 1945 года в норвежском Нарвике. Только в 1977 году она узнала, что отцом ее был немецкий офицер, а сама она – особый ребенок, родившийся в одном из таких экспериментальных детских домов.

Бабушка, воспитывавшая девочку после смерти матери, всю жизнь хранила эту тайну. Что ж, объективности пущей ради, признаем: в данном конкретном случае экспериментальное соитие удалось на славу.

 

Наука знает много…

Из доктора Менгеле десятилетиями создавали уникальную зловещую демоническую легенду. На самом деле в его деятельности не было ничего экстраординарного для его эпохи. Похожего материала можно нарыть горы: японский отряд 731, замучивший около десяти тысяч человек в России, Монголии и Китае, и «доктор Зло» Исии Сиро; хирургические опыты основоположника гинекологии Джеймса Мэриона Симса на черных рабынях; американские исследования радиоактивности на Маршалловых островах (Госдеп принес свои извинения) и эксперимент MK-ULTRA по управлению сознанием; проект «Аверсия» в ЮАР, северокорейские эксперименты на людях; токсикологические лаборатории КГБ и т.д. Но не будем множить примеры попусту. Отыщем, наконец, чудовище во мраке.

Было бы ошибкой думать, что «до такого безобразия» наука скатилась недавно, на границе последних веков. На самом деле она с этого начала.

Еще Платон, идеальный радетель за счастье человечества, утопист и автор платонического «Государства», учил: «…следует принять детей достойных в свое сообщество, и отдать их специальным нянькам, живущим отдельно в некоем месте города; детей же низшего сорта, а также любых, рожденных с дефектами… удалять в потаенное, неизвестное место». Об общественных теориях Мальтуса в этом разрезе можно и не упоминать.

Зато невозможно не вспомнить о медицине, которая в буквальном смысле слова шла по трупам, возносясь до сегодняшних вершин эвтаназии, трансплантологии, омоложения, искусственного оплодотворения, перемены пола, протезирования – вплоть до киборгизации путем вживления бионического глаза или чипов с интернет-подключением.

Чтобы достичь всего этого, медицине в целом  потребовалось перешагнуть одно, очень сильное табу, доступное даже религиозному чувству дикаря. Табу по отношению к мертвым.

Кому любопытно – поинтересуйтесь историей позорной смерти Хейла и Берка, основательно подзаработавших на любознательности шотландского врача Роберта Нокса. Или работами таких крутых экспериментаторов, как итальянец Джованни Альдини (племянник Гальвани), оживлявший мертвую голову. Вспомните шотландца Эндрю Юра, сперва медленно, по частям, убивавшего приговоренного к казни преступника, а потом так же, по частям, пытавшегося его оживить. Умник Эндрю надолго лишил сна жителей Эдинбурга, заставив мертвую голову на публике открыть глаза, а мертвый палец - подняться и указать прямо в зал, в толпу зевак, охочих до научных зрелищ.

Что касается похитителей трупов – о них много любопытной исторической информации можно почерпнуть в книге Роуч Мэри «Кадавр. Как тело после смерти служит науке». Главное – не обольщайтесь идеей, что само  занятие ушло в историю!

В июле 2012 года английская «Дейли Мейл» опубликовала обширную статью, приводящую факты о том, как кожа, кости, сухожилия, зубы изымаются у мертвецов без согласия «доноров» и родственников для последующего вживления или изготовления имплантов. Статья начинается расследованием случая на Украине, где  власти обнаружили микроавтобус, доверху набитый сумками-холодильниками с изъятыми у трупов материалами. Черный рынок органов в тайных медицинских центрах – это еще не все. Свежий человеческий труп, попавший в умелые руки из ближайшего морга, тоже способен принести до десяти тысяч долларов чистой прибыли. А впрочем, все это дела торгашей. Хотя – воистину так – именно наука открыла им всем дорогу.

И вот - уже осталось немножко, совсем скоро мы заглянем в самое сердце тьмы! Но пока давайте вспомним еще кое-какие любопытные опыты.

 

Стэнфордский эксперимент

Он известен практически каждому любителю темных жанров – хотя бы по фильму «Эксперимент» (немецкий 2001 года, американский - 2010).

В 1971 году американский психолог Филипп Зимбардо провел опыт в стенах университета: это было что-то вроде ролевой игры в тюрьму. Подкинув монетку, доктор  поделил на «тюремщиков» и «заключенных» двадцать четыре добровольца. Молодые люди - нормальные парни, не имевшие никаких психических отклонений – уже на пятый день вжились в предложенные образы настолько, что испытания сделались невыносимы для заключенных, а действия охранников приобрели ярко выраженный криминальный характер.

С этим широко известным опытом Зимбардо перекликается классический эксперимент Милгрэма «Повиновение» (Йель, 1963 год). Милгрэм требовал от  подопытных выступать в роли «ментора», заставляющего «ученика» заучивать наизусть. Наказанием для нерадивых служил удар током.

Главный вопрос, который ставил перед собой Милгрэм, это – как много боли готовы причинить обыкновенные люди другим, невинным обыкновенным людям, если включить это в их обязанности?

Порог садизма оказался пугающе низок.

В том случае, когда человек испытывает давление авторитета или обстоятельств – он будет мучить других, даже если сам испытывает дискомфорт. 65% участников эксперимента довели уровень тока, которым били «провинившихся» учеников, до запредельных, смертельных значений. Небольшой процент участников прошел при этом через нервный срыв, продолжая, однако, демонстрировать полную готовность на убийство. И только единицы взбунтовались против экспериментатора.

Этот опыт Милгрэма иногда называют еще тестом Эйхмана, по имени Адольфа Эйхмана, нацистского сотрудника гестапо. Косвенно он связан с именем доктора Менгеле. Когда израильский Моссад похитил Эйхмана из Южной Америки, где тот скрывался, разгорелся громкий скандал. Благодаря чему сам Ангел Смерти избежал возмездия.

Книга Ханны Арендт об Адольфе Эйхмане называлась «Банальность зла». Имея на руках результаты опытов Милгрэма, с таким определением невозможно не согласиться.

Самые обычные люди, оказываясь в ситуации «человек человеку – Бог», доходят до беспредельной жестокости. Филипп Зимбардо, доказав эту истину своими работами, публично взял на себя вину за эксперимент, который поставил нескольких людей на грань садизма и прямого скотства.

Зимбардо, Бог собственного эксперимента, был настолько захвачен любопытством и опьянен властью его удовлетворить, что в итоге преступление было остановлено только внезапной ссорой и острым конфликтом с девушкой, будущей женой Зимбардо. Кристина Маслак, с которой ученый на тот момент находился в романтических отношениях, расплакалась при виде страданий подопытных. Не случись этого, все могло бы кончиться куда хуже.

Ведь сам Зимбардо вообще-то намеревался продолжать. Он не заметил, что эксперимент идет уже и над самими экспериментаторами. («Эксперимент есть эксперимент» (с) Сами Знаете Кто).

Включившись в режим Бога, Зимбардо сделался жертвой своего эксперимента. Каким образом? Таким же, каким всегда и повсюду это происходит.

И дневника участника эксперимента: «Я вел себя скорее рационально и не испытывал сочувствия к другим. Такая отчужденность помогала мне справляться с ситуацией, но теперь я понимаю, что мои действия часто причиняли другим боль. Вместо того, чтобы искренне отзываться на их потребности, я предпочитал думать, что они так же отчуждены и бесчувственны, как я сам. Так я рационализировал свое собственное эгоистичное поведение».

Всего лишь чуточку ratio, щепоть отчужденности – и вот уже человека убивают и мучают на ваших глазах, а вы не испытываете при этом никаких эмоций. Ratio.

Так устроена психика человека.

А вся наука основана на этой самой отстраненной рационализации. Это доказал Мартин Бубер в поэтической философской работе «Я и Ты»: «Развитие способности к приобретению опыта… обычно достигается через ослабление человеческой силы отношения».

До тех пор, пока предмет исследования будет оставаться для исследователя не более чем ОНО, объектом, лишенным эмоциональных межличностных отношений по типу Ты и Я, наука, в отличие от веры, всегда будет оставаться аморальной по своей сути.

В тени искусственно раздутого образа доктора Менгеле прячутся неблаговидные евгенические деяния многих других ученых. Но в целом злодейский образ сумасшедшего гения, узурпирующего Божью власть над миром, вызван из небытия, чтобы персонифицировать и укрыть те корни зла, которые имеются у каждого человека: пытливый разум, абстрагировано познающий реальность. Он и есть главное чудовище во мраке.

P.S. И да, не стоит захватывать мир – он давно захвачен. Агентство по Патентам и Торговым Знакам США принимает заявки на регистрацию новых форм жизни, создаваемых путем генной инженерии. В том числе и высшие формы, что «можно экстраполировать на человеческие существа», как выразился Чарльз Е. Ван Хорн, директор отдела биологии в патентном бюро. Вы понимаете, что это означает.

 

 

Показать старые комментарии

Оставьте комментарий!

Старые комментарии будут перенесены в новую систему в скором времени. Не забудьте подписаться на DARKER - это бесплатно!

⇧ Наверх