ПОЛУНОЧНЫЙ ЧЕЛОВЕК

Убежище тьмы / Asylum Of Darkness

США, 2017

Жанр: триллер, трагифарс, ужасы, драма

Режиссер: Джей Велфел

Сценарий: Джей Велфел

В ролях: Ник Балдасаре, Ричард Хэтч, Аманда Хауэлл, Фрэнк Джонс-младший, Тиффани Шэпис

Похожие фильмы:

  • «Профессия: репортер» (1974)
  • «Шоссе в никуда» (1996)
  • «Остров проклятых» (2009)

Убежище тьмы 

Задумывались ли вы когда-нибудь, как выглядит мир глазами безумных? И что, если наша реальность – лишь ширма, скрывающая истину, которую способны видеть лишь те, кто перешагнул границы разума?

Подобными вопросами задавались великие режиссеры – в частности, Ингмар Бергман в таких работах, как «Сквозь темное стекло» и «Двое благословенных». Вот и Джей Велфел, тративший талант, снимая однотипные ужастики для «Full Moon», неожиданно вспомнил о начале своего пути, когда он, окрыленный любовью к кино, снимал нестандартные фильмы в темном жанре, вроде своего дебюта «За дверью сна».

Режиссер уже с самого начала настраивает зрителя на трагифарсовое зрелище, предваряя свою работу цитатой из Шекспира, который известен, в частности, самым знаменитым сравнением мира с театром, где люди играют роли, пряча за масками истинное лицо. Наиболее сильно в кинематографе эта мысль была выражена гениальным режиссером Ингмаром Бергманом, много работавшим в театре, так что у Велфела были впечатляющие предшественники.

Джей Велфел пригласил своих актеров – Ника Балдасаре, Тиффани Шэпис и Тима Томмерсона, с которыми он сотрудничал не раз и не два, и снял авторское кино, нисколько не заботясь, чтобы его фильм вписался в каноны хорроров о психиатрических клиниках и призраках сознания. Вместо этого постановщик предлагает зрителю поразмышлять над, по сути, вечными вопросами, которые задавали люди еще в Античности. Что такое реальность? Верно ли мы воспринимаем действительность? Где границы познания, и что за ними?

Убежище тьмы

Именно размышление на гносеологическую тему и представляет собой новый фильм Джея Велфела, который вырос из его же короткометражки «Сезон тьмы». В то же время, свежая работа Велфела отдельными элементами напоминает целый ряд малобюджетных фильмов, например, «Трансеры». Тут тоже будут страшные существа без лиц, управляемые чужой волей, а Тим Томмерсон вновь играет детектива. Пусть теперь он старый и седой, но имидж актера малобюджетного экшена, который когда-то мужественно сражался с трансерами, чувствуется и здесь. Должно быть, Велфел специально написал для Томмерсона такую роль, как дань уважения его вклада в кино класса B.

Но главный герой – конечно, Ник Балдасаре, когда-то давно игравший в дебюте Велфела. Его персонаж – пациент психиатрической клиники, который не помнит ничего из своего прошлого, но упорно стремится на волю, где нет палат, врачей, никто не говорит тебе, что делать, что реально, а что нет. А еще у него есть друг Ван Гог – художник, обладающий способностью убивать все, что рисует на своих полотнах. Хотя в фильме Велфела нет смерти в привычном понимании, и безликие духи, населяющие кладбища, ходящие среди живых, мечтают только об одном – еще раз перевоплотиться, обрести тело, прожить другую жизнь, казус в том, что от себя не спрячешься, а потому фантастический обмен душами Страуда с успешным писателем Финчем, который чуть не задавил его на дороге, – лишь бегство от себя, временная победа перед уничтожающим знанием о тайнах собственной души.

Убежище тьмы

В этом видится неожиданное для режиссера малобюджетного кино признание в любви к великому фильму Микеланджело Антониони «Профессия: репортер». Режиссер не отказывает себе в удовольствии провести аналогию, иногда копируя целые сюжетные линии, но не ради того, чтобы примазаться к большому кино. Это позволяет Велфелу с опорой на искусство итальянского мастера высветить глубоко выстраданную личную мысль о том, что вовсе не нужно бежать от себя. Все попытки героя сделать это, зажить жизнью другого человека, постоянно наталкиваются на сопротивление его больного разума и души того несчастного писателя, который милостью Страуда угодил в его тело, привязанное к койке в психиатрической клинике. А постановщик не отказывает себе в удовольствии занять место еще не пришедшего бога и дарует писателю Финчу власть обращать в своих рабов всех людей, которые к нему прикоснутся. Этот поначалу казавшийся явно не свойственным высокому кино ход будет в дальнейшем подкреплен словами Ван Гога о том, что любое вмешательство в процесс творения как искусства, так и мира – это стремление занять место бога. Ведь способность творить – наиболее зримая часть присутствия божественного начала в человеке (пусть в этом тоже можно увидеть оммаж «Небу над Берлином»).

Но самое главное, что не позволяет отнестись к фильму как к постмодернистскому зрелищу, где цитатность истории совсем не всегда скрывает какую-то идею, – это поистине шекспировская развязка в этом высоком трагифарсе о бремени человеческих страстей. Страуд прощает неведомую душу, занявшую место его друга Ван Гога, говоря, что тот «так настрадался, что хотел умереть». Впервые Страуд задумался не только о личном счастье, но и о благе для других людей – прежде всего, тех, кого он любит. Иногда лучше прервать затянувшуюся агонию собственного бытия и отдаться на милость Всевышнего, который уж точно более мудро распоряжается жизнями людей. И что не стоит уподобляться богу, ибо ноша страстей, соединенная с божественной силой, способна обратить мир в ад. Страуд понял, что у всего в жизни есть причина, и что ограничение свободы, несомненно, нужно, дабы мятежные души не натворили многих бед.

Убежище тьмы

«Для того, чтобы видеть, глаза не нужны» – как бы повторяет Ван Гог знаменитую фразу доктора Уира. Но кроме трогательного признания в любви к недооцененному хоррору «Сквозь горизонт», тут видится и вполне философское знание о духовном зрении. Разум не все способен воспринять адекватно, и только чувства – например, любовь – служат маяком для тех, кто жаждет обрести смысл бытия. Ведь любовь – это и есть бог, как гласит послание апостола Иоанна. И именно любовь – то живое начало, которое дает жизнь не только людям, но и произведениям искусства.

В итоге, нельзя отделаться от ощущения, в соответствии с сюжетом его фильма, что душа какого-то великого художника вселилась в тело Джея Велфела, клепавшего халтуру много лет, и подарила нам это нестандартное, неформатное, но, безусловно, талантливое произведение о поиске отдельно взятым человеком самого себя. Свободное повествование, лишенное традиционной логики, сочетает трагедию с комедией, ужасы с мелодрамой, а узнаваемые сюжеты всяких дешевых лент – с ориентацией на самые лучшие примеры мирового кино.

Оставьте комментарий!

Старые комментарии будут перенесены в новую систему в скором времени. Не забудьте подписаться на DARKER - это бесплатно!

⇧ Наверх